СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

АНАТОЛИЙ БЫШОВЕЦ: ДЛЯ ЛОБАНОВСКОГО ПОБЕДА БЫЛА ВАЖНЕЕ ЕЕ ЦЕНЫ

Прославленный футболист киевского «Динамо» и сборной СССР, а также титулованный тренер Анатолий Бышовец: «Из Украины всякое инакомыслие изгонялось, потому что могло пошатнуть престиж Лобановского, идолопоклонничество. Все, сказанное против, воспринималось как покушение на незыблемое величие, хотя от чего мы сегодня страдаем? От того, что в свое время было показано, как можно достичь побед неспортивным путем»

Часть II

(Продолжение. Начало здесь)

Анатолий Бышовец

«ПОЧЕМУ НИЧЕГО СЕРЬЕЗНОГО НАШИ «ВЕЛИКИЕ» НЕ ВЫИГРЫВАЛИ? НЕ ХВАТАЛО ХАРИЗМЫ»

- Помню, как в 85-м году я, начинающий 17-летний журналист, отправился за интервью к великому Бышовцу. Сердце выскакивало из груди, поджилки тряслись, но приехал я не на тренировку команды мастеров, а в обычный спортзал неподалеку от института народного хозяйства, как он тогда назывался, где вы занимались с детьми. Почему после такой блестящей карьеры вы пошли работать не старшим или хотя бы вторым тренером в коллектив высшей лиги, а в детско-юношескую спортивную школу? Несправедливость какая-то...

- А я бы, напротив, сказал, что это как раз справедливо. Почему? Потому что не так просто было попасть в специализированную школу на стадии ее образования. Господи, я был рад, когда получил там место, тем более что первым директором ДЮСШ был Николай Федорович Фоминых - первый мой тренер, а потом председатель Федерации футбола УССР. Шел набор мальчишек 63-го года рождения, когда и Леша Михайличенко поступил, и многие другие ребята. К тому времени я отдал футболу большой кусок жизни: на высшем уровне играл 10 лет, и, хочешь не хочешь, а это поездки, постоянное отсутствие дома, где подрастало уже двое детей. Жизнь на колесах - сложная вещь, и я с удовольствием стал «оседлым».

Работа с детьми обязывала ко многому, потому что набранные мальчишки требовали знаний, и начинать приходилось с самообразования. И в теории, и на практике я постигал методику работы с учетом возрастных особенностей, и главное в этом процессе было то, что мог определиться в своем тренерском кредо. Это хороший был полигон для осмысления того, что делал когда-то сам и что, собственно, надо делать. Сегодня таким опытом немногие могут похвастаться, и я очень благодарен стечению обстоятельств, которые распорядились моей судьбой именно так, ведь к высшей лиге надо было прийти. Кстати, и Маслов, и Бесков тренерскую карьеру начинали в детской футбольной школе в Москве.

Конечно, к этому нужно иметь склонности - иными словами, педагогом родиться. Твоя задача - развить в ребенке ощущение радости от знакомства с мячом, а главное - приучить его к труду, к терпению и увлечь настолько, чтобы в нем пробудилось стремление достичь невозможного. Мне кажется, все это и позволило мне, работая с мальчишками сперва в качестве тренера, потом директора, потом в юношеской сборной...

- ...самому расти...

- Конечно. «Обучая, обучаюсь» - в этом смысле тот период был для меня очень важен.

- В результате вы обучились настолько, что стали одним из самых успешных за всю историю советского и российского футбола наставников. Беспрецедентный факт: на пост главного (тогда говорили «старшего») тренера олимпийской сборной Советского Союза, которая завоевала в 88-м золото Олимпиады в Сеуле, вы пришли не из команды мастеров, а из юношеского футбола. Тот сеульский успех особняком стоит в вашей карьере, а это правда, что перед финальным матчем с бразильцами вы увидели, как те победу фактически празднуют: у них уже чуть ли не карнавал был в разгаре, они танцевали самбу?

- Мы просто приехали на стадион чуть позже бразильцев и, проходя мимо их раздевалки, услышали смех, веселье, а это, должен сказать, большое психологическое давление, потому что ты понимаешь, что как соперника тебя в грош не ставят. Ребятам своим я сознательно никаких видеоматериалов о бразильцах не показывал, потому что класс, который они продемонстрировали в матче с командой Германии, впечатлял...

- Там же и Ромарио блистал, и Бебето - все эти суперребята...

- ...и Таффарел, и Жоржиньо - буквально пять-шесть человек из них потом, в 94-м году, стали чемпионами мира, но речь о другом: надо было достойно пройти мимо, зайти в свою раздевалку и снимать последствия этого испытания.

- Ваши подопечные испугались?

- Это был не испуг - своего рода психологическое давление, поэтому я сказал: «Ребята, ну давайте позволим им сейчас радоваться, а мы будем ликовать после. Смеется тот, кто смеется последним».

- После первого тайма счет был 1:0 в пользу бразильцев - какие слова вы нашли в перерыве, что футболистам сказали? Или, может, молчали?

- Ну нет - всегда есть технические вопросы, необходимая корректировка. (Мне, кстати, кажется, что у нас очень мало тренеров, умеющих управлять игрой по ходу матча и способных исправить ситуацию за счет замен, перестановки игроков, изменения тактики). Естественно, замечания были сделаны каждому.

- Говорили спокойно?

- Да, потому что чем хладнокровнее тренер в критической ситуации, тем больше он вызывает доверия у ребят и тем сильнее уверенность им внушает. Проблема тренеров наших ведь в чем заключается? Почему наши «великие» - извините, что я так о коллегах! - не выигрывали ничего серьезного? Потому что не хватало харизмы. В раздевалке нужно сохранять уверенность - тогда и игроки ею проникнутся.

- А тренеры обычно срывались?

- Многие, и чего только не было, а вот Маслов очень достойно себя всегда вел, и это передавалось ребятам. Он излучал спокойствие и уверенность.

- «Сынки, а ну-ка покажем немцам...», да?

- Ну, это несколько примитивная трактовка, но в основном замечания у него были по делу. Бывают, конечно, ситуации, когда и прикрикнуть необходимо... Обычно я говорю на повышенных тонах, когда мы побеждаем - при счете 1:0, 2:0, а то и 3:0 начинаю делать жесткие замечания, особенно тем, кто хорошо играет, футболистам со звездным статусом. Исхожу из того, что самая большая проблема - выходя на поле, соперника недооценить.

- В перерыве финального матча в Сеуле вы были спокойны?

- Абсолютно.

- Верили, что, несмотря ни на что, победите?

- Наверное, да, как нескромно это бы ни звучало. Почему? Потому что, во-первых, в серии из 24 игр поражений наша команда не знала...

- ...и имела психологическую устойчивость...

- Совершенно верно, а ведь как важно выработать у подопечных инстинкт победителя. Проигрывая в полуфинале итальянцам 0:1 и 1:2, мы же победили со счетом 3:2, одолели сборную, в которую входили игроки «Милана», «Интера», «Наполи», - на той Олимпиаде играли профессионалы! - поэтому уверенность-то была, но тренер, повторяю, должен еще и личностными качествами обладать. Конечно же, до игры, представляя возможные коллизии, я волновался: воображение всегда всякие страсти рисует...

- Тем более что вся страна смотрит - 250 миллионов...

- ...и, естественно, ты не в своей немножко тарелке, но, находясь на скамейке как тренер или выходя на футбольное поле играть, я никогда волнения не испытывал - мне это абсолютно несвойственно. Кстати, такую особенность заметил за собой еще со школьных времен - пытаюсь провести какие-то параллели (вроде идешь на экзамен и ничего как будто не знаешь, а там соберешься...).

«ЧУЖИЕ ПОБЕДЫ ПЕРЕЖИВАТЬ ТРУДНО, ОСОБЕННО ЕСЛИ ОНИ СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ ТВОЕ СОБСТВЕННОЕ ВЕЛИЧИЕ»

- Вы, ясное дело, не слышали, как в телеэфире возбужденный Маслаченко закричал: «Савичев, забей, я тебя умоляю!», но в повторе хоть удовольствие получили?

- Да, и Володя потом часто мне говорил, что этот гол предрек. Знаешь, Юра Савичев был потрясающим игроком.

- Вы же его выпустили на замену...

- ...и не первый, заметь, раз, потому что его выход на поле усиливал игру. Ему было дано то, что не свойственно даже самым великим, - это для звезд оказаться в запасе было оскорбительно: «Как же так, я не играю?!», а его не смущало. Прекрасное, я скажу, качество, но очень для футболиста редкое... Понятно, что в баскетболе, где замены идут туда-обратно, или в хоккее, где смены - это нормально, цена вопроса одна, а в футболе - совсем другая, поэтому Савичев был незаменим, когда нужно было быстро войти в игру...

- ...и, как минимум, ее не испортить...

- ...напротив, усилить - у него это получалось.

Надо сказать, что в свое время я ввел в практику индивидуальные собеседования с игроками и проводил их постоянно.

- К каждому подбирали ключик?

- Ну да. Выйдет футболист или нет - перед матчем всегда была такая пятиминутка...

- Как отмечали победу, помните?

- Сначала была пресс-конференция: длилась она около часа, и, когда я пришел в раздевалку, от ящика шампанского осталась одна бутылка.

- Для вас?

- Втроем выпили: я, Колосков и входивший в тренерскую группу Сальков, но что этому финалу предшествовало? Пришлось принимать неординарные решения, потому что тренер - это человек, который постоянно ищет...

- Жаль, мало кто находит...

- Замечу, что зачастую не знание и умение все решает - счет идет совершенно другой. Я вот приехал тогда в Олимпийскую деревню, прошелся по ней и встретил Шамиля Тарпищева. Теннисисты советские выступили неважно, состояние у него было подавленное, настроение удрученное... Потом увидел нашего выдающегося тренера по ручному мячу...

- ...Игоря Евдокимовича Турчина?

- Да. Гандболистов тоже постигла неудача, и я помню неприятный осадок от того, что, казалось бы, непобедимая команда ожиданий не оправдала. Турчин - великий тренер и прекраснейший человек (у нас были хорошие отношения, я потом в Норвегии его встречал, когда он там работал, и до сих пор, кстати, эта страна ему благодарна), но удача, увы, отвернулась.

В общем, в деревне мне не понравилось, потому что одни уже победили и празднуют, а другие, наоборот, проиграли и с горя плачут, шум-гам стоит. Вот и решил отправиться на разведку на стоящий на рейде наш теплоход «Михаил Шолохов». Поднимаясь на борт, встретил Винокура Володю...

- ...уже хорошо!

- Уже хорошего, как я для себя отметил: это же группа поддержки была. Прошелся, короче, по кораблю, попробовал борщ, которого мы не ели уже около месяца, и сказал себе...

- ...«Будем жить здесь»...

- Да, хотя в то время такое трудно было представить: это был нонсенс - по собственной воле уехать из Олимпийской деревни. Сегодня - пожалуйста: приезжая на Олимпиаду, чемпионат мира или какой-то другой турнир, живи хоть в пятизвездочном отеле, как Федерер, а тогда нужно было взять на себя ответственность. Я прекрасно понимал, что проиграй мы, мне бы сказали: «Ну это полное безобразие - взял и увез команду», хотя мы имели хорошую возможность настроиться.

- Психология опять-таки...

- ...которая выше арифметики. Это как в битве при Аустерлице, где армии Наполеона противостояли войска России и Австрии. Имея численное преимущество, они побежали - почему?

- Потому, очевидно, что командование союзников не обладало полководческим даром Наполеона...

- Своим игрокам я объясняю это обычно так: «Если к тебе два качка пристанут, ты, учитывая их количество и габариты, не сдюжишь, но это одна ситуация, а если защищать будешь маму, вполне можешь надавать им по шее. Почему? Да потому, что психология совершенно другая».

Вспоминаю в связи с этим эпизод, связанный с Лобановским. На одном из тренерских советов в Федерации футбола он докладывал о состоянии киевского «Динамо», и Маслов в своем стиле спросил: «Валера, а дух-то в команде какой?». Тот плечами пожал: «Я не знаю, что такое дух. Есть количество тактико-технических действий - одно у Бессонова, другое у Блохина...». Маслов опять: «Да нет же, я спрашиваю, какой дух?», но Лобановский свою линию гнул: мол, не в курсе, что это такое. Он, понятно, все знал, просто ориентировался совершенно на другие вещи, ведь что такое дух? Это порог терпения, который попросту не принимался в расчет, поэтому, имея в своем распоряжении прекраснейшие команды и отличных игроков, Лобановский не выиграл ни чемпионат мира, ни Олимпиаду.

- Валерий Васильевич после вашей победы в Сеуле сказал, что вы каких-то парикмахеров обыграли, - кого он имел в виду?

- Думаю, это была всего лишь болезненная реакция на наше золото. Конечно, чужие победы переживать трудно, особенно если они ставят под сомнение твое собственное величие, а ведь мы, должен заметить, сполна ощущали на себе, что право на истину монополизировано, и можно было даже вести речь о клане в нашем футболе.

- Клан возглавлял Лобановский?

- Да, но под этим словом я подразумеваю группу тренеров, которые разделяли его взгляды и являлись его единомышленниками. Думаю, их так назвать можно, хотя некоторые вкладывают в понятие «клан» разный привкус. Как бы там ни было, с ним приходилось считаться, но явление это нормальное - более того, ревнивое отношение в чужим успехам мы наблюдаем не только в спорте, но и в искусстве: в том же балете. Мы как-то общались с покойной уже Катей Максимовой и Володей Васильевым, и я услышал от них просто леденящие душу истории, а вспомните противостояние Елены Образцовой и Галины Вишневской - это вообще ни в какие ворота не лезет.

- Да, это уж точно за гранью добра и зла...

- Просто написать - не поверят, но с таким тоже приходится сталкиваться. (Образцова, по слухам, участвовала в травле Вишневской, которая в свое время привела ее в Большой театр и бесплатно с ней занималась в перерывах между спектаклями. - Д. Г.).

Из книги Анатолия Бышовца «Не упасть за финишем».

«Осложнения но ходу отборочного цикла случались постоянно. Перед каким-то турниром звонит мне пресс-атташе киевского «Динамо» Валерий Мирский: «Есть просьба от Лобановского, чтобы вы не вызывали Раца, Яковенко и Яремчука - у нас идет подготовка к Кубку кубков». Я: «А почему ты мне звонишь? Почему Валерий сам не может набрать?» - и вешаю трубку. Через некоторое время звонок от Лобановского: привет, как дела, и так далее. «Понимаешь, мы готовимся к Кубку кубков, и вообще: ты же живешь в Киеве, руководство может неправильно понять, что ты нам срываешь планы». Сдержался с трудом: «Валер, а почему ты сразу начинаешь со мной общаться с позиции силы? Ты что, не можешь нормально сказать, что тебе нужно помочь?». При этом я прекрасно понимал, что так сделать Лобан не мог, - не хотел быть обязанным. Потом говорю: «Понимаю, у тебя подготовка, но у нас подготовка тоже. Единственное, за что я спокоен, - эти футболисты все равно будут с игровой практикой».

В виду я имел дальнейшее - то, что произойдет после назначения Лобановского в сборную СССР, но он тогда об этом еще не знал. Когда же команда отправилась в Мексику на чемпионат мира, позвонил ему сам: «Слушай, кто-то из этих трех - Яковенко, Яремчук, Рац - не будет играть? Или Чанов не будет стоять? Если так, не заигрывай их, пожалуйста». Лобановский в ответ: «Нет вопросов!» - и заиграл их всех в ничего не значащем матче с Канадой».

«ВАЖНА ПОБЕДА, - СКАЗАЛ СТАЛИН, - А НЕ ЕЕ ЦЕНА». ДЛЯ ЛОБАНОВСКОГО ПОБЕДА БЫЛА ВАЖНЕЕ ЦЕНЫ»

- Лобановский испытывал к вам антипатию, неприязнь?

- Вообще-то, у нас были нормальные отношения, но по жизни мы были антиподами. Я, например, считаю, что качество , чистота славы и победы зависят от того, какой ценой они достигнуты, за счет чего, и вот здесь мы очень сильно разнились. Мне близко то, что писали об Александре Македонском: когда ему перед битвой при Гавгамелах предложили напасть на спящих врагов - персов ночью, он ответил: «Я побед не краду!», а вот Сталин противоположного подхода придерживался. Когда ему доложили, что запланированная операция чревата очень большими потерями, он произнес циничную фразу: «Важна победа, а не ее цена».

- Для Валерия Васильевича победа была важнее цены?

- Думаю, да. Главное для него было победить. Любой ценой.

- Футболисты вашего поколения говорили мне, что у Лобановского была по отношению к вам какая-то ревность, потому что игроком вы были более ярким...

- Не думаю, что это так. Когда мы играли, даже когда он уже тренировал «Днепр», черная кошка между нами не пробегала. Отдыхая в Пуще-Водице, могли сразиться в шахматы и бильярд, выпить по чарке.

- Умный Валерий Васильевич был человек?

- Я бы сказал, что его отличала практичность, он очень сильным был организатором. При этом надо отдать должное Базилевичу, который сегодня остается в тени, а ведь именно он предложил методику подготовки команды, разработанную под научным руководством Анатолия Зеленцова и Валентина Петровского - тренера и дважды олимпийского чемпиона по легкой атлетике Валеры Борзова. Повторяю: Базилевич привнес в их тандем методику подготовки, а Лобановский - организаторские способности, которыми обладал на высочайшем уровне.

- Почему бытовало мнение, что пока Лобановский в Украине, Бышовца там не будет?

- Просто мое присутствие нарушило бы баланс. Я уже высказался о какой-то монополии на методику, на победы и прочее, так вот, мне кажется, всякое инакомыслие изгонялось, потому что могло пошатнуть этот престиж, это идолопоклонничество. Все, сказанное против, воспринималось как покушение на незыблемое величие, хотя, по большому счету, от чего мы сегодня страдаем? От того, что в свое время было показано, как можно достичь побед неспортивным путем. Тогда-то мы и породили тренеров-угодников, которые объединялись в кланы.

- Что, простите, такое «неспортивный путь»?

- Это победы, достигнутые за счет организаторских возможностей, включая...

- ...договорные матчи, покупку игр...

- ...«хитрое» судейство, произвол чиновников - весь тот беспредел, который сегодня имеем.

- Лобановский такими вещами грешил?

- Я не хотел бы на этот вопрос отвечать, потому что в нем есть нехороший привкус. Об этом я мог говорить ему лично, глаза в глаза. Пойми, компрометировать коллегу не стану - это будет похоже на то, что убиваю покойника, к тому же он не был для меня врагом. Скажу даже больше: не представляю, что мог бы сделать что-либо, способное ему нанести ущерб. Да, я был не согласен с происходящим, с его действиями, решениями, но говорю сейчас о явлении, а ответ на вопрос, который тобой задан, все знают и так. Не хочу ничего подтверждать и утверждать - самое страшное, что это стало традицией, которая передается из поколения в поколение, ведь такие матчи существовали и существуют по сегодняшний день. Надо признать, что это мы открыли шлюзы для бесчинства судей и всевластия чиновников, мы породили тренеров-организаторов, и теперь уже хорошо видно, как это сказывается на селекции и подборе кадров. Мы, к сожалению, установили самую низкую планку, лишили себя конкуренции, которая, по идее, должна была работать на футбол, на его эволюцию.

Исчезло соперничество тренеров, разных подходов, и что получили? Вот у тебя есть удовлетворенность от того, что происходит сейчас в Украине, от качества чемпионата? Как я понимаю, в общем-то нет - обнадеживают лишь отдельные результаты. Да, имеются два суперклуба, где созданы необходимые условия для достижения больших результатов, две академии - в Донецке и в Киеве, но речь-то идет обо всем украинском футболе.

Из книги Анатолия Бышовца «Не упасть за финишем».

«В качестве иллюстрации могу вспомнить сцену в судейской после матча «Динамо» (Киев) - «Днепр», закончившегося не с «положенным» счетом. Когда вбежавший туда старший тренер киевлян в бешенстве обрушился на своего днепропетровского коллегу с угрозами, Володя Емец спокойно ответил: «Что вы волнуетесь, Валерий Васильевич? С тех пор, как вы это ввели, ничего не изменилось!».

«КАК ГОВОРИЛ ГЕББЕЛЬС, «ЧТОБЫ ПОВЕРИЛИ В ЛОЖЬ, ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ УЖАСАЮЩЕЙ». ВОТ И ПУСТИЛИ СЛУХ, ЧТО БЕРУ С ИГРОКОВ ДЕНЬГИ, ЧТОБЫ СТАВИТЬ ИХ НА ИГРУ»

- Идолопоклонничество по отношению к Валерию Васильевичу, которое приобрело после его смерти особый размах, наблюдалось и при его жизни. Лобановского называли выдающимся, гениальным, единственным - вы с такой оценкой согласны? Великий он тренер?

- Думаю, да, во всяком случае, его вряд ли можно назвать человеком, который незаслуженно этих высот достиг, но одна есть проблема, эдакая ложка дегтя. Несмотря на прекраснейшие условия и великолепных игроков, которых Лобановский имел, защищенность и отсутствие серьезных проблем, главные высоты остались непокоренными. Имею в виду мировой уровень и европейский.

- Реальных результатов, считаете, нет?

- Ну почему? Кубок кубков (дважды) и Суперкубок - несомненное достижение, поэтому я и говорю, что он тренер хороший...

- ...но не Фергюсон...

- (Разводит руками). Есть еще Моуриньо, который не играл в футбол на высшем уровне, но тоже очень хороший организатор, поэтому могу только повторить: да, созданные условия для работы были идеальными, но нет победы в Лиге чемпионов, нет ни мирового, ни европейского золота, нет выигранной Олимпиады, а уровень игроков, нужно сказать, был потрясающий, причем подготовка велась в режиме наибольшего благоприятствования.

Тот же Хиддинк со сборной России на Евро-2008 выигрывал, но для этого на месяц останавливали внутренний чемпионат. Все европейские команды восстанавливались после клубных баталий, а наша спокойно и планомерно готовилась к финалу чемпионата Европы. Она была абсолютно защищена, были созданы идеальные условия - по-твоему, это спортивно?

- В 83-м году, когда Лобановский руководил подготовкой сборной СССР к чемпионату Европы, он киевское «Динамо» покинул, и по Киеву прошел слух, что на его место назначить хотят вас, однако преемником в результате стал Юрий Морозов. Молва выдавала желаемое за действительное или какие-то переговоры велись?

- Что ж, у меня таки состоялась встреча с уполномоченными лицами в ЦК КПУ, и такое предложение мне было сделано. Произошло даже утверждение штаба, который должен был со мной работать, но, к сожалению, не сложилось.

- Кто в этот штаб входил?

- Я не могу ответить...

- ...так...

- ...лучше процитирую слова, которые однажды услышал от Лобановского. «Да, - сказал он, - можно тренировать, и это делают многие. Да, можно добиваться какого-то результата, но есть главное условие: надо еще уметь работать с руководством».

- Потрясающе!

- В том, что ему удалось продавить назначение единомышленника Морозова, - а это непосредственно его заслуга! - был определенный резон: можно уйти в сборную и потом спокойно вернуться, а если придет Бышовец, вдруг...

- ...что вдруг?

- Вдруг у него результат будет - и куда возвращаться? Поэтому было принято такое решение.

- Вы тогда сильно расстроились?

- Признаться, да. Все возможности, чтобы плодотворно творить, были, хотя сегодня не исключаю, что меня могла ждать ситуация, в которой оказался в 2007 году в «Локомотиве». Там была большая группа игроков, работавшая с Семиным еще в бытность того главным тренером, и они всячески хотели вернуть его, в то время президента клуба, на прежнее место, что и породило большие проблемы в борьбе за достижение максимального результата. За четыре месяца под моим руководством мы выиграли Кубок России, вошли в сезон потенциальными претендентами на первое место, и вдруг все было разрушено: и команда, и микроклимат в ней, и атмосфера вокруг нее.

- Вас, помнится, обвинили в том, что... В общем, якобы за то, что ставите легионеров в основной состав, вы берете с них взятки?

- Не только с легионеров: и со сборников России Сычева, Билялетдинова - ну что ты!

- Вы, наверное, уже сказочно богатый человек?

- Еще бы! Мне, кстати, очень понравилось, как прокомментировал эту ситуацию Дик Адвокат. «Вы слышали, - спросили его журналисты, - что в московском «Локомотиве» происходит?». Он удивился: «А что здесь такого - я с футболистов тоже беру деньги». У них брови на лоб: «Как?», а Дик рассмеялся: «Это такая глупость - о чем разговор?!». Дима, это борьба за место под солнцем...

- Бросили тень...

- ...подключили грязные технологии, фанатов - в ход пошли клакеры, баннеры перед игрой. Если хочешь скомпрометировать, нужно вбросить страшную чушь - как говорил Геббельс, «чтобы поверили в ложь, она должна быть ужасающей». Естественно, все подробности смакуются, пережевываются, но главное, это оставляет следы на репутации и дает аргументы для дальнейшей борьбы. К примеру, когда несколько лет назад в Украине шел интернет-опрос, кого болельщики видят главным тренером национальной сборной, большинство проголосовало вдруг за меня, но когда Григорию Суркису сказали: «Вот же кандидатура», он это сразу отмел: «Ну что вы, о нем говорят такое!».

- Григория Михайловича можно понять: каких только грехов вам не приписали...

- Ну да, создали прецедент, но за ним не что иное, как борьба.

Из книги Анатолия Бышовца «Не упасть за финишем».

«Да, многое изменилось - нас заставляют играть по другим правилам, и обороняться все сложнее. Друзья и болельщики понимали истинное значение травли и клеветы, говорили, чтобы я подал в суд, но выигрыш будет жалким - только прославление негодяя, и я, понимая, что только и ждут, чтобы я разменялся на эти интриги, отшучивался. Кто-то ударил Сократа, и ему предложили подать на обидчика в суд, на что в ответ услышали: «Если бы тебя лягнул осел, ты бы в суд на него подал?». Правда, в моем случае это были не ослиные, а осиные укусы, тонко рассчитанные на разрушение рабочих отношений и атмосферы в команде, на подрыв авторитета».

(Окончание следует...)

Дмитрий ГОРДОН, Киев - Москва - Киев. «Бульвар Гордона», 09.02.2010

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru