СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

НОВОСТИ

ПРОМАХИ И УДАЧИ

Как отыскать тренера-профессионала, способного долгое время вести клуб или национальную сборную от одной победы к другой? Далеко не все футбольные руководители обладают даром предвидения или достаточными средствами для того, чтобы заполучить того, кто им нужен. Не всегда выручают и помощники главных тренеров, пожалуй, только в Германии соблюдается преемственность: Зеппа Гербергера сменил Гельмут Шен, того - Юпп Дерваль, наконец, Юрген Клинсманн уступил свое место Йоахиму Леву. У истоков большинства успешных тренерских историй стоял случай. Ненароком упомянутая в разговоре фамилия - так, к примеру, боссы «Ливерпуля» узнали о знаменитом Билле Шенкли, давнее знакомство в нефутбольной сфере или минутное озарение перегруженного работой босса - подобных историй не счесть.

Озарение за письменным столом

Дон Риви, чья игровая карьера в «Лидсе» стремительно катилась к закату, обратился к директору клуба Гарри Рейнолдсу за рекомендательным письмом - его звали на должность играющего тренера в провинциальный «Честер». В клубной мифологии эта сцена приобрела драматический характер: Рейнолдс, перечисляя в письме положительные качества Риви, внезапно осознал, что он - единственная подходящая на пост тренера «Лидса» фигура. Бумага немедленно отправилась в мусорную корзину, а Риви стал тренером. Впрочем, он мог перейти и в «Борнемут», который также предлагал ему занять вакантное место, но слишком высокие отступные - 6000 фунтов - отпугнули покупателей.

Уведомление письмом

Мэтт Басби, проходивший службу в армии, в декабре 1944 года получил письмо от руководителя скаутов «Манчестер Юнайтед» Луиса Рокка. Первые строки не отличались оригинальностью: «Дорогой Мэтт! Без сомнения, ты будешь удивлен, получив эту весточку от своего давнего приятеля Луиса». Только в последней фразе излагалась суть дела: «У меня есть для тебя отличная работа, которую ты получишь, если захочешь». Спустя два месяца Басби уже работал тренером клуба с еженедельным окладом 15 фунтов, подписав с «красными дьяволами» пятилетний контракт.

Дворецкий решил судьбу Англии

Летом 1955 года «Ипсвичу» отчаянно требовался новый тренер. Один из директоров клуба Нед Шоу прослышал о том, что защитник «Тоттенхэма» Алф Рэмси собирается в скором времени завершить карьеру игрока и стать тренером. Шоу получил эту информацию благодаря тому, что владел ареной для собачьих бегов, где частенько бывала семья Рэмси. Руководство «Ипсвича» старалось вести дела по-джентльменски, поэтому оно официально обратилось к «Тоттенхэму» с просьбой разрешить пообщаться с Рэмси по поводу его дальнейших планов. Получив согласие, стороны встретились в одном из отелей Лондона. В ходе беседы Рэмси выдвинул одно условие, которое в конце концов было принято: футболист не хотел выступать в роли играющего тренера, на чем настаивал «Ипсвич». Совет директоров, рассматривавший кандидатуру нового наставника, отнесся к ней благожелательно. Прекрасно понимая, что у Алфа нет никакого опыта работы, клубные боссы приняли во внимание репутацию Рэмси, хорошо известного как интеллигентный, высококлассный игрок.

Спустя почти десятилетие о Рэмси вспомнили в Футбольной ассоциации Англии, подыскивавшей замену наставнику сборной Уолтеру Уинтерботтому. Положение сложилось отчаянное: наиболее вероятный преемник главного тренера Джимми Адамсон, работавший у него помощником, категорически отказался от предложенной должности, как и его клуб «Бернли», не пожелавший его отпустить. Другие кандидаты также ответили отказом на разосланные им персональные письма. Футбольной ассоциации не оставалось ничего другого, как опубликовать объявление об имеющейся вакансии в газетах. Отозвались 59 человек, но и они были забракованы. Тогда-то в памяти функционеров и всплыл Рэмси, тем более что время подпирало. Один из руководителей ассоциации отправил письмо председателю совета директоров «Ипсвича» Джону Коббольду, но никакого ответа не последовало. Пришлось звонить в поместье Коббольда, где дворецкий объяснил затянувшееся молчание: хозяин отправился на охоту в Шотландию, где намерен пробыть три недели. В конце концов он внял слезным просьбам из Лондона и зачитал письмо Коббольду по телефону. Тот немедленно прервал отдых и приехал в Ипсвич, где уже собрался совет директоров. Было решено не препятствовать Рэмси - если тот захочет стать тренером сборной Англии, так тому и быть. Рэмси раздумывал восемь дней и согласился, а Англия получила нового тренера, который добыл для нее единственное золото чемпионата мира.

Без языка, но с воображением

Джимми Хоган был одним из первых английских тренеров, взявшихся покорять европейский континент. Начал он с Голландии, а в 1912 году, когда немецкая федерация футбола опубликовала в английских газетах объявление о наборе местных тренеров, одним из первых откликнулся на предложение. Собеседование проводил преподаватель-немец, работавший в Ливерпуле. В годы войны он таинственно исчез, поскольку его заподозрили в шпионаже в пользу кайзеровской Германии. Хоган оказался едва ли не единственным из почти двадцати кандидатов, кто подошел работодателям по всем параметрам. Однако пунктуальные немцы решили на всякий случай узнать мнение знаменитого австрийского тренера Вилли Мейзла. Этот ход вызвал неожиданный поворот событий: знакомый с англичанином Мейзл тут же связался с Хоганом и предложил ему готовить национальную команду к Олимпийским играм 1916 года. Однако после начала Первой мировой войны Хоган угодил в тюрьму как подданный враждебного Австро-Венгрии государства. В 1916 году ему удалось с огромным трудом покинуть Вену, но по дороге, в Будапеште, его встретила целая делегация спортивных чиновников, упросивших взяться за работу с клубом МТК.

Вернувшись в Англию после заключения мира, Хоган решил обратиться за помощью к Футбольной ассоциации. Он полагал, что ему подыщут какую-нибудь работу. Вместо этого Хогану в качестве материальной помощи вручили три пары шерстяных носков цвета хаки, которые до того посылались на фронт. Оскорбление навсегда испортило отношения Хогана и футбольных властей Англии.

Зато на континенте тренера ценили и вскоре опять пригласили в Венгрию, а впоследствии и в Германию. Первое время работодатели сквозь пальцы смотрели на слабое знание им немецкого языка. На занятия он приходил в сопровождении переводчика, но спустя какое-то время немцы потребовали, чтобы он объяснялся со слушателями на их родном языке. Первое занятие грозило завершиться полным крахом - спустя несколько минут после его начала аудитория корчилась от смеха, выслушивая косноязычного англичанина, путано объяснявшего теоретические основы работы с мячом. Но Хоган вернул себе расположение слушателей. Он объявил перерыв и после него появился в аудитории в футбольной форме, твердо намереваясь показать им свое умение работать с мячом. Англичанин раздолбил в щепки настенную деревянную панель, но поскольку наносил удары босой ногой, то к концу занятия стоял в луже крови. Ученики были в восторге от увиденного.

«Порту» подобрал то, что не нудно «Бенфике»

После возвращения из «Барселоны» Жозе Моуринью оказался на мели. В сентябре 2000 года в его доме в Сетубале зазвонил телефон. Это был Эладио Парамеш, бывший футбольный журналист, ставший директором по связям с общественностью лиссабонской «Бенфики». Он сообщил Моуринью, что у президента клуба Жоау Вале э Азеведу есть для него интересное предложение. Моуринью знал, что тренером клуба собираются назначить немца Юппа Хайнкеса, и заранее стал отказываться от должности помощника. Но Парамеш настоял на встрече.

Вале э Азеведу заявил, что клуб испытывает финансовые трудности и не может позволить себе покупок дорогих игроков и тем более содержание тренера-иностранца. Президент «Бенфики» высказал пожелание, чтобы Моуринью в короткий срок подготовил команду голодных, дешевых молодых португальцев. Кстати, предложенный тренеру контракт был рассчитан всего на полгода, но это объяснялось тем, что в ближайшее время предстояли выборы президента клуба, которые Вале э Азеведу собирался выиграть. После чего можно было, не торопясь, продлить соглашение с Моуринью еще на два года.

Вале э Азеведу выборы проиграл. Победитель - Мануэл Вильяринью - потребовал от Моуринью освободить место для своего протеже - местной знаменитости Тони. Накануне Рождества, после великолепной победы в лиссабонском дерби над «Спортингом», тренер покинул «Бенфику».

До середины апреля Моуринью маялся без дела. Затем прозвучал еще один звонок, на этот раз из клуба «Лейрия»: тренера пригласили заменить уволенного коллегу. Моуринью вывел команду на четвертое место, начал отрабатывать новый сезон, но к Рождеству ситуация вновь изменилась: «Бенфика» уволила Тони и обратилась к Моуринью с очередным интересным предложением. На этот раз он отказался сразу. И тут появился «Порту». Моуринью уже был знаком с президентом клуба Нуну Пинту да Кошта - они встречались на одном из матчей сборной. Тогда босс заверил его: придет нужное время, и он станет тренером его клуба. В январе 2002 года так и случилось.

Как подписали Фергюсона

Тренер «Абердина» Алекс Фергюсон корпел над бумагами в своем кабинете, когда секретарша передала ему, что звонит Алан Гордон, бухгалтер, с которым его познакомил переехавший в Манчестер полузащитник Гордон Стракан. «Как дела, мерзкий хрен?!» - радушно поприветствовал собеседника Фергюсон, но тут же понял, что ошибся: в трубке звучал неизвестный ему голос. Оказалось, что это директор «Манчестер Юнайтед» Майк Эделсон. Он попросил подождать и уже через несколько секунд ошеломленный шотландец разговаривал с председателем совета директоров клуба Мартином Эдвардсом. Тот дал Фергюсону свой прямой номер и попросил перезвонить. Результатом недолгого разговора стала встреча тем же вечером в Шотландии.

В семь вечера на стоянке одной из авторемонтных мастерских Мартин Эдвардс пересел в машину к Фергюсону, в то время как сопровождавшие его Бобби Чарлтон, Майк Эделсон и ведавший в клубе юридическими вопросами Морис Уоткинс тронулись следом. Процессия направилась к дому сестры жены Фергюсона в городке Бишопбриггс. Живший по соседству мужчина обомлел, увидев вылезавшего из машины чемпиона мира 1966 года, но оказался молчуном и не стал связываться с газетчиками.

На встрече обсуждались важные детали предстоящей работы, при этом Фергюсон скорее терял, чем приобретал, становясь тренером МЮ. Клуб в это время находился в неважном состоянии, поэтому средств на трансферы не было, зарплату наставнику обещали меньшую, чем в Шотландии, а взятый у «Абердина» кредит в 40 тысяч фунтов категорически отказались гасить. Тем не менее стороны ударили по рукам, и новая эра «Юнайтед» началась.

Тест для Капелло

После прихода Сильвио Берлускони в «Милан», ставший в одночасье сверхамбициозным клубом, новое руководство решило избавиться от пожилого тренера Нильса Лидхольма. Предлог был найден довольно скоро: после неудачи в кубковых матчах с «Пармой» тренера пригласил на разговор вице-президент Адриано Галлиани. Оба собеседника прекрасно знали, о чем пойдет речь. Но Лидхольм опередил босса, внезапно назвав имя своего преемника: им оказался работавший с молодежью Фабио Капелло. Однако Берлускони к тому времени уже имел виды на Арриго Сакки.

Несмотря на сыпавшиеся со всех сторон предложения, Капелло остался в «Милане». Неожиданно ему крупно помогло пристрастие Берлускони к психологическому тестированию. Патрон свято верил в то, что результаты исследования позволяют выявлять доселе скрытые качества менеджеров. Тестирование проводил психолог Бруно де Микелис, бывший двукратный чемпион Европы по карате, разработавший собственную методику определения умственного потенциала испытуемых. Капелло получил исключительно высокие оценки тестирования, что потрясло его босса: «Господи! Я знал, что он хорош, но не знал, что настолько! Может быть, я тогда бы дал ему эту должность!».

Было решено отправить Капелло на годичные курсы повышения квалификации, где он наряду с другими сотрудниками империи Берлускони прилежно изучал английский и французский языки, получал навыки ведения бухгалтерии, бизнес-администрирования, управления персоналом и финансами. Кроме того, он посещал семинары по межличностному общению, созданию коллектива единомышленников, управлению в условиях стресса, оценке рисков, ведению переговоров. Де Микелис впоследствии отметил, что Капелло изначально обладал многими качествами высококлассного управленца, но в ходе тренинга сумел их развить. Когда в 1991 году увенчанный лаврами Сакки покинул клуб, Капелло был готов стать его преемником.

Проблемы выбора

Случай с Капелло - единичный. Как отмечают специалисты, на тщательный поиск подходящего по всем параметрам тренера требуется примерно полгода. Но времени на это у руководства клуба или сборной нет. Боссы, как правило, подвергаются серьезному давлению со стороны средств массовой информации, которые обвиняют их в том, что они слишком медлят с принятием решения. Так, английской Футбольной ассоциации понадобилось девять недель на то, чтобы остановиться на кандидатуре Стива Макларена в качестве будущего тренера сборной Англии. Чем закончилось это назначение, хорошо известно: родоначальники футбола бездарно проиграли решающий матч отборочного турнира чемпионата Европы хорватам и не попали в финальную часть. При этом многие решения «избранника» вызывали у специалистов недоумение.

Затягивание с принятием решения приводит и к спешке при заключении контракта. Вместо того чтобы внимательно выслушать программу кандидата и тщательно взвесить все за и против, следует звонок на телефон его агента: «Нам нужно обсудить кое-что важное».

Правда, порой промедление приносит пользу. В частности, «Арсенал» затягивал принятие решения о назначении Арсена Венгера, ожидая, когда тот освободится от своих обязательств в Японии, а «Манчестер Юнайтед» в начале 1990-х не стал торопиться с увольнением Алекса Фергюсона, провалившего старт сезона.

Как правило, приоритет при выборе получают бывшие футболисты, хотя Арриго Сакки, никогда не игравший в футбол, однажды заметил, что «для того чтобы быть жокеем, вовсе не обязательно поработать лошадью». Клубные боссы прекрасно понимают, что назначение тренером бывшего игрока не спровоцирует волнений среди фанатов и недовольства прессы. Естественно, они стараются избегать и других экстравагантных вариантов: людей, отличающихся иным цветом кожи или открыто распространяющихся о своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Как правило, рассматриваются кандидатуры тех, кто на слуху, кто показывал в недалеком прошлом хорошие результаты. Из-за этого претендентами на пост тренера сборной Англии в 1996 году были Брайан Робсон, Фрэнк Кларк, Джерри Фрэнсис и Гленн Ходдл. С тех пор двое вообще не работали, а остальные так и не смогли добиться заметных успехов. Но в 1996 году их фамилии то и дело мелькали на спортивных страницах ведущих газет.

Естественно, существуют правила, по которым ведется отсев кандидатов на должность главного тренера того или иного футбольного коллектива. Но поскольку в поиски нового наставника то и дело вмешивается случай, а резерв времени не столь велик, как хотелось бы, твердо следовать всем пунктам правил удается далеко не всегда. Результаты «творческого неприятия норм» видны всем: у кого-то клубные витрины ломятся от призов, а где-то полны пыли.

Александр КОБЕЛЯЦКИЙ. «Спорт день за днем», 10.07.2011

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru