СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ПРАВИЛА ЖИЗНИ ВАЛЕРИЯ НЕПОМНЯЩЕГО

Валерий Непомнящий

Фото: «Советский спорт».

О жизненном пути и возрасте, самом главном и самом трудном, журналистах и букмекерах, Кодексе чести и сравнении с Роем Ходжсоном - в подборке цитат главного тренера футбольного клуба "Томь" Валерия Кузьмича Непомнящего.

В составе должны выходить футболисты, готовые сражаться насмерть.

У меня есть один действенный метод, который работает абсолютно во всех странах. Каждый футболист хочет играть. И я один могу удовлетворить это его желание. Если мне не нравится, как трудится человек, я один раз предупрежу: «Смотри, дорогой!» А потом он сядет в запас. И, наверное, поймет: что-то он делал не так.

Кто сказал ребятам, что я этакий добренький дядечка? У меня репутация интеллигента, мягкого и неспособного разговаривать матом. Да, на игрока я не буду ругаться, и применять ненормативную лексику в тренировочном процессе считаю неправильным. Но, поверьте, я могу быть очень жестким.

Убежден, что с матом нужно бороться. И на поле, и на трибунах, и вообще в жизни. Своим футболистам говорю: ругаться матом можно. Но разговаривать им не надо.

Перед матчем с Аргентиной на Чемпионате мира 1990 в еженедельнике "France Football" вышло интервью основного вратаря нашей сборной, в котором тот обвинил руководство страны и федерации в том, что у команды нет нормальных условий для подготовки к чемпионату мира. Кроме того, отметил, что если проиграем Аргентине 0:3, то это еще будет хороший результат. Мне пришлось его вывести из состава, потом мы оперативно выкупили весь тираж журнала, который только можно было найти в том маленьком городке, где у нас был сбор. А я игроку объяснил: «Если ты не веришь в победу, то нам с тобой не по пути».

Я не считаю, что контрольный матч - это неважно. Еще как важно! Всегда, когда ребята надевают форму, нужно выкладываться на сто процентов. Если убирать ноги на сборах, то откуда взяться духу победителей, желанию не уступить в официальных встречах?

У профессионального тренера понятие возраста в какой-то момент пропадает. Для меня это был серьезный вызов - дебютировать в Премьер-Лиге в 65 лет. На закате своей тренерской карьеры я думал, неужели так и не удастся оставить след в истории российского футбола? И я был согласен на любое предложение, чтобы просто попробовать. И, когда поступило очередное предложение, как раз из «Томи», я уже, засучив рукава и опустив забрало, ринулся в работу. Приняв этот вызов, я понял, что, оказывается, дебютировать можно и в 65 лет, и это так же волнительно, как в 35. Те же самые переживания, те же эмоции перед тренировками, а уж об играх вообще разговор не идет.

Самое трудное в работе тренера - это сказать нет. Есть много случаев, в которых специалисту приходиться отказывать игрокам. Например, когда необходимо расстаться с футболистами, которые долгое время казались лидерами.

Для тренера самое главное - приучить игроков к игровой дисциплине.

Для меня задача № 1 состоит в том, чтобы каждую игру команда показывала все свои возможности. Не хочу говорить банальностей вроде той, что в любом поединке следует играть на победу. Да, стремиться к этому надо, но гораздо важнее в новом матче не допускать тех ошибок, что были в предыдущем, расти от игры к игре.

У меня в семье абсолютно авторитарный режим. Решение, где работать - будь то Африка или Азия - принимаю только я. Женщины мои дома только вздыхают: «Сколько можно со свистком бегать по полю! Успокойся наконец-то, комментируй себе матчи на ТВ».

Тренер обязан держать себя в руках, что бы там у него ни было на душе. Я, к слову, не люблю истеричных спортсменов. Первая же ошибка выводит их из себя, и они заваливают игру. Претензии высказываю один на один, причем в достаточно корректной форме, без мата. Я ведь много лет работал с детьми, в юношеском футболе и знаю, что такое педагогический такт.

Я не мессия, и мои оплошности тоже могут на многое повлиять. Если команда проигрывает из-за чьей-то персональной ошибки, то этого футболиста выпустил на поле я, а не кто-то другой. А значит, его ошибка - моя.

У меня в команде есть люди, с которыми иногда приходится говорить и гладить против шерсти. Я не буду называть фамилии, но приведу пример. После одной из тренировок я ему говорю: «Пожалуйста, зайди ко мне в кабинет». Через минуту заходит, в одном полотенце. Этот момент мне сразу о многом сказал. Но я улыбнулся и спросил: «Ты для чего ко мне пришел?». Он отвечает: «Вы сказали». Я говорю: «А как ты думаешь, для чего я тебя попросил придти?». Отвечает: «Не знаю». Тогда я сказал: «Ладно, иди в душ, переоденься, потом придешь». Прошло какое-то время, он переоделся, и мне с ним пришлось провести беседу на тему того, что такое взаимоотношения игрока и тренера. Уверяю вас, он мгновенно все понял, и потом игрокам все объяснил, все рассказал. Я думаю, что достучаться до любого можно.

У тренера свободного времени не бывает. Непосредственно с командой ты проводишь несколько часов, но голова ее проблемами занята всегда, аналитической работы под завязку. Великий Тарасов был прав, когда сказал, что даже в постели с женщиной тренер должен думать о деле.

В какой-то степени я фаталист. Я часто думаю, что не заслуживаю того, что имею - семью, работу, в частности, тот шанс, который мне когда-то был предоставлен в Камеруне. Я не управляю своей судьбой - что есть, то есть. Кто-то пытается подчинить судьбу себе, кто-то просто идет по ней. Я лишь стараюсь не упускать за то, что мне дается судьбой. Повезло мне выстрелить с Камеруном - я должен этим шансом воспользоваться! Повезло оказаться в «Томи» - то же самое!

Я россиянин, и всегда им останусь. Другое дело, что обо мне у кого-то могло сложиться мнение, что я иностранец.

У каждого свой путь, и выпавший мне очень интересен. Счастлив, что судьба сложилась именно так. О каком недовольстве может идти речь, если впервые я пнул мяч в 16 лет в туркменском городке Кизил-Арват?

Мне комфортнее работать на родине. Здесь есть свои сложности, но в отличие от зарубежных стран, я знаю обо всех подводных камнях, понимаю, откуда растут ноги всех проблем, и вижу их решение.

Никогда не обращаю внимания на букмекеров и не занимаюсь ставками. О раскладах на матч с «Амкаром» узнал дня через два после игры. Точно знаю, что в команде на эту тему разговоров не было. Для меня и моей команды эти домыслы оскорбительны. Я не верю, что что-то подобное могло бы быть в нашей команде. Этого не может быть ни за моей спиной, ни с моего ведома.

Я в хороших отношениях со всеми, у меня нет врагов. И мне приятно, когда, допустим, слышу от Газзаева: "Валера, вы очень хороший человек". Для меня это комплимент. Но есть в нем нечто такое, что, мне кажется, никогда не прозвучит в общении давно знакомых друг с другом тренеров.

Я точно знаю, что ребят, с которыми я работал в прошлом сезоне, бросать нельзя.

Я никогда не приезжал в «чужой дом», чтобы показать собственную тренерскую силу и слабость местной команды, а только с целью донести до игроков свою философию футбола.

Для меня важно, чтобы футбол у человека был на первом месте. Нужно отдаваться игре не только на поле, но и за его пределами.

Рядом со мной всегда есть Санчо Панса. Она и роста соответствующего, правда, на осле ездить не умеет. Это моя супруга. Она же моя боевая подруга, которая много-много лет переносит все тяжести и лишения тренерской доли. Плюс у меня две дочери и я уже двукратный дедушка. Спортивные завоевания - это все приходящее. Лишь мгновение ты на верху и стремительно падаешь вниз. А семья - это навечно.

У меня с журналистами всегда довольно теплые отношения. Это один из моих принципов. Мы же работаем на один продукт - на футбол. Для болельщиков интересна не только сама игра, но и все, что ее окружает.

В Турции я однажды рассказал притчу о Ходжа Насреддине, который помогает мне по жизни. Приходит к Ходжа Насреддину сосед и жалуется: «Ты знаешь, моя жена совсем плохо себя ведет, плохо готовит, не убирает, не знаю, что с ней делать». Насреддин ответил: «Да, ты прав, мужчина». И проводил гостя. Через некоторое время приходит жена соседа и говорит: «Ты знаешь, у меня муж денег не зарабатывает, где-то болтается, ведет себя как попало». «Да, ты права, женщина», - сказал Насреддин. Тут из-за занавески выходит жена Насреддина и говорит: «Слушай, пришел муж, ты сказал, что он прав. Пришла жена, ты говоришь, что она права». «И ты права, женщина», - ответил Насреддин. В этой жизни так все и есть, поэтому нужно относиться ко всему с пониманием.

Кто-то меня недавно сравнил с Роем Ходжсоном, который так же, как и я, много работал за границей и лишь не так давно стал тренировать в своей стране, а сейчас вышел с «Фулхэмом» в финал Лиги Европы. Но это все лишь журналистские сравнения, которые для меня, конечно, лестны, однако, у каждого своя среда.

Когда ожидания большие, это для меня всегда тревожно. Я бы очень хотел, чтобы наши болельщики тоже жили ожиданием хорошего. Но для того, чтобы это воплотилось в жизнь, нам надо очень серьезно работать, чтобы каждый игрок делал свою работу на 100%. Тогда мы будем выглядеть достойно. Я очень на это надеюсь.

Лично я никогда бы не ввел Кодекс чести, не создал бы Комитет по этике - для этого, видимо, нужен государственный склад ума. А у меня хватает сил управлять командой - и слава Богу!

Tomsk Toffee. «Sports.ru», 21.11.2010

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru