СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

НОВОСТИ

ВИКТОР ОНОПКО: ЖАЛЕЮ ТОЛЬКО ОБ ОДНОМ - ЧТО ПОШЁЛ ПРОТИВ ПАВЛА САДЫРИНА...

Виктор Онопко

Трехкратный чемпион России и рекордсмен сборной страны по числу сыгранных матчей Виктор Онопко рассказал «Спорт уик-энду», как «большие дяди» в 94-м выдавили из сборной «письмо четырнадцати» и почему в его нынешнем рейтинге лучших нет места «Спартаку».

С «Зенитом» лучше бы встретиться в финале

- Вам не кажется, что ЦСКА и «Зенит», которые прошли групповой турнир в Лиге Европы без поражений, достойны по уровню игры состязаний более высокого ранга - Лиги чемпионов?

- Скорее всего, так и есть. Но что поделать: мы не попали в Лигу чемпионов по итогам чемпионата, а «Зенит» непонятно почему не прошел «Осер». Поэтому довольствуемся тем, что наиграли. Тем не менее, мне кажется, оба наших клуба смотрелись вполне прилично. Когда сейчас видишь матчи некоторых участников Лиги чемпионов, удивляться не перестаешь: как же им удалось туда попасть? Но футбол есть футбол...

- В 1/8 финала Лиги Европы не исключена дуэль «Зенита» и «Рубина» - если обе команды пройдут соперников на первой стадии плей-офф. А когда ЦСКА, с вашей точки зрения, лучше встретиться с «Зенитом», который армейцы прекрасно изучили по играм в чемпионате страны? Пораньше или, скажем, в финале?

- Лучше бы нашим командам не пересекаться на ранних стадиях и как можно дальше продвинуться по турнирной сетке, набирая очки в таблицу коэффициентов УЕФА. И потом, ЦСКА все равно против кого и когда играть. Но с «Зенитом» все-таки лучше в финале...

- По вашему ощущению, ЦСКА и «Зенит» могут выиграть Лигу Европы?

- Не могу говорить о «Зените», но мы, армейцы, - очень сильная по европейским меркам команда. Я в клубе второй год и могу с полной ответственностью сказать: ЦСКА - топ-клуб европейского уровня.

- Сезон вы начали в феврале матчами с «Севильей», завершили его в декабре. Устали?

- Конечно. Сколько времени провели в одних только перелетах! У нас практически вся команда, кроме защитника Набабкина, - «сборники». Кстати, Кирилл пока еще не в сборной - я бы так сформулировал. Георгий Щенников выступал за российскую «молодежку» - тоже, на мой взгляд, перспективный игрок. Все остальные футболисты ЦСКА - игроки первых составов своих национальных команд. Нагрузка невероятная: чемпионат, различные Кубки и матчи сборных.

- Вы сейчас живете в отрыве от семьи - это наверняка тоже непросто?

- Да, жена постоянно в Испании, хотя и приезжает в Москву практически каждый месяц. Вместе - только отпуск. Больше всего гнетет невозможность провести с детьми столько времени, сколько хотел бы.
- Вы, наверное, напоминаете сам себе одинокого холостяка. Бытовые трудности не гнетут?
- Я привык. К тому же на базе ЦСКА очень хорошая кухня, и проблем с питанием у меня нет. Да и приготовить элементарное блюдо спокойно могу. Своими руками состряпать салатик, яичницу или рыбу запечь в духовке - это всегда пожалуйста. До борща обычно дело не доходит (смеется). Что еще остается? Уборка квартиры? Но пыль я всегда вытру.

Романцев не вернется - слишком давно он без футбола

- Недавно один известный в прошлом игрок сказал, что Олег Романцев мог тренировать только «Спартак». Вы разделяете такую оценку?

- Нет, и это абсолютно неверный взгляд на тренера Романцева. Почему у него не получилось в «Динамо»? Вижу как минимум две причины. Во-первых, там было очень много легионеров. Иностранцы играли и в «Спартаке» - вспомните того же Робсона, но в «Динамо» их оказалось на порядок больше, и уже не только сам Романцев выстраивал коллектив. И это вторая причина: Олегу Ивановичу не удалось перестроиться со «Спартака», где он был сам себе хозяин - и президент, и тренер в одном лице, - на новый лад. Раньше он делал только то, что сам считал нужным. Теперь было иначе, и он не смог отойти от своего спартаковского полновластия исключительно только к футбольному творчеству. Такого контакта, какой у него был в общем-то в однородном по национальному составу коллективе «Спартака», он не смог наладить с игроками «Динамо», где собралось большое количество легионеров.

Возглавив «Сатурн» и уже получив опыт работы в «Динамо», Романцев преодолел и эту ступеньку. Я был тому свидетель: держал он бразды правления разнородным коллективом очень уверенно, отношения со всеми футболистами у него были прекрасные. Но тут на первый план вышли другие причины, побудившие его уйти: не сложились взаимоотношения с руководством клуба. Какой тренер потерпит, что футболисты в команду приобретаются без его ведома? Тем более Романцев - с его непреклонным характером! Уверен: тренировать Олег Иванович мог бы любой клуб, а вот с «сюрпризами», которые подбрасывает жизнь, не всегда мог совладать.

- У вас присутствует ощущение, что пропадает втуне мощный тренерский талант?

- Я Романцева видел совсем недавно, во Владикавказе, мы очень тепло пообщались. И меня до сих пор не покидает сожаление, что он не востребован. Считаю его одним из сильнейших отечественных тренеров. Таких - единицы. До сих пор не понимаю, почему он закрылся сам в себе. Но при встрече не стал об этом расспрашивать.

- Он может вернуться?

- (После паузы.) Наверное, слишком много времени Олег Иванович провел в отрыве от футбола, который заметно изменился за это время. Мне кажется, был момент, когда Олег Иванович просто не знал, что делать. Жил себе обычной спокойной человеческой жизнью, рыбачил, не следя вообще за игрой несколько лет. Не вникал, не смотрел матчи. И как теперь вернуться, оторвавшись от реалий сегодняшнего дня? Не зная четко, какие процессы идут в мире футбола, это, наверное, уже нереально. Может быть, он и сам почувствовал, что время ушло. Но точно не знаю, это только мои предположения...

- Все мы помним, какими словами Олег Иванович проводил из «Спартака» Андрея Тихонова - игрока, бывшего символом клуба. «Отработанный материал»! Вы не ужаснулись тогда?

- Я не знаю, что происходило внутри «Спартака», когда провожали Тихонова. Встречаясь же с бывшими партнерами, никогда не слышал от них оценок той ситуации. И не верю, что Романцев говорил это в прессе. Не такой Олег Иванович человек. Он мог вызвать игрока к себе в номер на базе в Тарасовке и сказать все в глаза, но поливать грязью заочно - это вряд ли. Не знаю, что у них конкретно произошло, но все это как-то не по-романцевски. Он всегда говорил прямо - все, что думал, независимо от титулов и званий. Для него были все равны, кроме одного футболиста. Вы его знаете (улыбается). Любимчиков у Романцева не было, как не было деления на своих и чужих. Играли всегда лучшие.

- А один вне критики - это не вы?

- Нет, что вы (смеется). Сашу Мостового он очень любил. Это был его самый любимый игрок. Причем сам Романцев так никогда не говорил, но мы все чувствовали особую расположенность тренера к Мостовому. Это ведь не скроешь в коллективе. Тем более что они вместе прошли с самых низов, еще в «Красной Пресне» начинали. Олег Иванович нашел тогда талантливого пацана и сделал из него настоящего футболиста. Я не верю, что он сказал обидные слова Андрюше Тихонову не лично, а через газету.

- Думается, Тихонов доказал за прошедшие годы, что Романцев был неправ.

- Конечно, Андрюше скоро 41 год, но он еще играет - дай бог ему здоровья! В футбол по блату не играют, а он столько лет полезен своим командам - значит, нужен. Андрея я всегда уважал как футболиста и человека. Не скажу, что мы с ним в приятельских отношениях - скажем, таких, какие у меня сложились с Карпиным или Никифоровым. Но в «Спартаке» он запомнился мне трудолюбивым молодым человеком, уважающим старших, - он никогда не наглел. Андрея, как и нас в свое время, воспитывал коллектив. Как повелось еще с советских времен...

- Виктор Звягинцев, ваш тесть, рассказывал, как воспитывали в советские времена: Старухину в лоб бутсой заехал, и весь разговор.

- (Смеется.) Виктор Александрович прекрасный рассказчик, такие детали порой выдает! Но ведь о Виталии Старухине, царствие ему небесное, он и другое рассказывает: игрок и человек был неординарный, яркая личность в советском футболе. И, кстати, любимец команды...

Хорошо, что сейчас форму самим стирать не приходится

- Нынешняя футбольная молодежь совсем другая?

- Конечно. У меня сын - ровесник того же Щенникова, поэтому я хорошо представляю, что интересует молодое поколение. Хорошие ребята, но действительно другие, потому что жизнь изменилась. Отсюда и разница в приоритетах... Сейчас в нашем футболе все на порядок лучше: поля, базы, обеспечение. Нам приходилось и форму самим стирать на сборах, и жить по двое в комнатах, и на тренировки на электричках и рейсовых автобусах добираться, и питаться скромнее. Теперь иначе - и это прекрасно для дела. Представьте: если футболист будет каждый день по нескольку часов проводить в общественном транспорте, какой отдачи от него ждать на тренировке или тем более в игре?

- Вы же как-то справлялись!

- Уж лучше обойтись без таких проблем: форму постирал - сушить негде, и так далее... Чтобы добиваться больших результатов, надо постоянно идти вперед даже в мелочах: пусть сегодня все хорошо, а завтра должно быть уже чуть лучше - и так во всех аспектах.

- Мы помним вас как очень уравновешенного, хладнокровного и дисциплинированного футболиста и человека. Явно не способного, как капитан «Спартака» Дмитрий Аленичев, публично выступить против главного тренера. Когда он «припечатал» Александра Старкова в 2006-м и тот ушел в отставку, вы что подумали?

- Опять-таки: это было газетное интервью, и я при том разговоре не присутствовал. Но мое мнение таково: в подобной ситуации лучше промолчать. Дмитрий, на мой взгляд, поступил неправильно. Я Аленичева очень хорошо знаю, он по жизни тихий, скромный и порядочный человек. Даже родились мы с ним в одном месяце - Весы по гороскопу. Значит, его должны были очень сильно достать, чтобы Дмитрий сделал официальное заявление через газету! И все равно считаю, что выносить на всеобщее обсуждение такое было нельзя: скажи все тренеру с глазу на глаз, в кабинете или на базе - нас так воспитывали. В прессе нельзя обсуждать проблемы, возникающие в команде: хотя бы потому, что кроме тренера на ситуацию может повлиять и президент, и генеральный директор.

Игроку не всегда видны все рычаги управления и влияния. В любом случае, я считаю, что никогда не стоит выяснять отношения в команде принародно, это дело клуба. Скандал всегда негативно сказывается и на команде, и на игроке. Нет, публично так жестко высказываться о человеке, с которым ты работаешь, я бы не стал.

Мы позволили сделать себя пешками в чужой игре

- Но как же тогда «Письмо четырнадцати» - выступление сборной чуть ли не в полном составе против тогдашнего ее наставника Павла Садырина. Вы подписали его в соответствии со своими убеждениями или проявили «товарищескую солидарность»?

- У меня не было принципиального недовольства положением дел в сборной при Павле Садырине. Просто в команде доминировала группа игроков, как их называли - «иностранцев». Тех, кто играл за границей и кто на собственном опыте почувствовал разницу в финансовой и организационной стороне подготовки футболистов в едва вставшей на новые рельсы России и за кордоном. Формально костяк сборной, в общем-то, был спартаковский - семь человек нас там тогда собрали, но мы сами позволили сделать из нас пешек в чужой игре.
Инициаторы письма уговаривали через меня других спартаковцев, чтобы они поставили свои подписи, а мы не до конца понимали, кто за этим стоит и как может повернуться ситуация. Так и получилось - пошли все стадом, лишь бы вместе... Не нашлось человека, который объяснил бы, что из этого скандала может получиться в итоге, и который предложил бы другой путь решения проблем.

Слава богу, что мы быстро все это обдумали, дали отбой в кратчайшие сроки, извинились перед Садыриным и поехали все-таки на чемпионат мира в США в 1994-м. Вы помните, что за океан отправились не все, но большинство осознали содеянное уже по горячим следам, собравшись и обсудив ситуацию опять-таки вместе. Правда, шестеро игроков от участия в чемпионате мира отказались, не смогли сделать шаг назад.

Сейчас меня часто спрашивают, о чем в своей карьере сожалею больше всего. Я обычно отвечаю отрицательно - ни о чем. Но действительно очень жалко, что пострадал в итоге Павел Садырин, который на самом деле был ни при чем и ни в чем не виноват: он не отвечал ни за экипировку, ни за премиальные, ни за гостиницы...

- Надо полагать, что если бы вы сейчас вернулись в ту ситуацию, то никогда бы не поставили своей подписи?

- Не стал бы подписывать - это точно. Осознание ошибки пришло уже в течение месяца после обнародования этого никому не нужного письма.

- До сих пор существует мнение, что «отказники», настоявшие в 1994-м на своем, просто более принципиальные люди. Кто же на самом деле проиграл?

- Футболисты - они всегда в проигрыше. Как отправившиеся в США, так и не поехавшие на чемпионат. Сборная проиграла вся. Сколько лет прошло, а люди до сих пор вспоминают этот позор. Урок такой: никогда игрокам не следует участвовать в играх «больших дядей», которые стоят над футболом. Это не проводит к хорошему. Кстати, все «отказники», как вы говорите, - все, с кем я лично общался, сейчас сожалеют о том поступке. Не хватило нам ума и опыта развернуть ситуацию в противоположном направлении.

- Что же это были за «дяди»?

- Знаю, кто вел эту игру, но не хочу о них говорить. Это не столь важно, гораздо страшнее, что, как обычно, пострадали невиновные - тот же Садырин, создавший великолепную команду. Я не понимал, что происходило тогда.

Больше вспоминаю не Гуллита, а Мостового и Шалимова на «Шахтере»

- Давайте вспомним о более приятных делах: в 1992 году на чемпионате Европы вы наглухо закрыли знаменитого Руда Гуллита.

- Я знал, что буду персонально играть против Гуллита, меня целенаправленно к этому готовили. Помог и Игорь Шалимов, который тогда играл в Италии и хорошо представлял манеру игры лидера сборной Голландии, выступавшего за «Милан». Анатолий Бышовец специально ставил меня под него, и я был готов к «встрече».
Игралось нормально, для меня это был значимый матч, но не думаю, что сделал в поединке против голландцев что-то особенное. Гораздо больше запомнил свой дебют в сборной СНГ в том же 1992-м в «Лужниках» против сборной Англии. Тогда мы сыграли со счетом 2:2.

- В жизни всякого футболиста бывает матч, который запомнился больше других. Это была игра за сборную, «Спартак» или «Овьедо»?

- Не угадали. За донецкий «Шахтер»! Первая игра - и сразу против московского «Спартака». Тогда наш тренер Анатолий Дмитриевич Коньков не побоялся поставить меня, 17-летнего паренька, в основной состав. Я пришел в дубль «Шахтера» сразу после футбольной школы и уже через полгода вышел в официальном матче против «красно-белых». Старый стадион в Донецке был полон - 42 тысячи болельщиков, в воротах «Спартака» - Дасаев, на поле - Шалимов, Мостовой, словом, все звезды. Та первая моя игра в чемпионате СССР завершилась с ничейным счетом.

- А полуфинал Кубка кубков с «Антверпеном», когда вас удалили с поля, не вспоминается?

- Только с досадой. Мы оборонялись, был угловой, и покойный ныне Андрей Иванов дал подзатыльник бельгийцу Чернятински, толкаясь в нашей штрафной. Соперник упал. А мы пошли в атаку и уже убежали на чужую половину поля, но боковой арбитр остался на месте и как заведенный сигнализировал флажком. С минуту, наверное. Главный - португалец судил - остановил игру, побежал через все поле к боковому - и я за ним как капитан. Только приблизился, а рефери встречает меня красной карточкой! Ничего так и не понял. А португалец еще и пенальти нам поставил за тот эпизод. Так «Спартак» остался без финала на «Уэмбли». Сидел в раздевалке после игры сам не свой, а Старостин, помню, успокаивал: «Виктор, не переживай, мы за тебя будем биться, напишем в УЕФА апелляцию!» Но поезд уже ушел...

- Кто по игре был сильнее в том полуфинале - «Антверпен» или «Спартак»?

- Конечно, мы - и на голову! Это - без всяких преувеличений... Сейчас российский футбол стали больше уважать в Европе. Такого откровенного «убийства» уже быть не может. А тогда и сборную в Словении «утопили», и в матче с болгарами поставили такой левый пенальти, что слов просто нет. А вспомните, как над «Локомотивом» издевались в той знаменитой истории с воротами, которые оказались не по формату. Как обвиняли киевское «Динамо» во взятке испанской бригаде арбитра Ньето шубами и шапками...

Нашим командам надо было быть на две головы выше соперника, чтобы не возникало и попытки «наезда». Но сейчас мы встали с колен и в спортивном плане, и в организационном, набрали футбольную силу. Не случайно чемпионат мира-2018 нам доверили.

- «Спартак» стал для вас родным клубом. Однако на встрече болельщиков ЦСКА с командой фанаты буквально загнали вас в угол, требуя прилюдно поцеловать клубную эмблему «красно-синих». Как вы решились?

- Я просто устал от всей той шумихи, которая возникла после перехода в ЦСКА. На мой взгляд, я ничего криминального не сделал. Прежде всего считаю себя профессионалом, для которого футбол - главное дело всей жизни. К болельщикам «Спартака», ЦСКА или «Алании», где я тоже играл, стараюсь относиться спокойно и одинаково ровно, хотя некоторые из них ведут себя не совсем адекватно.

- Внутренних сомнений вы не испытывали, целуя армейскую «розу»?

- Я первый раз в жизни оказался в такой сложной ситуации - стоял перед заполненными трибунами спорткомплекса, которые требовали поцелуя. И что делать? Быстро принять взвешенное решение тогда было сложно - вышел из ситуации простейшим способом, хотя, повторюсь, не считаю этот поцелуй чем-то экстраординарным...

Надо понимать, что болельщик болельщику рознь. С зенитовцем Володей Быстровым тоже ведь непостижимая вышла история: футболист забивал голы за питерцев, приносил клубу победы, а его поливали с трибун. Могу только отдать должное его выдержке: он настоящий профессионал и потому в тяжелейших обстоятельствах старался делать свою работу на совесть.

Нашим людям нужно учиться уважать чужой труд. Это касается болельщиков всех без исключения клубов. Когда с трибун оскорбляют игроков, великих футболистов прошлого или, к примеру, чью-то супругу, что делали динамовские фанаты, в ситуацию должен вмешиваться РФС. Ведь у всех подобных акций есть зачинщики, которые все это придумывают. Установить организаторов можно без труда. Надо лишь захотеть очистить трибуны от грязи - и ее не будет!

Что касается моей скромной персоны, то да - я играл за «Спартак», но сейчас работаю тренером ЦСКА, и у меня складываются прекрасные отношения со всеми коллегами - и бывшими, и нынешними. Когда я еще играл в «Спартаке», у болельщиков «красно-белых» были большие проблемы во взаимоотношениях с фанатами «Алании». И ничего - я во Владикавказе отыграл два месяца, и меня там полюбили, хотя по предшествующим годам и ненавидели, наверное, тоже здорово. Но сейчас я с удовольствием приезжаю в Северную Осетию. Потому что главное - честно делать свою работу, а там время рассудит...

Тройка лучших в сезоне - только армейская. Никакого «Спартака»...

- Вы неоднократно признавались лучшим игроком страны. А если бы вам довелось выбирать лучших в минувшем сезоне в нашем футболе, кого бы назвали в тройке?

- Акинфеев, Игнашевич, Вагнер.

- Не в ЦСКА, в чемпионате России!

- Я и говорю о российском футболе.

- Но как же Веллитон, Данни или Кержаков?

- Это мое мнение. Лучшие - армейские вратарь, защитник и нападающий. Акинфеев провел исключительный сезон, Вагнер появился во второй его части, но произвел настоящий фурор, а Игнашевич был надежен, как обычно.

- Похоже, вы стали настоящим патриотом ЦСКА. Неужто в вашем рейтинге лучших нет места даже «Спартаку»?

- Нет...

Андрей БАРАБАШ, Валерий КОВАЛЕНКО. «Спорт уик-энд», 16.01.2011

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru