СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ОТ БЫШОВЦА ДО ПОГРЕБНЯКА

Часть III

Игорь Шалимов

Игорь Шалимов (Other Agency)

Массовый отъезд отечественных игроков на Запад (и не только), о котором шла речь в предыдущих главах нашего повествования, продолжался пять лет. При желании этот срок можно даже увеличить, приплюсовав к нему 1995 год, когда количество зарубежных вояжей российских звезд уменьшилось разве что в сравнении с предыдущими безумными сезонами. В 1991-м же и 1992-м за кордон уезжали все, кого туда звали.

К обжитым на финише 80-х Италии и Германии (она тогда еще называлась ФРГ) на заре 90-х добавились Англия, Испания, Шотландия, Португалия, Швейцария и Франция. Почти одновременно были освоены Швеция, Финляндия и Израиль, а в середине ушедшего десятилетия бутсы российских легионеров добрались и до Кореи. Ехали туда тем охотнее, что советского первенства, одного из самых авторитетных на континенте, больше не существовало в природе. На смену ему пришло первенство совсем другой страны, сформированное в спешном порядке и кое-как. Так, в частности в дебютном ЧР добрая половина новообразованной высшей лиги оказалась составлена из команд, всего несколько сезонов тому назад игравших во втором эшелоне СССР, – дивизионе, в котором было вдоволь огня и воды, но не предусмотрены регламентом медные трубы.

Безрадостная домашняя действительность привела к тому, что проявить себя в лучших лигах Европы удавалось немногим. А если и удавалось, то успехи эти, как правило, длились относительно недолго. Пример Игоря Шалимова в данном смысле просто хрестоматиен. Отправившись в июле 91-го покорять Серию А, он, казалось бы, выбрал для этого явно не оптимальный вариант. Тем не менее, именно только-только осваивавшаяся в высшем обществе итальянского футбола «Фоджа» стала для экс-спартаковца перевалочным пунктом на пути в «Интер».

Свой стартовый сезон на Апеннинах Игорь закончил с блестящей статистикой (9 голов в 33-х матчах) и вторым средним баллом от La Gazzetta Dello Sport среди центральных полузащитников всех без исключения команд. Яркая игра россиянина, естественно, не осталась незамеченной, и очень скоро на «Стадио Рино Дзаккериа» пожаловали купцы из «Интера». Миланский гранд, в отличие от Шалимова, предыдущий чемпионат провалил, в результате чего импульсивный президент «нерадзурри» Эрнесто Пеллегрини затеял очередную перестройку. Склонный к рефлексии функционер убрал из команды Лотара Маттеуса, Андреаса Бреме и Юргена Клинсманна, а взамен немецкого трио накупил целую охапку новых мастеров (Рубен Соса, Дарко Панчев, Маттиас Заммер и Сальваторе Скиллачи). К слову будет сказано, хавбек «Фоджи» оказался из них самым дорогим. Поначалу чешский рулевой красно-черных Зденек Земан наотрез отказывался расставаться с лидером своего клуба, но Пеллегрини был уж слишком настойчив.

9 миллионов долларов – устоять перед таким предложением среднестатистическая провинциальная итальянская команда не сумеет и сейчас. Что до 90-х, то тогда об этом не могло быть и речи. Шалимов переехал на «Сан-Сиро», где всего за несколько месяцев не просто подтвердил собственный класс, но и вырос в настоящую звезду, попутно поспособствовав достойному выступлению «Интера». Черно-синие финишировали в сезоне-92/93 вторыми – и все бы ничего, не окажись на верхней строке турнирной таблицы «Милан».

Доминирование злейшего врага настолько отравляло жизнь нервному Пеллегрини, что он решился на очередную серию реформ. Деятельный магнат выписал из амстердамского «Аякса» Денниса Бергкампа, который в ту эпоху слыл (и не без оснований) талантливейшим молодым игроком планеты. В Ломбардию голландец приехал в компании соотечественника Вима Йонка – опорного полузащитника современной формации, способного как начать атаку своей команды, так и поставить жирный крест на атаке чужой.

Место в основном составе «нерадзурри» Игорь утратил мгновенно. Помимо проигранной конкуренции Йонку появляться на поле регулярнее и чаще россиянину мешал лимит на иностранцев, а его еще недавно прочный союз с миланцами распадался на глазах. В ноябре 93-го Пеллегрини в вежливой форме предложил Шалимову отправиться в аренду в «Удинезе», однако в ответ неожиданно услышал «нет». вое решение двукратный чемпион СССР и поныне вспоминает как главную ошибку в спортивной жизни. Вспоминает во многом потому, что «Интер» он все равно покинул – год спустя описанных событий. Команд подобного калибра в его карьере больше не было. А те, что были («Дуйсбург», «Лугано», «Болонья» и «Наполи»), не смогли вдохновить Игоря на творческий ренессанс.

В середине 90-х отток ведущих исполнителей из российского чемпионата за границу пошел на убыль. Виной тому два обстоятельства: возросший уровень благосостояния доморощенных клубов и резко, вплоть до неприличия упавший авторитет отечественного футбола в целом. Последнее из них лично мне представляется более важным. Вслед за неудачным ЧМ-94 в Штатах, где приехавшая в ослабленном составе сборная Павла Садырина не смогла приятно удивить, был Евро-96, завершившийся сакраментальной фразой Олега Романцева о том, что сильнейшими игроками его команды на турнире предстали те, кто в Англию не поехал вовсе.

На клубной ниве дела, однако же, складывались даже хуже. В 1996-м и 1997-м годах Россия дважды осталась без Лиги чемпионов. Баталии с лучшими коллективами Старого Света болельщикам заменили садомазохистские размышления на тему, что лучше: быть разгромленным клубом, цвета которого защищает Пол Гаскойн, или же уступить в равной, обоюдоострой игре со взаимными шансами «Кошице»?

Симптоматично также, что состоявшийся в 1997-м новый трансферный рекорд (высшее достижение Игоря Шалимова переписал Андрей Канчельскис, оставивший «Эвертон» ради «Фиорентины» за 13 миллионов долларов) никого особенно не впечатлил. Хотя газеты и телевидение, помнится, осветили этот переход по полной программе.

Запомнившиеся на стыке веков сделки по схеме Россия – Европа можно пересчитать по пальцам одной здоровой человеческой руки. Дмитрий Аленичев («Спартак» - «Рома», 1998), Алексей Смертин («Локомотив» - «Бордо», 2002), Руслан Нигматуллин («Локомотив» - «Верона», 2002) - вот, пожалуй, и все. Кто-то, возможно, вспомнит о краткосрочных французских гастролях Александра Панова и Сергея Семака – и будет прав. Но только отчасти.

Пришедшие в российский футбол меценатские деньги фактически устранили из практики случаи отъездов в иной чемпионат ради материальной выгоды как таковой. Александр Кержаков, Роман Павлюченко и, разумеется, Андрей Аршавин – все они, покидая родину, преследовали совсем другие цели.

Показательно, что внутренний трансферный рекорд теперь заметно превышает внешний, хотя тот же Юрий Жирков проследовал из ЦСКА в «Челси» отнюдь не за копейки. Пятнадцать лет назад такой расклад выглядел бы нонсенсом, дикостью, нынче он – норма. 30 миллионов евро, отданных «Зенитом» за Данни в прошлом августе, – дотянуться до этой отметки не получилось ни у Павлюченко, ни у Тимощука, ни у Погребняка. О Жиркове говорилось выше. Вместе с тем, окажись «Зенит» год назад либеральнее и уступи свое сокровище не «Арсеналу», а «Тоттенхэму», этих строк, наверное, и не было. Но, может, оно и к лучшему. Без того футбола, что демонстрирует сейчас на «Эмирейтс» Аршавин, мы не все про себя будем знать.

Владимир ШОЛК. «Eurosport», 05.08.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru