СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

АНДРЕЙ ГОРДЕЕВ: УБИТЬ В СЕБЕ ФУТБОЛИСТА?

Недавно Борис Игнатьев, поработавший в «Сатурне», сказал мне о новом тренере подмосковной команды: «Андрей - очень хороший человек и отличный психолог. Люди вокруг него объединяются - как опытные игроки, так и вчерашние резервисты. В нем есть что-то от хорошего учителя: зашел в класс, и даже неисправимые болтуны тут же замолкают и слушают с открытым ртом».

В Австрии появилась возможность убедиться в справедливости этих слов. При этом ни корреспондент «Спорта», ни, что самое важное, коллеги, чаще бывающие в гостях у раменчан, ни разу не видели, чтобы наставник «Сатурна» хотя бы раз повысил на кого-то голос или просто выказал негативные эмоции. Хотя и чересчур мягким Гордеева тоже не назовешь: решение «отцепить» от сбора Алексея Еременко, отношение которого к делу не устраивало, - лучший пример наличия у тренера решительности и жесткости, когда этого требуют интересы команды.

А еще никогда не доводилось слышать, чтобы кто-то говорил о футболе так, как новый наставник «Сатурна». Нет, употреблять штампы вроде «футбол - дело всей жизни» умеют многие. Но только Гордееву в этом почему-то сразу веришь безоговорочно.

«Тренер» звучит гордо»

- Владимир Маминов после своей первой игры в роли и. о. главного тренера «Локомотива» признался: с трудом сдерживался, чтобы не выскочить на поле. У вас в матче с «Динамо» такого не было?

- У меня было больше времени привыкнуть к новой роли - все-таки сначала работал с молодежной командой. Так что первые и самые сильные эмоции уже успели пройти. Зато пришло понимание, что за бровкой пользы команде принесешь больше, нежели выходя на поле. Хотя в любом случае переживал сильно.

- Заснуть не могли?

- И сейчас перед играми не спится - что-то анализирую, готовлюсь.

- Еще в 2007-м играли за «Спортакадемклуб», а потом раз - и в тренеры! В 32!

- В принципе, не планировал заканчивать. Мы неплохо провели тот сезон, вышли в первый дивизион. Но когда позвонил Гаджи Гаджиев и предложил поработать с молодежной командой «Сатурна», раздумывал недолго. Когда зовет уважаемый человек, решение принимаешь быстро. В первую очередь для себя.

- Многое для вас сделал Гаджиев как тренер «Анжи»?

- Здесь важнее не то, много или мало для тебя кто-то сделал, а личное отношение. Просто как к человеку и как к специалисту отношусь к Гаджи Муслимовичу с большим уважением.

- В чем лично для вас главное отличие работы с «молодежкой» и «основой»?

- Из того, что сразу бросилось в глаза - мастерство футболистов. В целом же принципы работы остаются теми же, меняются нюансы.

- Есть расхожая фраза, что молодому тренеру нужно убить в себе футболиста. Иначе ничего не получится.

- Да, кто-то когда-то сказал, после чего это приняли чуть ли не за аксиому. Но я с этой точкой зрения не согласен.

- В чем именно?

- Важнее не кого-то в себе убивать, а чтобы в тебе, наоборот, родился кто-то новый. Ведь это колоссальная работа. «Тренер» - звучит гордо. И этому званию надо соответствовать. Часто бывает, что приходит человек на должность и начинает упиваться, что он де-юре старше, что его слушают, что у него теперь кусочек власти. Не только в футболе, но и в жизни так бывает. Но ведь на самом деле это не возможность командовать, а большая и сложная работа. Когда она тебе нравится, и ты готов отдаваться ей без остатка, тогда в тебе действительно родился тренер. И никого в себе убивать не надо. Я, кстати, и сейчас с удовольствием в футбол при случае играю (смеется).

Игрок и тренер смотрят на футбол с разных полюсов

- Когда вас из молодежной команды позвали в первую, долго колебались?

- Ни минуты. Все время мы работали рядом. И я видел, что можно исправить и сделать по-другому, чтобы в итоге, возможно, получилось лучше. Так что у меня сомнений не было.

- Видели, где можно что-то исправить, - не слишком самонадеянно для молодого тренера?

- Не считаю, что в этих словах есть заносчивость. У каждого тренера свое видение ситуации, и каждый, наблюдая за работой коллеги, все равно иногда ловит себя на мысли, что, будь он на его месте, сделал бы что-то иначе.

- Тренер и футболист смотрят на футбол по-разному?

- Конечно. Можно сказать, что это полярные точки зрения. Играя в футбол, ты и близко не представляешь, из чего на самом деле состоит тренерская работа. Только завершив карьеру, начинаешь понимать, сколько знаний, умений и навыков за словом «тренировка». И поневоле начинаешь уважать даже тех тренеров, с кем, возможно, не находил общего языка.

- Если не секрет, что первое сказали игрокам после назначения?

- Мы и раньше со всеми игроками были хорошо знакомы и регулярно общались. Так что просто сказал, что мы попали в трудное положение, которое надо совместными усилиями исправлять. И что революций затевать не станем, а будем лишь сообща работать.

- У Гаджиева совета спрашивали?

- А я с ним и так постоянно общаюсь. Так что напрямую с моим переходом в первую команду это не связано. Хотя звонить ему стал чаще - больше вопросов возникает.

- Из молодежной команды ушли без сожаления?

- В «молодежке» у нас сразу сложилась замечательная атмосфера. Вместе со мной работали Олег Василенко и Виктор Гузь. Даже не знаю, кто кому больше помогал - я им или они мне, но факт остается фактом: то была интересная работа, которая помогала расти. Да они и сейчас помогают советом. Так что хочется поблагодарить за это и их, и вообще весь состав молодежной команды, включая докторов, массажистов и администраторов. Самое главное, что нам удалось сделать, - создать ту самую обстановку, которой все дорожили. Потому что когда ты с удовольствием идешь на работу и с работы возвращаешься - это самое замечательное, что только может быть.

Разве я мягкий?

- В молодежной команде тренер - это еще и воспитатель. А как работать с футболистами, которые либо ровесники, либо и вовсе старше?

- Опытные футболисты как раз всегда правильно расставляют приоритеты. Я не учу, как жить и что делать. Но они понимают, что сейчас я старший тренер, и что они должны выполнять, что им предлагается. Это понимание очень важно, и оно служит общим интересам. Если этого не будет, результат не появится.

- В первой команде вам в рекордные сроки удалось наладить микроклимат. Всегда ли это возможно сделать добротой и мягкостью? Или все-таки повезло с подопечными?

- Не сказал бы, что я очень мягкий человек. Вот вы были на наших тренировках здесь в Австрии - разве я мягко говорю?

- На мой взгляд, да. Между тем Валерий Овчинников в одном из интервью сказал: я ничуть не жестче, чем любой деспот, который зовется главным тренером. Получается, что времена тренеров-деспотов уходят, а футболистам теперь лучше играется с тренером-другом? Пример того же Маминова могу привести.

- Не согласен, что я для футболистов исключительно друг. Бывают ведь моменты, которые неприемлемы и с которыми мириться не получается. Например, пренебрежение профессиональными обязанностями. Вот если вы идете по улице с девушкой и кто-то ее вдруг оскорбит, вы же обязательно вступитесь. Так и у тренера обязательно есть правила, нарушения которых он терпеть не будет, каким бы добрым и интеллигентным ни казался. И футболисты это тоже понимают. А кричать на игроков, на мой взгляд, можно лишь в единичных случаях.

- Неужели вам никогда не попадались «трудные» экземпляры?

- Разумеется, попадались. Ты просто сразу объясняешь, что так нельзя. После этого уже легче. Как говорится, уговор дороже денег.

- Со всеми можно договориться?

- Наверное, нет. Но если не получается, приходится расставаться или искать другие варианты. Вот и все.

- Аплодисменты после каждой тренировки - ваша затея?

- Так повелось. Благодарим друг друга за хорошую работу.

- Доводилось такое видеть у Гаджиева в «Крыльях Советов».

- Так же было принято и в «Анжи». Когда сам играешь, уже начинаешь подмечать в работе тренера какие-то положительные моменты. И потом переносишь их на свою работу.

Сторонник правильного футбола

- Во время общения с болельщиками на сайте «Сатурна» вы назвали себя сторонником «правильного» футбола. Расшифруете?

- Вкратце объяснил бы это так: в различных ситуациях, которые возникают на поле, игрок должен действовать верно. Точнее, верно с моей точки зрения. Это может быть не всегда зрелищно, зато эффективно.

- Получается, подстраиваетесь под соперника.

- Не столько под соперника, сколько под свою команду. Вот нравится тебе, как играет «Барселона». Но прийти куда-то и сделать вторую «Барселону» все равно не получится. Потому правильнее исходить из того, какие сильные стороны у твоей команды и твоих игроков. Из футболистов, привыкших к атлетичной манере, сборную Бразилии не слепить - и наоборот. А если попробовать, то рухнет в том числе и то, что было до этого. Игра с использованием сильных сторон - вот что я называю правильным футболом.

- В чем же тогда заключается тренерская работа, кроме поиска этих сильных сторон?

- Если у тренера есть видение того, как должна выглядеть команда, то он все равно потихонечку ее под эту модель подстраивает. Но работа должна вестись поэтапно. Разумеется, зависит и от того, как все устроено в клубе. Если у тебя есть возможность купить сразу десяток игроков, то это одно. Но так бывает крайне редко.

- Чтобы задействовать футболиста не на своей позиции, требуется определенная решимость. Как вам удается объяснить тем же Ковелю и Немову, что им сейчас лучше сыграть в обороне?

- Чаще всего ничего объяснять и не нужно - футболисты сами прекрасно понимают такое решение. Говорить стоит лишь о специфике игры на той или иной позиции, с которой они прежде не сталкивались.

- Вы в свое время прошли едва ли не по всем линиям.

- Да, в школе играл в нападении. В «Динамо» перешел в полузащиту, а уже начиная с «Анжи» играл только в обороне.

- Тому были объективные причины?

- Конечно. Позже понял, что тренеры грамотно использовали имевшиеся у меня задатки. Когда сам играешь, о таких вещах не задумываешься.

В «Анжи» осталась частичка души

- Поговорим о вашей карьере. «Анжи» - самый приятный ее этап?

- Самый цельный - это точно. Там осталась частичка души и много людей, с которыми регулярно созваниваемся до сих пор. Ну а об отношении к команде болельщиков и говорить лишний раз не стоит. Нас любили, и мы отвечали взаимностью.

- С кем из того «Анжи» поддерживаете контакт?

- Например, с Будуном Будуновым, Нарвиком Сирхаевым, Русланом Агаларовым, Арсеном Акаевым.

- Будунов сейчас заместитель министра спорта Дагестана. А чем занимаются остальные?

- Нарвик с Арсеном поступили в ВШТ. Руслан сравнительно недавно закончил играть на профессиональном уровне.

- С «Анжи» вы вышли в премьер-лигу, сыграли в еврокубках, после чего опустились классом ниже. Это ведь как в казино получается: будто сорвал куш, а потом все спустил...

- Не совсем верная параллель. Возвращение в первый дивизион - процесс объективный. Это вопрос развития команды. Сначала она сильная, потом уходят лидеры. Можно, если есть возможность, купить двух-трех игроков более высокого класса и идти дальше. Но иногда остается лишь пытаться удержаться на той же высоте. А как показывает практика, удерживаться на одном уровне долго невозможно. Либо развиваешься, либо спускаешься. С «Анжи», к сожалению, произошло второе. Но для того были объективные предпосылки.

- Но вам интересно было возвращаться в первый дивизион?

- Если любишь футбол, играть будет интересно везде. Позже я играл уже во второй лиге и тоже получал удовольствие. Ты знаешь, какие задачи ставятся перед командой, и стараешься их решать.

- А были команды, где вам было не очень интересно?

- Не то чтобы неинтересно, а менее комфортно. Пожалуй, это воронежский «Факел».

- Вы ведь туда не в самые простые времена попали - денег не было, команда оказалась, по сути, никому не нужна.

- Да, отношение к футболу было, скажем так, неординарное. Хотя для развития игры там все было и есть. Жаль, что не получается.

- Если «Анжи» был приятным этапом, почему же ушли?

- Наверное, просто мое время истекло. Так бывает даже с самыми любимыми командами.

- Какой матч тяжелее вспоминать: финал Кубка России, когда Сирхаев забил на последней минуте, а «Локо» все же успел сравнять и выиграл по пенальти, или встречу с «Рейнджерс» на нейтральном поле, которую «Анжи» проиграл?

- В финале с «Локомотивом» не играл - у меня была травма. Хотя до этого все матчи Кубка провел. А с «Рейнджерс» мы хорошо сыграли, поэтому возвращались в Махачкалу с высоко поднятой головой.

- Вокруг той игры много было шума - шотландцы ни в какую не соглашались ехать в Махачкалу и в итоге добились переноса матча в Варшаву. Как это до игроков доносилось?

- Так же, как и до всех, - через газеты. Тогда еще как раз в США случился тот ужасный террористический акт, так что общая атмосфера сложилась, скажем так, благоприятная для переноса. Мы же просто готовились к игре. Когда нам сказали, что встретимся с «Рейнджерс» на нейтральном поле, да еще и только один матч будет, переключились на подготовку к ближайшей встрече чемпионата.

- Тот рикошет от вашей ноги, после которого «Рейнджерс» забил единственный гол, потом не снился?

- Нет. Мы ведь сам матч хорошо сыграли. Хотя очень обидно было. Я же провел ту игру после длительного перерыва из-за травмы. И все еще чувствовал себя не очень хорошо. Думаю, что и гол тот во многом стал следствием этого неважного состояния.

- В Махачкале вас как встречали?

- По-доброму. В аэропорт люди приехали - сочувствовали и благодарили. Да и в Польшу с нами болельщики летали одним самолетом.

В футболе мало 90 процентов усилий

- Как изменился ваш привычный жизненный уклад после назначения старшим тренером «Са­турна»?

- Привычки остались те же. Но времени свободного меньше.

- Вы говорили, что идеальная ситуация - это когда и на работу, и домой идешь с удовольствием. А абстрагироваться от футбола, придя в семью, получается?

- Отчасти. Ты ведь не можешь выйти на следующий день на тренировку неподготовленным.

- Телефон можете отключить, чтобы до завтра не позвонили?

- Нет. Команда - живой организм. Постоянно изменяющиеся обстоятельства, постоянно может что-то потребоваться. Вообще, если бы в обычной жизни все было организовано как в профессиональном спорте, все было бы намного лучше.

- Там правильнее?

- Там нет мелочей. Потому все жестче упорядочено. Более профессионально. Если в обычной жизни достаточно порой на 50–60 процентов выкладываться, то в футболе подчас бывает мало и 90.

- Что в вашем понимании «идеальная семья»?

- Для меня важно, чтобы дети видели, что папа и мама любят друг друга. Чтобы рядом была любимая женщина. Вообще семья - это очень личное.

- У вас, кажется, двое детей?

- Да, два сына. Старшему Мише девять лет. А Станиславу в августе исполнится четыре. Миша занимается хоккеем.

- К футболу интереса не проявил?

- Нет, сначала играл в футбол, но потом мама отвела в хоккейную секцию - рядом с домом. Хотели изначально, как подрастет, перевести в футбол. Но он постепенно втянулся и по-хорошему заболел новой игрой. Так что забирать его из хоккейной школы теперь просто не поднимается рука. Остается только поддерживать.

Павел Новиков, Кессен. «Спорт день за днем», 01.07.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru