СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

НОВОСТИ

ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: ЗНАЛ, ЧТО РОССИЯ ПОЛУЧИТ ЧЕМПИОНАТ МИРА

sports.ru

В высших футбольных кругах всего мира этого всегда подтянутого, не по годам стройного и непременно корректного в общении человека называют не иначе как «доктор». А вот в России еще в годы его руководства отечественным футболом за ним закрепилось кем-то брошенное словечко «непотопляемый». К последнему определению почетный президент РФС Вячеслав Иванович Колосков, которому недавно исполнилось 70, относится философски: «Раз не могут потопить, значит, хорошо плаваю».

Не те люди...

- Вячеслав Иванович, теперь вас и в России друзья доктором называют?

- Есть такое. Закрепилось в кругу друзей: «А доктор будет, доктор придет, а что доктор сказал?». Так и говорят. Что касается УЕФА и ФИФА, то там меня с первых дней стали так величать, поскольку я кандидат наук, а кандидатская степень в Европе - это уже доктор. Звучит почетно и правильно. А когда стал профессором, меня в первое время вообще звали доктор-профессор Колосков. Президенту УЕФА Леннарту Юханссону это очень нравилось. Но потом я объяснил, что мне, мол, и одного доктора вполне достаточно.

- Сейчас вы уже не действующий, а почетный член исполкома ФИФА и УЕФА. Отношение к вам со стороны руководства международных организаций со временем как-то изменилось?

- Нет, конечно. Со многими людьми отношения выстраивались на протяжении двадцати пяти и более лет. Меня по-прежнему замечают и привечают. Когда на последнем конгрессе ФИФА в Цюрихе проходил на свое место почетных членов мимо бывшего президента международной федерации Жоао Авеланжа, уважение к которому огромно во всем мире, он поднялся и обнял меня. Это было на глазах у всего конгресса. Очень приятно почувствовать подобное уважение.

- Атмосфера в футбольных коридорах власти сейчас накалена, многие важные персоны обвинены в коррупции. Что происходит?

- Когда я пришел в 1979 году в исполком ФИФА, там царила другая атмосфера, поскольку были другие люди. Они и в своих государствах занимали серьезные посты. Гарри Кэвен - крупнейший профсоюзный работник из Северной Ирландии, Херманн Нойбергер из ФРГ - один из известных военачальников в свое время, Гильермо Каньедо из Мексики - магнат, владелец газет, журналов, телекомпаний, Абдель Азиз Мустафа из Египта - боевой генерал. Это сильнейшая кампания, у которых на уме было только одно - работа. И олимпийский принцип: прежде всего отстаивать интересы не своей страны, а мирового футбола. То есть быть нейтральным. А сейчас пришли люди, которые стоят на страже интересов конфедераций, их делегировавших. Жоао Авеланж был признанным авторитетом. А Зепп Блаттер стал как бы равным среди равных. Когда я оказался в ФИФА, он сначала был техническим директором, потом - генсеком, президентом. Конечно, все его воспринимали уважительно применительно к рангу, уму и умению сплотить коллектив. Тем не менее начались споры по мелочам. Какие-то перепалки. А когда пошли миллиардные контракты, соблазнов стало еще больше.

- Но ведь и сейчас в ФИФА высшие посты занимают отнюдь не бессребреники.

- Согласен, люди состоятельные, но у них нет общественно-политического ранга, какой был у их предшественников. И вот пример - попадается человек на продаже каких-то билетов на чемпионат мира. Да, его спровоцировали журналисты, но ведь раньше такое было невозможно. Ну кто мог прийти к Каньедо и спросить, не продаст ли билетик? Или такой вариант: мы вам отдадим на выборах свой голос, а вы нам постройте какой-то там стадион и пару полей... Я думаю, что Блаттер очень грамотно среагировал на все эти разоблачения. Во-первых, оперативно расследовал сигналы о коррупционной деятельности. Во-вторых, убрал источник возможных нарушений - принцип избрания страны-организатора. Когда существует узкий круг, всегда есть желание и возможность заинтересованным сторонам договориться. Мы же прекрасно понимаем, что была договоренность между Катаром и Испанией, а также южно-американскими федерациями. А вот теперь страну-организатора будут избирать 208 ассоциаций - членов ФИФА.

- Но среди такой массы «намутить» можно еще сильнее.

- А как? Скупать голоса? Это же надо сто с лишним человек на свою сторону сманить. Другое дело, что может появиться еще большая политизированность выборов. Влияние отдельного государства в целом на мировоззрение, на умы тех, кто будет представлять конкретную страну на голосовании.

- Представьте, что эти 208 ассоциаций голосовали бы уже сейчас. Был бы у России шанс получить чемпионат мира-2018?

- Не думаю... Не все к России относятся, мягко говоря, с большой любовью.

Я предложил Мутко два варианта

- Трудно было пробить заявку России? Многие ведь вообще не верили, что это может произойти. А за рубежом до сих пор пишут, что Катар и Россия купили себе чемпионат.

- Про Катар ничего сказать не могу, а по поводу покупки Россией - полная глупость. Я, кстати, тоже ничего не продавал и не покупал. Но активное участие в работе по продвижению заявки принимал, входил в группу людей, у которых не было ни власти, ни денег. Я работал в паре с главой заявочного комитета Алексеем Сорокиным. Объездили весь мир. Лично встретился со всеми двадцатью двумя членами исполкома ФИФА. Заявка у нас была действительно очень хорошая по своей структуре, очень реалистичная. Все документально подтверждено и профинансировано. Правительство страны проводило конкретные решения, принимало членов исполкома ФИФА по их просьбе. Причем с некоторыми заранее было ясно, что они за нас голосовать не будут, тем не менее мы выслушивали их доводы, аргументы. Наши дипломаты работали очень синхронно, грамотно и бескорыстно. Спокойно и аргументировано.

- О том, что Россия и Катар примут чемпионаты мира, некоторые зарубежные СМИ узнали за несколько минут до того, как Зепп Блаттер вскрыл официальные конверты. Вам это не кажется странным?

- Значит, была какая-то утечка информации.

- Такое действительно случается?

- Когда Сочи избирали хозяйкой игр, я тоже узнал о победе российской заявки раньше официального объявления итогов голосования. Мне один знающий человек так и сказал: доктор, все в порядке. Ему я не мог не поверить. С другой стороны, я же еще за два с половиной месяца до голосования сказал в одном из интервью, что мы наберем двенадцать голосов. И нам бы этого хватило. А набрали тринадцать.

- Не боялись, что кто-то в последний момент отдаст голос другой стране?

- Я же всех этих людей проехал. И знал, что меня никто из них не обманет. Кто отдаст голос России, а кто - нет. Один человек мне, к примеру, честно сказал: на первом этапе будем голосовать за Испанию. Тоже не обманывал. Был и такой вариант: я вас поддержу, но только в третьем туре. Если он состоится.

- А как получилось, что вы вообще попали в круг людей, которые работали на победу России? Вроде бы поначалу ваша фамилия в списках не значилась?

- Сначала у меня состоялся разговор с Алексеем Сорокиным. Он высказал заинтересованность в нашей совместной работе. Я ему ответил, что мне нужны какие-то полномочия и гарантии, чтобы я мог ездить и разговаривать с людьми, потому что сегодня Колосков в России - всего лишь почетный президент РФС. На каком основании я буду вести разговоры с людьми, какое отношение имею к заявке? Тогда мне позвонил министр спорта Виталий Мутко, приехал, и мы разговаривали в моем рабочем кабинете. Я ему сказал, что есть два варианта: первый - я не вмешиваюсь ни в какие дела, никуда не выезжаю, просто консультирую, подсказываю ходы. Второй вариант - вы меня берете на официальную работу, даете какой-то определенный статус, и тогда я во всем принимаю самое активное участие. Мутко сказал: нас интересует второй вариант. Так я стал специальным советником заявочного комитета, бывал на всех официальных заседаниях в Белом доме, которыми руководил Игорь Шувалов как председатель комитета поддержки заявочного комитета.

- Каких нагрузок оказалось больше - моральных или физических?

- Особого морально-психологического давления я не ощутил. Отработав столько лет в футбольных структурах, я откровенно желал, чтобы моя активная карьера завершилась именно таким подарком нашей стране. В основном были большие физические нагрузки. В Южной Америке однажды за три дня побывали сразу в трех странах - в Бразилии, Парагвае и Аргентине. Сначала прилетели в Аргентину и в этот же день встретились с президентом и генсеком национальной федерации, провели презентации. Потом на частном самолете - в Парагвай. А самолетик такой, что я, честно говоря, во второй раз в него никогда бы не сел. В Парагвае была большая встреча, на которой меня наградили медалью - высшим орденом КОНМЕБОЛ, южноамериканской конфедерации, за заслуги в развитии мирового футбола. Орден на цепи - прямо как у мэра Москвы. Утром следующего дня - уже в Бразилии. Провели переговоры и полетели дальше. Климат меняется, жара, специфические самолеты, не самые комфортные аэропорты...

Фурсенко вернул привилегии

- Жизнь часто испытывала ваш характер на прочность?

- Нередко, поэтому удары судьбы научился держать. Воспитывался в послевоенной среде. Довольно объективной и бескомпромиссной. Родился в Измайлове, кругом - уличная шпана. Так что по молодости лет чего только ни творили. Но характер закалялся. Воспитывались чувство справедливости, интуиция и быстрота реакции на разные, порой непредвиденные ситуации. У нас в Измайлове было несколько дворов и своя футбольная команда. Мне семь лет, а рядом - пятнадцати- или семнадцатилетний парень. Как тут без характера устоять? В армии попал в спортивную роту. Там стал формироваться как лидер. Единственный из роты бегал на лыжах под первый разряд, играл в хоккей с мячом, гандбол. Институт физкультуры окончил с отличием, с красным дипломом.

Единственный из группы был сразу приглашен преподавать на кафедру футбола и хоккея. А работа в хоккее с такими мэтрами, как Тарасов, Чернышев, Тихонов, Юрзинов? Попробуй с Тарасовым не найти компромисс?! Но я научился это делать. А в футболе? Лобановский, Бесков... Тоже не подарки. А сколько раз был вынужден выступать на коллегиях спорткомитета, находить аргументы в спорах, отстаивать свою точку зрения, хотя желание снять меня с работы возникало не раз. Но, видимо, говорил я убедительно.

- На Виталия Мутко, которого поставили вместо вас во главе РФС, зла не держите?

- Не хочу ворошить эту историю. Его кандидатура была навязана сверху, тут и отношения были другими. Но при всем том мы с ним договорились в 2005 году в Кремле о принципах нашего взаимодействия, согласовали текст положения о почетном президенте РФС. О функциях, роли, привилегиях... Потом наши договоренности стали нарушаться, что с моей стороны вызвало отрицательную реакцию. Не более того.

- Сейчас ваши привилегии восстановлены?

- Сергей Фурсенко все вернул. Более того, у меня есть конкретные задания от президента РФС: я работаю над концепцией подготовки сборной команды к 2018 году.

- О чем идет речь?

- Есть же поручение правительства страны о концепции подготовки сборной команды к финальному турниру чемпионата мира 2018 года. И я, как опытный человек, проработавший не один десяток программ, в это дело включился. То, что было уже написано, не годится, потому что поручение было конкретное: подготовка сборной команды. В том числе научное, финансовое, материально-техническое обеспечение... Каким образом формировать национальную команду, осуществлять контроль за подготовкой футболистов, за их продвижением? Помните, что получилось с командой Игоря Колыванова? В 2006 году были чемпионами Европы среди юношей, а где сейчас эти ребята? Все куда-то расползлись. Хотя человек пять-шесть действительно могли бы претендовать на место в национальной сборной. Идея состоит в том, чтобы определить круг человек в тридцать. За каждым установить персональный присмотр, наладить контакт с тренером, с агентом, если таковой есть, с родителями. Чтобы ни одна звездочка не потерялась.

- И с какого возраста?

- С 15-летнего. Как только начинаются официальные соревнования и видно, что у парня есть потенциал, он должен попадать в эту обойму. Потому что через семь лет ему уже будет минимум 22. Выделяются должности тренеров-селекционеров в регионы и межрегиональные объединения, будут созданы спортивные центры по подготовке не только спортсменов, но и преподавателей. Формируются научные комплексные бригады, которые будут заниматься изучением технико-тактических, психологических, функциональных и прочих параметров.

Ни долгов, ни врагов

- Как вам удается поддерживать столь завидную физическую форму?

- В основном ходьбой. Распорядок дня в принципе таков: утром гимнастика минут на 10--20, в зависимости от настроения. Еду на работу. Каждый день, кроме пятницы. Работой особенно не загружен. Выполняю поручения Олимпийского комитета России, ФИФА, поскольку я занят в комитете клубного чемпионата мира. Есть поручения РФС. Хожу на футбол. Вечером - на прогулку. В будний день прохожу три километра, в субботу и воскресенье - от семи до десяти. Зимой иногда играю в хоккей. Если не занят. Никакого специального режима, в том числе питания, нет. Не переедаю, не ем ничего жареного, жирного, колбасу с сосисками... Не курю. У нас это и в семье не было принято.

Коньяк не пью никогда. Ну если уж совсем ничего нет, тогда немного можно. А так - виски, чуть-чуть водки. Принцип такой - каждый день где-то от 70 до 100 г, когда прихожу домой после прогулки. По две-три рюмочки по 30 г. В субботу и воскресенье - перед обедом две-три рюмочки, перед ужином - то же самое. Не больше. Все, что можно было выпить, я в свое время уже выпил.

- Когда?

- Когда работал в хоккее и футболе. Кроме того, часто приходилось участвовать в застольях, придя в УЕФА. Там я попал в близкое окружение президента Леннарта Юханссона, который любил спиртное. То есть мы с ним 0,75 вдвоем спокойно выпивали после ужина. Но это так, к слову... Главное - надо сохранять оптимизм по жизни. Просыпаешься и знаешь: у тебя нет врагов, нет долгов, нет непреодолимых препятствий. Вот это состояние психологической уравновешенности и создает общий благоприятный фон. Два раза в год в марте и октябре--ноябре прохожу медицинское обследование - сдаю кровь. По полной программе. Если находятся какие-то отклонения, проверяюсь дальше у специалистов.

- От кого было самое неожиданное поздравление на юбилей?

- От Романа Аркадьевича Абрамовича. Мы с ним, правда, давно знакомы, вместе работали. Но поздравление пришло одним из первых. Было приятно. Утром в день рождения проснулся, лежу и пытаюсь понять, каковы новые ощущения на восьмом десятке. Да нет, вроде ничего не изменилось. Выходит, не зря прожил 70 лет. С пользой для семьи и для общества. Вырастил и воспитал двоих сыновей, растут внуки и внучки. Так себе честно и сказал: молодец!

Александр ВЛАДЫКИН. Еженедельник «Футбол», 11.07.2011

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru