СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ИГОРЬ КРИУШЕНКО. НЕ ЖАЛЕЮТ, НЕ ЗОВУТ, НЕ ПЛАЧУТ

Игорь Криушенко

Фото: sportsdaily.ru

Случались в истории российской премьер-лиги дебюты куда получше новосибирского. Бывало, помнится, что и бронзовые медали люди с наскоку брали, и на четвертом месте сезон заканчивали. «Сибирь» же определилась с последней позицией в таблице фактически сразу после старта, пустила в подвале прочные корни и, вероятнее всего, едва ли кто ее оттуда до конца ноября сдернет.

Но все эти страсти - они ведь для болельщика. Болельщику нравится, когда его команда летает не так, как все остальные; Валерий Павлович Чкалов, с чьим именем тесно связана история новосибирского футбола (до 2005 года команда носила имя «Чкаловец-1936»), летал именно так - то под мостом, то вниз хвостом, то прямо над головами, то вверх ногами.

Для профессионального же тренера такой футбол - нож острый. Для него, которому счет 1:0 снится в самых сладких снах, все эти валидольные варианты означают только одно: команда не в порядке, тут недоработали, там недобежали, этого на лавку и так далее…

Вот с этой темы мы и начали разговор с главным тренером «Сибири» Игорем Криушенко, примостившись в баре новосибирского стадиона «Спартак» и заказав себе по чашечке кофе.

Миссия выполнима

- «Сибирь» в этом году заработала, прямо скажем, немного характеристик. А самое главное, что все они схожи до степени смешения. Мне как журналисту такое положение дел, например, не очень нравится, потому что фразы успели замылиться и превратиться в штампы. Это напрягает.

- Я вас очень хорошо понимаю.

- «Симпатичная команда, но безбашенная». «Сзади никакие». «Шашки наголо - и вперед». «Сорок забили, восемьдесят пропустили»... Вы тоже, Игорь Николаевич, приложили руку к составлению этого краткого словаря.

- Один раз, но было, да. Я, так получилось, высказался от имени тренера «Аполлона». Меня спросили, какой я вижу игру «Сибири» глазами соперника, ну или что-то в этом роде. Я, может быть, нашел не совсем точные слова в тот момент, назвав свою команду веселой и безалаберной. Веселая и бескомпромиссная - так было бы, наверное, точнее.

- Вам нравятся веселые команды?

- Это не худший для футбола вариант. Хотя на самом деле я, конечно, требую от ребят совсем другого. Я знаю, чего хочу от команды, команда понимает смысл этих требований. А все вместе мы видим, что в силу определенных причин у «Сибири» в сезоне-2010 получается далеко не все, чего так хотят тренер, клуб и сами футболисты.

- Чего же вы хотите?

- Баланса между обороной и атакой. Умения применять по ситуации качественный прессинг. Мне нужен быстрый откат и не менее быстрый выход из обороны. Моя команда не должна быть одинаковой, я хочу видеть ее вариативной, читающей соперника, умеющей ориентироваться в разных ситуациях. Примерно об этом же мечтает любой тренер любой команды мира, где бы она ни играла. Все мы внимательно смотрим футбол, видим, что в нем происходит и естественно, хотим быть в тренде. Но хотеть и иметь - несколько разные вещи, как вы понимаете. «Сибирь», исходя в первую очередь из подбора исполнителей, далеко не всегда получает возможность диктовать премьер-лиге свои условия, в большинстве случаев как раз нам приходится подстраиваться под игру соперника. Но я в любом случае стараюсь передать команде свое видение футбола. В этом, на мой взгляд, миссия главного тренера и заключается.

- Много было в этом сезоне матчей, в которых команда выглядела современно?

- Полных, наверное, не назову. Эпизоды, отрезки - да, были, и немало.

- Хотите знать, что думают о «Сибири» прямые конкуренты?

- Любопытно.

- Не буду называть клуб, с представителями которого говорил совсем недавно на эту тему, но вот что люди сказали: «Очень интересная команда. Играет сама и дает играть другим. Последнее место “Сибири” на 25 процентов состоит из нефарта, на 25 - из судейских ошибок, на 50 - из ошибок Войцеха Ковалевски». Как вам формула?

- Возможно, истина где-то рядом. Акценты расставлены достаточно грамотно. Соглашусь, пожалуй.

Хорошо, но мало

- Мне кажется, что, говоря об игровом балансе, тренеры команд премьер-лиги опосредованно ссылаются на «Зенит». Согласны?

- Если по нынешнему сезону - да. В «Зените» собраны достаточно высокого класса, хорошо обученные тактически люди, и у тренера, видимо, получается донести до них свои идеи. В этом смысле Лучано Спаллетти можно по-доброму позавидовать. Чаще тренеру приходится действовать по более сложной схеме: сначала ломать стереотипы, а уже потом формировать новые понятия и обучать команду игре в этих критериях. С точки зрения организации игры «Зенит» в этом году действительно можно взять за эталон.

- Нынешний «Зенит», есть такое мнение, являет собой нечто среднее между ЦСКА образца 2005-го и «Рубином»-2008/2009. Вот скажите, Игорь Николаевич, как человек, который дважды играл против «Зенита», дважды ему проиграл, не забив при этом ни одного гола, и готовится к третьей игре: это действительно непроходимая, непробиваемая команда?

- Таких команд не бывает. Все проходимы и пробиваемы. Но сегодня расклад сил в премьер-лиге таков, что в ситуации, когда хорошо обученный «Зенит» ловит кураж, справиться с ним крайне тяжело. Но у команды, конечно, есть и слабые стороны, которые можно нащупать и использовать. Если сыграть против «Зенита» так, как сыграл «Анжи»…

- А как против «Зенита» сыграл «Анжи»?

- Немного удачи, много самоотдачи. Плюс мощный финишный рывок. «Зенит» оказался готов ко всему, кроме этого рывка. Питер уже выиграл свой матч при счете 3:1, и это была ключевая ошибка. Наверное, вот так.

- А вы расстроились, когда вместо 1:3 стало 3:3?

- Мне-то чего расстраиваться?

- Ну как же? Конкурент вдруг, на ровном месте, получил лишнее очко отрыва. Пять или шесть - разница очень серьезная.

- Все это правильно, но в нашей ситуации нужно в первую очередь смотреть на себя, а не на конкурента. Уповать на то, что конкурент обязательно будет терять очки, мало. Очки нужно набирать самим, а у нас это не очень хорошо получается. Не так хорошо, как хочется. Или даже так: хорошо, но мало.

- Это из Довлатова: «У вас зарплата хорошая?» - «Хорошая. Но маленькая».

- Вот все последние игры проходят именно по такой схеме: хорошо, но мало.

- Да, это общее мнение: «Сибирь» на финише ощутимо прибавила. Результат соответствует качеству игры?

- Это почти всегда прямая зависимость. В период летних дозаявок нам удалось укрепить ключевые позиции. И потом, стоит сыграть два-три удачных матча, как сразу приходит уверенность в своих силах.

- Ключевые позиции - это вы про опорную зону?

- И про нее тоже. И про вратарей. И про центр обороны. Получается, мы укрепили всю ось.

- Месяц назад вы сказали, что шесть-семь очков отставания отыгрываются. Сегодня цифры чуть-чуть другие. А ощущения?

- Считаю, что все еще возможно. Ближайшие два тура, наверное, дадут окончательные ответы по раскладу. Может быть, к середине ноября и совсем новые ощущения придут. А может, забудем о геройстве.

- Соперники у «Сибири» как раз такие, что хорошо бы ноги целыми унести…

- Да. А что делать? Есть варианты?

- Никаких.

- Значит, будем играть и стараться набирать очки.

Переоценка ценностей

- Ваша тренерская карьера сложена, главным образом, из позитива: бились за первые места, за вторые-третьи, за Кубки всевозможные. Но вот наступило время смены приоритетов, и тренер Криушенко дебютировал в роли глухого аутсайдера. Что-то изменилось в понимании сути профессии, ее смысла? Быть может, вообще в восприятии игры в футбол?

- Прожить год в таком режиме - не очень приятное, конечно, занятие, поскольку каждый тренер мечтает о том, чтобы его команда играла подальше от собственных ворот. Не очень приятное, зато полезное. Вы правы, я привык к лидерской зоне, но это был односторонний опыт. Теперь я изнутри знаю ситуацию, где расставлены совсем другие акценты. Это добавило и профессионального, и просто жизненного опыта, а опыт всегда идет тренеру в плюс, в зачет. Чемпионат России - турнир достаточно высокого уровня, и работа в нем, даже если она связана с борьбой за выживание, дает очень много, можете поверить мне на слово.

- Вот чисто теоретически: интересно после российской премьер-лиги работать в чемпионате Белоруссии, пусть даже в борьбе за первые места?

- Ну, как сказать? Наверное, это будет интерес другого качества. Я понимаю смысл вашего вопроса, но ведь тренерская жизнь - такая странная штука, что кроме удовольствия от работы и удовлетворения личных амбиций, ты должен думать о более приземленных вещах. О том, например, чтобы твои близкие имели возможность жить достойно. Поэтому каждый тренер старается быть чуть большим философом, чем ему, возможно, хочется. Сложится ситуация - соберешь ты чемодан и поедешь туда, куда и не думал ехать. Так что если придется снова сделать шаг в сторону Белоруссии - нет проблем, восприму это как должное.

- Но переоценка, видимо, уже произошла.

- Конечно. Это немножко разные вещи - чемпионаты Белоруссии и России. Переоценка неизбежна и объективна по своей сути.

- Хорошо, оставим в покое теоретическую Белоруссию и возьмем первый дивизион. Вот он для вас - реальнее некуда. Не страшно снова туда падать, в болото? Где возьмете мотивацию, интерес, кураж?

- А тут знаете как? Если интерес и мотивация останутся у руководства клуба, то со мной в этом смысле проблем точно не будет. Задача вернуться в премьер-лигу - сама по себе очень интересная и содержательная штука, я вас уверяю. Это борьба за высокие цели.

- Как вам сегодня думается: останется у клуба эта мотивация?

- Мне лично кажется, что на данный момент никто трагедии из нашего дебютного сезона не делает. Есть ощущение, что интерес к премьер-лиге у Новосибирска сохранится. Город попробовал большой футбол, узнал его вкус и цвет, ему трудно переключиться на другой уровень.

- С точки зрения болельщика - да, безусловно. Но мало ли клубов, которые, поиграв год в премьер-лиге, бегут оттуда с квадратными глазами и навеки окапываются в первом дивизионе…

- Есть и такие. Но не думаю, что это про Новосибирск.

- У вас с «Сибирью» контракт до конца 2011-го. Не заходила речь о том, что пролонгировать его неплохо бы уже сегодня?

- Учитывая, что следующий сезон продлится дольше, чем обычно?

- И это тоже.

- Тема такая была, но разве что на уровне разговоров, без конкретики.

- Ну, а вы-то сами что о своих перспективах в «Сибири» думаете?

- Знаете, если по тем или иным причинам клуб ставит на тренере крест, это сразу ощущается.

- Есть даже такой грустный термин - «сбитый летчик».

- Да-да. Но давайте мы лучше оставим эту тему, хорошо? Она не годится для детального публичного обсуждения, поймите правильно. Могу сказать только, что я чувствую к себе внимательное отношение со стороны клуба и стараюсь отвечать тем же.

- Ладно. Тогда встречное предложение: представим себе, что вы в клубе остались. С учетом опыта, о котором мы уже говорили, - печального, но полезного - что будет просить у руководства главный тренер Криушенко? Или, быть может, требовать? Я имею в виду трансферный бюджет, конечно...

- О, это тоже вопрос не сегодняшнего дня. Кто уйдет из команды, кто в ней останется? В какой лиге будет играть «Сибирь»? Какие задачи будут перед ней стоять? Каковы будут материальные возможности?

- Тогда сужаем рамки вопроса: вы готовы настаивать на своих требованиях и не идти на компромиссы? «Вам нужен результат, - говорите вы клубу. - А мне - люди, причем те, кого я назову».

- Я понял, что вы имеете в виду. Мне как раз кажется, что между нормальными людьми в любой ситуации возможен компромисс. Диалог - самая продуктивная форма общения. А с учетом того, что задачи у клуба, уверен, будут серьезными, между руководством и тренерским штабом должен получиться интересный, содержательный диалог.

- А сегодня вы можете сравнить финансовый потенциал «Сибири» с потенциалом конкурентов по зоне вылета?

- Я не владею точными цифрами, поэтому лучше от комментариев воздержусь. Но, думаю, что мы в этой компании не на первых местах.

Страна советов

- Вам нравится слушать советы со стороны?

- Советы бывают разные. Как и люди, которые пытаются их давать.

- Ну, например, такая ситуация. Приходит к вам президент и говорит: «Игорь, Гржелака сегодня ставишь, а Антипенко пусть посидит». Ваша реакция?

- Знаете, к людям, которые разбираются в футболе и умеют обосновывать свои мысли, я всегда готов прислушиваться. Если же идет разговор на уровне «этот мне не нравится, а тот вроде ничего», я пропускаю его мимо ушей.

- Приходилось бывать в подобных ситуациях?

- По крайней мере, давления не было никогда. После игр - да, случались довольно жесткие дискуссии. Но такие дискуссии - скорее, эмоциональный выброс, потому что всегда легко быть генералом, зная содержание битвы и ее результат. Это мне понятно: люди, которые причастны к жизни команды, хотят, чтобы команда была успешной. Они к ней неравнодушны. Но предыгровые диспуты, повторюсь, исключены. Выбор тактики и состава - только моя зона ответственности.

- А вот обратная сторона медали. Вы ведь в трансферной политике клуба принимаете участие, правильно? Оценить уровень футболиста и степень его востребованности - ваша прямая обязанность.

- Конечно, а как иначе?

- Но кошелек-то лежит в кармане президента. У вас есть право дать ему совет, назвав реальную цену?

- Почему нет? Тренер, видя возможности футболиста, всегда хочет знать его рыночную стоимость.

- Есть ведь и такой подход к теме: «Вот человек, он мне нужен, купите мне его за любые деньги!».

- Есть, и я его однозначный противник. Тренеру, конечно, видны достоинства и недостатки, из которых складывается реальная стоимость игрока. Ты почитал профайл, посмотрел кино, «пощупал» человека недельку в тренировочном процессе - этого в наше динамичное время достаточно. Все, что сверх реальной стоимости, - интересы третьих сторон, и профессионалы об этом знают. Зачастую эти самые интересы напрочь искажают рынок. И, уж точно, не добавляют здоровья футболу.

- Российский трансферный рынок - очень странная штука. Любой президент, кого ни спроси про завышенные цены, вздохнет: «Так сложился рынок». А кто его сложил, не ведомо никому. Вот с вашей личной точки зрения, каков у нас «коэффициент искажения»?

- Думаю, процентов на тридцать рынок легко мог бы упасть.

- Вот давайте тогда попытаемся рассмотреть проблему человека по фамилии Кураньи.

- А у него что, есть проблемы?

- Кураньи, насколько известно, взяли примерно по той схеме, о которой мы упоминали: вот человек, он стоит бешеных денег, но его надо брать, а то перехватят другие.

- Этого я не знаю.

- И вот Кураньи взяли в «Динамо», он стал забивать. Забьет за сезон, даст бог, десять. Через год, например, - пятнадцать. «Динамо» займет не восьмое место, а шестое, скажем. Супер! Так в чем глобальный смысл таких покупок с точки зрения тренера?

- Это вопрос к руководству «Динамо», согласитесь. К тем людям, которые отвечают за экономическую составляющую жизни клуба и несут за это ответственность. Я же могу предположить, что покупка такого футболиста, помимо чисто игровых моментов, влияет на имидж, привлекает на трибуны зрителей.

- Ладно, оставим в стороне экономику вопроса. Но скажите, раз уж я вцепился в Кураньи: вы бы взяли его в свою команду? Нашли бы парню местечко? Или, быть может, под него игру перестроили бы?

- Строить команду под одного футболиста неправильно по сути. Корректировать тактику под серьезное приобретение - да, безусловно, можно. Если бы мне купили Кураньи, я бы нашел ему место в составе, можно не сомневаться.

- Вот вопрос, который мне очень нравится задавать тренерам, своего рода тест. Представьте себе, что «Сибирь» укомплектована идеально, у вас нет ни одной кадровой проблемы, но в штатном расписании имеется вакансия. И вам предлагают на выбор Хедиру или Озила. Кого берете?

- Озила. Креативного футболиста, который может творить на поле.

- Таким образом, ваше тренерское кредо - атака.

- Пожалуй, да. При всем желании следовать в русле современных тенденций, то есть, в общепринятом смысле, прежде всего строго играть в обороне, беру Озила. Креативный игрок - огромная ценность по нынешним временам.

Чего-то не хватает

- В этом сезоне у «Сибири» были как минимум два светлых пятна - дорога к Кубку России, по которой вы не сделали последние полшага, и Лига Европы. Как расцениваете эти успехи, учитывая объективный уровень команды? Что это - случайность, всплеск, кураж?

- А тут довольно просто все. Спортивная жизнь может быть долгой или короткой, но ступеньки карьеры в любом случае измеряются титулами. Это была борьба за титул, и я рад, что мы в ней так активно поучаствовали. Пока «Сибирь» шла к финалу Кубка, все матчи были сыграны, пожалуй, на уровне, близком к пределу, к максимуму возможного. Может быть, не по мастерству, но по самоотдаче - точно. То же самое продолжилось и в Лиге Европы. Единственный сюжет, который выпадает из этого ряда, - матч в Эйндховене. Но это не упрек: отмахиваться два тайма от ПСВ - непростая задача. А с атакой у нас тогда были объективные проблемы, потому что Антипенко травмировался, а Медведев уже уехал в Казань.

- Вот вы смотрите сейчас Лигу и думаете, наверное, как бы там выглядела «Сибирь»?

- Мы бы не опозорились. Очки бы у нас точно были.

- Сначала команда осталась без титула, потом - без престижного турнира. И есть у нее теперь только борьба за выживание. Тяжело было возвращаться на грешную землю?

- Ощущения не из праздничных, конечно. Вот только что твоя удача была рядом - а теперь ее и след простыл. Я искренне поблагодарил ребят за игру и не стал никому залезать в душу. «Наверное, к победе в Кубке России мы еще не готовы, - сказал я команде. - Наверное, в Лигу Европы нам тоже рано. Но наступит осень - вам будет чего-то не хватать в этой жизни». Так оно и есть, футбола сегодня парням не хватает. Недельный цикл, да еще и с этими перерывами под игры сборной - настолько все это сбивает с ритма, настолько расхолаживает…

- Не от вас первого слышу, что играть через три дня на четвертый - нормальный график. Что же футболисты тогда в голос плачут и жалуются на усталость, играя раз в неделю?

- Футболисты играть любят, а тренироваться - как-то не очень. Нет-нет, по моим представлениям, через три на четвертый - идеальный вариант, особенно для команд, базирующихся в европейской части страны. Нас, конечно, дополнительно напрягают перелеты, тем более что «Сибирь» не всегда летает чартером.

- Неужели остались в премьер-лиге клубы, пользующиеся гражданскими бортами?

- Например, на Кипр мы так и летали. Из-за чего, кстати говоря, возникла проблема перед игрой с «Сатурном». На обратном пути мы не попали на стыковку рейсов в Москве, провели совершенно сумасшедшую ночь, а утром нас забрал на свой борт «Сатурн» и отбуксировал домой, в Новосибирск. Я тогда так и сказал: «Нас привезли на заклание».

- Не напомните результат?

- Сгорели 0:1. На 85-й пропустили - не хватило силенок. Игра, кстати, была через два дня на третий: 5 августа - «Аполлон», 8-го - «Сатурн».

Грязь по наследству

- В вашем возрасте тренера, в сущности, еще можно называть молодым специалистом. А это, скорее всего, значит, что вы технологичны, продвинуты, склонны к новациям. Путь Леонида Слуцкого вам близок?

- Со Слуцким мы очень хорошо общаемся, мне импонируют его взгляды на футбол, интересен подход к игре. Да, мне нравится этот путь. Мне вообще нравится учиться.

- Чему именно? Что в вашем понимании есть учеба?

- Действующего тренера каждый день учит. Игра, тренировка, общение с футболистами, с коллегами - это наша школа. Мне нравится читать специальную литературу, я люблю ездить и смотреть, как играют в футбол в разных городах и странах. Не раз был на стажировках в серьезных клубах - в «Барселоне», в «Ювентусе», в «Милане», в «Нюрнберге». К Слуцкому ездил, когда он «Москву» тренировал.

- Не зря, значит, Леонида Викторовича называют локомотивом нового поколения тренеров?

- Наверное, не зря. Это очень образованный человек. И, как вы сказали, технологичный. В этом смысле за ним угнаться достаточно тяжело.

- Скоро будет ровно два года, как вы работаете в России. Ощущаете, что прибавили в тренерском мастерстве? Что стали умнее, грамотнее, сильнее?

- Опытнее - однозначно. Устойчивее психологически - точно. Хочется думать, что и в мастерстве прибавил, но насколько это предположение верно, пусть кто-нибудь другой скажет. Тот, кому виднее.

- А если так повернуть тему: могли пару лет назад примерить себя на ЦСКА или на «Зенит»?

- Едва ли. Кто я был для России два года назад? Тут и фамилии моей, наверное, не знали.

- А сейчас можете?

- А сейчас это совершенно естественный посыл. Почему бы и нет? Работать с клубом, который ставит перед собой самые высокие задачи, - нормальное желание профессионального тренера.

- Это я к тому, что вы ведь в ротации, Игорь Николаевич. Могу назвать минимум два клуба, которые держат вас на карандаше.

- Знаете, если это и правда, то совершенно неактуальная. У меня действующий контракт с «Сибирью», а у «Сибири» очень много забот и проблем, требующих полного, абсолютного погружения в тему. Поэтому даже при желании ничего не смог бы по этому поводу сказать.

- Коль скоро вы стали опытнее, ответьте на вечный вопрос: много грязи в российском футболе?

- Он, наверное, потому и вечный, что не такой простой. Все гораздо серьезнее, чем иногда хочется думать.
Я не сказал «хуже» - я сказал «серьезнее». Грязь, конечно, в футболе присутствует. От плохой наследственности трудно избавиться, а советский футбол оставил всем нам на память не только хорошее. С другой стороны, все не так трагично, как это кому-то иногда выгодно представить. Момент очернения российского футбола, безусловно, тоже в этой жизни присутствует. Но главное, на мой взгляд, что чемпионат России растет и развивается. Это абсолютный факт, его никто не в состоянии оспорить.

- Такие вещи, как Кодекс чести, могут сыграть какую-то роль в благородном деле очищения футбола от грязи?

- Если человек чист и благороден внутренне, думаю, это лишнее. А то, что бумага все стерпит, известно давно.

- Во что, на ваш взгляд, выльется переход на систему «осень-весна»?

- Предположений сегодня масса, и самых разных. Мне кажется, что пока в этот процесс мы с головой не окунемся, ни плюсы, ни минусы объективно оценить нельзя. Единственное, что совершенно понятно: без серьезной инфраструктуры затея выглядит нереальной. А с учетом интересов низших дивизионов я просто не представляю, какие нужны объемы инвестиций для того, чтобы эти проблемы более или менее оперативно решить.

| Сибирское чудо

В сибирской столице, по версии сайта Sportbox, Игорь Криушенко появился диковинным для современных футбольных реалий образом. В конце 2008 года «Сибирь» объявила открытый конкурс на замещение вакантной должности главного тренера. Криушенко из Минска прислал свое резюме. То же самое сделали еще полтора десятка безработных специалистов. Затем было собеседование в Москве. Возвращение в Минск. И лишь спустя время приглашение в Новосибирск для подписания контракта.

Как следовало из комментариев руководителей «Сибири», выбор в пользу Криушенко был сделан благодаря его опыту работы с молодежью. В БАТЭ тренер, действительно, долго практиковал в резерве, а когда в 2005-м попал в первую команду, был вынужден заниматься тем же самым, поскольку тогда состав резко омолодился. Сибиряки, похоже, намеревались пойти той же дорогой. В 2009 году бюджет клуба был сокращен в два с половиной раза, в связи с чем свернутыми оказались и амбициозные планы покорения премьер-лиги. Но именно в таких условиях Криушенко поднял команду в элиту. Конечно, для Новосибирска он стал волшебником. Ну, по меньшей мере «Сибиряком года» - такого звания удостоили его по итогам популярного за Уралом интернет-голосования. Похоже, от тренера ждали чуда и в премьер-лиге. А как иначе понимать тот факт, что осваивать новые рубежи ему предложили с довольно скромным набором игроков. Но в высшем свете нравы оказались значительно строже. Чудо получилось только в Кубке…

| Мимо сборной

Ровно год назад по футбольным кулуарам прошел слух, будто главный тренер «Сибири» Игорь Криушенко может возглавить сборную Белоруссии: Федерация футбола страны не удовлетворена результатами работы немецкого тренера Бернда Штанге и активно ищет ему замену. Кандидатов, сообщили источники, близкие к осведомленным, ровно два: Криушенко и Леонид Кучук, наставник тираспольского «Шерифа».

Сам Криушенко узнал о своем будущем назначении от журналистов.

- Официальных контактов с представителями белорусской федерации я не имел. Да и не мог иметь - все мое время было отдано «Сибири», - сказал тренер в интервью «Спорт-экспрессу». - Мы достигли с руководством клуба договоренности о продлении сотрудничества, когда сезон еще не был завершен, но были неясны его спортивные итоги: мы могли как выйти наверх, так и остаться в первой лиге. А совмещать работу в первом российском дивизионе и сборной невозможно. Теперь, когда «Сибирь» вышла в премьер-лигу, все может быть. Не скрою, работа в сборной - это интересно.

Между тем Бернд Штанге и по сей день продолжает работу с национальной командой. И увольнять его никто теперь не собирается: у сборной в кои-то веки есть шансы «зацепиться» за финальную часть чемпионата Европы.

Константин СТОЛБОВСКИЙ, Новосибирск - Москва. «Спорт день за днем», 06.11.2010

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru