СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ИВАН САЕНКО: Я ИГРАЛ В ГЕРМАНИИ СЕМЬ ЛЕТ, И ДЛЯ МЕНЯ ОЧЕНЬ ВАЖНО ВЫИГРАТЬ ИМЕННО У НЕМЕЦКОЙ СБОРНОЙ

Первым наставником нынешнего форварда «Спартака» и сборной России по футболу Ивана Саенко был отец, заслуженный тренер России. Под его чутким руководством Иван вошел в большой футбол. Уже в 17 лет Иван играл за молодежную команду «Карлсруэ». В 2005 Саенко попал в «Нюрнберг». До прихода Ханса Майера на пост главного тренера молодой российский нападающий большую часть времени проводил на скамейке запасных - место в основном составе оставалось за Мареком Минталом и Штефаном Кисслингом, а команда в лучшем случае считалась крепким середняком бундеслиги.

При Майере «Нюрнберг» зашагал в гору, быстро прогрессировал и Саенко. Самым удачным получился сезон-2006/07, по итогам которого команда выиграла кубок Германии - для Саенко это первый серьезный трофей, - а сам футболист, записав на свой счет в общей сложности 10 мячей, стал одним из самых узнаваемых игроков команды. В это же время Саенко начал активно призываться в сборную России. Год спустя в знаменитом четвертьфинальном матче с голландцами на Евро-2008 Саенко выходит на поле в основе. К тому времени его «Нюрнберг», резко сдавший всего за один сезон, был уже прописан во второй бундеслиге. По окончании Евро Иван переехал в Россию. «Спартак» сейчас строится заново, и многое повидавший в футбольной Европе Саенко, безусловно, стал одним из лидеров команды Лаудрупа. О немецком футболе, об удовольствии играть на чужом переполненном стадионе, о европейских традициях в сборной и новом «Спартаке» с Иваном Саенко беседуют корреспонденты "Газеты"

– Сборная под руководством Гуса Хиддинка буквально влюбила в себя болельщиков. Вы чувствуете эту всенародную любовь?

– Да, в частности, очень приятно было видеть переполненные трибуны на вроде бы не самой важной игре. Мы начали играть в атакующий футбол, в каждом матче обязательно забиваем, что очень нравится болельщикам.

– Как вам кажется, вся команда проникается новым атакующим, агрессивным стилем или только линия нападающих?

– Думаю, философия меняется у всех. Тренер нам внушил, что мы можем играть и выигрывать у любого соперника. С первого дня работы с командой Хиддинк твердил нам, что с нашей скоростью, с нашим талантом, с нашими игровыми возможностями мы можем соперничать с любой сборной. Только тактические детали ему пришлось подробно нам разъяснять и прорабатывать.

– Но еще год назад все было не так радужно. Где тот рубеж, который разделяет сборную России, не верящую в себя, и нынешнюю команду, уверенную в собственных силах?

– У всех бывают проигрыши и выигрыши. Главное, уметь анализировать свои ошибки. После каждого проигранного матча мы всегда садились с тренером, и он нам подробнейшим образам объяснял все наши ошибки. Он вселял в нас уверенность, что, несмотря на проигрыш, в следующий раз мы можем выиграть, у нас есть силы и ресурсы.

– Не кажется ли вам, что переломом стала победа над греками на ЧЕ?

– На Евро сработал российский характер. Мы загнали себя сами в такой угол, что нам нужна была только победа и ничего больше. У нас, в первую очередь, было огромное желание доказать себе, что мы не зря приехали на турнир.

– Верно, что первое поражение от Испании сняло с вас страх. Появилось чувство, что самое плохое уже случилось?

– Это поражение было очень неприятным. От нас ждали большего в первой игре, особенно после выигрыша у Англии. Но поражение нас не надломило. Важно, что мы все-таки устояли и сумели достойно себя показать. Мы стали прибавлять от матча к матчу. В четвертьфинале с Голландией был наш день, но просто так ничего не бывает, мы прекрасно представляли себе соперника, его силу. Многие не верили, что мы будем бороться, и это тоже разжигало в нас азарт, нам хотелось показать свою силу в борьбе с лучшими командами.

– К вам как футболисту, поигравшему в европейском чемпионате (а долгое время вы были единственным таким в нашей сборной), партнеры по команде и главный тренер относились как-то особенно, учитывали ваш европейский опыт?

– Нет, я такой же, как все наши ребята, ничем не отличаюсь от остальных. Что же касается европейского опыта, то у игроков «Зенита» и ЦСКА за последние годы этого опыта тоже поднакопилось достаточно. Ребята почувствовали, как здорово играть и в Лиге чемпионов, и в Кубке УЕФА, поняли, как приятно выигрывать. Успех на Евро этому тоже способствовал. Теперь у всех есть желание идти дальше, зная, к чему надо стремиться.

– Незадолго до Евро вы говорили, что не рассматриваете предложений от российских клубов, но оказались-таки в «Спартаке»…

– Я не отрицаю своих слов. У меня были договоренности с дортмундской «Боруссией» и «Гамбургом», но закрывалось трансферное окно в России, нужно было заявляться на Лигу чемпионов, а в Дортмунде никак не могли разрешить финансовые проблемы. Я не захотел рисковать, ведь оставаться еще на сезон в «Нюрнберге», который вылетел во вторую бундеслигу, для меня было бы шагом назад. Так я и принял приглашение «Спартака». При этом для меня вопрос выбора клуба в России был однозначным: если играть в России, то только в «Спартаке».

– В какой момент вы поняли, что чемпионат России становится для вас интереснее?

– Мне хотелось чего-то нового. Играя столько лет в Германии, встречаясь с одними и теми же соперниками, захотелось взобраться на неосвоенную высоту. «Спартак» мне всегда был интересен. Кроме того, захотелось вернуться домой.

– Говорили, что вами интересовалось киевское «Динамо».

– С самого начала, как возникла идея возвращаться из Германии, когда я ждал ответа из «Спартака», были и другие предложения, в том числе из киевского «Динамо», где я практически договорился с Игорем Суркисом. Перед окончательным подписанием контракта попросил на один день съездить в Москву, где все наконец-то решилось со «Спартаком».

– Отыграв в «Спартаке» почти полгода, вы не жалеете, что не приняли приглашение из Киева? Ведь «Спартак» все европейские шансы быстро потерял, а киевляне теперь в четвертьфинале Кубка УЕФА.

– Я назад никогда не смотрю. Я попал в «Спартак» в очень сложное и интересное время. Сейчас большие перемены уже позади. С приходом Карпина, поигравшего в Европе и принесшего в клуб европейские традиции, появляется много нового, и мне кажется, что я смогу осуществить свои задачи именно в этой обновленной команде.

– Что случилось со «Спартаком» в играх с киевским «Динамо»?

– Все считают по старинке, что «Спартак» должен всех обыгрывать за счет игры, а я считаю, что без агрессии, без единоборства никого в Европе уже не обыграешь. Мы оказались не готовы драться и проиграли.

– Всех очень интересует новая традиция, введенная Лаудрупом, - заезд на матч в день игры.

– Все, кто до этого играл в России и хорошо знает российские порядки, очень удивляются такому доверию тренера. Но это становится нормой. В сборной нам тоже говорят, что мы профессионалы, играющие за национальную команду, а не за клуб пятой лиги, поэтому должны сами понимать, что можно, а что нельзя. Подход Лаудрупа мне понятен и знаком. К хорошему быстро привыкаешь. Уверен, что те, кто удивляются новым правилам, быстро к ним привыкнут. У многих семьи, дети, мы часто в разъездах, и лишнее время с родными, которое появилось благодаря тренеру, нам очень нужно.

– Недавно у нас в гостях был Мартин Йиранек, который много говорил об обновлении «Спартака», о том, что появилась командная игра и все готовы выигрывать каждый матч. Но в первых двух играх чемпионата - с «Зенитом» и «Кубанью» - «Спартак» смог набрать всего одно очко. Возможно, обновление не состоялось или не закончено, как вы думаете?

– Все, что сказал Мартин, правда. Но по двум играм судить рано. Нам очень хотелось показать болельщикам, что мы серьезно готовились к сезону и собираемся биться. Матч с «Кубанью» мы должны были выиграть, но я не считаю, что сейчас следует обсуждать то, что уже прошло. Нас ждет следующая игра, дома, на своем поле, при своих болельщиках, которым надо доказать, что мы можем добиваться результата.

– В какой степени на результат матча с «Кубанью» повлияла разность мотиваций команд?

– У «Спартака» хочет выиграть любая команда. Куда бы мы ни приезжали, всегда будет полный стадион. Но это заводит и нас, хочется выигрывать и доказывать свою силу. Я могу вам привести множество объяснений, почему мы проиграли: поле было чудовищное, грязь по колено и так далее, но мне как профессионалу не хочется этим заниматься. Поиск внешних причин проигрыша не поможет нам в дальнейшем выигрывать. Самое главное: мы проиграли больше единоборств, что крайне важно на таком поле. Если бы играли на искусственном поле, все было бы по-другому. Мы привыкли играть на таком газоне, на котором мяч прилетает туда, куда ты его направляешь. Но, конечно, важно и то, что «Кубань» больше хотела выиграть.

– По ходу матча вы могли это понять: соперник старается, бьется, а вам этого не хватает…

– Да, легко говорить, когда смотришь по телевизору: возьми и начни биться. Получилось ведь как: мы не забили пенальти, получили гол, «Кубань» играет дома, полный стадион, кураж. Попробуй в такой ситуации поменяй игру. Мы сделали еще и тактическую ошибку: после того, как пенальти не забили, не нужно было бросаться снова на соперника, лучше было бы отойти чуть назад, умерить пыл, но мы поняли это уже потом.

– В первом туре «Спартаку» раздали массу комплиментов. Но это был «Зенит», который дает играть. «Кубань» же встретила легковесный «Спартак» без высоких и мощных игроков и при этом играла от соперника. За счет чего вы в принципе собираетесь переигрывать мощные, силовые команды?

– За счет быстроты, прежде всего. У нас в обоих матчах в самом начале получались легкие, острые атаки, и с «Зенитом», когда я забил, и с «Кубанью», когда Велитон заработал пенальти. Можно сказать, что на такую игру мы делаем ставку. А самое неприятное, что может быть при такой игре, - это пропущенный мяч, который позволяет сопернику отойти в защиту всей командой, что и произошло в Краснодаре. Забей мы первыми, реализуй, допустим, пенальти - могли выиграть, и даже легко.

– Получается, наличие большого форварда и необязательно для вас. Все-таки это, можно сказать, разная философия - игра с большим нападающим и без него. Вот у Хиддинка габаритный форвард - обязательная фигура.

– В первом матче невысокий Велитон сколько раз зацепился за мяч, даже играя против Фернандо Мейры, который под два метра ростом. Главное для нападающего - это цепляться за мячи, и необязательно для этого быть гренадером. Потом, у нас ставка только на Велитона, все-таки у нас есть Дзюба.

– Не очень понятно, как «Спартак» отпустил в такой ситуации Прудникова.

– Главное для тренера - создать климат в команде. Я не хочу ничего сказать плохого о ком-то конкретно: мол, Прудников такой-сякой. Просто 30 человек нельзя иметь в команде, это разрушает коллектив, слишком многие не играют, растет недовольство и так далее.

– А вам лично сидеть на скамейке сложно?

– Конечно. Это вообще самое неприятное, что может быть. Не случайно из больших клубов игроки часто уходят в аренду. Для футболиста главная цель - наслаждаться игрой.

– Вам приходилось переживать периоды, когда вас не ставили в состав?

– Бывало, но очень редко. В такие периоды много думаешь, грызешь себя, все время спрашиваешь, а чем я хуже? Что я делаю не так? Готовлюсь, тренируюсь. Хотя, если честно, я больше фантазирую на эту тему. Ведь пока у меня все идет по нарастающей и во всех командах я играю в основном составе.

– Как вы относитесь к лимиту на легионеров? Непосредственно вашей команде он создает очевидные проблемы.

– Да, но это проблемы «Спартака». Введение лимита необходимо для роста российских игроков, это очевидно. В Испании, например, есть строгое правило: ни один иностранец не может играть до 19 лет. А в Германии ни один иностранец не может играть в третьей бундеслиге - это полигон для местных футболистов.

– Как же тогда относиться к лондонскому «Арсеналу»?

- Как хотите. Только сборная Англии много лет ничего не выигрывает. Это их выбор: сильные клубы, состоящие из легионеров, или сильная сборная.

- Вы долго выступали в бундеслиге. В нынешнем отборочном турнире к ЧМ Германия - наш соперник по группе. Для вас это соперничество принципиально?

– Конечно. Практически со всеми игроками сборной Германии я встречался на футбольном поле. Я пробыл в Германии семь лет, и для меня очень важно выиграть именно у этой сборной. Я уверен, что в ответном матче, дома мы сможем показать и доказать своим болельщикам, что наша команда быстро прогрессирует в последние годы. Немецкие газеты перед первой игрой, оценивая нашу сборную, с огромным уважением писали о команде, о наших возможностях. Немцы достаточно трезво подходят к любому сопернику, будь он сильный или слабый, на любого умеют правильно настроиться - это одна из их сильных сторон.

– Как вам кажется, что сейчас собой представляет немецкая сборная? Уместно ли вспоминать слова Гари Линекера: «В футбол играют 22 человека, а побеждают немцы»? Насколько отразилась на нынешней команде смена поколений?

– Германию никогда нельзя списывать со счетов. Вспомните Евро: к немецкой сборной не относились, как к гранду турнира. Но не успели болельщики и специалисты оглянуться, а Германия уже была в финале.

– Вы как футболист формировались в Германии. Какой тип игрока создает бундеслига?

– Любой тренер немецкого чемпионата требует, чтобы игроки играли до свистка в полную силу, самоотверженно, не жалея себя, несмотря на результат. Футбол приветствуется агрессивный, контактный, быстрый, не позволяющий игроку долго думать.

– Не уменьшает ли возможности проявления немецкого агрессивного духа тот факт, что в бундеслиге стало много легионеров, не становится ли она более турецкой, более хорватской и так далее?

– Главная проблема в том, что для сборной нельзя набрать 30--40 отличных молодых футболистов. Последнее поколение немецких игроков - Подольски, Швайнштайгер, Гомес - не очень богатое, звезд можно по пальцам пересчитать. Что же касается немецкого духа, то он всегда есть у сборной и никуда не денется.

– Иван, ваша роль в «Спартаке» и в сборной не всегда понятна. Кем вы себя больше считаете, нападающим или полузащитником?

– Действительно, со времени «Нюрберга», где у меня была четкая позиция крайнего нападающего, многое изменилось. В России меня часто ставят помогать в организационном плане полузащитникам и защитникам. Играя в «Нюрнберге», можно было больше сил оставлять на атаку, тем более у меня сзади был агрессивный защитник аргентинец, который кричал: «Ваня, не возвращайся, я сам сзади по ногам кому-нибудь дам» (смеется). Так что приходилось больше играть впереди. У нас сложилась целая группа атаки: Виттек, Коллер, Харистеас, Минтал, который уже четыре раза становился лучшим бомбардиром в разных чемпионатах. С такими партнерами было очень приятно играть в настоящий атакующий футбол.

– Что случилось после выигрыша кубка Германии? Почему команда на следующий год вылетела во второй дивизион?

– Если честно, то и через 20 лет я не смогу объяснить, что же тогда случилось с «Нюрнбергом». Я не могу понять, как, играя тем же составом, который занял шестое место в чемпионате, дошел до 1/8 финала кубка УЕФА, выиграл кубок, да еще с усилением, ведь мы купили чемпиона Европы Харистеаса, купили Коллера - игрока, забившего за национальную команду 70 мячей, мы могли вылететь. Да, может быть, мы расслабились, но не до такой же степени. Бундеслига не прощает расслабленности, даже минутной. Сколько времени я там играл, никто никогда не удивлялся, если команда с последнего места обыгрывала чемпиона. Там всегда нужно быть начеку и играть до последней минуты.

– Расскажите об удивительной команде «Энерги» из Коттбуса. Восточная Германия по-прежнему остается бедным регионом, и зарплата футболистов «Энерги» поражает многих. У нас в России за такие деньги игроки отказались бы на поле выходить.

– Приезжая в этот город, сразу можно понять, что там просто неоткуда взяться большим зарплатам. Бюджет команды не позволяет им покупать дорогих игроков. Они собрали команду из 11 иностранцев, которые по разным причинам, кто-то из-за травмы, кто-то еще из-за чего-то, не смогли добиться успеха в других клубах. По сути, у этих ребят единственный шанс заявить о себе - это сильно выступить в «Энерги».

– Их называют «злые люди с Востока». Это справедливое название?

– Там играть - одно удовольствие, болельщики агрессивные, злые, что меня лично заводит на борьбу.

– Вы любите, когда болеют против вас?

– Конечно. В этом же главный интерес. Когда ты выходишь на поле, а тебя 70 тыс. ненавидят, это же прекрасно! (смеется)

– Вам не кажется, что успех российской сборной можно объяснить еще и тем, что наши футболисты научились играть при полных стадионах, при этом еще и болеющих против? Вспомните финал «Зенита» в Глазго или финальную игру ЦСКА в кубке УЕФА на стадионе, принадлежавшем его сопернику.

– Ребята за последние три-четыре года посмотрели, поиграли с величайшими клубами, например ЦСКА в Лиге чемпионов с тем же «Арсеналом». Это колоссальный опыт - то, к чему каждый футболист стремится в своей карьере. Ведь приятно не само по себе то, что против тебя болеют, а то, что 70 тыс. против тебя болели, но ты победил. Я думаю, что ничего не может быть прекраснее.

– Сейчас в немецком чемпионате стали появляться новые интересные тренеры: Клинсман, Магат, приглашают больше сильных иностранцев. В «Вольфсбурге» играет ваш бывший партнер по «Нюрнбергу» Мисимович. Он вам что-то рассказывает про команду, про методы Магата? Проект у них ведь получается очень интересный.

– Магат - тренер старой закалки. У него на первом месте дисциплина, он мало общается с игроками. Честно говоря, мне это не очень нравится. Мисимович рассказывает, что у Магата чудовищно большие нагрузки на тренировках. Но, что бы ни говорил мой друг, насколько он там устает, важно, что он играет в основном составе, забивает, отдает голевые передачи, а команда на достойном месте - результат есть, а это самое главное в футболе.

– Как вы оцениваете перспективы Тимощука в «Баварии»?

– Я думаю, им такого игрока не хватает. Если его сравнивать с Ван Боммелем, то Тимощук может быть на голову сильнее. Но Ван Боммель - капитан команды, он продлил контракт еще на год, играет последние два-три года постоянно, он заметная фигура, и новичку будет трудно соперничать с ним. К тому же это Германия, там просто так человека из основного состава не выводят. Мне кажется, что это единственная проблема, которая может возникнуть у Тимощука.

– Как вы относитесь к своим конкурентам и конкуренции в футболе вообще?

– Я никогда себе не позволяю себя с кем-то сравнивать. Я люблю футбол, люблю в него играть и сделаю все, чтобы выходить на поле в любом матче.

Алексей АНДРОНОВ, Александр ШМУРНОВ. «Газета», 02.04.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru