СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ИГОРЬ СКЛЯРОВ: ОБРАТНО В АМЕРИКУ НЕ ХОЧУ

Игорь Скляров

Олимпийский чемпион-88 Игорь Скляров, вернувшийся год назад из США, работает спортивным директором "Сибири".

- Сергей Гоцманов водит по Америке школьный автобус и говорит: "Я разучился мечтать". Но вы-то не разучились?

- Ох, какой вопрос... Каждому свое. Того же Гоцманова сколько раз звали побегать. Многие ребята здорово когда-то играли, а сейчас о футболе забыли. А вот во мне он с детства засел - больше нигде работать не хочу.

- Как вам удается, прожив столько лет в Америке, говорить по-русски без акцента?

- Мы, попав туда, сначала думали в семье говорить только по-английски - чтобы выучить язык. Но дочка об этом и слышать не захотела: "Мне его в школе хватает". Жена тоже восторга не выразила. Так что говорить продолжили по-русски. А английский освоить мне помогла работа в футбольной школе. Ходил на курсы в университете, игроки меня подтягивали.

- Сколько раз за прошедшие годы были варианты вернуться в Россию?

- Я мог закинуть какие-то удочки в России насчет работы - но задачи у меня такой не было. В США все начало налаживаться. Семь месяцев отыграл за "Метростарз" из Нью-Йорка. Потом занялся футбольной школой. Затеял проект с полями, крытыми манежами. Но поймал себя на мысли: работаешь, работаешь, а плодов всего этого не видишь. Выпускаешь ученика, а он идет в университет - и забывает про футбол. Хотя скауты MLS и смотрят за студентами. Потом лучших распределяют по лиге.

- Это как?

- Система интересная. Руководство MLS видит, что команда слабеет или зрители перестают на нее ходить, - и отправляет туда сильнейших игроков Лиги. В приказном порядке. Контракты ведь у всех с MLS, а не с клубами.

- А если игрок хочет уехать в Европу?

- Тоже через Лигу.

- Вы в MLS работать не могли?

- Лицензирование прошел, но там все оккупировали колумбийцы с бразильцами. Мне еще гордость немножко мешала. Как это - идти в клуб и просить дать мне шанс, хоть в молодежной команде? Мол, я олимпийский чемпион? Я так не умею. А связей никаких не было.

- Другой олимпийский чемпион, Сергей Фокин, работает на заводе "Фольксваген". А вы нефутбольную работу попробовали?

- Пытался заниматься автомобилями - помогал выкупать на аукционах и перегонять в Россию.

- В "Метростарз" был настоящий футбол?

- Знаете, оказалась неплохая команда. Латиноамериканцы местных подтягивали, с бойцовскими качествами порядок, физически все очень здоровые. Но что меня особенно поразило, соображают на поле!

- Паспорт у вас американский?

- Российский. Есть green card. Буду долго отсутствовать в Америке - отнимут. Адвокат мне вообще посоветовал: сходи в американское посольство и сдай карту. Но я слушать его не стал.

- В Америку возвращаться не планируете?

- Лучше остаться здесь. И своих вернуть в Россию. Жена уже готова, хотя у нее море предложений работать в Америке. От жизни в США какое-то удовлетворение было, но не профессиональное.

- И вы, и супруга - заслуженные мастера спорта. Вам же в России приличная пенсия полагается, наверное?

- Только мне - 15 тысяч рублей в месяц как олимпийскому чемпиону. И это не пенсия, а президентская стипендия. А жена, Наталья Юрченко, была лучшей гимнасткой мира, но не попала на Игры-84 из-за бойкота. Американка Мэри-Лу Реттон, которая выиграла ту Олимпиаду, до сих пор говорит: "Была бы Юрченко - я бы осталась без медали". У жены двадцать с лишним золотых медалей, пятикратная чемпионка мира - а стипендия не полагается.

- Эпизод, который на Олимпиаде-88 поразил сильнее всего?

- Как бразильцы рыдали после финала под трибунами - и отказывались выходить на награждение. Зато до матча вели себя дерзковато. У каждого в руке видеокамера, просят: "Сними меня", поют: "We are the champions"... А мы глядели на них - и перемигивались. После Ромарио рыдал. Его кто-то обнял за плечи, подтолкнул к выходу - неудобно же, организаторы ждут, прояви уважение.

- Дочка гимнастикой занимается?

- Нет, ушла с головой в учебу. До этого занималась фигурным катанием. Гимнастика ей сразу не понравилась, а мама у нас такая - заставлять не будет. Очень мягкая. И я такой же отец. Дочь сейчас изучает финансовое дело в Вашингтоне, а потом планирует выучиться на адвоката.

- Когда жена переедет в Новосибирск?

- Три месяца прожила уже в прошлом году, сейчас мотается туда-сюда. Надо с жильем окончательно определиться. В Москве у мамы останавливаемся: "динамовскую" квартиру продали, чтобы в Америке дом купить.

- Хороший купили?

- Неплохой. Таунхаус в семидесяти милях от Филадельфии. Хотя в самой Филадельфии есть район, который населяют 200 тысяч русских.

- Почему не там живете?

- Потому что сначала уезжала жена. Ей предложили работу в гимнастическом зале, неподалеку от него мы и поселились. У американцев где работа - там и дом. А у русских наоборот.

- Соседи знают, что вы - олимпийский чемпион?

- Мы года два как перебрались в новый дом. Соседей сами не знаем.

- В Новосибирске прежде бывали?

- Ни разу. Только накануне прошлого сезона приехал на два дня посмотреть, что за город.

- Как вообще оказались в этом клубе?

- Были друзья в Новосибирске. Узнав, что клуб ищет тренера и спортивного директора, попросил их выяснить, что к чему. Потом прислал резюме и, наконец, приехал на разговор.

- Наверное, в "Сибири" обомлели, когда получили резюме от "того самого Склярова"?

- Да никто не обомлел. С чего? Вот мои мысли о футболе им понравились. Тогда же приехал Игорь Криушенко - и стал тренером.

- Что входит в ваши обязанности?

- Селекция.

- Почувствовали вкус к этой работе?

- Почувствовал. И кажется, получается.

- С товарищами по игровым временам связи не потеряны?

- Всех старых приятелей встречал часто, обо всех судьбах знаю. Раз в полтора-два года обязательно приезжал в Россию - и сразу на стадион. Поразительно, что и меня там узнавали. Кому-то кажется, что Америка - другой мир. А я там телефонную трубку снимал, и слышно было лучше, чем из соседней комнаты. Приезжал на встречу олимпийских чемпионов, на двадцатилетие победы. Вот хотелось бы узнать, чем Гела Кеташвили занимается.

- Работает автоинспектором. Сильно прибавил в весе.

- Да? Интересно...

- Хоть кто-то из футболистов "Сибири" сказал: "Я помню, как вы играли"?

- Никто. У нас в основном молодежь.

- Помните свой последний матч?

- Нет. Я как-то в России постепенно заканчивал. Набережные Челны, Липецк, Рязань...

- К Газзаеву в "Аланию" съездили. Где неосторожно высказались о его тактических схемах - и тут же расстались.

- Был такой момент - Валерий Георгиевич сказал: "Тебе на тренерскую пора". Но подробности рассказывать не хочу. А насчет последней игры - как ни странно, я очень хорошо помню матчи за "Динамо". Еще лучше - за ростовский СКА. А вот последние - как-то хуже.

- После страшных операций на "крестах" от боли в коленях до сих пор просыпаетесь?

- Колени ноют постоянно. Погода ли меняется, ступил ли не так - сразу напоминают.

- Дали себе срок на привыкание: "Или мне здесь понравится, или - обратно в Америку"?

- Никаких сроков. Мне уже понравилось, возвращаться в Штаты не хочу. У меня вообще нет ощущения, что куда-то уезжал. Моя мама живет в Красногорске, Наташина - в Зеленограде, навещали мы их часто. Уезжали без обид, в США хотели работать, но не жить. Очень радуюсь, когда встречаю друзей.

- Знаменитый хоккеист Сергей Зубов мне недавно сказал: "Каждый день хочется вернуться в Америку". Вы через такое проходили?

- Ничего похожего. Значит, мы с ним очень разные люди. Я полон оптимизма, и это чистая правда. Мы с "Сибирью" вышли в премьер-лигу. Это только половина пути до того, чтобы стать совсем счастливым.

Юрий ГОЛЫШАК из Белека. «Спорт-Экспресс», 06.02.2010

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru