СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ

САВЕЛИЙ МЫШАЛОВ: ГИЛЬЕРМЕ ВЕРНУЛСЯ ПОСЛЕ ДВУХ "КРЕСТОВ". ВЕРНУТСЯ И ДАННИ С АКИНФЕЕВЫМ

За полгода одна и та же травма вывела из строя двух игроков из числа главных звезд российского чемпионата - Игоря Акинфеева и Данни. О том, что такое разрыв передней крестообразной связки, как проходит восстановление и кому после такой травмы удалось избежать операции, корреспондент "Спорт-Экспресса" побеседовал со знаменитым врачом "Локомотива" Савелием Мышаловым, который тридцать лет работал со сборной страны.

ВЕДРО КРОВИ

- Если составить рейтинг самых распространенных футбольных травм, разрыв крестообразной связки колена будет в первой тройке?

- Конечно! Чаще всего у футболистов летят мышцы. Потом - голеностоп и колено. Если говорить непосредственно о коленном суставе, то самое серьезное повреждение - разрыв крестообразных связок, передней или задней. На втором месте травма внутреннего мениска, на третьем - наружного. Рвется обычно передняя связка. После операции все возвращаются и играют. Но однажды в дубле "Локомотива" Тимур Битоков получил комбинированную травму.

- Порвал и переднюю, и заднюю?

- Да. Ночью его привезли на базу в Баковку. Я сделал пункцию коленного сустава. Едва ли не ведро крови оттуда выкачал. Тимура сразу отправили на Украину к Ярославу Линько, который оперировал Андрея Шевченко, Сергея Реброва и других игроков киевского "Динамо". Тем временем я позвонил немецкому хирургу Томасу Фройлиху, с которым уже лет пятнадцать сотрудничает "Локомотив". Мы бы и Битокова к нему послали, но у мальчишки не оказалось шенгенской визы. А тянуть с операцией было никак нельзя. Так вот, объяснил Фройлиху ситуацию, тот говорит: "Очень мало шансов, что парень вернется в футбол".

- Ошибся немец?

- И слава богу! Операцию Линько провел блестяще. Битоков восстановился и по крайней мере на уровне первой лиги был востребован.

- А ведь когда-то разрыв крестообразных связок означал для игрока конец карьеры, да?

- Нет. После таких травм возвращались на поле и Григорий Федотов, и Всеволод Бобров, и Валентин Иванов... На восстановление, как и сейчас, уходило от шести до восьми месяцев. Вот методика действительно стала другой. Раньше сустав вскрывали скальпелем, применяли лавсановые связки. В 70-е я сам присутствовал на такой операции у полузащитника киевского "Динамо" и сборной СССР Владимира Веремеева. Все прошло успешно, он долго еще играл. Но современные хирурги-травматологи от лавсана отказались. Искусственная связка не всегда приживается, возможны осложнения.

- Что же делают теперь?

- Пластику крестообразной связки. Это артроскопическая операция. Используют собственные ткани человека. Есть такая связка надколенника - из нее берут лоскут и пришивают в поврежденное место.

ЕВСЕЕВА ПРИХОДИЛОСЬ СДЕРЖИВАТЬ

- Что собой представляет реабилитационный период?

- Первый месяц после операции - ходьба, процедуры, тренажеры с небольшими отягощениями, велоэргометр с дозированной нагрузкой. Второй месяц - ходьба в сочетании с легким бегом, физиотерапия, массаж, электростимуляция, плавание, укрепление четырехглавой мышцы бедра. Третий - бег с элементами ускорений, повышение интенсивности нагрузок. На четвертый можно потихонечку и мяч давать. К общей группе игрок присоединяется по мере готовности. Главное - помнить: форсирование здесь смерти подобно!

- Почему после "крестов" кто-то восстанавливается полгода, а кому-то времени требуется гораздо больше?

- Стандартный срок лечения при разрыве передней крестообразной - шесть месяцев. Говорят, где-то научились ставить на ноги за четыре, но верится с трудом. Если, как в случае с Данни или Игорем Акинфеевым, травма сочетанная - то есть помимо связок поврежден мениск, - восстановление занимает месяцев восемь, не меньше. В "Локомотиве" так было с Димой Сычевым, Малхазом Асатиани, Гильерме. Хотя многое зависит не только от физических возможностей организма, но и от внутреннего настроя, психологической устойчивости игрока. Взять, допустим, Вадима Евсеева. После разрыва крестообразной он уже спустя пять месяцев рвался в бой! Мы его еле сдерживали: "Вадик, аккуратнее..." А он отмахивался: "Да у меня ничего не болит!"

- Узнаю Евсеева.

- Мужественных ребят немало. Вот у Рината Дасаева колени слабые, все четыре мениска вырезали. Но он никогда не жаловался, играл порой через боль. Сергей Горлукович такой же, Виктор Звягинцев. Из нынешнего поколения - Денис Глушаков. У этих игроков к доктору единственная просьба: "Сделай все, чтобы я был на поле!" А есть футболисты мнительные, у которых сроки восстановления нередко затягивались.

- Это кто?

- Асатиани, Марат Измайлов. Пока не убедятся на тысячу процентов, что здоровы, играть не станут... Но самый удивительный случай произошел в 90-е годы с Ахриком Цвейбой, когда он за "Аланию" выступал. Меня Валерий Газзаев попросил осмотреть Ахрика в Новогорске. У него был частичный разрыв передней крестообразной связки. От операции почему-то отказался наотрез. Решил укреплять четырехглавую мышцу бедра. За пару месяцев закачал ее так, что она будто клещами удерживала коленный сустав. И спокойно играл дальше.

- Значит, даже при разрыве крестообразных можно обойтись без операции?!

- Уточню - при частичном разрыве. Хотя больше подобных примеров не встречал. Как-то в московском "Динамо" Игорю Склярову поставил аналогичный диагноз. Он не хотел оперироваться, тоже стал закачивать четырехглавую мышцу. Потом приходит: "Я готов". Выпустили его за дубль. В первом же матче Скляров окончательно доломался - и сразу поехал на операцию.

ВЕРИТЬ В ЛУЧШЕЕ

- Вы упомянули Гильерме. С Данни и Акинфеевым его роднит то, что бразилец во второй раз повредил то же самое колено.

- Когда Гильерме впервые получил травму, оперироваться пожелал на родине. В "Локомотиве" ему пошли навстречу. Казалось, все в порядке, полностью восстановился. Дали сыграть тайм за дубль - и случился рецидив. Та же самая нога, та же самая связка.

- Есть объяснение?

- Может, повлияло то, что играли на синтетике.

- А к бразильским хирургам вопросы остались?

- Давайте об этом не будем. Скажу лишь, что повторную операцию делали уже в Германии. И Фройлих сработал безупречно. Через восемь месяцев бразилец вышел на поле.

- В то, что Данни и Акинфеев после двух "крестов" вернутся на прежний уровень, верите?

- Почему нет? Гильерме же вернулся. У Володи Маминова в начале карьеры колено тоже напрочь разлетелось - и ничего, собрали заново. Сколько лет потом за "Локомотив" отыграл!

- Одни оперируются в Германии, другие - в Португалии, третьи - в США. Куда бы своих футболистов послали лечиться вы?

- Нынче и в Италии хорошие хирурги. Но я бы направил по проторенной дорожке, в Германию. К тому же Фройлиху, например. 15 лет возим к нему игроков "Локомотива" - и ни одной неудачной операции! Единственное исключение - Олег Гарас. Но проблемы этого парня объясняются генетикой. Дважды крестообразные связки летели на одном колене, раз - на другом. Плюс мениски. Бедняга из больниц не вылезал - потому и закончил в 26 лет.

- Несмотря на разрыв связок, Данни спокойно передвигается. Говорит, что даже боли не чувствует. Не странно вам читать такое?

- Нет. Это нормально. Боль ушла, но колено-то все равно несостоятельно. Вылететь может в любой момент. Хотя некоторые умудряются с порванными связками жить годами - и ничего.

- Но речь, надо думать, не о спортсменах?

- Разумеется.

- И последнее, Савелий Евсеевич. Что посоветуете сейчас Данни?

- Выполнять все рекомендации врачей. И верить в лучшее.

Александр КРУЖКОВ. «Спорт-Экспресс», 10.02.2012

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru