СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ДИК АДВОКАТ: СПОКОЙНО СИДЕТЬ НА СКАМЕЙКЕ - ЭТО НЕ ПРО МЕНЯ

Давно прошли времена, когда любой желающий мог приехать в Удельную, пройти через калитку и даже попасть внутрь здания базы «Зенита». Впрочем, и тогда люди этим не злоупотребляли, и сейчас никто не мешает им наблюдать за тренировками команды через решетку забора. Так что почти каждое занятие футболистов сопровождается взглядами десятков внимательных глаз, а сами игроки, покидая территорию, не отказываются остановиться и подарить автограф своим поклонникам.

- Болельщики нам нисколько не мешают, - подтверждает главный тренер «Зенита» Дик Адвокат. - Конечно, раньше в футболе практиковалось больше открытости. В Голландии, например, еще до недавнего времени можно было прийти на тренировку любого клуба. А сейчас они вынуждены строить определенные барьеры внешнему миру - настолько выросло внимание ко всему, что связано с профессиональным футболом.

Два года без штрафов

- Ваша философия игры изменилась за те без малого три года, что вы провели в России?

- Нет, нисколько. К счастью, все эти три года в России проходит очень конкурентный чемпионат, и фавориты регулярно теряют очки в матчах с клубами из низов таблицы. Но, к сожалению, нисколько не изменилась за три года инфраструктура российского футбола - то есть совершенно не улучшилась. На мой взгляд, Российскому футбольному союзу нужно активнее требовать от клубов, чтобы они строили новые стадионы, занимались улучшением игровых полей.

- А вы верите, что через год «Зенит» будет играть на новом стадионе?

- Больше не верю.

- Но ведь работы идут?

- И это хорошо. Но мне три года назад был обещан новый стадион, и его до сих пор нет. Причем винить в этом клуб нельзя - надо учитывать и экономическую ситуацию в стране. Кроме того, постройка новой арены требует огромного количества «бумажной» работы, всяческих согласований, приведения в соответствие с требованиями и нормативами - всё это занимает очень длительное время. Что же касается вопроса моей игровой философии, то она нисколько не изменилась: мы призваны доставлять людям удовольствие своей работой. И при этом нам надо набирать очки. Прежде всего от нас ждут победы, а если она еще и достигается в красивой игре, в атакующем стиле, - такой футбол приносит болельщикам радость, и они хотят снова и снова приходить на наши матчи. Собственно, так и происходило в двух последних чемпионатах. Мы стараемся действовать как можно больше у чужих ворот, и естественно, что это вызывает определенные риски в плане обороны ворот собственных. Но людям такой футбол нравится.

- Вы выиграли все национальные чемпионаты с клубами, в которых работали. Добавили к этим титулам Кубок УЕФА и европейский Суперкубок. Какой из трофеев был самым трудным?

- Самым трудным было выиграть с «Зенитом» чемпионат России: нам пришлось во многих отношениях подтягиваться к конкурентам; полностью перестраивать команду, многие игроки которой не отвечали предъявляемым требованиям. Мы приобрели несколько футболистов более высокого класса, от некоторых прежних игроков избавились, и это дало свой результат.

- Футбол доставляет вам сильные переживания?

- Я всегда очень эмоционален во время матчей. Не могу постоянно сидеть на скамейке, я полностью в игре. И если я чем-то недоволен, всегда это демонстрирую. Если вижу, что игроки, например, недостаточно сконцентрированы, обязательно им об этом говорю.

- Неужели не было в вашей жизни ни единого матча, когда вы могли бы просто сидеть и наслаждаться процессом?

- Я так просто не могу.

- Вы можете быть строгим или даже грубым с игроками, если они этого заслуживают?

- Если футболисты не делают на поле того, что требуется в интересах команды, я им об этом говорю - но стараюсь делать это тактично. Не употребляю ругательств или тем более нецензурных выражений.

- Накричать на игроков можете?

- Скорее, не накричать, а просто поговорить с ними на повышенных тонах: работайте лучше, упорнее, точнее! Но дурных слов не говорю.

- Вам случалось злиться по-настоящему?

- Много раз. Но я и на себя тоже злюсь нередко.

- И что вы делаете, если вас злость берет?

- Игроки просто по выражению моего лица понимают, если я зол на них. Видят, когда я недоволен их игрой, и я не стесняюсь сказать им об этом - всем одновременно или кому-то по отдельности. Кстати, если доволен - тоже обязательно даю это понять. Но есть ребята, на которых злиться за их работу бессмысленно: они просто не могут играть лучше, у них есть определенный потолок.

- Вы наказываете игроков, получивших желтые или красные карточки?

- Нет.

- Даже если команда проигрывает?

- Никогда нельзя утверждать, что ты проиграл только потому, что кто-то был удален с поля. Из-за одного человека нельзя ни проиграть, ни выиграть матч. И в последние два года я даже отказался от идеи штрафовать футболистов.

Человек из другого мира

- Что, кроме нового стадиона и улучшения условий для тренировок, требуется «Зениту», чтобы называться топ-клубом?

- Прежде всего - время. Хочу отметить: это хорошо, что у нас очень молодой президент клуба. У господина Дюкова есть множество идей, и я в этом еще раз убедился, когда несколько дней назад у нас была встреча с руководством. Самое главное, что эти люди четко расставляют приоритеты в работе и знают, что от них требуется.

- Есть ли в российском футболе вещи, которых вы не можете принять?

- Трудно сказать. Боюсь, я не смогу этого объяснить.

- А в обыденной жизни что вас расстраивает?

- В «Зените» созданы такие хорошие условия для игроков и тренеров, что не на что даже пожаловаться.

- Кто из игроков за эти три года добился в «Зените» наибольшего прогресса?

- Вся команда. Когда я сюда приехал, в «Зените» было всего несколько игроков национальных сборных, а теперь - больше полутора десятков. Многие защищают цвета российской сборной. Впечатляющий прогресс демонстрирует Игорь Денисов - как он играет сейчас, это просто невероятно! Выросли Ким Дон Чжин, Ивица Крижанац - он теперь полностью понимает, что от него требуется. Радек Ширл был три года назад преимущественно запасным, и с тех пор тоже очень сильно вырос - в том числе и потому, что играет вместе с футболистами более высокого уровня. А когда работаешь с сильными игроками - сам становишься намного сильнее.

- Многие обвиняют вас в том, что вы все время используете одну и ту же игровую схему, не приспосабливая ее к сопернику. Что вы на это ответите?

- Мне неважно, что обо мне пишут или говорят. Эта система принесла «Зениту» большие успехи, и сейчас мы продолжаем показывать очень яркий и интересный футбол. Схему имеет смысл менять, если для этого есть серьезные причины. Но вспомните, когда я приехал в Россию, все играли «четыре-четыре-два». Я же перевел «Зенит» на «четыре-три-три», и теперь почти все в российской премьер-лиге играют именно так. И национальная сборная тоже. Так что же, мне теперь все опять менять?

- Вас также упрекают в том, что вы якобы не изучаете соперников…

- Люди слишком часто говорят о том, в чем совершенно не разбираются, и произносят такие вещи, совершенно ничего обо мне не зная. А я о каждом нашем сопернике знаю всё - до мельчайших деталей. Знаю всё о тренерах команд, манере игры, об особенностях каждого игрока. И если люди говорят обо мне такое, они просто слепы.

- Как вы вообще относитесь к критике?

- Ничего против нее не имею. Критикуйте на здоровье! Но только подкрепляйте ваши слова фактами, а не слухами и домыслами. Сейчас, например, критиковать «Зенит» не за что - команда играет очень хорошо. Хотя, конечно, мы можем играть еще лучше. Но если кто-то начнет меня в чем-то огульно обвинять, я просто покажу ему список достижений «Зенита» за последние три года под моим руководством и спрошу: за что меня ругать?

- Что-то новое о людях вы в России узнали?

- Дело в том, что я живу немного в другом мире - в мире футбола. В нем, пока ты успешен, пока выигрываешь, тебя все любят. Когда я приехал, этого не было. А сейчас все вокруг очень дружелюбны, но это вряд ли было бы возможно, если бы мы не выиграли все эти трофеи. Если бы дела не ладились, мне пришлось бы уйти, потому что ко мне совсем по-другому относились бы болельщики и пресса, и жизнь моя здесь была бы далеко не так прекрасна. И это нормально: тренеров не любят, если команда с ними не добивается успехов.

Мейра - огромная удача

- Если бы вам предложили назвать вашу команду мечты, много ли в ней было бы зенитовцев?

- Я предпочитаю жить только реальностью, а в реальности создать такую команду невозможно, тем более в Петербурге. К сожалению, никто из настоящих мировых и европейских звезд не хочет ехать в Россию. Мы должны быть счастливы уже тем, что к нам в принципе приезжают неплохие зарубежные игроки. На самом деле, это очень серьезная проблема. Футболисты топ-класса сюда не едут. Поэтому приходится подбирать тех, которые еще могут вырасти индивидуально и в понимании командной игры. Но Джеррарда, Баббела, Кюйта, Торреса и никого из «Челси» мы не сможем подписать - они к нам никогда не поедут. Так что и мечтать об этом не имеет смысла - реальность слишком сурова. Просто вообразив себе команду мечты, успеха не добьешься. Есть и обратная сторона проблемы - лучшие игроки уезжают из России.

- Да, ушли Аршавин, Шкртел, уходит Тимощук…

- И не забудьте Кержакова…

- Сколько еще зенитовских игроков имеют достаточный потенциал, чтобы играть в Европе?

- Очень многие. Но не все. А некоторые там уже играли.

- Можете что-нибудь сказать об игроках, которых вы хотели пригласить в «Зенит», но переходы не состоялись?

- Я не вижу смысла говорить о том, что могло бы быть, но не произошло. Не люблю жить в прошедшем времени. Прошлое умерло. Мы с очень многими игроками пытались договориться, но лучшие из них к нам не едут. Это огромная удача, что «Зениту» удалось заполучить Фернандо Мейру. Он отличный центральный защитник.

- Ушедшие из команды игроки для вас отрезанный ломоть, или вы допускаете их возвращение в «Зенит»?

- Я могу понять каждого, кто уходит. Ребята хотят играть в Европе, и я уважаю их желание. Отлично понимаю Андрея Аршавина, мечтавшего играть в европейском топ-клубе.

- Была ли возможность вернуть Александра Кержакова, когда он покидал «Севилью»?

- Как вы знаете, он ушел в московское «Динамо».

- А в «Зенит» он вернуться не хотел?

- В тот момент мы уже поменяли игровую систему, и у нас хватало игроков на его позицию.

- Вы подбираете людей, исключительно подходящих под свою игровую модель?

- Конечно. С теми, кто у нас есть сейчас, играть «четыре-четыре-два» было бы очень тяжело. А нынешняя система им отлично подходит. И я сохраняю ее не потому, что просто этого хочу. Возьмите, к примеру, Данни. Он идеально годится на роль левого или правого инсайда в схеме «четыре-три-три». Но его нельзя при этом лишать свободы и требовать от него, чтобы он всегда находился строго на отведенном ему участке. За ним нужно оставлять право на творческую свободу.

- Что вы будете делать, если почувствуете, что игрок не подходит под вашу модель?

- Я его просто не буду покупать.

- А если уже купили?

- Тогда с ними придется расставаться. Но если я решу перейти на «четыре-четыре-два», то некоторым игрокам придется перестраиваться. Причем при этой системе вам пригодятся все ваши футболисты. При этом я не исключаю, что у нас на скамейке уже есть люди, которые под «четыре-четыре-два» подходят идеально.

- Алехандро Домингес под вашу нынешнюю систему не подходил? Или его уход связан исключительно с поведенческими моментами?

- Мы расстались с ним совсем не из-за его футбольных качеств - он отличный игрок, - а только из-за проблем с дисциплиной. И не более того. Он всегда опаздывал с возвращением в команду. И когда он слишком задержался в Аргентине, притом что мы уже практически начали сезон, то я решил: хватит, это последняя капля. В остальном же он очень хороший футболист, и в отношении к тренировкам у него не возникало никаких проблем. Но я понял, что не смогу доверять этому игроку так, как прежде. Не смогу на него положиться. Если команда собирается в понедельник - он должен быть вместе с командой.

Может, Денисов передумает?

- Есть еще несколько вопросов об отдельных игроках. Фернандо Риксен все-таки остался в «Зените» в межсезонье. Просто на всякий случай, или вы действительно можете его использовать?

- Конечно, можем.

- Некоторые утверждали перед началом этого сезона, что он - или следующий - станет последним в «Зените» для Константина Зырянова.

- В будущее я заглянуть не могу, но могу доверять своим глазам: в настоящий момент Константин - один из сильнейших игроков в России - и вряд ли кто-то станет с этим спорить.

- Вы верите, что Николас Ломбертс вернется в футбол?

- Конечно, парень ведь еще совсем молод. Но он уже очень долго не играет. Никак не удается избавиться от жидкости в колене. Ему сделали уже три операции, но проблему никак не удается решить.

- Нет ли опасности, что ему придется так рано завершить свою игровую карьеру?

- Я так не думаю. У него была похожая травма - и такая же операция - на другом колене, но он ведь сумел снова выйти на поле. Он отличный футболист, и я очень рассчитываю, что он еще вернется.

- Мог ли Фернандо Мейра появиться в «Зените» раньше, а не перед самым началом сезона?

- На самом деле, удивительно, что парень вообще к нам перешел! Ведь Мейра выступал за «Галатасарай» на великолепном стадионе, в потрясающей, можно сказать, безумной футбольной атмосфере. Но ему понравилось, как мы играем. Кроме того, он хорошо знаком с Данни, к тому же в «Зените» ему предложили очень приличный контракт. Возможно, одной из причин согласия на переход была и его неудовлетворенность положением в турецком клубе.

- Заметно, что вы очень им довольны…

- Я доволен всей командой. Но летом мы постараемся приобрести одного-двух новых футболистов, улучшить игру на некоторых позициях. При этом один или двое игроков нас покинут.

- Новички могут появиться в атаке?

- Извините, но я не скажу.

- Но ведь я же не шпион и не прошу вас называть имена!

- Никто вас в шпионстве и не подозревает (улыбается)! Но поймите меня правильно: то, что вы напишете, прочитают, в том числе и игроки. Поэтому, если я, к примеру, скажу, что мы возьмем нападающего, то все сразу догадаются, что я собираюсь сделать. А мне этого не хочется.

- Что скажете о Саболче Хусти, пришедшем из «Ганновера»? Почему он так мало пока играет?

- Это хороший футболист, но надо учитывать, что здесь ему предстоит играть на немного другом уровне. Ему еще нужно время на адаптацию. К тому же каждый должен понимать, что в нашей команде очень высокая конкуренция - в этой связи можно упомянуть и Игоря Семшова. У нас в полузащите выступают три игрока сборных, и заменить их сейчас совсем непросто.

- Но Хусти ведь может заменить и кого-то из крайних нападающих.

- Да, и именно в этой роли я пробовал его в первых матчах, но остался не вполне удовлетворен.

- Даже несмотря на то, что он забил «Штутгарту»?

- Забил или нет - это не самое главное. Я прежде всего слежу за тем, как человек работает на тренировках и в играх.

- Нередко бывает, что игроки отказываются давать интервью. Как вы к этому относитесь?

- По моему мнению, общаться с прессой - это часть работы футболиста. Но знаю, что есть такие игроки, которые с журналистами разговаривать отказываются. Возможно, у них есть на это причины.

- Как у Денисова, например, которого один из моих коллег обидел несколько лет назад - и с тех пор Игорь интервью не дает принципиально…

- Да, но он настолько здорово сейчас играет, что ему, может быть, имеет смысл пересмотреть свое отношение к прессе. Он принципиальный человек, и я уважаю его позицию. Всё в порядке, если дело в принципах - а не так, что сегодня у меня всё хорошо, и я буду разговаривать, а завтра у меня плохие времена, и я снова замолчу. Я Денисова хорошо понимаю, хотя его позиция и не радует вас, журналистов.

Г. Максимов. «Спорт уик-энд», 23.04.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru