СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

АРСЕН КАНОКОВ: НАЛЬЧИК В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ НАДОЛГО!

Поговорить с президентом Кабардино-Балкарии доктором экономических наук Арсеном Каноковым мне захотелось после того, как я узнал, что помимо своей основной работы, которая отнимает 12 часов в сутки, он является еще и президентом федерации борьбы, и президентом совета спортивных федераций республики. А если добавить, что Каноков, по существу является и неофициальным хозяином футбольного клуба "Спартак" (Нальчик), то станет понятно, что весь спорт в республике так или иначе завязан на этом человеке.

Хотя шахматы мне ближе (интервью я брал во время 4-го этапа "Гран-при ФИДЕ"), но отлично понимаю, что означает для жителей республики и ее президента футбольный клуб "Спартак" (Нальчик). Поэтому начал разговор с президентом Кабардино-Балкарии с самой горячей спортивной темы.

ДОХОДИЛО ДО ТАХИКАРДИИ

- Арсен Баширович, я знаю, что борьба на Кавказе очень популярна. Но скажите откровенно: футбол сейчас в республике - спорт номер один?

- До того, как наш "Спартак" вышел в премьер-лигу, борьба была более популярна. А теперь футбол вырвался вперед. Особенно после того, как у руля команды встал нальчанин Юрий Красножан.

- Официально вы хозяином нальчикского "Спартака" не являетесь, но ваша холдинговая компания "Синдика" фактически клуб содержит, не так ли?

- После того как я три с половиной года назад стал президентом Кабардино-Балкарии, холдингом "Синдика" руководит моя супруга. Вы правы, мы ежегодно выделяем 150 - 200 миллионов рублей на содержание клуба, в зависимости от его бюджета. Причем до нынешнего года мы фактически содержали нальчикский "Спартак" полностью, а в этом году правительство республики выделяет 20 - 30 процентов бюджета команды. Тогда как остальные 70 процентов по-прежнему дает холдинговая компания "Синдика". Считаю, что это не сильно ее напрягает.

- Вы всерьез заболели футболом?

- Вначале абсолютно футболом не интересовался. И по телевизору его не смотрел - я как-то хоккей раньше любил больше. А сейчас, когда включаю спортивный канал, то с удовольствием смотрю, как играют, к примеру, "Барселона" и "Челси". Уже начинаю понимать, анализировать.

А что касается "боления"... Порою, когда нам на 93-й - 94-й минутах забивали, до тахикардии доходило, чуть телевизор не разбивал. Первые два года была целая трагедия. На телефоне висел: что да как, кто забил, почему судья не так свистнул... Сейчас стал поспокойнее.

- Какие у вас взаимоотношения с Красножаном?

- Я абсолютно доверяю его профессионализму и не считаю уместным вмешиваться в футбольный процесс. Не было ни одного случая, когда я ему сказал бы, кого надо брать, кого не надо. Сердцем переживаю, но Юру не тревожу. Пусть он сам разбирается. Потому что, когда начинаешь паниковать, мешать, ничего хорошего не получается.

Вроде парадокс: когда команду "по лоскутам" собирали, играли на старте удачнее. Сейчас укомплектовали команду лучше, но старт получился не столь впечатляющим, как хотелось бы. Хотя, уверен: одна-две победы - и ситуация выправится. Идет спайка команды, налаживание игрового взаимодействия.

- Помню, в 2006-м нальчикский "Спартак" выстрелил на старте чемпионата и даже лидировал после 12 туров...

- Нас вначале не очень всерьез воспринимали, и мы по соперникам ударили хорошо. А потом, когда все поняли, что к нам надо относиться серьезно, мы, к сожалению, упустили момент и не сумели развить успех.

- Футбол - это не просто игра. Это еще и большая политика. Особенно на Кавказе. Согласны?

- Да, согласен. Когда мне сказали: "Профинансируйте, мы будем играть в премьер-лиге", я ответил: "Нет проблем". Профинансировал, стали играть. Я увидел, как болельщики переживают, и понял: без футбола нельзя их оставлять. Мы не знаем, что было бы без футбола. Может, все эти эмоции, которые бушуют на стадионах, остались бы на улице, кто знает?

Сейчас я понимаю: пока руковожу республикой, должен сделать все, чтобы "Спартак" играл в премьер-лиге. Не так важно, какое место он займет. Причем, думаю, у меня хватит средств и возможностей, чтобы мы играли там постоянно. У нас нет шараханья, с нуля ведь создавали команду. Никогда до 2006-го не играли в премьер-лиге. Считаю, если правильно этим делом заниматься, то все будет нормально. Тем более сейчас у других проблемы, а мы как имели бюджет 12 - 13 миллионов долларов, так и имеем.

- То, что ваша команда, как утверждают, самая бедная в премьер-лиге, - это правда?

- Мы не опровергаем. Пусть так думают. Если надо будет, мы вложим и больше. Но не вижу в этом смысла. Пусть лучше ребята играют, борются и побеждают за счет мастерства и воли. Если будем крепкими середнячками - нормально. А если появится шанс и мы окажемся наверху, тогда сделаем определенное быстрое финансовое вливание.

- Не боитесь, что можете вылететь из премьер-лиги?

- Я думаю, мы долго будем в премьер-лиге играть. Пока я руководителем являюсь, даже если вылетим - сразу вернемся. Потому что с Красножаном и со мной у "Спартака" будет не хуже, чем у других. У нас нет нефтяных и газовых компаний, которые поддерживают другие клубы, но мы и без них справимся. Все-таки "Спартак" при малом бюджете все равно показывает результаты. Это, думаю, потому, что у нас хорошая тренерская команда во главе с Красножаном.

- На футбол ходите?

- Если нахожусь в Нальчике, когда они играют дома, или если мои командировки в Москву совпадают с играми "Спартака" в столице, то стараюсь не пропускать.

- Наша газета осудила безобразный поступок неких личностей, которые вывесили в Лужниках оскорбительный баннер во время встречи вашей команды и московского "Спартака". Но мне говорили в отделе футбола, что в Нальчике раньше частенько происходили неприятные инциденты с болельщиками столичных клубов. Вам об этом известно?

- Работа с фанатами ведется серьезная. Начиная с железной дороги - приезд, отъезд, - все контролируется министерством внутренних дел. Но если приезжие болельщики по городу расходятся, в кафе или куда-то еще, и если при этом горячительного приняли и начинают слова говорить нехорошие, то у нас тоже горячих голов хватает. Молодые парни могут из-за девушки подраться, сами были молодыми, знаем, как это бывает. Но чтобы кого-то кто-то на улице останавливал - это абсолютно исключено.

Не собираюсь какую-то одну сторону винить или оправдывать, не говорю, что наши идеальны. Но чтобы, как писала одна московская газета, "приехать в Нальчик и вернуться живым" - такого просто не может быть. Да, было: автобус отъезжал, пацаны камни побросали. Их надо за это наказывать, и мы наказываем и будем следить, чтобы такое было невозможно. В любом городе среди болельщиков найдутся каких-нибудь три процента безмозглых, которые могут что-то и выкрикнуть, и повести себя неправильно. Но это ведь не показатель. В общей массе народ у нас доброжелательный, открытый.

- Я слышал, что у вас какое-то огромное количество футбольных полей будет построено?

- Да, 391 поле. Мы вошли в федеральную целевую программу, разработанную Министерством спорта России. Речь идет о полях для школ - в каждом населенном пункте, в каждом городе и селе. У нас футбол будет факультативом во всех школах, так же как и шахматы.

И НА КАЛЫМ ХВАТИТ

- Как вы пришли к решению возглавить федерацию борьбы?

- Проанализировал общероссийскую ситуацию. Очень хороший пример нам подают руководители федерального уровня, мы просто повторяем их опыт. Считаю, этот административный ресурс работает, приносит плоды.

У нас 17 спортивных федераций. Всем руководителям республики я предложил их возглавить. Сам возглавляю федерацию борьбы, председатель правительства занялся футболом, дзюдо возглавляет зампред правительства, председатель парламента встал во главе тяжелой атлетики, а еще один зампредседателя правительства возглавил федерацию шахмат. И так далее.

Под этих людей легче собирать внебюджетные деньги, работа ведется более активно. Скажем, если в каком-то населенном пункте надо отрыть шахматный клуб, а зампредседателя правительства позвонит главе администрации и попросит это сделать, тот быстро найдет и помещение, и тех, кто его отремонтирует. А если федерацию будет возглавлять известный тренер или бывший именитый спортсмен, под него деньги могут и не дать.

Поскольку я являюсь руководителем совета федераций, то регулярно их всех собираю, и они отчитываются. Председатель парламента отчитывается за тяжелую атлетику, а председатель правительства - за футбол. Если этим не заниматься предметно, системно, то само по себе ничего не получится. Денег никогда не хватит.

Когда вижу что руководитель той или иной федерации ничего не делает, говорю ему: "Слушай, иди занимайся своей деятельностью, здесь мне не нужен свадебный генерал". Потому что нужен человек, который сердцем и душой болеет за спорт: привлекает деньги, ездит, смотрит, где-то ленточку перерезает, где-то медаль вручает. Считаю, такой подход должен дать результат. Другого пути не вижу.

- То есть вы как председатель федерации борьбы вникаете во все борцовские проблемы?

- Я собираю спортивное сообщество - бывших спортсменов, всех тренеров, и мы обсуждаем, какие у кого проблемы. Нехватка матов, предположим. Или нужно кого-то поощрить. Причем у нас есть четкая градация. Допустим, стал парень чемпионом России, чемпионом мира, олимпийским чемпионом - значит, он должен премию получить. За чемпиона мира - от трех до пяти миллионов рублей. Для молодого парня разве это плохо? Квартиру, машину купит, еще на калым у него останется, когда придет время жениться (смеется). У человека есть мотивация. Конечно, они и без поощрения будут бороться, но все же, когда они видят, что их достижения оцениваются, появляется дополнительный стимул.

Потом, не только материально мы поощряем героев спорта: на улицах города висят щиты с их большими портретами. То есть они становятся известными в республике людьми.

- Вы в Нальчике чествовали чемпиона мира в тяжелом весе Биляла Махова, а он выступает за Дагестан. Как так вышло?

- Он наш, родился и вырос в Кабардино-Балкарии. Но как борец состоялся в Дагестане, там школа борьбы посильнее. Вот и получается, что мы его считаем своим, хотя он выступает и за Дагестан. Когда Махов выиграл чемпионат мира в самой престижной весовой категории, я премировал его из своего личного фонда тремя миллионами рублей. Я вообще слежу за всеми нашими ребятами, где бы они ни жили и за кого бы ни выступали. Тем более когда стал президентом федерации спортивных единоборств.

Сейчас мы школу олимпийского резерва по борьбе открываем в Нальчике. Выделяем помещение, питание, наиболее талантливые будут получать стипендию. В школе будут заниматься 150 человек. Станем приглашать серьезных тренеров. У нас в Приэльбрусье ведь уникальные природные условия для сборов. Зачем нам куда-то отправлять ребят, пусть здесь учатся, борются, побеждают.

А с Маховым беда приключилась. Кто-то ртутью его отравил. Позавидовали. Сейчас сложно судить, кто это сделал. Я оплатил его лечение в Австрии, ему удалось восстановиться. Хотя если бы не его богатырское здоровье, могло все плохо кончиться: ситуация была тяжелая.

ПУТИН СПРОСИЛ: "КАТАЕШЬСЯ?"

- Арсен Баширович, у вас ведь Эльбрус... Катаетесь на горных лыжах?

- Вот и Владимир Владимирович Путин почти в тех же выражениях спросил у меня пару лет назад: "У тебя ведь Эльбрус... Катаешься?" Я сказал: "Понял. Буду кататься". Сейчас твердо отвечаю на этот вопрос: катаюсь. Не так здорово, как Владимир Владимирович, на уровне продвинутого любителя. В прошлом году катался у нас, потом в Куршавеле.

- Условия для занятий горными лыжами в Кабардино-Балкарии, говорят, не хуже, чем в Куршавеле...

- Не хуже - это точно. Но сервис пока отстает. Мы сейчас занимаемся главным - меняем канатные дороги. Одну очередь завершили, только что вторую сдали. Для людей самое главное - подъемники и трассы. Потом места проживания - гостиницы. Потом - транспортные коридоры. Все сразу охватить невозможно, но двигаться вперед необходимо. У нас есть мастер-план, двигаемся.

Возможности у нас большие. Что бы там не говорили про Красную Поляну, но там 4 - 5 месяцев можно кататься, а у нас - 8 - 10 месяцев. Конечно, я понимаю: и Красная Поляна нужна, и Домбай, и Нальчик, и Мамисон в Северной Осетии - это единая цепь. Если все будет обустроено, то любители горных лыж не будут ездить за границу. Но для этого надо очень хорошо потрудиться.

Я был и во Франции, и в Австрии, мы облетели Монблан, поднимались, смотрели, как у них все устроено, и исходя из этого опыта хотим сделать так же. Здесь нужны две вещи: деньги и время. Нельзя сказать, что мы сможем достигнуть уровня сервиса Монтре или Куршавеля за два года. Но если за пять - десять лет все приведем в порядок, это будет нормально.

ЛЮДИ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ИНТЕРЕСНО

- То, что ваша республика второй раз подряд принимает столь крупные шахматные соревнования, не является нагрузкой для бюджета?

- Никоим образом, поскольку и чемпионат мира среди женщин, и "Гран-при ФИДЕ" проводились полностью на спонсорские деньги холдинговой компании "Синдика". Для меня очень важно, чтобы мероприятия федерального и мирового уровня проходили в республике. Люди не должны только с экранов телевизоров наблюдать за тем, что проходит в столице или в других крупных городах. Хочу, чтобы им было интересно жить в Кабардино-Балкарии. А когда им будет интересно жить здесь? Когда они будут втянуты в общероссийские мероприятия. Предположим, на дворе весна. Значит, я уже живу ожиданием футбольной премьер-лиги. А после футбола хотел бы переключаться на хоккей.

- Слышал, строите ледовый дворец в Нальчике?

- Точнее - занимаемся этим. Я в Подмосковье посмотрел несколько спортивных залов от 5 до 7 тысяч квадратных метров. Понравился в Балашихе. Сейчас проектируем такой же у нас. Недешевое удовольствие - где-то миллиард рублей это будет стоить. Но хочу, чтобы такой дворец был в республике. Уже подобрали место. Скоро начнем строительство.

- Борцовские залы везде есть?

- Их достаточно. Но хочу, чтобы в каждом населенном пункте был зал на пятьсот - тысячу квадратных метров. Не надо в селе строить дворец спорта. Нужен одноэтажный зал с двускатной крышей, с раздевалками, с матами. Чтобы люди могли заниматься. И чтобы рядом было футбольное поле, волейбольные и баскетбольные площадки.

Мы построили современный ипподром, конный завод восстановили, скачки проводим на призы президента России и Кубок Эльбруса. У нас самый большой призовой фонд в России - 6 миллионов рублей.

- Мне рассказали, что и соборную мечеть вы построили на свои деньги, и православный храм. Да и гостиница, где жили и играли участники "Гран-при", тоже вами построена. Три с половиной года на посту президента, а столько уже успели сделать! Каковы планы на ближайшее будущее?

- Я 28 лет прожил в Москве. И хочу, чтобы Нальчик стал современным европейским городом, где были бы и свой Арбат, и современные торговые центры, и разнообразные места отдыха, и, конечно же, современные спортивные залы. Чтобы, повторяю, человек хотел жить здесь! Сейчас строим торговый центр площадью 25 тысяч квадратных метров и стоимостью 30 миллионов долларов. В ноябре должны сдать. Там будут и ледовый каток, и два кинотеатра, и ночной клуб. Это будет такой центр, куда человек может зайти днем и не выходить до утра (смеется). Кроме того, будем строить в городе аквапарк, цирк, планетарий.

- Последний вопрос, Арсен Баширович. Вы ведь в юности занимались борьбой, были чемпионом республики. Сейчас выходите на борцовский ковер?

- Только с сыном. Ему семь лет, поэтому он меня всегда побеждает.

Юрий ВАСИЛЬЕВ, Нальчик - Москва. «Спорт-Экспресс», 21.05.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru