СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

В "ЛУЖНИКИ" - КАК НА ШТУРМ ЗИМНЕГО

Корреспонденты "Спорт-Экспресса" смотрели матч Россия - Германия с 57-го ряда трибуны А Лужников - вместе с болельщиками. А после игры рассказали о своих впечатлениях, ответив на ими же поставленные вопросы.

ТРУДНО ЛИ БЫЛО ДОБРАТЬСЯ ДО СТАДИОНА?

Голышак: - Суббота оказалась днем аварий, одна нелепее другой. Я поехал в Лужники на машине из подмосковных Мытищ, и, как назло, в самом узком месте на выезде из города сломался КамАЗ. Стоял с откинутой кабиной, принимая на себя людскую брань. А я со скуки рассматривал тех, кто рядом. Бог ты мой - да они все, кажется, на футбол!

Вот флаг из окна. Вот шарф на чьей-то шее. Вот, слышу, "Хиддинк" доносится из приоткрытого окошка. Все-таки, думаю, "Лужники" - очень большой стадион.

Но пробкам краю не было видно, и машину пришлось бросать около ближайшего метро. Спустился под землю. А там каждый второй толкует о матче, до которого полтора часа. Подмосковье тянется на футбол. Запомнился диалог: "Когда последний раз немцы не вышли из группы?" - "В 45-м…"

Чем ближе к "Спортивной", тем теснее. Ну да ладно - стокилограммовые корреспонденты чужих локтей не боятся. Главное - не получить чем-нибудь колюще-режущим в глаз. Быть нанизанным на флагшток - это, братцы, смерть нелепая и героическая.

Чьи-то бубенцы на потешной шапке трясутся прямо перед моим лицом. "Береги карманы", - шепчет кто-то рядом. Немедленно начинаю беречь. Опомнившись, хватаюсь за главное - уф-ф, билет здесь. Больше ничего не жалко.

Голубой вагон бежит, качается - да и как ему не трястись, если фанаты раскачивают его изо всех сил? Если прыгают один другого выше? Чудесная штука - прыгать в метро. Вот и дед какой-то, сохранявший спокойствие до самого "Парка культуры", не выдержал и робко подпрыгнул. Приятель глянул на него с укоризной: "Это дети прыгают. А ты старый - ума не набрался…" Дед обиженно надул губы. Действительно, не набрался.

Чье-то дитя неопределенного пола, вымазанное зеленкой, смотрело по сторонам затравленно. Кто тебя обидел, несчастный ребенок? Чего ты боишься?

Дама, отвечающая на "Спортивной" за эскалатор, в предынфарктном состоянии - железные деньги несутся откуда-то сверху лавиной. В глазах паника - как бы не получить тяжелым пятаком в лоб. Тетенька вращала глазами, как степная лошадь. Будто из окопа, высунулась на секунду из будки - и загородила стекло картонкой. Будь моя воля - представил бы ее к медали "За боевую доблесть". Жаль, не обыграли наши немцев - а то просилась бы ей на грудь медаль другая, "За победу над Германией"…

Впрочем, тут же гражданка еще отважнее орудовала веником. Сметала железные денежки в мусорный бак. Надеюсь, все сметенное ей и останется.

Кружков: - Как же давно это было - на футбол по билету! Да еще на метро - ясно, что ехать в субботу к Лужникам на автомобиле не имело смысла. Поначалу я загрустил, но потом решил, что во всем нужно искать плюсы. Один нарисовался сам собой - теперь ничто не мешало принять перед матчем боевые сто грамм. Тем более что на дворе не май месяц.

Гастроном, однако, встретил мрачной табличкой: "В субботу с 14.00 до 23.00 спиртные напитки не продаются". Сунулся в другой магазин - та же петрушка. Для меня, конечно, не новость, что возле Лужников и "Спортивной" в дни футбольных матчей алкоголь не продают. Но при чем здесь те, кто живет в четырех остановках от метро "Университет"? Все-таки любую разумную мысль у нас способны довести до абсурда…

К счастью, на выручку пришел сосед, у "которого с собой было". И после легкой застольной разминки я отправился на встречу с Его Величеством Футболом.

ЧТО УДИВИЛО ОКОЛО СТАДИОНА?

Голышак: - Толпа, подхватив под руки, закружила, понесла. Мне и ногами-то перебирать было лишнее. Вот один кордон, вот другой. Милиционеры были пугливы и любезны. Любезнее стюардов на "Сантьяго Бернабеу".

Кто-то справляет малую нужду прямо у стен гостиницы "Юность". Милиция не обращает внимания - видимо, был приказ не лютовать. Гости столицы, остановившиеся в "Юности", смотрят с робостью на людской поток под окнами. Шторы на всякий случай едва приоткрывают…

Но давка, что же это за давка! Очередь к турникетам километровая - смотришь поверх голов, а вертушка едва двигается.

- Там что, пин-код надо набирать? - возмущался кто-то.

Сзади надавили так, что я замер на выдохе. Поражаясь невозмутимости коллеги Кружкова - тот ухитрялся в толпе, где и рукой-то не двинуть, лузгать семечки. Хорошо, не было при нем термоса с бульоном.

Из четырех вертушек тем временем вышли из строя две. А оставшиеся работали на последнем издыхании. Отвечали за сложную технику две божьи старушки - и что делать, они не представляли. Куда направлять бурлящий поток? К семи было все ближе, а очередь не двигалась. В воздухе запахло народным бунтом. Еще минут пять ожидания - и кто-нибудь призвал бы Русь к топору.

А пока толпа развлекалась как могла. Кто-то бросил в воздух немецкий шарф - толпа с наслаждением его поглотила и втоптала в асфальт.

Другой хрипло поинтересовался:

- Кто играет?

Толпа хохотнула.

Третий комично канючил:

- Пустите вперед, люди, жена рожает…

Но ждать было невмоготу - и народ пошел на штурм. Сквозь заклинившие вертушки не прорваться - но почему б не перемахнуть через забор сбоку? Как брала толпа Зимний дворец, так и Лужники взяла. Кто-то, оседлав турникет, торжествовал, как Егоров и Кантария. Перемахивать не спешил - ждал, пока толпа оценит героизм:

- "Зенит" - чемпион!

Толпа не оценила:

- Слезай, не задерживай…

Чьи-то могучие руки уже передавали с одной стороны забора рослую барышню. Другие руки готовились ее принять с другой стороны.

Кто знает, чем закончились бы эксперименты, если б не пожилой подполковник. Вот он - очаг разума в этом океане чувств. Распорядился открыть ворота. Поставил двух контролеров, которые отрывали корешки вручную - быстро и ловко. Толпа рассосалась за минуту. Бунт не состоялся.

Кружков: - Коллега Голышак, как всегда, склонен преувеличивать. Толпа, конечно, перед турникетами собралась внушительная, но давки я не почувствовал. Да и вообще куда больше в тот момент волновало другое - успеем к стартовому свистку или нет? Опаздывать не хотелось. Но очередь еле двигалась.

Кто-то, поглядывая на часы, нервно курил. А я нащупал в кармане "трофейные" семечки, которые раздавали у входа. Если кто не в курсе, среди спонсоров сборной России с недавних пор появилась и компания, ими торгующая.

Семечки настраивали на философский лад. Щелкаешь - и кажется, что время тянется быстрее. Предложил Голышаку горсть - Юрок скривился. Достал леденцы от кашля. Что ж, каждому свое.

В итоге на трибуну мы ворвались секунда в секунду - к свистку Бузакки. Гимн пропели без нас, зато растянутый баннер с Родиной-матерью и призывом "Готовься!" оценить успели.

...А НА ТРИБУНАХ?

Голышак: Огромное полотнище с Родиной-матерью выглядело, считаю, не слабее, чем "медвежий" флаг на игре с англичанами. Но атмосфера была другой. Быть может, от первой московской стужи народ болел сдержанно. Можно сказать, деликатно. На матче с Англией сесть было невозможно - так и стоял девяносто минут. Усталости не чувствуя.

А тут стоило привстать кому-то на той же трибуне А - кто-то сзади сразу шикал. Сосед спереди приподнялся всего пару раз. Да и стоило кому-то затянуть "Россия, Россия!" - на нашей трибуне поддерживали клич без большого азарта. Если и голосили, то как-то сдавленно.

Хотя болели нервно, со сжатыми кулаками. Играя желваками.

Настроение передается - внутренне сжался и я. Помрачнел лицом - пусть даже гола в ворота Акинфеева ничто еще не предвещало.

Отошел к перерыву - во время конкурса счастливчиков. Лица самых счастливых, выхваченные камерой, показывали на все "Лужники". Счастливчики счастливыми не выглядели - вот мрачный господин с бородой. Увидев себя на экране, нахмурился еще сильнее.

А вот и я, ваш корреспондент. Увидел самого себя. Надо же!

Другому счастливому, рядом ниже, стало дурно то ли от выпитого, то ли от любви к отчизне. Вывели под руки. Никто его, в забытьи отдавливающего ноги целому ряду, не осуждал. Народ у нас понимающий.

После гола и кульбита Клозе кто-то матерился вполголоса. Кто-то задумчиво похлопывал пластмассовой трещоткой по коленке. Запущенная кем-то петарда подчеркнула трагизм момента - и растворилась над лужниковской крышей. Петарду номер два я увидел только с финальным свистком. Летела она печально и романтично, как первый советский спутник.

Кружков: - Кресло на 57-м ряду мне досталось наполовину сломанное. Правда, рядом с дырой на уцелевшем невесть как куске пластмассы была заботливо уложена программка. Раскрыл ее на страничке, где к зрителям обращался глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин. Заканчивалась речь оптимистично: "И да поможет нам ВОБ!"

Фанаты, собравшиеся в Лужниках под крылом ВОБа, и впрямь старались хоть куда. Не умолкали ни на секунду, распевали что-то бодрое и били в барабаны. Это происходило на трибунах за воротами. В нашем секторе А все было чинно-благородно. Если не считать назойливых и крикливых дудок, без которых, к сожалению, для некоторых поход на футбол немыслим.

В основном же народ отмалчивался, а если и голосил: "Россия - вперед!", то без надрыва. Особенно когда на табло загорелось 0:1. Так что можно понять Зырянова, который после матча огорченно подметил: сегодня болели похуже, чем с Англией. Ксати, ложа VIP напротив нашей трибуны, опустев в перерыве, пустовала минуты до 60-й. Возвращаться туда випы не спешили. То ли отогревались слишком долго в буфете, то ли футбол эту публику вообще интересовал в последнюю очередь.

Мне в соседи, кроме Голышака, достался странный дядька в очках с толстыми-претолстыми линзами. Глядя на поле, он то и дело сокрушался: "Почему не можем предугадать направление развития атаки? Где подборы? Включайте прессинг!" Товарищ оказался не только по-футбольному подкован. Едва Бузакка дал свисток на перерыв, над ухом раздалось протяжное: "Первый тайм мы уже проиграли…"

Чем ближе был конец матча, тем тише становилось в Лужниках. Умолкли даже дудки. Минуте на 85-й болельщики тонким ручейком потянулись к выходу. Вот этого я совсем не ожидал. Стоило ли с таким трудом доставать билеты на футбол, если даже досматривать его не возникает желания? Тут никакой ВОБ не поможет…

Тем временем по арене затянули старую песню о порядке выхода с трибун. И я поймал себя на мысли, что впервые это прослушаю с волнением - куковать в Лужниках лишний час удовольствие сомнительное. Диктор порадовал: трибуна А покидает стадион первой. За весь вечер это была, пожалуй, самая приятная новость.

ВИДЕЛИ ЛИ ХОТЬ ОДНОГО НЕМЕЦКОГО БОЛЕЛЬЩИКА?

Голышак: - Как не видеть? Видел! Кто-то потом рассказывал о немцах, без страха гуляющих по Лужникам с большой картой России. Рисовавших перед фотографами карандашиком странные векторы - похожие на план "Барбаросса". Вот этих не встретил, врать не буду. Зато встретил других - фотографировавшихся у края платформы в метро. Людей в белых армейских ушанках трудно было не приметить. Смеялись, хлопали друг друга по плечу. Опасности не чувствовали.

Наверное, только эти люди покупали в Лужниках кукурузу по кельнским ценам - 150 рублей за початок.

- На ВВЦ в праздничный день по 60 продают, - заметил я.

- А в Бирюлеве - по 30, - сообщил коллега Кружков.

Кружков: - Не только не видел, но и не слышал. Даже после гола Клозе. Поэтому уже дома в интернете с изумлением наткнулся на высказывание какого-то милицейского начальника, что на матче собралось две с половины тысячи немецких болельщиков. Хорошо замаскировались, ребята!

ПРИЯТНЕЕ ЛИ ХОДИТЬ НА ТАКИЕ МАТЧИ В ФАН-СЕКТОР, ЧЕМ В ЛОЖУ ПРЕССЫ?

Голышак: - Ох, приятнее! Продираясь через турникеты к своему сектору, я оказался напротив ложи прессы. Верите ли, - даже не взглянул в ее сторону. Слишком хорошо помню, как сидел среди фанатов на игре Россия - Англия. Тот вечер для меня - большое-пребольшое и чудесное воспоминание.

Кружков: - Именно "ходить" - приятнее в ложу прессы. Никакой толпы у турникетов, а главное - на футбол попадешь вовремя. Простому болельщику, как выяснилось, это совсем не гарантировано. Даже если явился на стадион за час до начала матча.

Кроме того, коллеги и обладатели журналистских аккредитаций (что на таких матчах не всегда одно и то же) сроду не возьмут с собой гадкий предмет, название которому - дудка. Я готов терпеть файеры и петарды. Что угодно - только не дудки, от которых за 90 минут способен разорваться мозг.

А вот откуда в Лужниках смотреть игру - мне, признаться, без разницы. Уж слишком далеко расположены трибуны от поля. Жаль, "Локомотив" маловат для матчей уровня сборной. Но в Черкизове ты действительно получаешь удовольствие, заряжаясь эмоциями от того, что творится на поле в нескольких метрах от тебя. Видишь лица футболистов и тренеров. Слышишь их отдельные реплики. В конце концов, чувствуешь запах травы.

В Лужниках, как мне кажется, ты этого лишен. Хоть в ложе прессы, хоть в обычном секторе.

ЧЕМ ЭТОТ МАТЧ, КРОМЕ РЕЗУЛЬТАТА, ОТЛИЧАЛСЯ ОТ ИГРЫ РОССИЯ - АНГЛИЯ?

Голышак: - Настроением. До игры, во время и после. Мы брели к Воробьевым горам и понимали, насколько замерзли. В Лужниках холод отчего-то не чувствовался. Обходя VIP-стоянку, едва не угодили под чей-то ревущий сиренами кортеж. Боюсь даже предположить, под чей именно.

Я ехал домой и листал программку. На трибуне было не до нее. Узнал массу занимательного: "Самый высокий защитник Пер Мертесакер не переваривает брюссельскую капусту и курильщиков, зато любит смотреть телевизор…"

Интересно, знает ли обо всем этом герр Мертесакер? И что означает - "не переваривает капусту"?

Кружков: - Вспомните, на что два года назад уповали перед игрой болельщики и специалисты всех мастей? На русский характер, запредельную самоотверженность, лужниковскую синтетику, наконец. А еще - на чудо, везение и даже на Господа Бога. Как будто у Бога нет дел поважнее... О других козырях команды Хиддинка тактично умалчивалось. Не то чтобы их не было вовсе. Просто на фоне грозных бригов эти козыри, казалось, не сработают по определению. Однако ж сработали!

Победу над Англией окрестили чудом. Сейчас, если б обыграли немцев, так ее никто не назвал бы. Мы поглядывали на Баллака и К о с позиции силы. Отчего-то внушили себе, что Россия - фаворит, а Германия - "не та". В предматчевом трепе проскальзывали надменность и безоговорочная уверенность в успехе. Мол, едва ли не на каждой позиции наши игроки сильнее, чем немцы. В это очень хотелось верить. Как веришь в детстве в добрых волшебников и сказочных зверей. Реальность оказалась иной.

Любим мы бросаться в крайности. А надо всего лишь трезво смотреть на вещи.

КАК ВАШ РАЙОН ВСТРЕТИЛ ПОРАЖЕНИЕ?

Голышак: - По Мытищам, городу-сказке, до утра бродили усталые люди с флагами на плечах. Счет они помнили нетвердо, утешились довольно скоро. Возможно, вспомнили про "черный ход", о котором так вкусно толковал Хиддинк.

Хотя, это Москва смирилась с поражением, траурно отпев свое на эскалаторах. Но только не Мытищи.

Нежданно-негаданно подмосковное небо озарилось салютом - не пропадать же заготовленной пиротехнике. Мы еще повоюем.

А в ночном магазине я увидел чудесную сцену. Едва державшийся на ногах человек шагнул к охраннику. Помолчал секунду, глядя тому в лицо. И сурово выдохнул: "Ну что, проиграли?!"

Будто бедный охранник - это Хиддинк, который в ответе за все.

Кружков: - Витрины у нас никто не крушил, громко не сквернословил. Никакой агрессии. Даже пьяных не было. Хотя откуда им взяться, если в округе полдня не наливают?

Народ угрюмо расходился из метро "Университет", вполголоса обсуждая, кто может достаться сборной в стыковых матчах. И правда - что горевать-то? Ничего не потеряно. Зато осенью на два суперматча у нас стало больше.

Кстати, о метро. Когда спустились с трибуны, Голышак предложил идти до "Воробьевых гор".

- Так ведь предупреждали, что до полуночи станция работает только на выход, - козырнул я знаниями, услышанными днем в новостях. - Надо к "Спортивной" пилить.

Но замерзшему коллеге все равно милее были "Воробьевы", которые к Лужникам намного ближе. Мы рискнули - и не зря. Станция была открыта, проблем с проходом не возникло. Еще один приятный сюрприз.

ПОЧЕМУ НАДО ОСТАВАТЬСЯ ОПТИМИСТАМИ?

Голышак: - Потому что Россия все-таки сыграет на чемпионате мира. Никто и не вспомнит, как она туда выбралась. Еще посмотрим, кто заберется выше - мы или немцы. Хиддинк в это верит - почему бы не поверить и нам?

Кружков: Можно проиграть бездарно - как испанцам на Euro. А можно талантливо - как тем же немцам. Правда, беспомощные первые таймы и в Дортмунде, и в Москве хочется выбросить из головы. Они возвращали во времена, когда наши не в состоянии были одолеть Эстонию с Израилем.

А вот после перерыва игра радовала глаз. Не феерия, конечно, но самое важное - за сборную не стыдно. Если еще Жирков наберет форму да Аршавина оставят в покое мелкие болячки - через месяц в стыковых будет на что посмотреть.

Так что - поболеем!

Юрий ГОЛЫШАК и Александр КРУЖКОВ. «Спорт-Экспресс», 12.10.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru