СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

НОВОСТИ

ДМИТРИЙ КУЗНЕЦОВ. КАПИТАН ГОВОРИТ!

Дмитрий Кузнецов

...Я выключил диктофон, который работал на протяжении двух часов. Но на этом наша беседа с Дмитрием Кузнецовым не завершилась, а плавно перетекла в неформальное русло. Капитан ЦСКА-91, откинувшись на спинку стула, говорил о визите в Италию: о том, как президент разгромленного клуба-аутсайдера Серии А предлагал армейцам контракты; как хозяин местного магазина одаривал заезжих футболистов скидками, а сборникам и вовсе вещи дарил; как радовался чудак-итальянец, поразив ворота ЦСКА при счете 0:13 (естественно, не в свою пользу).

Но это все - потом, а начали мы со дня сегодняшнего: «Я ведь перестраиваюсь. Надо же следить за тем, как меняется футбол». Мой вопросительный взгляд Дмитрий Викторович парировал: «Как правило, выше стала скорость, а вот в мышлении далеко не ушли. Мне кажется, на качество быстрота отрицательно влияет. Люди не успевают думать на поле. Я смотрю, какие-то бредовые решения принимаются»...

«Рубин» в еврокубках не затеряется

- Лето - трансферная пора. Кто-то даже успел отовариться. Какие покупки ближе?

- Мне глубоко безразлично, какие будут имена. Я хотел бы посмотреть, пойдут ли трансферы на пользу. Можно сделать дорогостоящую покупку, а футболист не впишется и придется через год с ним расставаться. Нужны приобретения точечные. Как у ЦСКА.

- ЦСКА требуется усиление?

- На данный момент армейцы выглядят наиболее укомплектованно. Я думаю, не стоит искать добра от добра. Команда показывает хороший футбол и стабильно набирает очки. Что еще нужно? Если и приобретать, то на перспективу или на случай травм. Нецид вот «сломался».

- Выходит, нужен форвард?

- Отчего же? Можно дать шанс тем, кто уже в команде.

- К слову, как восприняли новость о назначении Леонида Слуцкого?

- Если честно, не ожидал, что у него получится. Да и показывали тогда невыразительную игру. Но терпение и выдержка - и все пошло как по маслу.

- Как думаете, стоит ли ждать от ЦСКА повторения пройденного в Лиге чемпионов?

- Думаю, да. Люди, поварившись в этом котле, накопили огромный опыт. На подходе и «Рубин», который «Барсу» обыгрывал. Казань - крепкая команда. Уверен, в еврокубках не затеряется.

- Как вам идея создания второй сборной?

- Нравится, с одной стороны. Люди, которые в силу каких-то причин (например, не вписываются в тренерскую концепцию) остаются за бортом главной команды, могут доказать свою состоятельность. Только вторая сборная должна играть с сильными соперниками.

- У нас и первая не может этим похвастать.

- Вот в чем вопрос! Для чего тогда нужна эта очередная статья расходов?

- Как думаете, кому эта сборная пойдет на пользу?

- В первую очередь защитникам, которые потом могут безболезненно влиться в состав первой команды. Но я таких особо и не вижу. Набабкин, может, при должном отношении... Васин и Щенников обещают вырасти. Правда, они травмированы и пока наберут...

- Так нам и нужна перспектива.

- Тоже обман. Мы ничего не выиграем в 2018 году. Кем побеждать? Вы вспомните, раньше каждый год какая-то юношеская сборная брала медали. А сейчас, посмотрите, не можем на Олимпиаду отобраться.

Мы не забыли

- Не так давно справили двадцатилетие золотого дубля ЦСКА. Как все прошло?

- Я хотел бы выразить благодарность ЦСКА, который пошел нам навстречу без лишних разговоров. И с программками помогли, и поле выделили, и форму купили. Думаю, все остались довольны. Вот и «динамчики» откликнулись. Армейцы из разных уголков съехались. Фокин, например, примчался из Германии.

- Всех удалось собрать?

- Корнеев отказался, сославшись на то, что нужно было звонить за два месяца до игры. Человек, который находится в отпуске в Питере, на один день вырваться не сумел! Знаете, это говорит о его отношении к нам.

- Из тех, кто перебрался из ЦСКА в «Эспаньол», только Корнеев пошел на повышение в «Барселону».

- Я бы не стал так говорить. Галямин и Мох тоже внесли свои имена в историю. Да, «Барселона» - это уровень. Но не получать постоянную игровую практику ради десятка матчей в составе сине-гранатовых?

- ЦСКА образца 1991 года принято считать самой дружной командой в истории советского футбола.

- «Одной из...» - однозначно. Я уже об этом говорил: после каждой календарной игры собирались у Татарчука в Строгино. Жарили шашлыки, гуляли и веселились до двух ночи. Мы хотим возобновить традицию и сознательно выделить для таких встреч день в декабре.

- Зачем вам это?

- Я не уверен, что только мне это надо. Думаю, в душе все хотят встретиться. Просто у меня, наверное, больше возможностей. Так как общаюсь со многими людьми, которые могут пойти навстречу, зная, что я порядочный и благодарный человек. Поэтому и собираю ребят, обзваниваю.

- Кто-то конкретно помогал в организации?

- Вася Иванов, Володя Татарчук... Николай Насыров и ресторан помог снять, и денег дал. Другие ребята в стороне не остались. Армейские болельщики из Ивантеевки многие вопросы решили. Я же говорю - безразличных не оказалось. Хотя были и такие, которые били себя в грудь, а как дошло до дела, в кусты убежали.

- На могилы Еремина и Садырина удается выбираться?

- Давно не ездил к Еремину. 30 июня всякий раз выпадает на поездки. В этом году в Новокузнецке был. А к Садырину хожу, благо живу недалеко от кладбища. 1 декабря кого-то да встречаешь. Мы не забываем.

Играю за «Спартак». Из Ленинского

- Летом все так же пять раз в неделю бегаете за ветеранов?

- Да, ничего не изменилось. Только стоит остановиться, как заплывешь жиром и будешь чуть ноги волочить. Я, конечно, лет на десять вперед наигрался. Но так получается: вся жизнь в футболе и без него не могу. Если наркоман встает с утра и думает, где бы дозу достать, то я просчитываю варианты, где бы побегать сегодня. Вот это уже в крови.

- Вы за «Торпедо-ЗИЛ» забивали в 36 лет...

- В 37. Я в жизни не курил, а выпивал лишь тогда, когда можно было. После матча - почему бы и нет? На следующий день - выходной, времени привести себя в порядок предостаточно.

- Ваша команда ветеранов называется «Звезды России». Не слишком ли амбициозно?

- Судите сами: Панов, Кирьяков, Шмарко... Я же еще тренировал команду «Артист», бывшую «Старко».

- Из артистов с кем-нибудь общаетесь?

- Например, с Денисом Майдановым. Кто еще в команде? Илья Глинников, который стал известен благодаря сериалу «Интерны». К слову, он здорово играет в футбол. Всех, конечно, не упомнишь. Мне с ними интересно общаться, у них другое мышление.

- Дорого стоит с вами сыграть?

- Цены разные и зависят от расстояний. И от десяти тысяч рублей ездим. И выше, и ниже. Все это обговаривается.

- Часто приглашают?

- Летом - постоянно. Я ведь еще за одну команду на первенство России среди ветеранов выступаю. Какую? Только не смейтесь: за «Спартак» из поселка Ленинский.

- Как вас туда занесло?

- Там знакомый туляк живет. Николай Антонов, отец которого в свое время был лучшим бомбардиром местного футбола. Мы уже взяли первенство области. В данный момент идем на первом месте в своей группе на первенство России. Имеем шансы в августе или в сентябре взять медали в Краснодаре.

- Футбол - основной источник доходов?

- Естественно.

- На жизнь хватает?

- Сейчас - да. Тяжелее зимой, когда и приходится себя ограничивать. Как выкручиваемся? На телевидение приглашают, на интернет-порталы. Жена без дела не сидит, да и родители помогают. Но вроде бы с августа должен заступить на работу в селекционный отдел ЦСКА. По крайней мере я сказал Евгению Гинеру, что готов работать на благо клуба.

И где сейчас Первак?

- Никто из того состава армейского клуба не стал большим тренером.

- В том и проблема нашего футбола, что не востребованы люди, поигравшие за рубежом. И это касается не только меня и не только армейцев. Взять тех же динамовцев Кирьякова и Колыванова, которые поиграли в Германии и в Италии. Вот они-то и должны работать в клубах, передавая накопленный опыт.

- Как в мини-футбол попали?

- Мише Русяеву - спасибо! Он меня и пригласил. Какие впечатления? Все! Я больше туда не пойду.

- Что так?

- Не тот футбол, который мне нужен. В большом знаю все от и до. Меня ночью разбуди, отвечу, глазом не моргнув. Я в футболе - с семилетнего возраста. Для меня в нем не осталось секретов.

- Вы пересекались с Михаилом Прохоровым?

- Да, спокойный и уравновешенный человек, который знает, чего он хочет.

- И чего он от вас хотел?

- Чтобы «Норникель» стал чемпионом. Но нас попросили, когда мы шли на первом месте.

- Разве такое возможно?

- Как оказалось. В структуре каждого клуба, знаете ли, есть негодяи, так их назовем. Вот они начали под нас «копать». Когда мы просили об усилении, условия были обещаны. В результате взяли лишь одного. И то - бесплатно.

- Из Челябинска за что уволили?

- Во-первых, там был Первак. Все в него и упиралось. Когда человек ведет себя неадекватно и принимает непонятные решения...

- Например?

- Начал уверять всех, что я алкоголик и наркоман. Как реагировал? Злился. Потом подумал и пришел к выводу: люди знают, что я за человек. Пусть время нас рассудит.

- Рассудило?

- Ну и где Первак сейчас?

- Когда-то «Алавес» звал вас остаться тренером...

- Но я хотел играть. Мне стукнуло 32, выступал еще пять лет. Если так посмотреть, может, и стоило остаться. Правда, меня звал обратно в ЦСКА Садырин. И я не мог ему отказать.

- Татарчук, вернувшись, жаловался: «Меня и не узнали». Как вас встретили?

- Там какая-то непонятная история произошла: Долматова назначили, а Садырина сняли. Думаю, последнего намеренно сплавляли.

- Кто?

- Те же футболисты... Не знаю, как молодежь вела себя по отношению к Садырину. Я был старше и держался несколько обособленно. Могу лишь сказать, что команда плелась на четырнадцатом месте, а при Долматове взлетела на второе место. Как можно выиграть практически все встречи? Тем более в первом круге выглядели невыразительно. В футболе такого не бывает.

- Что же, по-вашему, произошло?

- Мне кажется, клуб стал покупать игры. К тому же Долматов избавился от меня. Просто сказал, что я не вписываюсь в его схему. Хотя о ней знаю не понаслышке: в Испании так отыграл семь лет. Я больше этого человека как тренера не признаю.

«Олений бег»

- Зато вам довелось поиграть под руководством Бенитеса.

- Да, мы пересеклись в «Осасуне», и уже тогда было видно, что Рафа (он старше меня на пять лет) далеко пойдет. Почему? Когда люди хотят изменить что-то к лучшему, ты к ним проникаешься доверием. На тот момент мне шел 32-й год, а остальным не исполнилось и двадцати. Лакрус, Нагоре...

- Подсказывали?

- Каким образом? Люди элементарно не могли мяч остановить. Бенитес обучал их по большому счету азам футбола. Представьте себе, через что мне пришлось пройти. Но Рафа сказал: «Ты должен помочь» Я, по сути, тогда и стал готовить себя к роли тренера. Правда, сначала был Клементе, а потом уже Бенитес. Вот с них и началось. Наверное, мой тренерский набор - лучший в мире. Мне с этим чрезвычайно повезло. Так, Рафа очень жестко работал над тактикой. На каждой тренировке, объясняя, по полчаса буквально за руку водил футболистов.

- Чем же они в школах занимались?

- Надо у них спросить. Но Бенитес своего достиг. Команда начала играть в более или менее приемлемый футбол. Я уж как набегался! Надевал жилетку с грузом и «олений бег» - серия по пятнадцать прыжков.

- На закате игровой карьеры обронили: «Есть желание уйти красиво». Удалось?

- Я полагаю, что да. Иду после матча против ЦСКА под трибуны. Так один болельщик подбежал ко мне и вывел на центр поля. На стадионе зрители встали и, не отпуская, аплодировали. Я подумал: многое, наверное, в своей жизни сделал правильно. Такое отношение не купишь.

- В памяти сохранили прощальный матч?

- Я в Астрахани играл. Мы проводили последний матч сезона, по-моему, против «Черноморца». Так даже гол забил! Подал штрафной, и мяч залетел в сетку, никого по пути не задев. Правда, на Мамедова записали, а я и не стал оспаривать.

- Почему?

- Думал, что продолжу карьеру. Но посидел дома и решил, что не стоит бегать из команды в команду. Там уже молодежь, а с ними тяжело находить общий язык. Тем более к своим годам пережил несколько неприятных моментов

- Вы о чем?

- Меня начали обвинять в продаже матчей. А что, удобно. Во-первых, последний защитник, а он ближе всех к своим воротам. Во-вторых, возраст. Все равно он скоро закончит, можно и спихнуть на него. Только я всегда знал: если хоть раз сдам, на мне будет висеть ярлык. Никогда не был в этом замечен.

- Но вам доводилось участвовать в таких матчах?

- Да, но не в проигранных, а в сыгранных вничью. Я никогда не продавал игры. Как можно, если об этом не знают остальные? Вот это подло. Так себя вести нельзя. Но такие люди были и наверняка есть.

- Какие?

- Которые ради своей выгоды могут подставить коллектив. Все должны знать об этом. Тогда вроде бы и за сдачу не считается.

Джишкариани угрожал расправой

- Как после Москвы игралось в Туле, Нижнем Новгороде, Саратове и Астрахани?

- Не задумывался над этим. Просто приезжал и гнул свою линию. Мне нужно было доказывать. Даже в том возрасте, в котором пребывал. Прежде всего самому себе, чтобы не думали: «Да, вот он не играет».

- В какой из периферийных команд радушнее всего приняли?

- В Саратове.

- Поясните?

- Там случайно вышло. Я дернул икроножную мышцу, и перед вторым сбором Нижнего Новгорода звонит Валерий Овчинников: «Мы от тебя отказываемся. Ты - старый». На меня тут же выходят из Саратова. Приезжаю в аэропорт, забираю свой загранпаспорт и вечером улетаю с «Соколом».

- Куда?

- На Мальту. И мы в том же году вышли в премьер-лигу, а в игре на Кубок встретились как раз с Нижним. Я им два забиваю. Валерий Викторович посмотрел на меня искоса: «Ты что, одурел?»

- На правах капитана могли одернуть зарвавшегося партнера?

- Мой авторитет был непререкаемым. Все знали, что я справедливый человек. Тем более команда в «Соколе» подобралась возрастная. Ребята в Саратов приехали не ради пустого времяпрепровождения.

- Галямин делился, что не видел ни одной команды, в которой в течение сезона кто-то с кем-то не по-дрался бы.

- Не дрался, но случай произошел в том же Саратове. Я был сломан и сидел на скамейке запасных. Меня к тому моменту уже выбрали капитаном. Кто-то в игре не отдал пас, и Джишкариани - помните такого? - подходит и бьет по лицу партнера. На общем собрании голосовал за отчисление.

- Отчислили?

- Да, не обошлось, правда, без угроз.

- Каких?

- Дескать, с тобой расправятся, и все дела. Он же был связан с криминальными авторитетами. Но команда после этого инцидента лишь сплотилась.

- О Нижнем Новгороде, кроме как о сумасшедших нагрузках, что-то вспоминаете?

- Полный стадион. Мы и «Зенит» там прихлопнули. Все-таки фигуры собрались - на загляденье: и Татарчук, и Холли, и Вязьмикин.

- В какой футбол играли?

- Комбинационный.

- Странно. Татарчук вспоминал о тактике «бей-беги», которую исповедовал Овчинников.

- Объясню. Димка Власов, который прошел армейскую школу, действовал справа в защите. Борман (Овчинников) орал ему: «Диагональ!» Димка первым же касанием исполнял. Мы к нему: «Ты ведь играющий человек!» - «Да он кричит, я и нервничаю». - «Ты отдавай мяч Татарчуку, Холли или мне». И мы совсем в другой футбол заиграли.

- Что Овчинников?

- В одном из интервью удивлялся: «Я не понимаю, это моя команда?»

Штраф для прессы

- Вы как-то удивили: «Не очень мне по душе испанский футбол».

- Я имел в виду отдельные эпизоды.

- Какие?

- Новоа, который возглавил «Эспаньол», начал учить меня, как бить пенальти. В другой раз требовал встречать соперника: «Ты на мяч не смотри, просто втыкайся в человека». Такие неприятные вещи.

- Новоа о вас спрашивали.

- И что он ответил?

- «Кто это такой?»

- Знаете, человек работал в Примере и ничего не добился. В «Эспаньоле» сломал все, что выстраивал Клементе. Корнеева посадил в запас. Меня убрал на левый фланг. Я по десять минут мяч не получал. Но ставил тех, кого пригласил из «Бургоса». Тех, кто вылетел из Примеры! Мы тренировались по два-три раза в день вплоть до декабря месяца. До конца первого круга! Нам просто сил не хватило. В двенадцати последних матчах набрали одно очко. Когда я сломался под нагрузками, обвинил в том, что филоню. Мы поехали в Сарагосу, где я прошел обследование. Новоа сразу прикусил язык.

- Что еще пришлось не по душе?

- Их поведение на поле. Могут плеваться, наступить на тебя, ударить исподтишка. Стоичков, скажем, был горазд на это.

- В России с этим сталкивались?

- Никогда! И сам не грешил подобным. В Испании хватает провокаторов. Если у тебя уже есть карточка, будут провоцировать до тех пор, пока не добьются, чтобы удалили. Или же в раздевалке бросаются гетрами в лицо, смеются и веселятся. Я сидел, переваривал. Ко мне Клементе подошел: «Ты чего?» - «Проиграли». - «В первый раз?» - «Нет». - «Завтра выиграем, отдыхай». Я потом понял, насколько это правильный подход. Зачем переживать? Жизни не хватит.

- Как отношения с болельщиками складывались?

- Прекрасно.

- Без эксцессов?

- Если только в «Осасуне». Там баски любят только своих. Я забил шесть мячей и отдал штук десять передач.

- Завидная статистика.

- Так они требовали меня убрать и ставить своего, молодого. Каждый раз удивлялся. Я на поле, а мне в спину кричат: «Пошел, уезжай!» Одного схватил за шкирку, вытащил из толпы.

- Зачем?

- Я ему объясняю: если чем-то недоволен, выскажи претензии мне в лицо. Вот это будет по-мужски. Меня президент вызвал и выписал штраф в двадцать пять тысяч долларов.

- За что?

- Рассказываю. Я бросаю аут, а за спиной на втором-третьем ряду сидят четыре наших поклонника и кричат в мой адрес самые последние ругательства. Я их заприметил. Минут через десять забиваю мяч, подбегаю к ним и каждому «жест Эффенберга» (вытянутый средний палец руки. - c). Тишина стояла полнейшая.

- Штраф заплатили?

- Я сказал, что не буду платить: «Какой это болельщик? Я же дома играю. Вот и оградите меня от этого». Президент грамотно себя повел: для прессы и болельщиков оштрафовал, но деньги остались при мне.

- Фокин говорил, что уже немцем стал. Онопко - что наполовину испанцем. Не замечали за собой такого?

- Да нет. Я только понял, что на первом месте должна быть внутренняя культура. Люди в Испании этим отличаются. Тебя везде автолюбители пропустят, с тобой уважительно общаются.

- Почему на стадионе иначе?

- Это азарт и страсть. Можно разговаривать с испанцем на любые темы, но завершится беседа обязательно футболом. Все они без ума от него. И все к нему сводится. Но люди они культурные. Я вернулся в Москву и первое время всем спасибо раздавал. На меня смотрели как на умалишенного.

- Как скоро перестроились?

- Уже все (улыбается).

- Что может вывести вас из себя?

- Несправедливость и подлость. Лучше сразу все человеку сказать в лицо, чтобы люди знали, чего от тебя ждать.

«Иди отсюда, армеец»

- Нигде не нашел сведений о том, как же вы начинали...

- Я москвич, детство мое прошло на Ленинском проспекте, где памятник Гагарину стоит. Мать работала на заводе экспериментальной физики, а отец был тесно связан с профсоюзами. Мы каждый год отдыхали на юге: Анапа, Туапсе, Сочи. Как-то отец повел на стадион. Даже не вспомню, как он назывался и кто играл. В общем, начал мне катить мяч, а я по нему не могу попасть. Еще бы - и пяти лет не было. Как он ругался!

- Мяч купил?

- Да, с тех пор каждый день во двор выходил. Как начал нанизывать мужиков! Но в школу записался лишь в одиннадцать лет.

- Что это за школа?

- «Союз». Такой завод оборонный был, а при нем школа. Я скажу без лишней скромности: команда нашего года рождения - лучшая в истории столичного футбола. Нонсенс! Мы семь лет подряд выигрывали чемпионат Москвы, в одном - один мяч пропустили, в двух - по одному очку лишь теряли, а в остальных побеждали вчистую.

- Кто же вам оппонировал?

- А нас школы при командах мастеров боялись! Мы тренировались два раза в неделю и в воскресенье проводили матч, а они каждый день занимались. Из той команды вышли братья Савичевы, я и еще несколько человек.

- Думаю, тренер достоин быть упомянутым.

- Анатолий Федорович Брагин. К сожалению, три месяца назад умер. На похоронах видел и Рината Билялетдинова, и Рушана Хасанова.

- Как стали армейцем?

- Валерий Юрьевич Четверик упорно приглашал в армейскую команду. Меня в «Союзе» травили: «Иди отсюда, армеец». Как мне кажется, то был первый звоночек. До выпуска полгода провел в ФШМ у Сергея Егоровича Рожкова. А потом начали возить нас по дублям. Я был на просмотре и в «Торпедо», и в «Динамо», и в ЦСКА.

- Не приглянулись?

- Человек десять остановились на дубле ФШМ, который во второй лиге выступал.

- Угадали?

- Как здорово, что я туда пошел! Не то что сейчас: ребята только попадают в дубль и такими вальяжными ходят. Дескать, уже чего-то добились. Мы же бились с мужиками. Им-то нужно не проиграть в своем городе да еще и семьи кормить надо. Вот и рубились.

- Побеждали?

- Чаще проигрывали, но характер закалили. Мой отец потом предложил пойти к Сергею Ольшанскому: «Петрович, можно?» И он меня в ЦСКА оставил. Пятого декабря - в призывной пункт. Марьян Плахетко четверых (там еще и Генка Гришин был) отправил в Смоленск.

- Зачем?

- Месячный курс молодого бойца проходили в Полоцке. Только представьте: 40 украинцев из одной деревни и мы. Дали нам кросс. Мы быстро пробежали, отдыхаем. К нам сержант подходит: «Вы чего?» - «А мы уже закончили». Он так на секундомер смотрит: «Вы что, издеваетесь?» - «Мы же футболисты», - отвечаем. Не трогали нас после этого.

Два заявления в «Торпедо»

- Правда, что разбегаться хотели, когда пришел Павел Садырин?

- Истинная.

- Почему?

- Неудачные до этого годы тяготили. Через клуб прошли 200-300 человек. Всех подряд приглашали. Команду, естественно, лихорадило. Мы дважды вылетали из высшей лиги. Думал, надо что-то менять. «Торпедо» как раз за переход к ним агитировало.

- Кто именно?

- Валентин Козьмич Иванов убеждал: «Дим, всю жизнь играл с Савичевыми, живете в одном районе, в одном классе учились, давай переходи. Вы же втроем Европу на уши поставите».

- Заманчивое предложение.

- Я в «Торпедо» написал два заявления: на квартиру и в команду к Юрию Золотову. Но так и не перешел. Что помешало? Не знаю. Мне даже зарплату выше обещали. На первом собрании Садырин произнес: «Ребята, кто хочет, может уходить. Но я прошу у вас год, а потом, если что-то не устроит, задерживать не стану». И я решил остаться. Ну а потом как поперли...

- Борис Копейкин вздыхал: «Игра армейцев тех лет была близка к идеалу...» Подпишетесь?

- Да, люди собрались, которые знали, что делать на поле в той или иной ситуации. Каждый бежит, каждый с мячом на ты, каждый друг другу подсказывает. Да и состав такой: еще четыре человека на скамейке. Их тоже выпускай - ничего не сломается в игре.

- На группировки не распались?

- Упаси бог.

- Как же ребята из Питера? Брошин, Дмитриев, Колотовкин...

- ...Да и Садырин - тоже питерский. Но никаких разногласий не было. Мы их здорово приняли. Тот же Дмитриев - золотой человек. К тому моменту уже и чемпион страны, и игрок сборной, но абсолютно компанейский. Когда надо - отдыхали, когда надо - работали.

- Колотовкин вот уверяет, что 1991 год для него до сих пор самый счастливый в жизни....

- Ну почему же? 90-й тоже ничего вышел. Колотова, наверное, так говорит, потому что в тот год свой единственный за ЦСКА мяч забил. К слову, вы знаете, как?

- Заинтриговали.

- Мы к тому моменту уже обеспечили себе чемпионство и нам уже ничего не нужно было. Их тренировал Ткаченко, лучший друг Садырина. Мы к Федоровичу: «Можно нам не ехать?» Он: «Надо, а то заподозрят что-нибудь». Колотова поднимает руку: «А можно мне мяч забить?» - «Пенальти будет - пробьешь».

- Случился?

- Да, и Сережа бьет прямо по центру. Вратарь опешил и на него отбивает мяч. Мол, добивай. Потом Колотова хвастался: «Я забил последний гол союзного чемпионата! Да еще - с игры».

Тысяча долларов

- Как чемпионство отпраздновали?

- Хорошо.

- Помните, как до дома добрались?

- На такси, по-моему. Действительно хорошо праздновали. А потом еще...

- Надолго затянулось?

- Нет, нам же уезжать на турнир в Италию, а там - «Ювентус» и «Милан», ван Бастен и Барези. В общем, сплошь звезды.

- Как на их фоне выглядели?

- Великолепно, но расскажу другую историю. Я не играл на турнире из-за перелома. Краем уха услышал: на команду выделили тридцать тысяч долларов. Как подъезжаем к аэропорту, нам деньги раздают.

- Сколько?

- По пятьсот долларов. Делегация - двадцать - двадцать два человека. Я ребятам и говорю: «Кто не согласен, деньги сдаем, а тренироваться не будем, пока по законной тысяче не отдадут».

- Все сдали?

- До одного. Ни один не отказался! Даже молодые Гришин и Минько. Я подхожу к руководству: «Нам не надо. Спасибо за такое отношение». Они не могут понять, в чем дело.

- Чем разрешилось?

- Мурашко собрал: «Что вы там бузите?» Я говорю: «Почему по пятьсот раздали?» А он в ответ: «Да там надо отдать». - «Кому?» - допытываюсь.

- Действительно, кому?

- Да некому! То был коммерческий турнир. Мы сами заработали. В итоге нам отдали по тысяче. Правда, Корнееву и Галямину, которые уже укатили в «Эспаньол», так и не перепало.

- Часто вас таким образом «нагревали»?

- Постоянно! Куда обиднее, что к ребятам проявляли устойчивый интерес иностранные клубы, а предложения до них не доходили. А мы, считаю, заслужили возможность уехать в классные команды. Но требуемые суммы автоматом удваивались. Наверное, кто-то хотел и себе на старость заработать.

- Не интересовались, куда звали?

- Меня приглашал «Эвертон» и «Блэкберн». Вы знаете, кто выступал в качестве моего агента? Владимир Петров, хоккеист: «Димон, давай я тебе помогу». Потом звонил Роберто Сагасти, который заведовал кафедрой футбола в институте физкультуры, и предлагал устроить в «Блэкберн»: «Команда на первом месте в чемпионшипе, в следующем году выйдет в премьер-лигу». Но я рассудил, что в первую лигу не поеду.

Дискотека в Риме

- Татарчук сожалел о развале ЦСКА-91: «Трагедия!» Нет ощущения, что так и не сказали своего слова в Европе?

- Я отыграл два матча против «Ромы» в Кубке Кубков. А римляне тогда считались грандами итальянского футбола. Но ничего сверхъестественного в их действиях не углядел. Мы играли дисциплинированно, страхуя друг друга. В Москве у них - ни одного момента. Мы сами себе два мяча забили. В Риме повели в счете. У них - паника. Ни Феллер, ни Джаннини не знали, что делать. Мы провели и второй мяч, чистейший. Радуемся, а рефери отменяет.

- Что потом?

- Приезжаем в гостиницу и решили пойти на дискотеку. Кстати, лучшую в Риме, здоровенную. Мы только зашли - объявляют: «На нашей дискотеке - футболисты ЦСКА, которые обыграли сегодня “Рому”». Народ беснуется, а мы никак не поймем, что происходит. Как оказалось, там собрались одни поклонники «Лацио». Нам приносят книгу почетных гостей. Мы листаем, а там Пеле, Марадона, Майкл Джексон.

- Запись оставили?

- Нам: «Пишите - вы заслужили». Дима Харин и нацарапал: «Прав тот, у кого больше денег». Да уж, бедные у богатых не выигрывают.

- А как же победа ЦСКА над «Барселоной»?

- Я смотрел матч на «Камп Ноу». Мы сидели в ложе с Корнеевым. Рядом - президент «Барселоны». Когда нам забивали, реагировали спокойно. Когда наши отличались, так орали, что на нас шикали: «Сядьте».

- Послушались?

- Когда победный забили, встали и больше не садились. Потом в раздевалку зашли. Люди бесновались от счастья. Не знаю, выиграли бы мы на их месте. Но что случилось, того не воротишь. Я просто был счастлив за ребят.

- Как прощались перед отъездом в Испанию?

- Да так, посидели. Я ведь буквально через полгода вернулся. «Эспаньол» за меня деньги перевел, а они не дошли. Кто-то их в Москве прикарманил.

- Много?

- 800 тысяч. Мне сказали, если не получим деньги за тебя, не уедешь. Когда уже за «Алавес» выступал, меня вызывали в суд. Там вдруг расследование затеяли. Вы представляете! Какие истории вам рассказываю. Вот такие реалии нашего футбола.

Нельсон ПОГОСЯН. «Спорт день за днем», 22.07.2011

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru