СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

РОБСОН И САМАРОНИ: РЫБЬИ ЯЙЦА - НЕ ДЛЯ БРАЗИЛЬЦЕВ. БОРЩА БЫ С ПЕЛЬМЕНЯМИ!

На днях гостями редакции "Спорт-Экспресса" были Робсон и Самарони, хорошо известные по выступлениям за "Спартак" и другие российские клубы бразильские футболисты. Сегодня - рассказ об этой встрече.

МОСКВУ НЕ УЗНАТЬ

- С какой целью на этот раз приехали в Россию?

Самарони: - В футбол мы оба давно не играем. Но поскольку хорошо знаем и бразильский, и российский футбол, решили заняться агентской деятельностью. Ведь мы имеем представление о том, каких игроков можно рекомендовать сюда, на российский рынок. И, считаем, можем быть полезны обеим сторонам.

Робсон: - Я не был в России с 2001 года и всегда мечтал сюда вернуться. И вот наконец такая возможность появилась. Узнав, что Самарони собирается в Москву, не мог, как говорится, не "сесть ему на хвост". Немного обидно, что за это время подрастерял знание русского языка. Но сейчас записался на курсы в Сан-Паулу: хочется вновь научиться хорошо говорить, чтобы общаться с российскими друзьями.

- Вы работаете в рамках какой-то агентской компании?

Самарони: - Пока работаю один. У меня много знакомых в Бразилии - практически во всех клубах. Мне кажется, я сумею организовать собственный бизнес.

Робсон: - А я работаю с одним агентством в Сан-Паулу, но больше в качестве консультанта: агентской лицензии пока нет.

- Вопрос к Самарони: вы агентской деятельностью занимаетесь достаточно давно. С вашим участием какие-то сделки в России уже совершались?

Самарони: - В России - пока нет. Помогал, правда, в организации перехода Селсинью в "Локомотив". Но непосредственно участвовал где-то в 15 - 16 сделках в Белоруссии и других странах Восточной Европы. Хочется, однако, выйти и на российский рынок.

- Бразильцы сейчас охотно едут играть в Россию?

Самарони: - Да. Восточноевропейский футбол - украинский, российский - в последние два-три года в Бразилии на виду. Некоторые кабельные каналы показывают матчи этих чемпионатов.

- Слышали, с лета у вас транслируют по два матча каждого нашего тура...

Самарони: - Причем по бесплатному каналу. Сейчас бразильцам очень выгодно приезжать на российский рынок, а тренерам сборной Бразилии удобнее за ними наблюдать.

- Где провели последний матч в карьере?

Робсон: - Закончил играть в 2007-м в Китае. Помню, проиграли мы в тамошнем чемпионате со счетом 1:3, после этого и решил: пора завязывать. У дочери были проблемы с сердцем, а семья для меня важнее.

Самарони: - А я не помню, когда и против кого сыграл свой последний матч. Но это точно была игра за "Терек" в первом дивизионе, в конце 2003-го.

- Робсон, непривычно видеть вас в очках. Проблемы со зрением?

Робсон: - К сожалению, очки нужны. Но ношу их не всегда: если с утра забуду надеть, могу долгое время этого не замечать.

- Играть это не мешало?

Робсон: - Нет. Линзами никогда не пользовался. Однажды во Франции попробовал - сложно, около часа привыкал. К тому же особой надобности в них не было.

- Что уже успели посетить в Москве? Изменился ли город?

Робсон: - Признаюсь, Москву узнал с трудом. Многие годы жил рядом с метро "Сокольники". Но когда на этой неделе там оказался - района не узнал.

Самарони: - А я жил в Крылатском и на Юго-Западной. Сейчас эти места тоже здорово изменились - везде новые здания, торговые центры.

- Можно ли сказать, что именно в России вы пережили самые яркие годы в карьере?

Самарони: - На сто процентов. Россия - единственная страна кроме Бразилии, где я играл. Выступал здесь восемь лет. И иногда мне кажется, что Россию знаю лучше, чем родину. Был во многих городах и регионах. Что такое Хабаровск, конечно, так и не узнал, зато европейская часть России мне знакома хорошо.

- В каком клубе чувствовали себя лучше всего?

Самарони: - Наверное, в "Крыльях Советов". Благодарен ЦСКА - там я открыл для себя Россию. В "Спартаке" стал чемпионом. "Рубин" интересен тем, что там работал с Бердыевым, да и Татарстан - регион, не похожий на другие. Но все-таки мои лучшие годы, наверное, связаны с Самарой.

Робсон: - В Бразилии у меня тоже была яркая карьера. Играл в "Коринтианс" - клубе, сравнимом по популярности с московским "Спартаком". Но "Спартак" - нечто особенное в моей жизни. Я мечтал играть в Европе, хотя никогда не думал, что попаду в этот клуб. Именно он дал мне то, о чем я и не мечтал: благодаря "Спартаку" узнал, что такое Кубок УЕФА и Лига чемпионов. Только сейчас, закончив карьеру, осознал, насколько это здорово.

ПРИШЕЛЕЦ С ЛУНЫ В ТАРАСОВКЕ

- Какие-то шутки Василия Баранова вспоминаете?

- Их было очень много. Однако я должен помнить о том, что наша беседа станет достоянием гласности: я-то рассказать могу, но не знаю, как Вася к этому отнесется. Он, Илья Цымбаларь, ну и я, наверное, были главными "прикольщиками" в команде. Но мы ведь не только подшучивали друг над другом - разговоры велись и серьезные, особенно перед важными матчами.

- В нынешнем "Спартаке" голевые передачи в основном исходят от Алекса. В ваши же времена искусством последнего паса владела вся линия полузащиты. С кем из спартаковцев было комфортнее всего взаимодействовать?

- Трудно сравнивать нашу команду и сегодняшнюю. Титов, Тихонов, Цымбаларь, Аленичев, Кечинов, Баранов были игроками сборных, от любого из них можно было ожидать такой же передачи, какие выполняет Алекс. К тому же сейчас "Спартак" играет в несколько иной футбол.

- Стало ли для вас сюрпризом то, что Титов и Тихонов оказались невостребованными российскими клубами и перебрались в Казахстан?

- Понимаю подоплеку вопроса. Оба эти мастера всегда ассоциировались с одним клубом - "Спартаком". Но жизнь в футболе, особенно в современном, устроена таким образом, что сегодня ты в команде незаменим, а завтра никому не нужен. Поэтому то, что произошло с Титовым и Тихоновым, а еще раньше с Цымбаларем, оказавшемся в "Локомотиве", понятно и объяснимо. Увы, это в порядке вещей.

- Титов рассказывал, что на первых порах Робсона команда не приняла: он не знал языка, ничего не понимал, держался чужаком. Но после одного из матчей его повели в ресторан, хорошенько напоили, и сразу стало понятно: Луис - свой парень. Так и было?

- Титов абсолютно прав: я действительно первое время чувствовал себя не в своей тарелке. Это никак не было связано с расовой дискриминацией: просто оказался тогда единственным иностранцем в команде, не говорил по-русски, и было нелегко общаться с партнерами. Хорошо помню первый приезд в Тарасовку. Ребята как раз закончили тренировку - и все смотрели на меня, как на пришельца с Луны. А потом действительно состоялась та самая вечеринка. Дело даже не в том, что мы что-то выпили. Я понял: коллектив меня принял. Все от чистого сердца желают мне добра, хотят, чтобы я стал частью команды. Начал понемногу прислушиваться к речи, разбирать русские слова. Проблема была одна: ведущие игроки говорили, что на неформальные встречи я должен ходить без переводчика. Так, дескать, быстрее освоишь язык, станешь понимать наши разговоры. Должен сказать, Титов ко мне относился очень тепло, по-братски. В тяжелые моменты всегда подходил, пытался объяснить, что я нужен "Спартаку", делал все, чтобы я не чувствовал себя чужим. Это здорово помогало.

ЗА СЕМЕЧКАМИ

- Как сложилась судьба Маркао?

Саморони : - Он пропал, и о его судьбе ничего не известно.

Робсон: - В 2006 году я был в штате Парана, где мы с Маркао начинали играть в футбол. Достал его телефон, позвонил, но контакта у нас в общем-то не получилось. С тех пор звонить ему не пытался.

- Кто из нападающих "Спартака" был для вас идеальным напарником? Тот же Маркао, Ширко или кто-то еще?

- Помимо названных вами упомяну Макса Бузникина. Пожалуй, с этими тремя парнями выходил на поле чаще всего. А вот другие фамилии, простите, вспомнить не смогу: слишком необычно они звучат для моего уха.

- Александр Павленко недавно сказал, что из всех бразильцев, которых он видел, вы были самым трудолюбивым.

- Когда я играл в "Спартаке", у нас был очень требовательный тренер. К тому же он занимал еще и пост президента клуба. От него зависело все.

- Интересно, кстати, как вы воспринимали это совмещение должностей Олегом Романцевым?

- Нормально. Поймите, целых три с половиной года в России я жил холостяком, так что очень благодарен Романцеву за то, что он находил, чем мне здесь заниматься. (Смех в зале.) Вообще мне многое нравилось в вашей стране. Скажем, пришла первая моя российская зима, и народ стал выжидательно на меня поглядывать: мол, посмотрим, как этот негритенок вынесет испытание. А мне было только в кайф потренироваться в абсолютно новых условиях! Я любил свою работу и был счастлив в "Спартаке". Рад, что вошел в историю клуба голами и титулами, а не байками о моем поведении на тренировках и после них. Ясно отдаю себе отчет: мне повезло с командой. Знаю немало примеров, когда в Россию приезжали бразильцы явно не хуже меня, но так ничего здесь и не добились.

- Что еще вспоминается из того периода жизни?

- В "Спартаке" я отвечал за покупку семечек. Перед отъездом на гостевой матч шел на рынок и закупал их на всю команду.

- На рынке ваше появление удивления не вызывало?

- Нет. Сокольники - "спартаковский" район, там жил не только я, но и другие игроки, поэтому нас хорошо знали. В том числе и бабушки, торговавшие у метро семечками. Еще на мне лежала обязанность набрать с собой кассет с видеофильмами.

- Другие спартаковцы тоже за что-то отвечали?

- Все говорили, что очень заняты, что у них семьи. Я же был холостой, вот меня и старались нагрузить.

"РОБСОН? "СПАРТАК"? ПОЕХАЛИ"

- Из "Спартака" вы ушли внезапно. Расскажите, как это произошло?

- Обратите внимание: говорю об этом впервые. Не знаю, правильный ли тогда сделал выбор. Но в то время остро почувствовал: мне необходимо найти что-то новое, увидеть иные горизонты. Да, со "Спартаком" я выиграл многое, но хотелось большего.

- Романцев был удивлен?

- Думаю, да. Ведь у меня оставалось еще два года контракта со "Спартаком".

- Вы уехали в Японию. Почему именно туда?

- Не могу сказать, что меня привлекли деньги. Просто хотелось добиться чего-то большего, чем со "Спартаком".

- Но Япония - азиатская страна, и ее клубы в еврокубках не участвуют.

- Честно говоря, сегодня я затрудняюсь объяснить свой выбор.

- Несколько лет назад, выступая за французский "Лорьян", вы по просьбе "Спартака" помогли деньгами бразильцу, застрявшему в парижском аэропорту. Не раскроете деталей той истории?

- Неплохо вы, однако, информированы. Да, через Париж в Москву, в "Спартак", летел Луизау. У нас с ним был общий агент - он-то и позвонил мне, сказав, что парню требуется помощь: тот опоздал на самолет, а денег, чтобы доплатить за билет, у него нет. От Лорьяна до Парижа довольно далеко, и сначала я ответил, что дело займет немало времени. Но потом вспомнил про одного парижского знакомого - он и подъехал в аэропорт.

- Андрей Червиченко рассказывал, что Луизау, оказавшись у него в "Химках", пришел на тренировку и сказал, что ему жмут бутсы: "Пойду переобуюсь". Больше его в клубе никогда не видели.

- Наверное, это все-таки шутка.

- Червиченко утверждает, что быль. Он рассказал эту историю, когда корреспонденты "СЭ" попросили его привести примеры странностей у легионеров.

- Могу только сказать, что в последнее время Луизау играл за клуб "Риу Клару", выступающий в чемпионате штата Сан-Паулу.

- Откровенно говоря, человек, который летит за границу с пересадкой в Париже совсем без денег, не лишен странностей.

- На эту ситуацию можно посмотреть по-разному. По-моему, проблема не столько в игроке, сколько в агенте и клубе. Агент зарабатывает на футболисте - значит, должен сопровождать его в полете. И клубу, если он заинтересован в игроке, следует позаботиться о том, чтобы тот благополучно добрался к месту работы. Но есть такие агенты, которые видят в футболистах не более чем товар. Продал, деньги получил - и не важно, что будет потом. Это неуважение к профессиональному футболисту, да и к человеку.

- Сами попадали из-за агентов в неприятные или смешные истории?

Самарони: Когда собрался в Россию, агент заставил меня купить костюм и галстук. Я не понимал, зачем. Да и не моя это, как мне казалось, обязанность. В конце концов все купил… в два часа ночи.

Робсон: Когда я в первый раз летел в Москву, тоже делал пересадку в Париже. Там меня остановил полицейский в штатском. Спросил, кто я такой. "Бразилец, лечу в Москву". - "Говоришь по-французски или по-русски?" - "Ни слова". - "Зачем же тебе в Россию?" Я сказал: "Спартак" Москва". И тотчас услышал: "Проходи". А потом меня занятно встречали. Переводчик в аэропорт почему-то не приехал. Подошел какой-то человек и спросил: "Робсон?" Я кивнул. "Спартак?" - "Да". - "По-английски говоришь?" - "Нет". - "А по-русски? Ладно, поехали". Он довез меня до гостиницы, где нас ждал русский агент.

СКОТОВОД ЛЕОНИДАС

- Леандро, вы сменили в России несколько клубов. Какой день в нашей стране стал для вас самым тяжелым?

Самарони: Самыми страшными были первые два месяца. Я никак не мог приспособиться к непривычному питанию, ел только йогурты, сыр и ветчину. На базу ЦСКА, которая тогда располагалась в Архангельском, приехал в два ночи. Меня встретил Леонидас. И первое, что сказал: "Если бы ты сейчас не прилетел, то через день или два меня бы здесь точно не было". В чужой стране освоиться трудно, особенно когда ты совсем молод, как тогда Леонидас. Он пребывал в трансе от увиденного. Я был немного старше и успокоил его (Леонидас приехал в ЦСКА в возрасте 21 года, Самарони - в 25 лет. - Прим. "СЭ"). Не забывайте, что мы были первыми бразильскими футболистами в России, не считая тех, что играли в Нижнем Новгороде.

- Кстати, знаете что-нибудь о судьбе Да Силвы и Жуниора?

- Нет, ничего.

- А чем занимается Леонидас?

- Живет в городе Гояс, далеко от Сан-Паулу, где живем мы. Леонидас наелся футболом лет в 27. Говорят, на деньги, заработанные в России, приобрел стадо бычков. Разводит их - этим и живет.

- Вагнер Лав в Бразилии считается звездой?

- Безусловно!

- Его возвращение стало событием?

- И громадным. Вагнеру потребовалось время, чтобы заново привыкнуть к бразильскому футболу. Но для торсиды и "Палмейраса" его приход очень важен.

- Зато Даниэл Карвалью, когда вернулся, разочаровал?

- Можно сказать и так. Играл он, вернувшись в Бразилию, довольно редко.

- Можете сказать, почему такого яркого игрока, как Алекс, никуда не продали до 26 лет?

Самарони: - На юношеском уровне Алекс стал настоящим открытием для всей страны. Было ясно: он вырастет в очень хорошего футболиста. Беда у него одна - пришлось менять позицию в разных клубах. Куда его только не ставили - и на левый край полузащиты, и на место левого инсайда, и "под нападающими"... Каждый раз надо было привыкать, а на это уходило время. Это и помешало Алексу раскрыться раньше.

- Веллитон в Бразилии высоко котируется?

- У Веллитона история другая. Вот он - словно взрыв. Никто понятия не имел, что есть такой игрок, - и вдруг он становится лидером бомбардиров чемпионата России!

- Его рассматривают как кандидата в сборную?

- Вот с этим ему будет тяжело: в атаке бразильской сборной играют большие мастера - Луис Фабиану, Адриану, Нилмар, Алешандре Пату...

- Тогда пусть играет за Россию.

- Это было бы для него неплохим вариантом.

- Кому-нибудь из вас предлагали получить российское гражданство?

Самарони: - У меня была такая возможность. Президент "Крыльев Советов" Герман Ткаченко однажды подошел: "Может, тебе взять российское гражданство?" Но мне было за тридцать - смысла никакого.

- Что ответили?

- "Года три-четыре назад я бы на это пошел. Но не сейчас".

Робсон: - Конкретных предложений не получал. Намеки были - тогда же, когда российское гражданство получил Тчуйсе.

НА МОГИЛЕ ГРИГОРЬИЧА

- В минувшее воскресенье вы ходили на матч "Спартак" - "Томь". Какие впечатления?

Самарони: - Мне игра понравилась. Но, используй "Томь" в самом начале два момента, все могло бы сложиться иначе. Однако со "стандарта" забил "Спартак" - и гостям пришлось раскрываться, что упростило задачу моим бывшим одноклубникам. Я сразу понял: "Томь" еще до перерыва получит кучу мячей в свои ворота.

Робсон: - Мне трудно комментировать игру "Спартака", потому что "Томь" не оказала ему никакого сопротивления. Не хочу и сравнивать наш "Спартак" с нынешним. Хотя за чемпионатом России следить старался и представление о нем имею. Мне очень нравились "Зенит" и ЦСКА, когда выигрывали в еврокубках…

- Интересные встречи на стадионе были? Узнавали вас?

Самарони: - Для меня оба выходных дня были наполнены неожиданными встречами. Сначала на матче дублеров "Спартака" встретил Валерия Клейменова, тренирующего молодых спартаковских вратарей. Когда-то мы с ним играли за тульский "Арсенал". На следующий день встретил другого знакомого по Туле - Валерия Климова. А с вратарем "Томи" Поляковым вместе играли в "Крыльях Советов"… Очень трогательные встречи.

Робсон: - Самарони очень похож на русского - ему у вас в стране найти друзей было легко. Зато я внешне заметнее. Меня в эти московские дни узнавали постоянно. Подходили, просили автограф. Дошло до того, что на стадионе мне начали аплодировать! Я так расчувствовался...

- Кого особенно хотелось бы повидать в Москве?

- К сожалению, программа у нас получилась сумбурная. Не успели толком ничего спланировать. Знай мы, что окажемся у вас в редакции, где есть телефоны всех футболистов, - обязательно запланировали бы какие-то встречи. Но это только первый наш приезд в Москву. Скоро вернемся. А в списке тех, с кем хотелось бы повидаться, - Цымбаларь, Баранов, Сметанин, Кечинов, Ананко, Булатов, Ковтун, Парфенов, Филимонов, Бушманов…

- Вы посетили могилу Владимира Федотова. Каким он остался в памяти?

Самарони: - Я много лет прожил в России - и Федотов стал тем, кто оставил самые незабываемые впечатления. Мы вместе работали в ЦСКА, где он помогал Тарханову. Нас с Леонидасом принял как отец. Большим шутником был. Как-то летели на игру в Нижний Новгород. Леонидас очень боялся самолета. Григорьич ему и говорит: "Что тут страшного? Парашют тебе выдадут, не убьешься…"

- Смешно.

- А еще у меня остался шрам - напоминание о матче в память Григория Федотова. Каждый год ЦСКА такие встречи проводит под Ногинском, на его родине. Я там получил рассечение - но насколько меня поразило отношение людей! Поэтому на могилу Григорьича отправлялся с особенными чувствами. Федотов был очень дорогим для меня человеком. Жаль, что Робсон с ним не успел поработать - в "Спартаке", они немного разминулись.

Робсон: - Я хотел сказать тем ребятам, которых сегодня забыл упомянуть: на самом деле помню всех, с кем сводила жизнь в "Спартаке". Всех люблю. А еще хотел передать привет Ане, Лене…

- Это интересно...

- Это не то, что вы подумали. Я говорю о женщинах, которые работали на базе.

- Аня - это повар Анна Павловна Чуркина, которая много лет работала в Тарасовке?

Робсон: - Точно! Когда в "Спартаке" грянула революция, новое руководство клуба почему-то уволило весь персонал базы. Я очень расстроился, узнав об этом. Моим любимым местом в Тарасовке была именно столовая. Я там шутил, пел песни. Правда, когда заходил Романцев, меня со всех сторон одергивали: "Тихо! Не видишь, что Олег Иванович кушает? Не мешай". Пока Романцев ел, в столовой стояла гробовая тишина.

- Ваше любимое русское блюдо?

Самарони: - Мне очень нравятся супы. Щи, борщ, солянка - все просто супер!

Робсон: - Гречневая каша, пельмени. Долго могу перечислять. Я в еде неприхотлив. Разве что икру есть отказался. Кто-то из спартаковцев долго уговаривал попробовать: мол, это же главный русский деликатес! Но я ни в какую. Бразильцы называют икру презрительно: "рыбьи яйца", - и никогда не едят.

- Когда у Робсона на поле что-то не получалось, Романцев сразу вставал на его защиту: "Как я могу плохо относиться к нападающему, который в команде бегает быстрее всех и великолепно готов физически?" Не преувеличивал?

- Не сказал бы, что я в "Спартаке" был самым скоростным или самым прыгучим. Наверное, Романцев имел в виду другое. Играя в этой команде, я добился огромного прогресса и вырос как футболист.

С ГЕРМАНИЕЙ БУДЕТ "ЗАРУБА"!

- С кем из тренеров успели встретиться в Москве?

Самарони: - Очень конструктивно пообщались с Юрием Семиным. Обсудили перспективы дальнейшего сотрудничества. А с Александром Тархановым говорили по телефону.

- Переход какого бразильского игрока в российские клуб вас особенно удивил?

- Нет такого. Все бразильцы, выступающие в лучших российских клубах, на родине были заметными фигурами. Понятно было, что рано или поздно они уедут за границу. А Россия - далеко не худший вариант.

Робсон: - Согласен.

- А как отреагировали, узнав, что киевское "Динамо" в прошлом году выложило около 15 миллионов долларов за юного форварда Гильерме? Того самого, что сейчас отдан в аренду ЦСКА.

Самарони: - Не думаю, что киевляне переплатили. Гильерме уже тогда считался главной звездой "Крузейру". Он действительно очень талантливый нападающий. К тому же ему всего 20 лет. Уверен, в следующем отборочном цикле этот парень будет одним из главных кандидатов на место в сборной Бразилии.

Робсон: - Вся Бразилия знает, что у российских и украинских клубов водятся деньжата, поэтому стараются с них содрать как можно больше. Сумму, которую выложило киевское "Динамо", нужно рассматривать как инвестиции в будущее. У меня нет сомнений, что Гильерме эти деньги отработает.

- Кстати, за сколько купили вас - соответственно ЦСКА и "Спартак"?

Самарони: - В то время футболисты понятия не имели, какие деньги за них выкладывали. Это нигде не афишировалось. Хотя ясно, что ЦСКА я обошелся намного дешевле, чем тот же Гильерме киевлянам.

Робсон: - Знаю, что за меня просили 35 миллионов долларов, но таких денег "Спартак" давать не хотел.

Самарони: - Да тысяч сто за тебя заплатили, не больше…

- Если бразильский футболист не захочет уезжать в Россию, какой приведете аргумент, чтобы его переубедить?

Робсон: - У Самарони опыта больше, так что пусть отвечает первым. А я пока подумаю.

Самарони: - Если игрок едет в российский топ-клуб, у него будет шанс засветиться в Лиге чемпионов или Кубке УЕФА. Чем не стимул?

Робсон: - Сейчас ехать в Россию уговаривать уже никого не надо. Здесь сильный чемпионат, платят хорошие деньги. Неслучайно многие бразильские звезды едут сюда охотно.

- А вас долго уговаривали?

Самарони: - На предложение ЦСКА согласился через полчаса.

Робсон: - А я размышлял полгода.

- В курсе, что 10 октября в Москве сборную России ждет важнейшей матч отборочного цикла ЧМ-2010 с Германией?

Самарони: - Разумеется. Мне кажется, Россия выиграет. Моя мечта - увидеть российскую сборную не только в ЮАР, но и в Бразилии, где пройдет чемпионат мира-2014. Буду болеть за вашу команду. Причем я не одинок - в моем городе многие симпатизируют сборной России. Потому что знают меня, а я о вашей стране всегда отзываюсь хорошо.

Робсон: - Будь у меня маечка или шарфик сборной России, я бы пошел в них на матч и тоже болел за вашу команду. С Германией будет настоящая "заруба"! Состав у немцев помощнее, но у России свои козыри. Искусственный газон Лужников, например, огромная поддержка болельщиков, которые будут гнать игроков вперед. И, конечно же, Гус Хиддинк. Надеюсь, Россия выиграет и попадет на чемпионат мира.

- Леандро, у вас ведь в нашей сборной приятелей хватает?

Самарони: - Да, со многими успел поиграть. В "Крыльях" - с Анюковым и Бородюком, в ЦСКА - с Семшовым и Семаком. Помню, как еще совсем молоденький Семшов, игравший в армейском дубле, специально приходил на тренировки основного состава, чтобы увидеть в деле первых бразильцев. Смотрел, как мы тренируемся, как работаем с мячом. Особенно у Леонидаса много почерпнул. В команде шутили: "Хочешь, чтобы мяч прилипал к ноге, как у Леонидаса? Тогда сгущенку ешь, а не балуйся пивком..."

Отдел футбола. «Спорт-Экспресс», 03.10.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru