СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ

И ВСЕ-ТАКИ МАЛАФЕЕВ?

Сергей Овчинников
Вячеслав Малафеев
 

Пытаясь понять, кто окажется в воротах в матче с Чехией, обозреватель "Спорт-Экспресса" пообщался с одним из претендентов Вячеславом Малафеевым, а также тренером вратарей сборной России Сергеем Овчинниковым.

ДВОЕ ИЗ ЧИСЛА ЛУЧШИХ В ЕВРОПЕ

"Лучшим игроком Euro станет один из наших вратарей", - смело напророчил во вчерашнем номере "СЭ" Павел Погребняк. Показательная фраза: форвард "Фулхэма" не сказал, кто именно, но гипотетические лавры отдал как Игорю Акинфееву, так и Вячеславу Малафееву. Добавив, что одинаково уверен в обоих.

Тренер вратарей Сергей Овчинников, узнав о словах Погребняка, отреагировал так:

- Очень приятно слышать. Значит, не зря работаем. Но, конечно, в первую очередь это заслуга наших ребят, поскольку они настолько большие профессионалы, что, на мой взгляд, оба являются одними из лучших в Европе. Хватит нам скромничать: у нас есть два вратаря (мы не говорим о Шунине, он, скорее всего, наше будущее), которые на высоком счету по любым меркам.

- В европейскую десятку, по-вашему, входят?

- Рейтинги меня мало интересуют. Говорю как профессиональный тренер и бывший вратарь. Знаю, что их признают за границей. Почему не должны признавать мы?

Все верно, но согласитесь: сама по себе ситуация, когда главному тренеру приходится выбирать между двумя одинаково сильными стражами ворот, и выбор этот до последнего момента не озвучивается, необычна. Одно можно утверждать со стопроцентной вероятностью: если решение уже и есть, то ни Адвокат, ни Овчинников, ни кто-либо еще не озвучивали его как команде в целом, так и любому из вратарей.

В связи с чем я вчера и решил узнать у Малафеева:

- Сложно ли психологически, когда всего за два дня до игры вратари еще не знают, кто из них займет место в воротах?

- Это палка о двух концах. Когда заранее знаешь, что будешь играть, - и готовиться начинаешь заранее. Что не всегда хорошо, потому что можно перегореть. А когда не знаешь или сомневаешься, занимаешься в первую очередь функциональной подготовкой. Думаю, для нас с Игорем, сыгравших не меньше 400 матчей на каждого, восьми-десяти часов до матча будет достаточно для того, чтобы подойти к нему готовым психологически. А физическое состояние должно всегда поддерживаться на высоком уровне, вне зависимости от того, играешь ты или нет.

- С вашим опытом никакого мандража на этом уровне уже быть не может?

- Он должен быть! Если нет предстартового волнения, то с футболом надо заканчивать. Это вам любой игрок скажет. Другой вопрос - как это волнение направить в правильное русло. Вот это и есть опыт.

Из слов Малафеева выходит, что плюсов в состоянии неопределенности, тревожного ожидания, для опытных голкиперов все же больше. Может, еще и поэтому темнит Адвокат?

Вопрос про психологическую сложность ситуации задал я и Овчинникову. Уточнив, что вратари - люди с тонкой душевной организацией. Экс-Босс парировал в своем прежнем, атакующем стиле:

- Люди с толстой душевной организацией, полевые игроки, тоже не знают, кто из них выйдет (улыбается). Опять какие-то стереотипы в отношении вратарей! Они все профессионалы - и любой выбор тренеров примут. И тот, кто не будет играть, станет так же переживать за того парня, кто стоит в воротах, как за самого себя.

- В самом тренерском штабе решение о том, кто выйдет на первый матч, уже принято?

- Этот вопрос вы могли задать на пресс-конференции Адвокату. Почему я должен говорить за него?

- Я же не спрашиваю - кто.

- Понимаю. Но сам вопрос, задаваемый помощнику, в то время как главный тренер ничего не озвучил, выглядит похожим на провокацию (улыбается).

- Но если Дик спросит вас, кого бы вы ему порекомендовали, ответ у вас уже готов? Или каждая тренировка может изменить диспозицию?

- Какое мнение у меня сложится на момент вопроса - такое и выскажу. Пока оно никоим образом не сформировалось. Еще есть время до игры.

Овчинников не "кололся" ни в какую - даже при ответе на вопрос, планировалось ли заранее, что против Италии оба вратаря сыграют по тайму. Об этом, мол, тоже нужно было спрашивать Дика.

- У вас есть ощущение, что Овчинников знает, кто выйдет на матч с Чехией? - спрашиваю вчера Малафеева.

- Думаю, Сергей этого не знает. Но готовит всех троих, чтобы у главного тренера был выбор.

- Знали, что с Италией сыграете по тайму?

- Нет.

- В какой момент перед товарищескими встречами узнавали, кто выйдет?

- В день матча, в 12 часов.

- У вас есть внутреннее ощущение, в чью пользу будет сделан выбор? По нюансам?

- Мне это не нужно делать. Лишние мысли на этот счет помочь никак не могут. Искать все эти нюансы, изводить себя - пусть этим занимается кто-то другой. Они, может, интереснее для журналистов, болельщиков, но точно не для нас.

Хорошо: для журналистов так для журналистов. Мы поиском этих нюансов, собственно, и занимаемся. И те, кто находится здесь, в Варшаве, приходят к выводу, что, по всей видимости, с Чехией Адвокат сделает ставку на Малафеева. Он защищал ворота сборной весь матч против Уругвая, тогда как Акинфеев - против Литвы. Он начал матч с Италией, что тоже является для нас косвенным свидетельством некоего приоритета. Наконец, когда за три дня до матча во всеуслышание объявляется о том, что у Акинфеева есть жидкость в колене - это тоже намек. Информация о травмах тех, на кого в ближайшие дни будет сделана ставка, обычно скрывается по максимуму...

ТРАВМЫ КЛЮЧЕВЫХ ИГРОКОВ ОБЫЧНО СКРЫВАЮТ

- На пресс-конференции Адвокат сказал, что у Акинфеева есть небольшие проблемы с жидкостью в колене. Как прокомментируете? - спрашиваю Овчинникова. Тот, как это ему свойственно в последнее время, ничего лишнего сказать не хочет:

- Есть главный тренер, есть доктор. Адвокат сказал свое слово на пресс-конференции, и я не думаю, что должен расшифровывать то, что он говорил.

Малафеева я спросил:

- Известие о жидкости в колене Акинфеева стало для вас неожиданным?

- Я не знал об этом. И после пресс-конференции Дика прочитал в интернете. После чего на тренировке Игорь, может, не делал полноценную разминку, как мы с Антоном - какие-то упражнения замещались, - но после этого провел полноценную игровую тренировку. В игровых упражнениях, как мне показалось, никаких проблем он не испытывал.

- То есть, по-вашему, этот фактор на окончательном решении Адвоката не скажется?

- Мне сложно сказать, по каким критериям будет сделан выбор.

Разбирать индивидуальные особенности голкиперов Овчинников не стал, сказав: "У них у всех одинаковые качества - они очень хорошие вратари. А профессиональные детали считаю верным разбирать в узком кругу, а не через газету".

Тогда обращаюсь к Малафееву:

- Овчинников дифференцирует работу с Акинфеевым и вами в зависимости как от сильных качеств каждого, так и от того, что надо подтягивать?

- Не думаю, что мы с Игорем сильно отличаемся какими-то вратарскими действиями. Конечно, все знают, что у Акинфеева очень сильный удар, и он может послать мяч достаточно далеко, тогда как я этим особо не могу похвастаться.

Но не может быть вратарей без различий, и об одном из них когда-то говорил сам Адвокат: Акинфеев, дескать, талантливее, но Малафеев больше любит тренироваться. В связи с этим говорю Овчинникову:

- Существует версия, что вас пригласили в сборную, поскольку вы являетесь большим авторитетом для Акинфеева. И при вас он будет более ответственно тренироваться, хотя тренировки любит не слишком.

- Даже не знаю, правильно ли даже отвечать на этот вопрос. Какой смысл реагировать на домыслы? Мне просто смешно говорить об Игоре как о человеке, который не любит тренироваться. Вратарь априори не может быть лентяем. Это такая профессия, которая такого подхода не допускает. Тем более на таком уровне.

- Но когда-то и сам Адвокат говорил мне, что если Акинфеев по таланту выше, то Малафеев любит тренироваться больше.

- Может, Дик шутил? Никогда об этом не задумывался. Для меня самое важное, что оба профессионально делают свою работу. Кто их по большому счету любит, эти тренировки? Играть всегда приятнее, чем тренироваться.

Те, кто предполагает, что выбор все-таки будет сделан в пользу Акинфеева, руководствуются в том числе и следующим фактором. Игорь никогда не был в сборной (не говоря о клубе, за исключением первой половины первого сезона в ЦСКА) вторым. Вячеславу же - не привыкать, и всем известно, что он воспринимает это внешне спокойно и атмосферу в коллективе не накаляет. А то, как отреагирует на отправку в запас Акинфеев, неведомо никому - в том числе, допускаю, и ему самому. Поэтому кое-кто считает, что Дик перестрахуется.

- Не думаете, что Акинфеев может более болезненно воспринять отправку на скамейку? - спрашиваю Овчинникова.

- Не думаю. Он большой профессионал. И самое главное, что любой из трех вратарей приносит огромную пользу. Вне зависимости от того, кто будет играть.

Задаю тот же самый вопрос Малафееву, добавляя:

- Или для вас скамейка тоже станет большим ударом?

- Считаю, что у людей сложилось странное мнение об этом. Безусловно, никто не любит оставаться вне состава. Но в любом случае, если так сложились обстоятельства, маловероятно, что кто-то будет проявлять это недовольство в прессе. Или, что еще хуже, прямо в тренировочном или игровом процессе.

- Но ведь важно и внутреннее самоощущение. Моральная подготовленность к отрицательному развитию событий.

- Я абсолютно всегда ко всему готов. Привык приспосабливаться и перестраиваться очень быстро. На чем-то зацикливаться нет смысла, иначе останавливаешься в развитии. Нужно всегда двигаться вперед и позитивно относиться к любому стечению обстоятельств.

ПО ТРЕНЕРУ ВРАТАРЕЙ С МАЛАФЕЕВЫМ НЕ СОВЕТОВАЛИСЬ

Тренера вратарей у сборной еще с момента прихода в сборную Гуса Хиддинка, то есть без малого шесть лет, не было ни минуты. Вот что рассказывает на этот счет Малафеев:

- Разговоры об этом ходили еще при Хиддинке. Но, видимо, не было возможности кого-то пригласить, что-то не складывалось. Было несколько тренировок, когда сам Гус работал с вратарями! Но сейчас, зная специфику тренировочного процесса Дика, отмечу: очень часто вратари практически час в общей тренировке не задействованы. Это время нужно чем-то занимать. Для чего и был приглашен специалист в этой области.

- С вами советовались, кого приглашать?

- Нет. Всю информацию я получал из прессы.

- Сергей сильно изменился с тех пор, как был таким же голкипером, как и вы?

- Мне кажется, стал более открытым, коммуникабельным и спокойным.

- Общение с Овчинниковым вне поля, обсуждение психологических деталей присутствует?

- Безусловно. Задача тренера - не только давать упражнения, но и быть помощником в моральном плане. У Сергея колоссальный опыт, он прекрасно знает, что испытывают вратари перед важнейшими матчами. Какая информация нужна до игры, чтобы она была правильно воспринята. Такого не будет у человека, который не провел несколько сотен матчей на высоком уровне в своей карьере и, соответственно, не может дать нужные советы.

- Как произошла ваша встреча, легко ли сработались в новом для него качестве?

- Абсолютно нормально. Единственное - ты понимаешь, что он твой тренер, но еще недавно был партнером по сборной. Перестроить отношения очень сложно. С одной стороны, для всех проще, когда обращаемся по имени, с другой, понимаешь, что в русском менталитете принято по имени-отчеству. Поэтому поначалу был небольшой дискомфорт, но сейчас все нормально.

- И как вы его называете?

- По имени.

- Все трое?

- Игорь и я точно. Антон - не обращал внимания. Для него, наверное, сложнее.

У самого Овчинникова интересуюсь:

- Вы были с Акинфеевым и Малафеевым в заявке сборной на Euro-2004. Трудно преодолеть этот барьер между партнером и тренером одних и тех же людей?

- Не вижу здесь какого-то барьера. Зачем я буду дистанцироваться от ребят? Я, и работая главным тренером, позволял называть себя просто по имени. От отчества не зависит уважение к человеку. У нас профессиональные, хорошие, ровные, дружеские отношения. Так же не дистанцируется и Дик. Мы не только тренеры, но и старшие товарищи, которые всегда должны помогать футболистам.

- Правильно ли понимаю, что два основных вратаря общаются с вами по имени, и только Шунин - по имени-отчеству?

- Ни в коем случае. Меня же Сережей зовут, а не Васей, в конце концов! Что изменится от отчества? Шунин тоже называет меня по имени - я же с ним играл в "Динамо". Тогда-то он не называл меня Сергеем Ивановичем. Они умные ребята, знают, в каких ситуациях как себя вести. Мы вот с Бородюком играли в одной команде, но на людях называю его Александром Генриховичем.

ПРИЯТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Гадания, кто сыграет в воротах, доходят даже до "номерной" степени: мол, получил Акинфеев "единичку", и это кое о чем говорит. Но вот спрашиваю Малафеева:

- Дик сказал мне, что дал вам 16-й номер, поскольку вы этот номер любите. Так?

- Наверное, да. Уже сколько лет под ним играю. В карьере была масса возможностей взять 1-й, но, наверное, 16-й будет со мной везде.

Одно бесспорно, и по этому поводу никогда не слышал никаких инсинуаций: личные отношения между двумя лучшими вратарями России всегда были безоблачными. На самом деле это едва ли не главное: в тех командах, где ситуация иная, нет ничего более взрывоопасного. Помнится, в 2002-м Олег Романцев не взял в Японию Овчинникова именно потому, что присутствие того, по мнению тренерского штаба, выводило из равновесия основного на тот момент голкипера - Руслана Нигматуллина. Но и без Босса лишенный практики в Италии Нигматуллин на Дальнем Востоке не блеснул...

Спрашиваю Малафеева:

- У вас менялись отношения с Акинфеевым в течение тех девяти лет, что вы уже вместе в сборной, или оставались одинаковыми?

- У нас вполне понятные, адекватные, профессиональные и даже приятельские отношения. Не вижу никаких моментов между нами, в которых было бы что-то непонятно или неудобно.

- Можете вдвоем в кафе сходить? Или все-таки...

- Тут есть момент, связанный не с отношениями между людьми, а с клубной принадлежностью. Само собой, что ребята, с которыми ты проводишь по 8-10 лет в клубе, становятся тебе ближе. Но если наши обычные компании уйдут по своим делам, пойдем и спокойно посидим.

- Тема, кто играет, а кто нет, у вас с Игорем не обсуждается?

- Почему? Вратарскую тему обсуждаем. Но не заходим на территорию щепетильных тем и сами эту грань знаем. Не знаю, насколько это понятно другим людям и правильно ли они это воспринимают. Многие, думаю, неправильно - с позиций своего опыта, конкуренции на рабочем месте. Дескать, с конкурентом дружить не нужно, его надо "съесть", и твоя задача - занять то место, которое даст тебе шанс лучше жить. Но сейчас в сборной созданы такие условия, что конкуренция носит здоровый характер. Тренер выбирает сильнейшего игрока, но не ущемляются интересы и тех, кто не принимает участие в матче.

- Имеете в виду равные премиальные всем?

- Да.

Есть во взаимоотношениях тройки вратарей, правда, другой нюанс. Или, как позже выяснится, был.

- Разговоры о том, что у Акинфеева не очень хорошие отношения с Шуниным, как можете прокомментировать? - спрашиваю Овчинникова.

- Вы же не "желтая" пресса, чтобы эти слухи раздувать. Среди вратарей - отличная атмосфера. Где они могли так пересечься, чтобы эти отношения испортились? Во время чемпионата Европы даже поднимать подобные темы кажется мне неправильным.

Эту же тему Малафеев прокомментировал более детально:

- Я как раз стал свидетелем их разговора на эту тему. И понял, что все давно улажено. Антон прямо сказал, что когда-то желтая пресса выложила то, чего не было, и тем самым спровоцировала реакцию общественности. Насколько я вижу, сейчас у них нет никаких проблем.

Ну и слава богу.

НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ НЕ БУДЕТ

Нельзя было не затронуть и тему третьего вратаря, выбор которого многим в стране показался дискуссионным. Спрашиваю Овчинникова:

- Решение, приглашать ли в сборную третьим вратарем Шунина или Габулова, принималось с вашим участием?

- Все решения принимает главный тренер. Дику всегда виднее.

- Но с вами советовались по этому поводу?

- Конечно. Но слишком глубоко прислушиваться к моему мнению было бы немножко неправильно, поскольку я не входил в тренерский штаб во время отборочного цикла. Надо знать ситуацию изнутри. А если не знаем, то высказывать свое частное мнение очень осторожно. Лучше - дома.

- Но какова она, ваша точка зрения?

- Моя точка зрения на сто процентов совпадает с мнением Дика.

- В то же время можете поставить себя на место Габулова, который в этом году меньше всех в чемпионате пропустил?

- Это жизнь. И для Володи не вижу ничего страшного в том, что произошло. Он большой вратарь и заслужил к себе огромное уважение как игрой, так и человеческими качествами. Но всегда кого-то выбирают. Он умный человек и, уверен, философски ко всему относится. Уверен, что у него все еще впереди.

- Его 28 для вратаря не возраст.

- Можно и в 40 лет играть хорошо. Никакой личной трагедии тут нет. Габулов - сильный парень, и все у него будет хорошо.

Чего и мы Габулову, естественно, желаем. А последний вопрос, заданный мною Малафееву, был, что называется, в лоб.

- Если на установке в полдень матча с Чехией Адвокат объявит фамилию Акинфеева, вы не расцените это как несправедливость?

Ответ прозвучал моментально:

- Нет. Абсолютно. Тогда я в дальнейшем сделаю все, что от меня зависит, чтобы помочь команде в любом необходимом ей качестве. В тренировочном процессе, перед игрой, во время игры и после нее.

Ответ настоящего человека. Впрочем, уверен, что и Акинфеев считает так же. Просто так вышло, что к Euro-2012 Россия подготовила двух равных и классных вратарей. Которым одинаково хочется пожелать удачи. А там уж - как Адвокат выберет.

Игорь РАБИНЕР из Варшавы. «Спорт-Экспресс», 07.06.2012





на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru