СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: СУДЬБА ЧМ-2018 РЕШИТСЯ ВО ВТОРОМ ТУРЕ. А ТО И В ТРЕТЬЕМ

Вячеслав Колосков

На прошлой неделе "Спорт-Экспресс" объявил об открытии новой рубрики - "Клуб-2018". Сегодня гость этого клуба Вячеслав Колосков - почетный президент РФС, советник президента ОКР, много лет проработавший в ФИФА в качестве вице-президента и члена исполкома международной федерации.

РОССИЙСКИЕ ФЛАГИ В ПАРАГВАЕ

- 1 октября вы вернулись из очередной поездки, связанной с мировым первенством. Можете о ней рассказать?

- Ездил в Южную Америку. В плане работы нашего заявочного комитета есть личные встречи с членами исполкома ФИФА, и этим визитом мы завершили такие встречи. Все 24 члена исполкома, включая Йозефа Блаттера, получили полную информацию о нашей заявке.

Из чего мы исходили? На основании опыта я знаю, что члены исполкома о сути заявок информированы очень мало. Заявочные книги, которые сдают кандидаты, - это от шестисот до тысячи страниц. Ясно, что их никто не читает. Оценочные комиссии смотрят два, максимум три города, их инфраструктуру и стадионы. Они дают свою оценку того, что видели, не более. При этом того, что могут представить другие города, их возможностей и специфики не знает никто.

Задача нашей "летучей группы", куда помимо меня входят Алексей Сорокин, Александр Чернов, иногда Виталий Мутко (он не летает, а просто встречается с коллегами по исполкому ФИФА в удобное для него время), - предоставить эту важную информацию людям, которым предстоит 2 декабря голосовать. У нас есть два варианта презентации - на компьютере и в буклете. И вот сейчас мы этой группой побывали в Парагвае, Аргентине и Бразилии, где живут три члена исполкома от Южной Америки - Николас Леос, Хулио Грондона и Рикарду Тейшейра.

Начали с Парагвая. В аэропорту нас встретил посол России, который до этого вел переговоры с Леосом - президентом КОНМЕБОЛ, футбольной конфедерации Южной Америки. Леос, кстати, тоже приехал в аэропорт, что для 82-летнего человека не так просто.

Но главное - другое. Когда мы подъехали к штаб-квартире КОНМЕБОЛ, она была украшена российскими флагами - их там висело не меньше тридцати!

- Англичан встречали так же?

- Думаю, нет. Кроме того, на исполкоме КОНМЕБОЛ мне был вручен орден "За заслуги перед южноамериканским футболом", огромный крест на цепочке. Но главный разговор, конечно, был впереди. Мы сделали публичную презентацию для Леоса и членов исполкома КОНМЕБОЛ, ответили на все вопросы.

Исходя опять же из своего опыта, скажу: есть очень тонкая грань агитации. У ФИФА имеется свой этический кодекс, который мы свято соблюдаем. Я, хотя и перестал быть членом исполкома, понимаю, что ни в коем случае нельзя давить, напрямую спрашивать: "Ну, ты нас поддержишь, проголосуешь за нас?" Просто по реакции видно, как человек настроен.

Какой вывод? Да, заявка наша Леосу понравилась. Да, он симпатизирует России и понимает, что у нас ни разу не было чемпионата. И если мы получим такое право, это даст огромный толчок развитию футбольной инфраструктуры. Но, как он сказал, окончательное решение члены исполкома ФИФА от Южной Америки примут накануне итогового голосования. В ноябре в Рио-де-Жанейро пройдет исполком КОНМЕБОЛ - там они и решат, кого поддерживать.

НА БАЙКАЛЕ С ТЕЙШЕЙРОЙ

- То есть у Южной Америки будет согласованная позиция?

- Однозначно. Это подтвердил и Грондона, к которому мы приехали на следующий день. Такой помпы, как в Парагвае, не было: он принял нас у себя - в штаб-квартире федерации футбола Аргентины, в присутствии генерального секретаря КОНМЕБОЛ и генерального директора аргентинской федерации. Грондона выслушал нашу презентацию, задал ряд вопросов и сказал то же самое: все три голоса Южной Америки будут отданы какой-то одной кандидатуре. Но приятные для нас слова о том, что Россия - хороший кандидат, прозвучали и из уст Грондоны.

И наконец, Рио-де-Жанейро, где мы посетили штаб-квартиру Бразильской федерации футбола и встретились с Тейшейрой, моим давним добрым приятелем. Уже после презентации он вспомнил, как еще в советское время они с Жоао Авеланжем и супругами по моему приглашению летали на озеро Байкал. В моей книге, кстати, все это очень подробно описано. Потрясающая история! Тейшейра не забыл холодную воду Байкала, где он купался после 120-градусной сауны. "Ты не волнуйся, - сказал он, - мы определимся, и я тебе накануне декабрьского заседания исполкома ФИФА скажу, как будем голосовать".

У меня личные ощущения сложились такие. Все трое прекрасно понимают, что даст России чемпионат мира. Но вместе с тем проскальзывало: не надо забывать, что двое из троих говорят по-испански, а третий - по-португальски, и с этими странами, представленными совместной заявкой, у них исторические связи. Как бы то ни было, поездка получилась очень полезной и познавательной. Важно, что мы добились одного: накануне голосования будем точно знать, кому отдадут голоса трое членов исполкома от Южной Америки.

- А что толку знать это, если голосовать они решат, допустим, за Испанию с Португалией?

- Нет, это имеет значение. Думаю, первым туром все не обойдется. У меня вообще ощущение, что туров будет три, а если останутся Штаты, то и четыре. Поэтому огромное значение имеет каждый голос. Те, кто не проголосовал за тебя в первом туре, могут поддержать во втором и третьем.

- Как вам подсказывает опыт: беседы с членами исполкома надо строить по-разному - с учетом их национальных и культурных особенностей?

- Нет, исхожу из другого: сколько лет я знаком с тем или иным человеком и какие у меня с ним отношения. Допустим, они у меня отличные, а в каких-то случаях даже дружеские, с Тейшейрой, Францем Беккенбауэром, Чун Мон Чжуном из Кореи или президентом Азиатской конфедерации Бен Хамамом из Катара: с ними строю разговор в более живом, я бы сказал, наступательном ключе. А с Грондоной или главой Африканской конфедерации Иссой Айяту контакт более формальный - естественно, и беседа строится иначе, сдержаннее.

- Финансирует ваши передвижения по миру заявочный комитет России?

- Конечно. Не из своего же кармана мы платим. Поначалу летали даже спецрейсами, но потом, видимо, лимит был исчерпан. Хотя, конечно, спецрейс в Южную Америку не помешал бы: поездка очень тяжелая. Два дня дороги туда, два обратно и только три дня там. В каждой стране мы были лишь сутки. Так что можете себе представить, какая это была нагрузка - и физическая, и психологическая. При этом из Буэнос-Айреса в Рио-де-Жанейро пришлось лететь ночью, семиместным чартерным самолетом. Что, конечно, пережить было очень непросто - летели вдоль берега океана, самолетик болтало, швыряло. Но иначе вовремя добраться до Бразилии было невозможно.

ЧТО СКАЗАЛ ПРЕЗИДЕНТ ФИФА ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ

- Недавно услышал такую историю. В январе 2010 года во время встречи в Кремле президент страны Дмитрий Медведев вроде бы поинтересовался у главы ФИФА Йозефа Блаттера, какие меры тот мог бы посоветовать для наиболее эффективного продвижения российской заявки. А в ответ якобы услышал: "У вас есть человек, которого в высших кругах мирового футбола прекрасно знают все, - Вячеслав Колосков. Если он будет задействован, России это здорово поможет". После чего вы, к тому моменту в российской футбольной политике не задействованный, тут же были возвращены к активной деятельности и стали "двигателем" нашей заявки. Так все и было?

- Деталей разговора не знаю, но Блаттер мне подтвердил, что мою фамилию при встрече с Медведевым он упоминал: "Слава, я сказал президенту, что с твоим опытом и авторитетом надо тебя использовать". Там был и Виталий Мутко, он может рассказать точнее. Видимо, не случайно после этого меня и пригласили в заявочный комитет. Виталий Леонтьевич предложил принять активное участие в продвижении нашей заявки.

- С учетом ваших, прежде далеко не гладких отношений с Мутко, как складывается сотрудничество теперь?

- У нас с ним враждебных личных отношений не было никогда. Да, не было и деловых - я никак не был задействован в деятельности РФС. Но человеческий контакт сохранялся нормальный. Виталий Леонтьевич присутствовал на презентации моей книги и довольно неплохо выступал. Ни я, ни он личных выпадов в адрес друг друга себе не позволяли.

Другое дело, что мне что-то не нравилось в его работе, а он вспоминал какие-то мои возможные ошибки. Мне хотелось быть больше задействованным в различных аспектах деятельности РФС, он считал по-своему, и у него было на это право. Наша встреча прошла нормально, согласие я дал сразу, поскольку понимал: другого человека, который может привести любого члена заявочного комитета к любому члену исполкома ФИФА, просто-напросто нет. Не хочу преувеличивать свои заслуги, но без меня члены исполкома вряд ли кого-то принимали бы так тепло. Ведь мы побывали не только в Южной Америке, но и в Азии, и в Европе... Все эти встречи были связаны с моим присутствием.

- Насколько мне известно, Сергей Фурсенко перед избранием главой РФС провел с вами длительную встречу, на которой дал понять, что вы больше не будете изолированы от процессов, происходящих в российском футболе.

- Такая встреча была - вот в этом кабинете, где мы с вами беседуем. До проведения конференции РФС мы обсудили мое видение дальнейшего развития российского футбола. Ему это было интересно, и, возможно, что-то он мог включить в свою предвыборную кампанию. Со своей стороны Фурсенко сказал, что рассчитывает на мою помощь, советы, что взаимоотношения между президентом и почетным президентом РФС будут более тесными, чем раньше.

Не могу сказать, что эти отношения стали обширнее, чем при Виталии Леонтьевиче, но, во всяком случае, по телефону мы общаемся довольно часто. Несколько раз встречались и тет-а-тет. Какие-то мои советы Фурсенко воспринимает. Но у него свое видение футбольных процессов. Не всегда моя реакция на то или иное решение исполкома совпадает с мнением президента РФС. Что ж, основываясь на 30-летнем опыте работы в советском и российском футболе, я имею право на свою точку зрения. В любом случае и деловые, и человеческие отношения с Сергеем Александровичем у нас вполне нормальные.

- Можно ли говорить, что у вас с Фурсенко и Мутко сейчас отношения лучше, чем между Фурсенко и Мутко?

- Я их отношений не знаю. Видел их вместе только на заседании оргкомитета по выдвижению России на проведение ЧМ-2018, которое состоялось в Белом доме у Игоря Шувалова. Там никаких разногласий у них не было, да и не место там для выяснения отношений. Не собирался и не собираюсь в них вникать, это личное дело двух спортивных руководителей.

- Вообще есть ли ощущение, что в борьбе за чемпионат мира произошло объединение футбольно-организационных "тяжеловесов" - бывшего и нынешних глав РФС, и все работают слаженно?

- Да, работаем мы слаженно. Есть программа, которая была утверждена на одном из первых заседаний у Шувалова. Она четко выполняется. Сейчас центр тяжести уже смещается в сторону Мутко. Мы всю подготовительную работу провели, представили всем 24 членам исполкома нашу заявку, объяснили ее особенности и прелести.

Сегодня наступает фаза прямых контактов между членами исполкома ФИФА, в который от России входит Виталий Леонтьевич. К тому же он министр спорта и обладает определенными организационными ресурсами, чтобы обеспечивать взаимодействие РФС с высшими должностными лицами России. Не секрет, что в нашей заявке задействованы и рычаги государственной власти, и дипломатические представительства, и спортивные деятели. Но теперь инициатива переходит в руки Мутко и зависит от его активной позиции.

В конце октября состоится заседание исполкома ФИФА. Думаю, там он будет с кем-то конкретно разговаривать - как и другие члены исполкома от стран, которые выдвигаются. Еще есть весь ноябрь, чтобы что-то подшлифовать.

ЗАЧЕМ БЛАТТЕР С ПЛАТИНИ ЕЗДЯТ В МОСКВУ

- Внеплановое включение Фурсенко в технический комитет ФИФА - добрый знак для российской заявки?

- Никакого отношения к заявке это не имеет. Они, может быть, до 2 декабря ни разу и не соберутся. Да и в любом случае техком, который занимается развитием футбола, с заявками на проведение чемпионата мира никак не связан. Деятельность комитета направлена на повышение квалификации тренеров различного уровня, начиная с детских спортивных школ и вплоть до элиты, на улучшение материально-технической базы.

А расцениваю я это событие как знак уважения к России в целом и российскому футболу. Потому что с протокольной точки зрения такое вхождение - нонсенс. Обычно постоянные комитеты формируются после выборных конгрессов ФИФА, которые проводятся раз в два года. На них частично обновляются и комитеты: мандат их членов - четыре года, но по каким-то причинам некие коррективы делать приходится. Следующий выборный конгресс - в 2011 году. Здесь же сделан беспрецедентный шаг, и объяснить его, повторяю, можно только доброй волей Блаттера по отношению не столько лично к Фурсенко, сколько к российскому футболу и РФС.

Мы сегодня в ФИФА фактически не представлены. Кроме Мутко, там, по сути, никого нет. Виталий Леонтьевич в заседаниях исполкома участвует, а вот в заседаниях комитетов - крайне редко. Что вполне объяснимо в связи с его занятостью на высокой государственной должности. Поэтому Блаттер сделал, мне кажется, очень правильный шаг.

- Англичане не могут экстраполировать этот шаг на предвыборную борьбу?

- У них в последнее время появилось много фантазий - не столько у руководителей заявочного комитета, сколько у прессы. Можно это интерпретировать как угодно, но еще раз повторяю: никакого отношения к заявке это не имеет.

- Блаттер ежегодно приезжает в Москву на Кубок чемпионов Содружества. Это можно расценивать как проявление симпатии к России?

- Конечно, нет. Он приезжал к нам и при советской власти. Но дело-то совсем не в этом. Блаттер приезжает не только повидаться с руководителем федерации или, как в нынешнем году, государства. Он здесь проводит большие совещания.

Кубок Содружества - единственная возможность увидеться одновременно с 12 - 15 президентами и генеральными секретарями федераций стран-членов ФИФА. Здесь собираются и Прибалтика, и Закавказье, и Средняя Азия. То есть как европейские, так и азиатские страны. И не случайно на Кубок Содружества приезжают и президенты УЕФА - раньше Леннарт Юханссон, теперь Мишель Платини. Помимо общих заседаний во время Кубков Содружества идут персональные собеседования с руководителями федераций, проясняются многие вопросы. Вот для этого Блаттер главным образом и приезжает.

- То есть, проводись Кубок Содружества в Киеве или Минске, он точно так же поехал бы и туда?

- Безусловно.

ОТ ЕВРОПЫ ЗАВИСИТ МНОГОЕ

- Всегда хочется увидеть во всем какие-то позитивные знаки. К примеру, Платини на Кубок Содружества постоянно приезжает с 1999 года. Юханссон навещал Москву куда менее регулярно - и вот недавно заявил, что поддерживает кандидатуру Англии. Значит ли это, что Платини, напротив, будет за Россию?

- В отличие от Юханссона Платини очень закрыт. Предугадать, что он выкинет, совершенно невозможно. Во всяком случае, я пока на его симпатии не рассчитываю. Все шаги, которые были сделаны с его стороны, по отношению к России оказывались либо нейтральными, либо не очень дружескими. Достаточно сказать, что у России нет представительства в исполкоме УЕФА. Никого не хочу обидеть, но там есть Мальта, Кипр, Израиль, Дания, Словакия, Литва. А России нет. И это - квинтэссенция отношения Платини к РФС и России.

Тем не менее я и с ним как с членом исполкома ФИФА провел беседу. Отношения у нас с Платини не такие теплые, как с Юханссоном, но я представил ему нашу заявку. А что у него в голове, мне неизвестно. Мое личное ощущение: агитировать за Россию он никого не будет. А как сам поступит - не знаю.

- Могут ли Блаттер и Платини оказывать какое-то воздействие на членов исполкома, как им голосовать? Будут ли проводить какую-то работу?

- Не будут - однозначно. Конечно, влияние Платини на членов исполкома огромно. У Европы там восемь голосов. По положению только президент Европейской ассоциации автоматически становится вице-президентом ФИФА - всех остальных в исполком избирает конгресс УЕФА. Поэтому понятно, что от позиции президента УЕФА зависит очень многое.

Но, убежден, ни Блаттер, ни Платини заниматься агитацией за или против кого-то не будут. Потому что тут же произойдет утечка информации, что-то попадет в прессу, и в такой ситуации чиновник будет выглядеть просто неблаговидно.

- Почему, по-вашему, Юханссон высказался за Англию?

- Во-первых, этих его слов я не читал. Во-вторых, мне это слышать странно. Мы очень успешно провели финал Кубка УЕФА, блестяще - финал Лиги чемпионов. А это тоже влияет на имидж УЕФА и ее президента, которым тогда был Юханссон. Почему он высказался за Англию (если это действительно так), понятия не имею. Когда увидимся, спрошу его об этом напрямую.

- Способен ли повлиять на отношение членов исполкома к английской заявке тот факт, что скандально известную книгу "Фол! Тайный мир ФИФА" написал англичанин Эндрю Дженнингс?

- Насколько знаю, Блаттер этой книгой был очень недоволен. И справедливо недоволен: там много всевозможных фантазий. Но негативное отношение президента ФИФА - именно к этой книге. Не к Англии.

- По вашему ощущению, сам Блаттер склоняется на чью-то сторону?

- Каких-то четких ощущений нет. На его встрече с президентом Медведевым я не присутствовал, вижу его эпизодически. Мы встречались на чемпионате мира в Южной Африке. Ясно, что разговор на эту тему у нас тоже был. Услышать от него можно только одно: "Работайте, у вас хорошие шансы".

ПОРТУГАЛИЯ - ГИРЯ ДЛЯ ИСПАНИИ

- Когда я разговаривал с бывшим главным редактором и издателем журнала World Soccer Киром Рэднеджем, тот удивлялся: зачем, мол, большой и мощной футбольной стране Испании нужна Португалия? Ведь всем известно: Блаттер к совместным заявкам относится негативно.

- Это необъяснимо. Если кто-то от двух этих стран и проводит работу по продвижению их заявки, то только президент испанской федерации Анхель Мария Вильяр: участвует в дискуссиях, поездках. А Португалия вообще никак публично себя не проявляет. Какова была логика Анхеля - мне абсолютно непонятно.

С моей точки зрения, Португалия - гиря, которая может только помешать Испании. Я сейчас был в Южной Америке, и там все время говорили: "Испания, Испания". О Португалии даже ни разу не упомянули. Испания могла бы совершенно спокойно сама провести чемпионат.

- Допустим, Испания с Португалией после очередного тура выбывают из гонки. Если та же Южная Америка проголосовала за них, будут ли ее представители и далее согласованно выступать за кого-то другого?

- Южная Америка - да, она до конца станет выступать "пакетом". Остальные континенты - нет. Африка, Азия, Европа будут голосовать индивидуально. Может быть, единство также проявит Северная Америка. У нее - три голоса, по четыре - у Африки и Азии, один - у Океании. Плюс Блаттер.

- Как отнеслись к нашумевшему высказыванию лорда Трисмана: мол, Россия купит для Испании благоприятное судейство на чемпионате мира, а Испания отдаст ей "свои" голоса?

- Слишком серьезный пост занимал в то время лорд Трисман, чтобы расценить его высказывание как шутку. У меня ощущение, что это была попытка одним ударом дискредитировать заявки обоих главных конкурентов Англии. С понятиями об английской честности и добросовестности, с fair play это никак не вяжется. Для фигуры такого уровня - непростительнейшая вещь.

- Вы знакомы с Трисманом?

- Несколько раз вместе участвовали в заседаниях, но никакого общения у нас не было.

- Выиграла Англия или проиграла оттого, что Трисмана после той истории моментально уволили с постов руководителя заявочного комитета и президента федерации, а вместо него заявку возглавил член исполкома ФИФА Джефф Томпсон?

- Не выиграла и не проиграла. Для большинства из 24 членов исполкома ФИФА все это имеет мало значения. Многие из них не имеют представления ни обо всех этих внутренних противоречиях, ни о том, кто возглавляет заявочные комитеты.

- Насколько Томпсон влиятелен в масштабах мирового футбола?

- Томпсон очень влиятелен в Европе. Впрочем, и в мире его хорошо знают: он возглавляет комитет национальных ассоциаций ФИФА. Да, фигура серьезная.

- У англичан роль, аналогичную вашей, играет Дэвид Дин.

- Это так. Мы с ним очень часто пересекаемся. Дэвид у них - самый активный, ведет громадную работу. Томпсон никуда не ездит, а Дин - повсюду, он, по-моему, путешествует даже больше, чем я, бывая в отдельных местах по два раза. Мы хорошо знакомы. Я раньше был заместителем руководителя клубного комитета УЕФА, а он - членом этого подразделения.

Дин был одним из совладельцев "Арсенала" - и как раз он уступил свои акции Алишеру Усманову. Человек богатый, умный, обаятельный. И с серьезным даром убеждения. Очень опасный конкурент!

РАСИЗМ - ТЕМА ВЗРЫВООПАСНАЯ

- Вы упомянули Усманова. Задействованы ли в продвижении заявки наши олигархи, имеющие серьезный вес в мировом футболе, - Роман Абрамович, тот же Усманов?

- Может, да, может, нет. Это прерогатива руководства заявочного комитета и в мою компетенцию не входит. Об этом могут знать Мутко, Шувалов.

- Не хотели использовать приезд Диего Марадоны в Москву на благотворительную акцию, чтобы убедить его публично высказаться за российскую заявку?

- Нет. Его роль здесь нулевая, не было никакого смысла этим заниматься. И потом, он человек непредсказуемый - мог такое загнуть, что нашей заявке только помешало бы. Лучше не надо.

- Вернемся к англичанам. Тот же Рэднедж говорил мне о том, что в борьбе за ЧМ-2006 у английской заявки, соперничавшей с немецкой, была серьезная внутренняя оппозиция: пресса считала, что заявочным комитетом руководят неправильные люди, которые ведут неправильную политику. Что имелось в виду?

- Насколько помню, там несколько изменчивая позиция была у Юханссона. Он дружил с главами футбольных федераций обеих стран - немцем Эгидиусом Брауном и англичанином сэром Бертом Мелличипом. Почему-то Мелличип считал - возможно, не без оснований, - что Юханссон пообещал ему: чемпионат мира состоится в Англии. Но через какое-то время президент УЕФА встал на позицию открытой поддержки Германии. В связи с этим было несколько конфликтных ситуаций - не исключено, реакция прессы последовала именно на них.

- Можно ли говорить о том, что англичане по традиции ведут себя высокомерно, считая, что им как родоначальникам футбола все обязаны?

- На себе я этого не испытал. 28 лет провел в ФИФА, много раз участвовал в выборах страны-организатора. И никогда не чувствовал к себе такого отношения со стороны Англии. А вот у итальянцев подобное иногда проскакивало.

- То, что у Англии так часто меняются президенты федерации, на пользу или во вред?

- Надо спросить у самих англичан. Но к заявке это никакого отношения не имеет.

- Английская пресса педалирует тему расизма на российских стадионах, сделав сейчас козырной картой Питера Одемвингие. Насколько серьезна опасность?

- Опасность есть, не хочу скрывать. Ясно, что в отчете оценочного комитета это никак не прозвучит и ни в каких документах отображено не будет. Но люди читают газеты, смотрят телевидение - и тема эта очень взрывоопасна. Исполком ФИФА не будет опираться на интервью футболистов, которые здесь играли, тем более что подобные явления есть не только в России, но и в других странах, претендующих на ЧМ-2018. Но в любом случае по отношению к теме расизма нужно вести себя предельно аккуратно. Через прессу постоянно давать понять болельщикам: это может нам помешать. И подчеркивать, что принятый недавно РФС Кодекс чести требует уважения ко всем нациям и расам, представители которых играют в нашей стране.

- Мне кажется, "отмазки" наподобие того, что банан - на жаргоне российских студентов "двойка", которую заслужил Одемвингие за свои выступления в "Локомотиве", могут только навредить. Поскольку получается, что официальные лица игнорируют серьезную проблему.

- Иногда лучше не комментировать, чем что-то говорить.

- Недавно проходила информация, что нигерийский член исполкома ФИФА Амос Амаду якобы заявил: мол, после всех историй с Одемвингие он будет голосовать за Англию. Это утка?

- Достоверно знаю: сам Амаду такого заявления не делал. Эти слова произнес один из руководителей нигерийской федерации футбола. Может быть, англичане в очередной раз выдали желаемое за действительное. Думаю, этот баннер на позиции члена исполкома ФИФА от Нигерии не скажется.

- Вы с ним встречались?

- Конечно. В Африку я не летал, там с презентацией побывал Сорокин. А я встречался со всеми африканскими членами исполкома ФИФА на чемпионате мира в ЮАР - и с Айяту, и с представителями Нигерии, Алжира и Кот-д'Ивуара. Тему расизма они вообще не поднимали. Но то, что произошло, - сигнал, к которому надо прислушаться. И сделать выводы.

- Какие формы борьбы с расизмом могут убедить членов исполкома ФИФА, в том числе и африканских?

- Во-первых, руководители фан-клубов должны чаще встречаться с болельщиками и объяснять, насколько гадко воспринимать подобным образом человека с другим цветом кожи. Во-вторых, надо более тщательно проводить досмотр, чтобы такие баннеры не появлялись. В-третьих, мгновенно реагировать на попытку вывесить такой баннер. Но ничего важнее разъяснительной, воспитательной работы все равно нет. Вплоть до "волчьего билета" на посещение матчей такими болельщиками, как в свое время сделали в Англии.

НАЗЕМНЫМ ТРАНСПОРТОМ - БЕСПЛАТНО!

- Владимир Путин принял инспекционную комиссию УЕФА у себя в резиденции, ранее Дмитрий Медведев встречался в Кремле с Блаттером. В то же время английский премьер Дэвид Кэмерон не вышел из отпуска, чтобы принять комиссию. Это может как-то сказаться?

- Никоим образом. Члены комиссии только доложат о положении дел, которое увидели. Обязательно скажут, конечно, что встречались с тем-то и тем-то, но на мнении членов исполкома это никак не отразится.

- Собираются ли Путин или Медведев 2 декабря в Цюрих?

- И здесь мой уровень компетенции недостаточен, чтобы знать такое. Но опыт поездки Путина в Гватемалу, где Сочи получил Олимпиаду-2014, показывает, что присутствие таких фигур полезно.

- Безвизовый въезд на время чемпионата мира, обещанный Путиным, - козырь?

- Да. Мы очень активно это внедряем в сознание коллег по исполкому. А ведь еще было заявлено, что внутри России не только официальные лица, но и все болельщики в течение всего чемпионата будут наземным транспортом перемещаться бесплатно. На самолетах - за деньги, а вот за проезд в поездах, автобусах, электричках при наличии билета на матч платить не придется. Больше такой роскоши никто предоставить не готов.

- Сама по себе активная поддержка государства - большой плюс?

- Огромный. Потому что все гарантии дает государство. Можно подписать все формальные гарантии, а можно неформально, как делается у нас президентом и премьер-министром, лично высказаться в поддержку заявки. Более того, как мы видим, они активно участвуют в процессе выдвижения, принимая руководителей международной федерации и членов оценочной комиссии.

- Из высказываний ее главы чилийца Гарольда Майне-Николлза можно сделать какие-то выводы?

- Он очень неэмоциональный человек. Я знаю его еще с Олимпиады 1988 года в Сеуле, где он работал в моем подчинении. Я был председателем оргкомитета футбольного турнира Игр, а он - одним из руководителей подразделений в городах. У Майне-Николлза трудно что-то выведать, он крайне редко улыбается.

Я с ним встречался в Кремле на званом ужине, который давал Игорь Шувалов. Мы с Майне-Николлзом как раз сидели рядом, беседовали, и у меня сложилось ощущение, что ему понравилось. С тех пор мы не виделись - он же не член исполкома.

- Почему именно его назначили главой комиссии?

- Он имеет огромный опыт, поскольку начиная с 1988 года работал в структуре ФИФА на всех чемпионатах мира и Олимпиадах.

- В чем сегодня наши главные минусы?

- В том, что у нас пока ничего нет. Приходится убеждать, что все будет.

- Готова ли, по-вашему, Россия подтянуть другие города, кроме Москвы и Питера, чтобы не было стыдно принять чемпионат мира?

- Уверен, все обязательства, подписанные в заявочной документации, будут выполнены. Когда нужно было проводить соревнования по другим видам спорта, мы всегда с этим отлично справлялись. Или возьмите пример Сочи. Сегодня каждая инспекция по линии МОК все больше убеждается в том, что мы даже опережаем график и что Сочи будет идеальным местом для проведения зимних Игр. То же самое Казань, которая готовится к универсиаде. И по футбольной части многое уже строится, в частности, стадионы в Питере, Сочи, Казани. К ним подводится вся инфраструктура. После этого останется в шести городах все подтянуть.

Я не политик и не экономист, но еще один очень важный фактор - стабильная политическая ситуация в стране. Ни у кого нет сомнений, что тандем Медведев - Путин останется во главе России еще достаточно долго. А это, в свою очередь, гарантирует стабильность в выполнении взятых на себя обязательств. Не получится так, что Путин, допустим, документы подписал, а потом придет кто-то другой и заявит, что это ему неинтересно.

И, наконец, не раз уже подчеркивалось, в том числе и на мировом уровне, что Россия с гораздо меньшими потерями, чем многие даже более развитые государства, прошла экономический кризис. Раз так, у нашей банковской системы будет возможность профинансировать все, что заявлено. А тесные отношения власти и бизнеса позволяют последнему активно участвовать в строительных работах. В том же Сочи бизнесмены строят многие объекты. Помогут эти отношения и в создании футбольной инфраструктуры.

- А зачем, к примеру, было включать в число городов-кандидатов такие не самые футбольные места, как Саранск?

- Чье это решение - не знаю. Я к этому никакого отношения не имею.

МЫ НЕ ПОСЛЕДНИЕ В ОЧЕРЕДИ

- В заключение спрошу: по вашему ощущению, кто на сегодня фаворит в борьбе за ЧМ-2018 и -2022?

- По 2022-му не знаю, анализом той ситуации вообще не занимался. А в борьбе за 2018-й фаворитов, как и раньше, три. Англия очень активно ведет работу. Испания - чемпион мира и Европы, плюс к тому член исполкома ФИФА Анхель Мария Вильяр - человек с колоссальным авторитетом. Он президент Королевской футбольной федерации Испании, вице-президент ФИФА и УЕФА, председатель судейского комитета ФИФА.

Но и мы не последние в этой очереди. Очень активно работаем, доказываем наши преимущества. Так что на сегодня, мне кажется, три заявки претендуют на успех с равными шансами. Думаю, все будет зависеть от расклада во втором-третьем турах голосования.

- Во мнениях членов исполкома ФИФА что-то еще может измениться или они для себя уже все решили?

- Пока еще есть возможность активно поработать с ними в октябре - ноябре. А 2 декабря они приедут уже с готовым решением. Непосредственно в Цюрихе никого не переубедишь.

- По такой логике даже появление кого-то из высших руководителей страны ситуацию не изменит?

- Оно может создать эмоциональный фон и повлиять как раз на второй-третий тур. На первый все определятся заранее. А вот потом появление первых лиц, проведенная ими презентация - все это может положительно воздействовать на окончательное решение.

Игорь РАБИНЕР. «Спорт-Экспресс», 06.10.2010

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru