СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

МИХАИЛ БИРЮКОВ: ДАСАЕВ ОТГОВАРИВАЛ ГАВРИЛОВА БИТЬ МНЕ ПЕНАЛЬТИ

Голкипер «золотой» команды и тренер голкиперов родного клуба Михаил Бирюков - о пользе самостоятельной жизни, тайнах вратарского мастерства и специфике финского футбола

Михаил Бирюков

Вратарь сборной СССР 70-х Михаил Бирюков.

В чемпионский сезон у питерских фанатов было немало речевок, но в память почему-то врезалось: «В воротах «Зенита» надежней ста замков стоит великий Миша Бирюков». Немного не в рифму, довольно фамильярно, но эта незамысловатая строчка очень точно отражает отношение болельщиков к самому незаменимому игроку в сезоне-84. В воротах «Зенита» Бирюков отыграл его без замен и во многих матчах был действительно надежней ста замков. Не случайно по итогам года, в котором «Зенит» завоевал золотые медали, страж ворот был признан лучшим голкипером СССР и получил очень престижный в ту пору приз журнала «Огонек».

В самом начале нашего разговора нынешний тренер вратарей «Зенита» просто огорошил утверждением, что вряд ли вспомнит подробности матчей чемпионского сезона. Бирюков пояснил, что с самого начала карьеры взял за правило забывать сыгранный матч сразу же после финального свистка, чтобы не переживать снова и снова за допущенные ошибки и не мнить себя, если не Богом, то Львом Яшиным или Ринатом Дасаевым. Этому же учит и своих подопечных в «Зените-2009».

В Москве не оценили, пришлось ехать на Дальний Восток

- Вы один из трех футболистов чемпионского состава, начинавших футбольную карьеру вдали от Питера. В подмосковном Орехово-Зуево была в середине прошлого века хорошая школа?

- Мне не приходилось учиться футболу в какой-либо другой. В моем родном городе были хорошие футбольные традиции. Еще в дореволюционные годы в Орехово-Зуево создали команду, игравшую на равных с москвичами, а в 60-е годы у местного клуба «Знамя труда» была репутация кубкового бойца. Команда класса «Б», что соответствует нынешнему второму дивизиону, доходила до финала Кубка СССР. А ведь отношение к кубковому турниру тогда было совсем иным, чем сейчас.

В пору моего детства к спорту было серьезное отношение. В ДЮСШ не набирали, а отбирали. Меня сразу же в ворота определили.

- Неужели перспективного паренька из не такого уж дальнего Подмосковья не заприметили представители столичных клубов?

- Был у меня вариант с «Динамо», но, как говорится, не сложилось. В Москву игроков звали со всей страны, и на ближайшие окрестности обращали внимание в последнюю очередь.

- В дубле «Спартака» не удалось закрепиться из-за позиции Константина Бескова?

- Как раз в то время собирался завершать карьеру Александр Прохоров, и Бесков искал замену. Мы попали в команду практически в одно время с Ринатом Дасаевым, и выбор был сделан в пользу голкипера, ставшего затем на долгие годы основным в «Спартаке» и сборной страны.

- Вы же решили попытать счастья в благовещенском «Амуре». Какими ветрами занесло вас на Дальний Восток?

- Поехал за компанию со своим другом Сергеем Березиным, с которым играл за юношескую сборную РСФСР. Потом Березин за ЦСКА долгое время играл, получил тяжелейшую травму на искусственном газоне во время игры с «Жальгирисом» и выжил, как он говорил, только благодаря «предсезонке» у Юрия Морозова. Родом Березин из города Свободный, где сейчас создан российский космодром, вот и уговорил податься с ним за компанию на Амур. Для меня годы, проведенные в «Амуре», стали очень хорошей школой. Там взрослые мужики играли, и переходный этап из юниорского футбола в команду мастеров для меня прошел под их надежным присмотром. Работая с молодыми вратарями, я всегда говорю: «Есть возможность попробовать себя в команде дивизионом ниже - дерзайте!» В дубле нельзя пересиживать.

- Родители на другой конец страны отпустили легко?

- Я уже с 17 лет жил самостоятельно. Сам принимал решения, сам зарабатывал на жизнь.

Многому научился у Ткаченко

- Решение перейти в «Зенит» тоже приняли самостоятельно и легко?

- В «Зенит» меня пригласил Юрий Морозов перед началом сезона-80. Меня как раз снова в «Спартак» выдернули, но у Юрия Андреевича были хорошие связи с Бесковым. Они в свое время вместе работали, о чем мало кто сегодня вспоминает. Морозов руководил научной бригадой. Он и уговорил отпустить меня в Ленинград. Даже прислал начальника команды Владимира Павловича Корнева, чтобы побыстрее оформить необходимые бумаги. Основной вратарь «Зенита» Александр Ткаченко получил травму, и нужно было срочно затыкать брешь в составе. Только быстро все оформить не удалось. Ткаченко уже поправился, набрал форму, а меня все не заявляли.

- В бытность основным вратарем «Зенита» вы предпочитали держать дублеров на дистанции. А как сами чувствовали себя в этом качестве?

- Я многому учился у Ткаченко: как руководить защитой на поле, как строить взаимоотношения в коллективе, как отходить от обидных поражений. У нас сложились хорошие отношения, несмотря на разницу в возрасте.

- В Ленинграде быстро адаптировались?

- На первых порах тяжело было. Особенно когда в гостиничном номере жил. В Благовещенске у меня собственная квартира была, налаженный, по советским меркам, быт.

- В «Зените» в те времена не было специальных тренеров вратарей. Кто же вас готовил к играм?

- На занятиях у Морозова, как правило, особое внимание вратарям уделял Вадим Григорьевич Храповицкий. Что-то объяснял, что-то на практике показывал.

Желудков меня натренировал отражать пенальти

- Вы дебютировали в «Зените» в «бронзовом» сезоне-80, а в чемпионском 84-м отыграли все 34 матча. Неужели можно даже через 25 лет забыть такие яркие поединки, как со «Спартаком» в Москве?

- Матч действительно получился потрясающий по своему сюжету. Классный гол забил Володя Клементьев, но почти сразу же Сергей Шавло счет сравнял. Ну, а на 37-й минуте я - что ж греха таить - сбил в штрафной Сергея Родионова. Пенальти был по делу. К «точке» вышел Юрий Гаврилов, и тут из своей штрафной к нашей рванул Дасаев. Он буквально умолял Гаврилова, чтобы тот не бил пенальти. Чувствовал, видимо, что штатный пенальтист «Спартака» не забьет.

- Зато штатный пенальтист «Зенита-84» Юрий Желудков рассказывал, что после окончания тренировок часто оставался вместе с вами отрабатывать удары с 11-метровой отметки. Стало быть, это он так подготовил вас к дуэлям со спартаковцами и прочими конкурентами?

- У Желудкова был совершенно фантастический удар. Кто-то из пенальтистов, как тот же Гаврилов, пытался перехитрить вратаря, кто-то бил на силу, а Желудков сочетал и то, и другое. Если на тренировках мне удавалось взять один из десяти ударов Юрия, это был очень хороший показатель. Можно и впрямь сказать: у меня был хороший тренер. Никогда не интересовался своей статистикой отражения 11-метровых, но репутация грозы пенальтистов у меня долгое время была.

- Доводилось слышать от ваших одноклубников, что именно вас хотели видеть капитаном «Зенита» в 84-м, но против этого решительно возражал Павел Садырин…

- Не думаю, что подобное утверждение справедливо. Я был вице-капитаном команды, часто замещал капитана. Мне приходилось совершать визиты в кабинет Садырина в качестве своеобразного парламентера, чтобы просить о чем-то от имени ребят. Иногда Павел Федорович соглашался, иногда делал все по-своему. В чемпионский сезон атмосфера в команде была просто потрясающей.

- В 1984-м вы сыграли «на ноль» не так уж много матчей, но два из них стоят особняком. Те самые, «на выезде решающем», против «Торпедо» и «Днепра»…

- На финише сезона уже накопилась усталость. Мы не так много забивали, и очень важно было сохранить ворота в неприкосновенности. Хотя в этих матчах на нашей стороне была удача, особенно в Днепропетровске, когда Вячеслав Мельников забил совершенно фантастический гол.

- На эти матчи настрой был особенным?

- В Днепропетровске хозяева нас разозлили. Мы прилетели со сборов в Сочи. Из лета фактически в зиму. В аэропорту мокрый снег, а нас еще и не встретили. Для тренировок выдали баскетбольные мячи. Мол, все равно на поле не пойдете в такую погоду. Садырин очень тонко прочувствовал эту ситуацию. Он вообще был хорошим психологом. Настроил нас «отблагодарить» днепропетровцев, и нам это удалось.

- Когда вы поняли, что шанс стать чемпионом «Зенит» не упустит?

- Перед двумя заключительными домашними встречами с «Шахтером» и «Металлистом». До этого старались просто ни о чем таком не думать.

Для «Аякса» оказался старым

- Вы прошли с «Зенитом» весь путь подъема и падения - от бронзы к золоту и от чемпионского сезона до вылета из первой лиги чемпионата СССР. Начать карьеру легионера раньше не было желания или возможностей?

- Это сейчас у каждого 14-летнего футболиста уже есть агент, который занимается трудоустройством клиента, а мы с Володей Долгополовым за свои деньги наняли эстонского менеджера, устроившего нам контракты в Финляндии. Мне повезло, что попал в клуб «МюПа-47», который в ту пору тоже шел в гору. Условия для привыкшего к советским реалиям футболиста казались царскими: квартиру предоставили, машину выделили, да еще 1200 долларов в месяц платили. К тому же еще и премиальные за победы! После зенитовской разрухи в начале 90-х такая жизнь казалась раем.

- Неужели финский футбол доставлял удовольствие одному из лучших вратарей СССР?

- За мой клуб, между прочим, в ту пору играли будущие звезды европейского футбола Яри Литманен и Сами Хююпя. Блиставший потом в «Ливерпуле» Хююпя в ту пору еще совсем мальчишкой был, в армии служил и прямо из казармы на тренировки приходил и на выездные матчи выезжал. Литманен уже тогда выделялся. Понятно было, что в Финляндии он не задержится. Вскоре его и пригласили в «Аякс».

- Говорят, что и вас в знаменитый голландский клуб сватали…

- После спарринга с «МюПа» тогдашний главный тренер амстердамцев Луи ван Гал подходил ко мне. Не знаю, всерьез ли заводил речь о переходе. Только когда узнал, что мне уже за 30, интерес потерял.

- Сложно ли пришлось перестраиваться после 30 в новой стране?

- Финский футбол очень специфический. Там долгое время по телевидению показывали только матчи английской премьер-лиги, и все ребята играли в британском стиле: шли в борьбу, не обращая внимания на вратаря. Могли ногой в лицо запросто сыграть, как недавно спартаковец Веллитон против Габулова. Приходилось осаждать ребят, прививать должное уважение к российскому легионеру.

- Как руководили защитой?

- Первое время, пока не выучил основную футбольную терминологию на финском, писал слова на перчатках. Посмотрю - и кричу. Иногда весело получалось. Кричу по-фински: «Борись!» - и они начинают это делать в центральном круге. Вратарю обязательно нужно руководить обороной.

- В чемпионском составе «Зенита» это было делать легко?

- У меня было полное взаимопонимание с защитниками. Я знал, что Алексей Степанов всегда прикроет зону, если я не успеваю. Крайние защитники были очень мобильными и цепкими.

- Ваш нынешний шеф Анатолий Давыдов тоже был управляемым защитником?

- Он еще и игру хорошо читал. Да и мои указания всегда воспринимал беспрекословно.

Вратарскую методику нужно пропускать через себя

- Играя в «Зените», вы практически всегда были первым и единственным вратарем…

- Ну почему же? Я всегда ощущал дыхание в спину со стороны того же Сергея Приходько. Наличие сильного дублера не позволяет расслабляться.

- Тем не менее практически никогда в команде не было двух равноценных вратарей уровня национальных сборных, конкурирующих за место в основе…

- Понимаю, к чему вы клоните. Моя задача как тренера вратарей сделать так, чтобы каждый из них был в любую минуту готов выйти на поле и принести максимальную пользу команде. Класс же вратаря следует оценивать по его стабильности. Обычный голкипер может сыграть без спадов матчей 10 за сезон, хороший - около 20, отличный - где-то 30.

- Работая с Диком Адвокатом, вы могли дать совет, кого нужно ставить в ворота?

- Он сам иногда об этом спрашивал, но решающее слово в таких вопросах всегда остается за главным тренером. Адвокат ведь работал с командой на поле, все видел и мог оценить. С Давыдовым сейчас у нас точно такие же принципы взаимодействия.

- Существует ли какая-то специальная методика подготовки вратарей?

- Есть и книги, и пособия, и видеокассеты, но всю эту информацию нужно пропустить через себя. Тогда понимаешь, когда нужно нагрузить вратаря, когда дать послабление. Я до сих пор многому учусь вместе с Камилом и Славой.

- Неужели для вас существуют какие-то тайны вратарского искусства, которыми владеют молодые голкиперы?

- Речь не об этом. Нынешние голкиперы - люди совершенно иной формации. Общаясь с ними, я многое узнаю и соответственно многому учусь.

- Бытует мнение, что из бывших вратарей редко получаются хорошие тренеры…

- Абсолютно не согласен. Почему-то считается, что вратари по-другому видят футбол из своей «рамки». Находясь на последнем рубеже, видишь больше. Подмечаешь все нюансы. Конечно, сейчас, когда в штатном расписании клубов появились должности тренеров по работе с вратарями, бывших голкиперов чаще всего приглашают на них. Хотя мы достойны большего.

- Тренер вратарей - должность зависимая?

- Конечно. Любой главный тренер приходит со своим штабом, и в нем чаще всего уже есть специалист по работе с голкиперами. У меня остались очень теплые воспоминания о работе в Донецке, куда меня пригласили. Тамошний «Металлург», безусловно, находится в тени «Шахтера», но и в этом клубе была очень хорошая база. Работала система подготовки игроков. Работать там было интересно, но в «Металлург» пришел новый тренер Славолюб Муслин, и пришлось паковать чемоданы. Хорошо, что вскоре нашлась работа в родном городе сначала в качестве главного тренера юношеской сборной Северо-Запада, а потом - в «Зените».

Ушел вовремя, на пятом десятке

- Даже став лучшим вратарем СССР по версии журнала «Огонек», вы фактически не привлекались в сборную…

- Сыграл за национальную команду всего две игры. Летом 1984-го на шесть минут на стадионе Кирова против мексиканцев возглавлявший тогда сборную Эдуард Малофеев меня выпустил, да еще сыграл полный матч зимой 1985-го на турнире памяти Джавахарлала Неру в Индии против югославов. Прекрасно понимаю и Малофеева, и сменивших его главных тренеров сборных, которые делали ставку на Дасаева. Он не подводил, и в такой ситуации менять вратаря было бы просто глупостью. В сборной должна быть стабильность на последнем рубеже. Тот же Гус Хиддинк четко выделил в качестве первого номера Игоря Акинфеева. Его дублеры могут получить шанс в случае травмы основного голкипера, но не более.

- Многие вратари, с которыми доводилось беседовать, говорили о том, что старались уединиться перед матчем, даже сторонились товарищей. Как это сочеталось с той атмосферой в «Зените», о которой все до сих пор вспоминают?

- Уединяться нужно было до игры. После матчей я становился полноправным участником всех коллективных мероприятий, разговоры о которых через 25 лет уже напоминают легенды.

- Карьеру вы завершили в питерском «Локомотиве», но между этой командой и «МюПа» были выступления за эстонские клубы. Неужели в Таллине платили больше, чем в российском первом дивизионе?

- Там чувствовалась определенная стабильность. Были спонсоры, которые поддерживали команду. В Питере еще и в середине 90-х с «Зенитом» не могли разобраться.

- Ваша вратарская карьера продолжалась до 41 года. Не задержались с уходом на тренерскую работу?

- Ушел как раз вовремя. Наигрался на всю жизнь, и теперь даже не тянет выступать в матчах за ветеранов. Хотя, когда наблюдаю за ребятами из «золотого» состава, просто удивляюсь их сегодняшней энергии.
Борис Ходоровский.

«Спорт уик-энд», 11.10.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru