СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: МОЯ СОВЕСТЬ ЧИСТА

Корреспонденты "Спорт-Экспресса" встретились с бывшим президентом РФС Вячеславом Колосковым, который в течение многих лет представлял Россию в исполкомах ФИФА и УЕФА.

Вячеслав Колосков, пожалуй, не обладал энергией своего преемника Виталия Мутко, зато отличался качествами дипломата, которые обеспечили ему свой стиль. С его уходом из УЕФА и ФИФА заканчивается эпоха. Но наше замечание о том, что теперь он, если называть вещи своими именами, оказался не у дел, Колосков отмел.

- Корректно ли говорить, что вы теперь на пенсии?

- Официально я на пенсии уже давно и свои пять с половиной тысяч рублей в связи с этим получаю. А что касается футбола, то мои полномочия члена исполкома ФИФА заканчиваются только 2 июня. В исполком УЕФА, естественно, уже не вхожу, поскольку от России ни я, ни кто-либо другой на конгрессе в Копенгагене выдвинут не был. Но комитеты УЕФА сформируют только летом, и до тех пор продолжу работать в двух из них: юношеского и любительского футбола, а также медицинском. Так что прощаться будем в июне.

- А в комитетах ФИФА после этого останетесь?

- Скорее всего, да. У меня состоялся на эту тему разговор с Йозефом Блаттером. Он мне сказал, что был бы плохим руководителем, если не воспользовался бы моим 30-летним опытом. С другой стороны, я горд тем, что стал почетным членом УЕФА - в дополнение к почетному членству в ФИФА и РФС.

- Что это дает?

- Звание даже выше, чем действующий член исполкома УЕФА. Его удостоились лишь единицы. Действующих членов исполкома 16 человек, а почетных всего восемь. Мы вправе участвовать во всех торжественных мероприятиях вроде ежегодного конгресса, присутствовать на финальных турнирах чемпионата Европы, финалах еврокубков, рождественском банкете УЕФА.

- Как вас в УЕФА проводили?

- Аплодисментами. Я произнес прощальную речь, поблагодарил за совместную работу. Мне же посчастливилось работать с четырьмя президентами: Артемио Франки, Жаком Жоржем, Леннартом Юханссоном и Мишелем Платини.

ВПЕРВЫЕ ЗА ПОЛВЕКА РОССИЯ ПОТЕРЯЛА МЕСТО В ИСПОЛКОМЕ УЕФА

- Сколько времени Россия была непрерывно представлена в исполкоме УЕФА?

- С 1954 года. А в исполкоме ФИФА - с 1946-го. 25 лет в УЕФА до меня был Николай Ряшенцев. И вот теперь впервые великая страна потеряла свое место.

- Что, на ваш взгляд, послужило причиной?

- Догадки лучше не излагать. Не исключаю того, что и Мишель Платини не очень желал видеть меня в исполкоме УЕФА, поскольку прекрасно знал, что в его противоборстве с Леннартом Юханссоном я был на стороне шведа. Но из этого не вытекало, что Россия не должна была сохранить за собой место. Выгоды от такого присутствия очевидны. Не будь я членом исполкома, не было бы в Москве финалов Кубка УЕФА и Лиги чемпионов, как и помощи по линии программы "Хет-трик". Мы считаем себя великой футбольной державой. И вот она впервые за 55 лет оказывается без представительства в исполкоме УЕФА, где есть Мальта, Кипр, Дания, Литва, Словакия, Израиль... Это необъяснимо.

- Почему Мутко не баллотировался в исполком УЕФА?

- Это вопрос, который я сам себе задаю. Почему бы ему было не выдвинуть свою кандидатуру в оба исполкома - и ФИФА, и УЕФА? Ясно, на мой взгляд, что представитель России победил бы на выборах в исполком УЕФА безоговорочно. На девять мест было лишь 12 претендентов. Проиграли Грузия, Уэльс и Андорра.

- Представителю Украины Григорию Суркису в исполкоме УЕФА осталось еще, как минимум, два года?

- Да. Но его и в 2011-м переизберут с оркестром. С одной стороны, у него огромный авторитет, с другой - Украина организует чемпионат Европы.

- Между тем, он тоже за Юханссона голосовал...

- За него многие голосовали. Лично мне Платини намекнул: ты меня не поддержал тогда, я тебя не поддержу теперь. Но я же не случайно не поддержал Платини: понимал его предвзятое отношение к России.

- Теперь в УЕФА представлены Украина, Литва, Словакия... Существует ли ныне в исполкоме неофициальная квота на представителей Восточной Европы?

- Квоты были лет десять назад. Бенилюкс, северные, южные страны и другие имели определенное количество мест. Теперь квот по регионам нет.

- Чем нам грозит неприсутствие в высшей структуре УЕФА?

- Трудно предсказать, как дело обернется. Взять случай с Аршавиным. Не будь я членом исполкома УЕФА, никто не сократил бы ему дисквалификацию с трех матчей до двух. Именно ко мне обратились с просьбой посодействовать Виталий Мутко и Гус Хиддинк, и именно я обращался к генеральному секретарю, писал гарантийное письмо. По регламенту, между прочим, Аршавину положены были три игры. Таких частных случаев может быть много. Да и само представительство страны в УЕФА я бы рассматривал как честь для нее: очень важно самим участвовать в решении глобальных вопросов.

НА ОЛИМПИАДАХ БУДУТ ВЫСТУПАТЬ ЮНИОРЫ

- Как вы относитесь к предложенной Блаттером формуле "6+5"?

- Позитивно. Мы, в России, проводим эту политику - и никакой Евросоюз нам здесь не указ.

- А в масштабах Европы это реально сделать?

- Абсолютно нет. Платини недавно выступал в Европарламенте - и ему прямо сказали: забудьте!

- Потолок зарплат можно установить?

- Как только премьер-лига образовалась - и было это, между прочим, по инициативе РФС, я был первым, кто предложил ограничить фонд заработной платы. Против меня тогда активно выступили Валерий Филатов, Евгений Гинер, представители "Зенита". Они доказывали, что это невозможно, незаконно. А сегодня это реально. Создана ассоциация европейских футбольных клубов, которую возглавляет Карл-Хайнц Румменигге, и он от имени работодателей эту меру активно поддерживает, так что, полагаю, вопрос может быть решен.

- Сейчас опять возродилась идея создания некоей суперлиги как альтернативы существующим еврокубкам. Она хоть в какой-то мере осуществима?

- Нет. Никакой суперлиги не будет. Подписан договор, из которого явствует, что существующая структура еврокубков и распределения средств всех устраивает.

- Высокие доходы в Лиге чемпионов еще долго сохранятся?

- В будущем цикле будет уже 1,1 миллиарда евро. Более того, и в ФИФА, и в УЕФА было подчеркнуто, что кризис обеих организаций никак не коснулся.

- Предстоящие чемпионаты мира и Европы окажутся все-таки менее прибыльными?

- В сравнении с предыдущими турнирами - да.

- Много говорят, что проведение этих соревнований, если и не вызывает прямых вопросов, то находится под сомнением. Вы что об это думаете?

- По чемпионату мира в ЮАР никакой озабоченности нет. В том числе относительно безопасности. По Европе Платини говорил, что озабоченность есть. Это касается и готовности стадионов, и развития инфраструктуры. Но он выразил убежденность, что и Украина, и Польша с поставленными задачами справятся. Вопрос о переносе чемпионата Европы в другие страны не стоит.

- Реальны ли шансы России получить чемпионат мира или явный фаворит - Англия?

- В беседе со мной Блаттер сказал, что у России очень хорошие шансы. В Португалии в свое время ничего не было, но она грамотно составила заявку. Идея заключалась в том, что появится новая суперсовременная футбольная инфраструктура. Если сумеем убедить, что и у нас так будет не на бумаге, а в реальности, если заявочный комитет проведет активную работу, если поддержит государство, все может получиться.

- А исходя из вашей информации?

- Виталий Леонтьевич говорил мне, что вынесет эту тему на заседание правительства. Если оно идею поддержит и будет активно лоббировать на всех уровнях, то ничего невозможного нет. Мы с вами не государственные мужи, и нам сложно рассуждать, сколько у государства в запасе денег. Есть расходы на организацию Олимпиады в Сочи, предстоит Универсиада в Казани, много других задач. В любом случае, завоюем ли мы право принять финальный турнир или нет, если будут построены стадионы, это пойдет на пользу футболу.

- Коль уж вы упомянули Олимпийские игры. Порой кажется, что Блаттер делает все, чтобы футбол исключили из их программы. Пошли разговоры, что максимально допустимый возраст игроков будет еще снижен. Начался конфликт с ВАДА...

- По поводу возраста - это не разговоры, уже есть решение. Но могу сказать, что Блаттер заинтересован, чтобы футбол на Олимпиаде остался. На последнем исполкоме он об этом ясно заявил. На играх в Пекине многие сборные не получили своих сильнейших футболистов, потому что в августе уже стартовал сезон в их лигах. Блаттеру пришлось вмешиваться. Пытались как-то внести Олимпиады в международный календарь, но сделать это невозможно. Иначе возникнет конфликт с клубами и лигами. Платини от имени исполкома УЕФА внес предложение снизить возраст участников до 19 или 20 лет. В конечном итоге исполком ФИФА постановил, что финалисты не должны быть старше 21 года, без каких-либо исключений, как это было раньше, - для трех игроков-ветеранов. Система отбора станет другой. Например, европейские сборные не будут отбираться по результатам чемпионата континента среди молодежных команд. Олимпийские путевки будут распределяться по итогам чемпионата мира среди юниоров. Думаю, на конгрессе ФИФА вопрос решится окончательно.

НАШ ФУТБОЛ ОСТАЛСЯ БЕЗ НАУКИ

- Насколько хорошо вы информированы о происходящем в российском футболе?

- Больше узнаю из прессы. К сожалению, у меня нет прямого общения с руководителями разных уровней. Иногда встречаемся с Никитой Симоняном, обмениваемся мнениями. Никита Палыч - человек общительный, но конкретную информацию от него не получить. Бывает, на футболе с кем-то увижусь, поговорю. В общем-то в курсе событий.

- Правильной дорогой идем?

- Я реалист и никогда не впадал в эйфорию. Если говорить о достижениях новой администрации РФС, то, конечно, это успех на чемпионате Европы. 3-е место - наверное, предел мечтаний. Мало кто ожидал. В полуфинальном матче с Испанией вокруг Мутко было человек десять - министры, вице-премьеры. Минут за пять до финального свистка не осталось никого. Подошел к нему, говорю, мол, не унывай, результат же хороший, но никогда не забывай про 0:3 и 1:4. Есть к чему стремиться и совершенствоваться, не умаляя достижений сборной.

К клубным достижениям нужно отнести победы ЦСКА и "Зенита" в Кубке УЕФА, а также зенитовцев в Суперкубке. Победил на чемпионате Европы с юношеской сборной Игорь Колыванов. Великолепным было решение начать программу "Подарим детям стадион". Пользуясь близостью к Владимиру Путину, Мутко сумел убедить в то время президента страны дать добро на эту программу. Построено, если не ошибаюсь, около 100 футбольных полей. А нам за четыре года удалось по линии "Хет-трик" построить всего шесть. Прогресс сумасшедший, это очевидно.

Что беспокоит? В свое время я писал записку Путину о том, что нужно сделать для развития футбола. Первый пункт - футбольные поля, второй - квалификация тренеров, третий - зарплата тренеров детско-юношеского звена. Первая часть сегодня решается. С остальным - проблемы. После Колыванова в финальный турнир выходил только Равиль Сабитов. Других юношеских сборных, а также молодежной в финалах чемпионатов Европы не было. Неэффективно сегодня работают тренеры в детско-юношеских спортшколах и интернатах.

Главный вопрос сейчас - подготовка тренеров. Где их готовят? В институтах физкультуры, в которых осталось только две с половиной кафедры футбола - в Москве, Санкт-Петербурге и Малаховке. Качество преподавания совсем другое, чем раньше. Есть еще Высшая школа тренеров, превратившаяся в коммерческое предприятие. Да, там пытаются давать какие-то знания, беря за это деньги. Но знаю, что многие самостоятельно дипломные работы там не пишут, переписывают то, что осталось с советских времен. Требования очень низкие, равно как и приобретаемая квалификация. В структуре РФС нет научно-методического подразделения, которое готовило бы, как раньше, методики и программы. Необходимо его создать. Есть Гаджи Гаджиев, есть Борис Игнатьев, другие. Нужно платить им деньги, чтобы люди работали. Такие специалисты должны быть в каждом межрегиональном центре - по науке, по методике. Их должны обучать те, кто работает в РФС, те, кто мог бы также привлечь специалистов из Европы, из технического департамента УЕФА. Нужно оборудование, нужна наука. Сейчас все на нуле.

Проблема с зарплатами тренеров. В специализированных школах - главным образом в Москве и Санкт-Петербурге - тренеры получают неплохие деньги. А на периферии в основном - 2500 - 3000 рублей.

То есть на базе огромного количества полей нужно создавать принципиально новые структуры по подготовке квалифицированных тренерских кадров и повышать их зарплаты.

- Что-то пытается в этом плане сделать ассоциация тренеров, которая начала даже выпускать методические материалы.

- Ассоциация выступает неким катализатором, но у нее нет ресурсов. Гаджиев ушел, Игнатьев ушел. Нет финансовой поддержки. Михаил Гершкович бьется, но ему нужна реальная помощь от РФС.

НУЖНО ИЗБЕЖАТЬ ССОР С СОСЕДЯМИ

- Долгое время вы не поддерживали идею приглашения иностранца на должность главного тренера сборной. Затем, если наша информация верна, сами вышли на Романа Абрамовича с предложением привлечь специалиста из-за рубежа.

- Не совсем так. Действительно, я был против, пока не использовали до конца собственный ресурс. Когда стали назначать одних и тех же тренеров по второму разу, понял, что для прогресса нужен иностранец. Тогда и поговорил напрямую с Оттмаром Хитцфельдом. Он ответил, что намерен год отдохнуть и не хочет никуда уезжать. Предлагали Бору Милутиновича, которого я хорошо знал и представлял, что с ним прогрессировать не будем. Потом волею судьбы я перестал руководить РФС, но идея осталась. С Абрамовичем на этот счет разговаривал уже Мутко, а не я. Мы же с ним встречались по другому поводу: обсуждался вопрос создания межнациональной футбольной лиги. Мне, впрочем, звонили и спрашивали, кто лучше - Хиддинк или Адвокат. Я обратился к главе Королевского футбольного союза Нидерландов ныне уже покойному Мэтью Спренгерсу. Он сказал: "Конечно, Хиддинк". Его мнение передал по инстанции.

- Многие ли взгляды на происходящее вокруг футбола у вас изменились после того, как вы покинули президентский пост?

- Нет. Проблемы футбольные как были, так и остались. Прежде всего это плохие поля, на которых играем весной. Вторая проблема - судейство. Что бы ни говорили о значительном улучшении его качества. Мы не представлены ни на чемпионате Европы, ни на чемпионате мира, что говорит о слабости нашего судейского комитета, слабости концепции развития судейства. Смущают очень высокие стоимость трансферов и уровень зарплат.

На конгрессе УЕФА ко мне подходили молдаване, армяне и белорусы. Многие футболисты, заигранные за сборные этих стран, выступают в наших лигах. Как мне сказали руководители упомянутых федераций, игроков в клубах заставляют получать российские паспорта. С моей точки зрения, кстати, наличие паспорта не означает автоматическое предоставление гражданства. Паспорт выдается местными органами самоуправления, а гражданство предоставляет президент. По сути дела, футболист, получивший паспорт, но не являющийся гражданином Российской Федерации, не подпадает под лимит. Ситуация осложняется еще тем, что футболистов под разными предлогами перестают отпускать в сборные. Это не выдумка. При мне президент Белорусской федерации разговаривал с Мутко, и тот был вынужден из-за рубежа давить на президентов клубов. Если вы помните, РФПЛ внесла изменения в проект регламента, предложив считать легионером футболиста, не имеющего права играть за сборную России. Это соответствует формулировке, принятой в Европе. Но парадокс - исполком РФС эту идею не поддержал.

К слову, если ты не гражданин Белоруссии, ты не имеешь права обладать собственностью в этой стране - землей, дачей, квартирой. Отказ от гражданства влечет за собой автоматическое изымание всего, что у тебя там было. Так что игроки сохраняют белорусское гражданство, но получают российские паспорта.

- На основании чего?

- Не знаю. Паспорта есть, но гражданами России они не являются без специального указа президента страны. С этим обязательно нужно разбираться. К новому сезону проблема должна быть решена, иначе на ровном месте возникнут неприятности с соседями.

- За сборную Азербайджана играет немало натурализованных иностранцев. Есть такие и в других командах. В УЕФА не вставал вопрос об ограничении или запрете такой практики?

- Постоянно обсуждается, но больше в ФИФА. Блаттер кипит. Его всегда возмущает, когда за сборную Италии по минифутболу играют одни бразильцы. Но пока юридически сделать ничего не может. Дал указания разработать контрмеры.

КОНФЛИКТ С ТОЛСТЫХ ПЕРЕРОС ВО ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ

- При всей вашей дипломатичности, у вас не всегда складывались отношения с тренерами сборных - Эдуардом Малофеевым, Олегом Романцевым, Анатолием Бышовцем. Сейчас сожалеете, считаете, что в чем-то были не правы?

- Нет, ни о чем не жалею. Совесть чиста. Как бы я к тренеру ни относился, пока он работал со сборной, для него всегда был режим наибольшего благоприятствования. Каждый из них мог в любой момент прийти в мой кабинет и обсудить любой вопрос. Когда Бышовец работал с командой в первый раз, разве можно упрекнуть Колоскова, что он чего-то не сделал для успешного выступления на чемпионате Европы-92? Но когда Бышовца насильно опять привели в сборную и заставили Гершковича снять свою кандидатуру, когда Бышовец проиграл шесть матчей подряд, начав возвращать долги футболистам, которые уже давно были отыгранными, конечно, я выступил категорически против него и сказал: "Достаточно!" Романцев может подтвердить, что мое отношение к нему было самое доброжелательное.

С Малофеевым только на днях в Копенгагене сидели за одним столом, говорили друг другу приятные слова. Во многом благодаря мне он получил орден УЕФА - к счастью, я оказался в комиссии, которая из 16 кандидатов выбирала шестерку награждаемых. Никто из членов комиссии, куда входили норвежец Пер Равн Омдаль, турок Сенеш Эрзик, генсек Дэвид Тэйлор, Малофеева не знал. Рассказал о нем, рассказал им о Понедельнике, также получившем награду. А так, кто знает, они могли бы оказаться вне списка.

- В 90-е у вас продолжительное время непросто складывались отношения с Николаем Толстых. В ноябре прошлого года многие искренне удивились, увидев вас на конференции ПФЛ и услышав те добрые слова, что вы сказали в его адрес. Не было никаких отношений с Кирьяковым, потом наладились и они. То есть с кем-то вы в итоге пошли на контакт, сблизились, а с кем-то сохранили расстояние.

- В нашем понимании те, кто в 94-м отказался выступать за сборную, были врагами. У меня одни принципы, у них - другие. Помню, как кричали теперь уже бывшие руководители нашего спорта, что я отсталый, не понимаю профессионалов, а им надо доверять. Где оказались сейчас все эти профессионалы? Кто из них проявил себя с самой лучшей стороны в качестве тренера или руководителя? Жизнь этих ребят заставила измениться, и сегодня у меня нормальные отношения с Сергеем Юраном, Игорем Шалимовым, Сергеем Кирьяковым, Андреем Канчельскисом. Как-то встретились с Дмитрием Хариным - обнялись. Все познается в сравнении.

А в то время я полностью поддержал Садырина и до сих пор не жалею. Но Павла Федоровича не стало - во многом из-за тех, кто был против него, кто провоцировал конфликт, который больно ударил по его самолюбию и чести, оскорбил доброго, хорошего и профессионального тренера.

Что касается Толстых, то напомню, что благодаря мне он стал во главе ПФЛ. Я трижды поднимался на трибуну, убеждая делегатов, что именно он должен быть президентом лиги. Потому что видел: "Динамо", которое он возглавлял, первым вставало на профессиональные рельсы. Впоследствии получилось, что Толстых решил "брать суверенитета столько, сколько захочет". Николай попытался сделать РФС второстепенной организацией. Позднее такие же попытки предпринимала G-14 уже в отношении УЕФА. Толстых - единственный, кто на последней конференции РФС сказал в наш адрес добрые слова, предложив не забывать, что нынешними успехами футбол во многом обязан тому, что делалось в 90-е годы. Конфликты не возникают на ровном месте, но со временем они могут рассосаться и перейти если не в дружбу, то во взаимное уважение. У нас с Толстых так и произошло.

БЕЗ БЮДЖЕТНЫХ ДЕНЕГ НИКУДА НЕ ДЕТЬСЯ

- Что вы считаете главным достижением за многие годы руководства футболом?

- В 90-е годы удалось сохранить в целостности российский футбол. Мы тогда первыми стали создавать территориальные федерации - областные, краевые, республиканские - и разрешили им проводить соревнования за счет заявочных взносов команд. Когда, по сути дела, не было власти, вертикали управления, уважения, когда на местах были распущены спорткомитеты, кто-то же должен был управлять футболом. Кстати, только через несколько лет в России начали формировать федеральные округа, а мы-то придумали так сделать задолго до того, создав девять межрегиональных объединений.

Второе - создание лиги. Проще всего было бы потянуть одеяло на себя. Но я же понимал, что во всем мире тенденция к тому, что центральным звеном становятся лиги, профессионалы, руководящие клубами и выплачивающие деньги футболистам. Действительно, горжусь, что удалось это сделать. Появились требования, что клубы должны делать в течение пяти лет. Тогда-то оборудовать поле, тогда-то привести в порядок подтрибунные помещения, систему освещения, подогрев и так далее. И попробуй не выполни!

Третье - сохранение сборных. Худо-бедно, пусть и с малой продолжительностью сборов, но мы сохранили 11 команд. Притом что бюджет у нас составлял 5,5 миллиона долларов. А сейчас только Хиддинк получает 7 миллионов евро...

- На тренерский штаб в общей сложности в год уходит 13,5 миллиона.

- А тогда весь бюджет РФС был намного меньше - на все сборные.

Очень обидно, что в последние годы, пока с финансами все было благополучно, деньги в основном шли на зарплаты игрокам и тренерам, бонусы и гонорары агентам и посредникам в трансферных сделках. Куда меньшая часть тратилась на улучшение инфраструктуры - особенно стадионы. Новые арены появились только у "Локомотива", "Химок", "Витязя", "Сатурна".

Конечно, теперь о суммах, выделявшихся раньше, можно забыть. Судить же о тех или иных тратах не нам с вами - не наши это были деньги.

- Такого числа клубов, "сидящих" на местных бюджетах, нет больше нигде в мире. Можно ли отнять у команд эти источники финансирования или тогда в России не будет футбола?

- Не будет. Если губернаторы, местные власти перестанут поддерживать, все умрет. Ведь испокон веков так было. Вспомните дела некоторых первых секретарей обкомов, строивших стадионы, - в Краснодаре, Ворошиловграде. Люди, рискуя партбилетами, вкладывали деньги в футбол. Законно? Конечно, нет. Сегодня такая же ситуация. По сути дела, тратятся государственные средства, которые могли бы расходоваться эффективнее. Но согласитесь, Тимощук же стал украшением российского футбола. "Зенит" в том числе и благодаря трансферной политике выиграл два крупных турнира.

ПРЕДАВАЛИ И ЮХАНССОНА, И МЕНЯ

- Вы часто созваниваетесь с Юханссоном?

- Видел его недавно на конгрессе. Выглядит бывший президент УЕФА плохо, перенес инсульт. Но свои 150 граммов виски выпил. Конечно, переход от очень активной деятельности к пассивной, поражение на выборах во многом повлияли на его здоровье. Он очень переживал, что двое близких людей, с которыми он больше 20 лет дружил семьями, проголосовали за Платини. Фамилий называть не буду. При этом Платини сохранил ему, как почетному президенту УЕФА, хорошую зарплату, у Юханссона есть офис в Стокгольме, секретарь, машина, его приглашают на все мероприятия. Но здоровье резко подорвано.

- Называя вещи своими именами, это было предательство.

- Со стороны тех двух людей - да.

- Директорами УЕФА долгое время при Юханссоне работали Герхард Айгнер и Ларс-Кристер Ульссон. Как сложилась их судьба?

- Айгнер - почетный член УЕФА. При уходе из союза с ним заключили очень хороший контракт, по сути, он сохранил зарплату.

- За что?!

- За то, что добровольно покинул свой пост директора.

- И ему по-прежнему платят?

- Да. Айгнер прекрасно себя чувствует, не бедствует. Всегда улыбчивый, отлично выглядит. Дома в Швейцарии и Флоренции. Когда он уходил, ему еще оплатили кругосветное путешествие, которое он совершил с семьей. Ульссон, тоже профессионал высокого уровня, работал недолго, таких привилегий не получил. Он остался жить в Швейцарии, создал какую-то консалтинговую группу в сфере спортивных услуг.

- На конференции РФС, когда выбирали президентом Виталия Мутко, уж больно быстро некоторые деятели поменяли "окраску". У вас не было схожих с Юханссоном чувств?

- Естественно, были. Потому с ними и нет никакого общения. Они понимают, как я отреагирую. Сохранил отношения только с Рудольфом Ходеевым и Владимиром Евтушенко. Предательство, впрочем, началось раньше - еще на исполкоме до конференции. Когда шла борьба, расширять до 18 команд премьер-лигу или нет. Те, кто мне клялся и божился, что будет голосовать против, вдруг выступили за. Понял, что у меня поддержки уже нет, что люди ведут себя неискренне по отношению ко мне и общему делу, осознал, что необходимо уходить.

- Ходила байка, что при завершении работ по обустройству Дома футбола на Таганке якобы обнаружилось, что в одно из помещений, где планировали располагаться вы, если бы остались президентом, вел ход из квартиры, вроде бы принадлежащей Колоскову. Вход тут же замуровали. Это так?

- Конечно, нет. Достаточно съездить туда и посмотреть, что жилой дом и офисная часть не сообщаются друг с другом. Мы с Александром Вячеславовичем Тукмановым с самого начала решили, что ни нас, ни наших близких там быть не должно. Прекрасно понимали, что когда-то это может обернуться против нас. Все проверки показали, что у нас в том здании квартир нет. Честно говоря, не знал даже, сколько в том доме этажей.

- Признайтесь, сейчас вы довольны той жизнью, которую ведете? Или чего-то не хватает?

- Когда был в ФИФА и УЕФА, работал в двух исполкомах и четырех комитетах. Ни о чем не жалел. Дел хватало. В прошлом году 116 дней провел в командировках, включая чемпионат Европы и Олимпиаду. Теперь ничего этого не будет. Резкая перемена, может, и скажется. Хотя я быстро перестраиваюсь. Пока не знаю, каковы окажутся последствия, но очевидно, что той активности мне будет не хватать. Безусловно, хотелось бы играть какую-то роль в РФС - мог бы заняться методикой, наукой. Но конкретных планов на будущее пока нет.

Александр БОБРОВ, Александр ПРОСВЕТОВ. «Спорт-Экспресс», 03.04.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru