СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

АНГЛИЙСКИЙ РЕЦЕПТ ДЛЯ НЕМЕЦКОГО ПАЦИЕНТА ОТ РОМАНА ПАВЛЮЧЕНКО

Роман Павлюченко
 

Матч с Германией особенный - такие игры с топ-командами, в которых на кону для обеих сторон стоит если не все, то очень-очень многое, случаются достаточно редко. Но у России есть совсем свежий опыт разыгрывания домашней решающей партии - двухлетней давности встреча с Англией. Вот и уединились мы с главным героем той битвы Романом Павлюченко в отеле Grand Marriott, чтобы освежить в памяти приятные ощущения 2007 года и понять, что из того опыта нужно обязательно перенести в год 2009-й.

НЕУДАЧА В ГОСТЯХ

Начнем с предыстории. 12 сентября 2007 года сборная России уступила англичанам на "Уэмбли" с грустным счетом 0:3. Это, конечно, не 1:2 в Дортмунде прошлой осенью, но суть та же - гостевым поражением мы обрекли себя на необходимость победы в домашнем матче с главным соперником. Ситуации - почти один в один. Значит, и подход должен быть сходным.

- Чувства катастрофы тогда точно не было, - вспоминает Павлюченко. - После матча в раздевалке было спокойно, и многие говорили: есть еще игра дома.

- Неужели были уверены, что одержите в ней победу?

- Нет, конечно, но в том, что в Лужниках будет совсем другой матч, никто не сомневался.

- Тогда между поражением и повторным свиданием прошел месяц, сейчас - год. Месть лучше подавать холодной или эффективнее не успеть забыть обиду?

- Так досада от немецкого поражения и через год не меньше, чем тогда от английского. Ведь в Дортмунде во втором тайме наша сборная просто гоняла немцев по полю. Сам я смотрел игру по телевизору, но от того менее обидно не становилось.

СБОР

Вводные перед матчем тогда и сейчас отличались - игра с Англией была второй в двух спаренных турах, встреча с Германией станет первой. В 2007-м Англия играла в субботу, 13 октября, дома с эстонцами, потом ехала к нам, чтобы сыграть в среду, 17 октября. У нас же первого матча не было, ввиду чего восемь дней, - с 9 октября, сборная России целенаправленно готовилась к встрече с родоначальниками футбола.

- Тогда неделя на подготовку, сейчас - четыре дня. Разница огромна?

- Верю в Гуса - он найдет возможность привести нас в полный порядок и за четыре дня.

- Тогда Англия размялась на Эстонии, пока вы готовились, сейчас вы с Германией в одинаковом положении - для обеих команд матч первый. Как лучше?

- Думаю, разницы нет. В таких играх, как субботняя, забываешь обо всем, что было до того.

- За день до преданглийского сбора у вас лично был матч за "Спартак" в Нальчике. Сейчас - вынужденный отдых. Как проще вливаться в работу?

- Матч в Нальчике, помню, был очень тяжелым, но лучше такая игра, чем вообще никакой. Перед первой тренировкой здесь, в Москве, у меня, признаюсь, присутствовало не совсем обычное волнение. Давно забытое! Очень хочется играть, а не сидеть на лавке.

- И как быстро это волнение прошло?

- После двух-трех касаний мяча. Включился в работу по полной программе, хотя недавно травмированный, но вроде бы уже вылеченный ахилл мгновенно отреагировал на искусственное покрытие. Но небольшой дискомфорт - мелочь по сравнению с огромным желанием помочь команде.

- То, что тогда жили в Golden Ring, а сейчас в Grand Marriott, тоже не имеет значения?

- Не особо задумывался, почему мы сменили отель, но Grand Marriott стал для нас по-настоящему счастливым. Очень хочется, чтобы в субботу мы создавшуюся традицию не поломали - менять уже ставшую привычной гостиницу желания нет.

- Вспомним самую пикантную подробность сбора 2007 года - ваше опоздание в гостиницу на 19 минут.

- Сейчас постарался и приехал на час раньше!

- Что же случилось два года назад?

- Выехал заранее, но попал в такую пробку на Садовом кольце, что нельзя было сдвинуться ни вправо, ни влево. Ехать оставалось минут десять, но больше получаса фактически простоял.

- Многие пеняли вам тогда, что не оставили машину и не перешли в метро, как сделали Бородюк и Торбинский.

- А как вы себе это представляете? Я стоял в центре Садового - справа машины, слева - встречная полоса, а я один за рулем. Вылез даже из двери и осмотрелся, но все было безнадежно. Бросить авто прямо так? Боюсь, меня бы никто вокруг не понял. Да и не люблю я страшно ездить в метро - очень неуютно себя там чувствую. В обычной ситуации мне лучше простоять в пробке даже несколько часов, нежели спуститься в подземку.

- Когда глухо стояли на Садовом, волновались?

- Конечно. Был на постоянной связи с менеджером команды Виктором Вотоловским - он тоже советовал бросить машину и рассказывал, что ваши собратья по перу уже кружат у входа в отель, как коршуны. У всех ведь в памяти еще была история с Игнашевичем, которого отправили со сбора перед игрой с Польшей как раз за опоздание. Понимал, что могут быть самые жесткие оргвыводы - ведь все приехали вовремя, и только я выпендриваюсь. Но ситуация была безвыходной, о чем я и рассказал Вотоловскому. Конечно, знал бы, где упаду, постелил бы соломки - выехал на час раньше. Но когда ситуация случилась, ничего сделать было уже нельзя.

- Хиддинк был очень недоволен?

- Естественно.

- СМИ смаковали потом ситуацию и рассказывали, что поговорил он с вами очень жестко.

- Уже и не помню, что именно он тогда говорил, но мне кажется, жесткость слов Хиддинка все же, скажем так, преувеличивалась. Гус умеет подколоть так, что это хуже любого злого нагоняя, что он и не преминул сделать.

- Вы обещали исправиться?

- Это уже легенда: мол, именно потому я потом два мяча и забил, что из кожи вон лез после обещаний. Что я мог пообещать: если выпустите, обязательно забью два мяча? Но это же глупость! Говорю как на духу - виновным себя, естественно, чувствовал, но из кожи вон лез бы и без всяких опозданий. Напрямую те две истории связаны не были совершенно точно.

- Сам сбор перед Англией отличался от тех, что были прежде?

- В целом нет - похожие графики тренировок, похожая работа.

- Но настрой-то, наверное, другой?

- Не припомню особых различий. Вот сейчас разве наше настроение на сборе перед Германией отличается от обычного?

- Нет, но теперь-то вы уже призеры чемпионата Европы.

- Мне кажется это ничего не поменяло. И сейчас вспоминаю, что ощущения перед Англией были похожи на нынешние. Хотя в одном вы правы: самооценка у нашей команды за два года заметно изменилась. И сейчас я, к примеру, считаю, что Германия нам вполне по силам, хотя перед Англией в этом уверен не был. Но главный фактор остается тем же - переполненные "Лужники".

- С их искусственным полем.

- Этому фактору, как и погоде, сейчас уделяют огромное внимание в Германии. Но разве команды будут в разных условиях? Мне кажется, суть подобных разговоров в другом: раньше команды уровня Англии и Германии нас нисколько не боялись, а сейчас уже опасаются и весьма прилично. Отсюда и кивки на искусственный газон, и обмолвки в интервью: мол, ничейка нас вполне нас устроит. Тоже своего рода соломка.

- Но не будет ли от этого сложнее? Одно дело встречаться с Англией, готовой забросать вас шапками, совсем другое - с предупрежденной, а значит, вооруженной до зубов Германией?

- Наоборот, думаю, так будет легче.

АЖИОТАЖ

Тогда, как и сейчас, вся страна жила предстоящим матчем. Футбольная сборная стала главной героиней всех новостных программ, попасть в "Лужники" было едва ли не главной задачей очень многих людей. Это не могли не ощущать и сами футболисты.

- Ажиотаж перед той и нынешней играми полностью сопоставим. А ощущения футболистов?

- Мне кажется, нынче ажиотаж гораздо сильнее. Во всяком случае, два года назад столько народу билеты у меня не просило. Сейчас положенных тридцати трех штук не хватило на всех. Некоторые заказывали их еще за два месяца и за любую цену.

- Семья будет в полном составе?

- Лариса, конечно, придет. А родители по некоторым причинам приехать не смогут. Будут болеть у телевизора.

- Спали перед игрой с Англией спокойно?

- Абсолютно. В одиннадцать был отбой, к двенадцати улегся, заснул к часу. Проснулся потом, помню, только к обеду - перед игрой всегда долго сплю.

- Обед был в полдень?

- Нет, на час позже. В 12.45 была установка на игру, потом обед. После него вроде бы ничего необычного не происходило. Хотя нет, постойте: мы с Пашей Погребняком спустились к автобусу раньше всех - минут за пятнадцать до отъезда. Присели в холле, и тут у меня страшно зачесалась левая ладонь с внутренней стороны.

- Говорят, это к деньгам.

- А у меня получается - к голам. Расчесал тогда руку едва не до крови.

- Какие-то опробованные методы или приметы в день игры у вас есть?

- Ничего особенного. И никаких примет. Разумеется, с утра голова полна мыслей о предстоящем матче, думаешь, как сыграешь, как будешь действовать против того или иного противника.

- В дни перед матчем стремитесь свести общение с внешним миром до минимума?

- Отнюдь. Общаюсь с друзьями и родными, как обычно. Только садясь в автобус, сразу отключаю телефоны и выбрасываю из головы все лишние мысли.

- История о том, что массажист сборной Михаил Насибов предсказал в тот день нашу победу и ваши два гола, правдива?

- Абсолютно. Не знаю, что за видение было у Миши, но за обедом он мне именно так и изложил: счет будет 2:1 и оба мяча - твои. Вспомнил об этом, кстати, на скамейке, во время первого тайма: мол, плохой из тебя, Миша, прогнозист. Но Насибов и виду не подал - говорит, подожди, все еще будет. И когда я забил второй гол, бежал именно к нему - это же настоящая фантастика!

ПЕРВЫЙ ТАЙМ

Сам матч начался для нашей команды очень грустно, если не сказать плачевно. И дело даже не в голе Руни на 29-й минуте (хотя и в нем тоже), а в том, что игра шла под диктовку гостей. Помню свои ощущения - слабая надежда отчаянно сопротивлялась наваливавшейся на нее беспросветности. А в самом начале второго тайма Джеррард мог и вовсе нас похоронить, но промахнулся с трех метров. Из убойной позиции! Сам Джеррард! Это ли не доказательство того, что руки не стоит опускать никогда.

- Помните, что чувствовали в первом тайме, когда англичане вели в счете и просвета, казалось, не будет?

- Поганые были ощущения - даже вспоминать не хочется. Когда Руни забил, подумал все - пенсия.

- А когда Джеррард промахнулся с трех метров в самом начале второго тайма?

- Ужасный был момент! Но когда гол не случился, мелькнула мысль: а похороны-то откладываются. Надо искать шанс!

- В перерыве вы оставались на поле?

- Да. Знаю, о чем хотите спросить - о знаменитой фразе Гуса, что у нас еще будет несколько минут, в которые матч можно переломить. Я ее, к сожалению, не слышал, потому что разминался.

- Зато воплотили в жизнь! Скажите, а было что-то похожее на те переполненные и яростно болевшие "Лужники" в вашей карьере?

- Игры были всякие, чего стоят матчи "Спартака" с "Баварией". Но таких ощущений точно не было. Стоишь перед стартовым свистком словно в жерле извергающегося вулкана, шум невероятный, мурашки по коже бегут, адреналин в крови в каких-то неимоверных количествах. Словами этого не передашь - такое надо почувствовать. Скажу, может быть, пафосно, но так и есть - ради подобных минут и стоит играть в футбол.

- А то, что происходит в эти минуты на трибунах, футболисты видят?

- Конечно. Может, во время матча не все баннеры замечаешь, но уж перед его началом каждый прочитывается. А уж того лужниковского медведя не заметить было невозможно.

ПЕРЕЛОМ

И все-таки чудеса в этой жизни бывают. Запредельный настрой и огромная работа, проделанная нашей командой, не могли остаться без поощрения. Те пять минут - с 69-й по 73-ю, когда сборная России смяла уже уверовавших в победу англичан, - останутся в истории отечественного футбола навсегда.

- Что испытывали, когда Хиддинк отправил вас на поле на 58-й минуте?

- Был необычайно спокоен. При счете 0:1 с Англией! Боженька, наверное, знал, что меня ждет в ближайшие минуты, поэтому ниспослал какое-то неправдоподобное хладнокровие.

- Именно благодаря спокойствию вы и взялись без всяких сомнений бить пенальти? Не было предательских мыслей - а что, если не забью? Вас же с землей сровняли бы!

- В тот момент об этом совсем не думал. Лишь потом, когда общались с друзьями, они мне такой вопрос задали. Я подумал и в первый раз по-настоящему ужаснулся. Убить бы меня, конечно, не убили, но уж пополоскали бы по полной программе. Такую радость доставил бы Ловчеву с Севидовым! А на поле взял мяч, сразу решил, куда и как буду бить, после чего именно так и ударил.

- Помните первые эмоции после того гола?

- Если и оставался груз на плечах, то он свалился окончательно. Стало очень легко, безумно захотелось продолжения.

- Те пять минут между двумя голами в ворота англичан назвали потом лучшими во всей истории российской сборной. Они до сих пор такими остаются?

- Надеюсь, лучшие минуты у нас все-таки впереди. Но те, конечно, никогда не забудутся. У нас появился шанс, и мы полетели вперед. Смяли бы тогда любого соперника! Помню Димка Торбинский так треснул Джеррарда, что тот, по-моему, еще пару минут стоял с удивленным лицом.

- Когда Алексей Березуцкий наносил ставший знаменитым удар, вы уже знали, что надо идти на добивание?

- Все гораздо проще: я бежал вперед, как и положено форварду. И получилось, что на полкорпуса опередил двух защитников.

- После того как повели в счете, не испугались: ой, что же это мы наделали?

- Испуга не было, но последние минуты провели в обороне. Помню, бегал у своей штрафной и думал, когда же все закончится? Отбивались достаточно лихорадочно, что бы потом сами ни утверждали. Когда пошли навесы на высоченных Крауча и Кэмпбелла, сердце только и екало.

- Если резюмировать, - за счет чего тогда обыграли Англию?

- Наверное, за счет того, что больше хотели победы. И готовы были по-настоящему здорово.

ВКУС ПОБЕДЫ

Было сделано большое дело. Хотя нет, как оказалось потом, полдела: пришлось еще пройти через израильское унижение и воскрешение имени Хорватии. Но тот, кто прикоснулся к победам, подобным случившейся 17 октября 2007 года в "Лужниках", уже ни о чем другом мечтать вряд ли сможет. И очень важно, что в ближайшую субботу наша сборная выйдет на поле, помня, каким сладостным бывает вкус таких триумфов.

- Каким получился вечер после победы?

- Началось с того, что я никак не мог уйти со стадиона. Вы, помню, первым поймали тогда меня - еще у раздевалки. Затем Первый канал потащил снова на поле в прямой эфир, потом были еще какие-то интервью. Приехал домой, а там у подъезда - снова телевизионщики. Это продолжалось целую неделю: шагу не давали ступить, тянули, куда только можно.

- В такой славе больше приятного или неудобств?

- Поначалу это все очень приятно - осознаешь, что сделал какое-то по-настоящему большое дело. Но постепенно подобное внимание надоедает до чертиков.

- Чье поздравление было самым-самым?

- Лучшее мгновение тех часов - то, когда меня дома встретили жена с дочкой. Ради таких счастливых глаз готов забивать и забивать.

- Спали в ту ночь хорошо?

- Почти не спал. У меня вообще плохой сон после матчей - независимо от результата.

- Кого назовете главным кандидатом на роль народного героя после матча с Германией?

- Какая разница, кто им станет? Если выиграем, героем будет вся команда.

- Что из английского опыта нужно сейчас учесть в первую очередь?

- Настрой и желание. Уверен, в субботу они у нас не будут меньшими, чем два года назад. Ни в коем случае нельзя бояться противника, надо играть в свой футбол - и все получится.

- То, что сейчас есть запасной вариант в виде стыковых матчей, плюс или минус?

- Это обстоятельство не имеет к субботнему матчу никакого отношения. Ничья с Германией для нас катастрофа. Легко, конечно, не будет, немцы славятся тем, что добиваются нужного результата, несмотря даже на качество игры. Так что, думаю, предстоящий матч будет еще труднее, чем тот с Англией. Но я остаюсь оптимистом.

Борис ЛЕВИН из отеля Grand Marriott. «Спорт-Экспресс», 08.10.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru