СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ПЕРВЫЙ ТРЕНЕР МАКСИМА КАНУННИКОВА: «ШАТОВУ ВСЕ ПРОРОЧИЛИ СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, А МАКСА ЭТО ЦЕПЛЯЛО»

Первый тренер Максима Канунникова: Шатову все пророчили светлое будущее, а Макса это цепляло

Корреспондент KazanFirst побывал в Нижнем Тагиле - на родине игроков национальной и молодежной сборных России Максима Канунникова, Олега Шатова и Владимира Обухова. Встречали вашего покорного слугу люди, у которых эти парни начинали играть в футбол.

Миф о том, что за пределами Садового кольца хорошие футболисты водятся только на брегах Невы да в Академии Коноплева, вдребезги разрушает нынешняя сборная России. Больше половины игроков сегодняшней команды Фабио Капелло родились и начинали гонять мяч в Находке, Улан-Удэ, Валуйках и еще десятке не самых крупных, мягко говоря, городов нашей страны. Один из этих не самых крупных - Нижний Тагил.



Точнее, не «один из...», а, скорее, первый из них, поскольку дал нынешней сборной сразу двух игроков: Максима Канунникова и Олега Шатова. Добавьте сюда нападающего российской «молодежки» Владимира Обухова - и впору говорить о нижнетагильском феномене. (Дотошный читатель, конечно же, заметит, что из присоседившегося к Питеру Кингисеппа в сборную пробилось аж три человека, но, согласитесь: где - Кингисепп, и где - Нижний Тагил).

Тагил рулит!


Самые известные футболисты, родившиеся в Нижнем Тагиле: Николай Самарин, Сергей Передня и Юрий Матвеев (слева направо).

Мысль о том, что футбольного бога когда-то очень хорошо приняли в Нижнем Тагиле, пришла еще во время чемпионата мира, когда я, собираясь звонить первому тренеру Канунникова Геннадию Бабайцеву, навел справки об этом городе. И выяснил, что тагильчан, поигравших в советской и российской «вышках» предостаточно - куда больше, чем в Йошкар-Оле. Самые известные из них - зенитовец 50-х Николай Самарин, проведший четыре игры за сборную России Юрий Матвеев и Сергей Передня, известный по выступлениям за несколько клубов российского элитного дивизиона. А за местный «Уралец» играли и уроженцы Свердловской области Олег Веретенников и Михаил Осинов. Плюс Шатов, Канунников, Обухов - компания получается что надо! Может, уже ставшее классикой «Тагил рулит!» - это про футбол?

На звонок мой Геннадий Николаевич тогда не ответил - пришлось оставить сообщение на автоответчик. Через неделю мне перезвонили.

- Меня зовут Алексей Алексеевич Вахранев, я вместе Геннадием Николаевичем работал в ДЮСШ «Уралец», занимался и с Максом Канунниковым, - представился собеседник.

Бывает же такое - еще командировочные не выписал, а уже открытие сделал: у Канунникова два первых тренера!

Вырваться на Урал удалось только в середине августа.



...Нижний Тагил встречает тучами, осенним дождем и температурой «плюс 11». Первое, что бросается в глаза, когда выхожу из вагона - надпись «БАНЯ» на одноэтажном здании, которое стоит чуть ли не на перроне. За ним - паровоз на постаменте: напоминает, что вы приехали в город, где на благо заводчику Демидову и России строили свои бессмертные машины отец и сын Черепановы. Из размышлений о величии земли тагильской в мир бренный меня возвращает рекламная табличка возле паровоза и коренастый мужчина средних лет:



- Вы Александр? Я Алексей Вахранев. 

«Вы знаете, что в Тагиле есть пацан круче Шатова?»


Пока взбадриваемся неплохим кофе в кофейне на проспекте Строителей (на часах - восемь утра по местному, то есть шесть по Москве), Алексей рассказывает о себе. Тренером он уже не работает, хотя имеет диплом об окончании ВШТ, где учился с Юрием Красножаном и Виталием Кафановым. Это тем удивительнее, что профессионально в футбол никогда не играл. А вот с командой, выступавшей в чемпионате области, поработал.

- Я в Сухом Логе начинал, принял в команду, которая за предыдущий сезон всего 3 очка набрала. А со мной уже в первых двух турах - четыре, сразу задачу-минимум выполнили! - смеется Алексей . - Ну а потом в школу «Уральца» пришел работать - спасибо Геннадию Николаевичу.


Алексей Вахранев (второй справа) и Геннадий Бабайцев (третий справа) с родителями своих подопечных.


С Геннадием Николаевичем Бабайцевым договариваемся встретиться на Театральной площади - в сердце Нижнего Тагила. Но прежде Алексей показывает мне близлежащие местные достопримечательности: драмтеатр, памятник отцу и сыну Черепановым, Центральный сквер, ведущий на набережную Нижнетагильского пруда, с заткнувшимся по случаю мерзкого дождя фонтаном. Красоту этого места я оценю на следующий день, в солнечную погоду, когда здесь будет людно. А пока из гуляющих - только мы да оригинальные скульптуры в человеческий рост, изображающие отдыхающих. Попутно знакомлюсь с названиями городских микрорайонов: Тагилстрой, Рудник (с ударением на первом слоге), Гальянка...

- А вы знаете, что Макс Канунников сначала ни в какую не хотел футболом заниматься? - интригует Вахранев. - Мы с Геннадием Николаевичем его, можно сказать, хитростью и авторитаризмом заставили.


2004 год. "Уралец" - "Лукойл" (Челябинск). С мячом Максим Канунников.

Из рассказа Алексея узнаю, что в 2000-м, когда Вахранев набирал в ДЮСШ «Уралец» мальчишек 1991 года рождения, Олег Шатов, 90-го года, уже на весь футбольный Нижний Тагил славился. А тут Юрий Белов, тренер ДЮСШ по теннису, заявляет: мол, есть в Тагиле пацан, который круче Шатова будет. И зовут его Максим Канунников.

Вы спросите: какое отношение тренер по теннису имел к футболу? Дело в том, что Белов обладал удивительным талантом заманивать мальчишек в футбольную секцию: приходил в школы, говорил, что все футболисты миллионеры - и мальчишки толпами бежали записываться на футбол. А сам Юрий Михайлович за этот свой дар, говорят, получал 1000 рублей в месяц. Если вспомните цены на стыке тысячелетий, сможете прикинуть, сколько это в переводе на сегодняшние рубли.

Между бальными танцами и футболом


"Уралец" Геннадия Бабайцева. Слева от вратаря - Максим Канунников.

- У меня с 87-м годом Женька, старший брат Макса занимался, - продолжает рассказ присоединившийся к нам с Вахраневым Бабайцев, - переднего центрального защитника играл. Тяжеловат немного был, но голова светлая и техника отличная - знал, как и куда отдать, где какого винта дать, и исполнял это прекрасно! Отслеживать успевал все - атака-то перед ним развивается. И забивал прилично, больше некоторых нападающих. Так вот, Максим иногда по пятницам приходил на тренировки, чтобы брата дождаться и вместе с ним ехать на выходные на Рудник к дедушке с бабушкой. Ну, и играл с ребятами, если народу не хватало. Живчик был еще тот! Но футболом заниматься не хотел.

- Я тогда Жене сказал: «Если Максим не придет, ты тоже можешь на тренировки не ходить», - включается Вахранев. - Николаич с ребятами помягче был, а меня они диктатором звали. Женька вроде кочевряжиться начал: мол, я-то при чем здесь? Но когда Макс и через неделю не пришел, я Женьку не пустил на тренировку. На следующий день родители пришли: «Ну что уж вы, Алексей Алексеевич, не хочет же Максим, ему бальные танцы нравятся». Я им говорю: «У нас турнир будет - пусть сыграет, может, ему понравится». Вроде бы договорились, но Макс отыграл и опять пропал.


Геннадий Бабайцев (слева) и Алексей Вахранев.

Трюк этот, с запретом тренироваться Жене, Вахранев проделывал раза три или четыре - Макс то ходил, то пропадал. И все-таки тренерам удалось убедить чету Канунниковых, что их младший - талантище. А потом и сам парень заразился футболом.

Пять из пяти


Владимир Обухов тоже играл у Бабайцева, несмотря на то, что младше Канунникова на год, а Шатова - на два. И раньше всех уехал - в "Спаратак".

- Геннадий Николаевич, признайтесь, сколько интервью дали во время чемпионата мира? - спрашиваю Бабайцева.

- Ни одного! Десять лет никто не звонил, не вспоминал, а чемпионат мира начался - и пошло-поехало! Звонить-то - звонили, и даже корреспонденты «Комсомолки» из Москвы приезжали, но меня в городе не было. Леша вон, - кивает на Вахранева, - сходил на наше телевидение, а я не пошел: и чувствовал себя неважно, и... Ну, вот спрашивают они меня:  «А какой был Максим? А как он играл?» А я не люблю такие вопросы. Говорю им: «Я ж не литератор, чтобы эпитеты подбирать». Как им объяснить, что Канунников - это, прежде всего, отношение к футболу? Взгляд у него с малых лет был такой чистый, серьезный. Для чего у нас дети приходят? Побалдеть, за компанию... А Макс приходил осмысленно, работать, ответственный был. И Обухов, и Ромашин такие же были.


Геннадий Бабайцев (крайний слева), Максим Канунников (стоит третий слева), Алексей Вахранев (третий ряд, слева) и Олег Шатов (сидит третий слева).


Алексей Ромашин - это еще один парень 92-го года рождения, игравший у Бабайцева, уехавший в Москву и принятый в школу ЦСКА.

- Еще Саша Агафонов был, 91-го года, он самым последним уехал - в «Локомотив», - добавляет Вахранев. - Вот и получается, что всех, кто уехал, приняли! Плюс Шатов, который здесь заиграл. Пять из пяти! Да, я знаю, будут говорить, что нам повезло, пацаны, мол, талантливые попались. А я вот хочу сказать боссам московских клубов, «Зенита», того же «Краснодара»: заведите вы скаутов-селекционеров по детскому футболу, пусть они по стране ездят! Абакан, Уссурийск, Благовещенск, Хабаровск - пусть ищут! Это дешевле, чем за Халка 50 миллионов отваливать, а потом еще зарплату ему миллионами платить.

- Так скауты есть, - пробую возразить Вахраневу.

- Но получается, что они не работают! Я вот не вижу молодежь. А из Тагила, где никаких условий, выходят два игрока первой сборной и игрок «молодежки» - практически одного возраста! Я не против халков, пусть играют, но за эти деньги мы столько своих игроков выпустим!

- Когда я одному человеку из «Рубина» сказал о том, по какому поводу еду в Нижний Тагил, он ухмыльнулся и сказал одно слово: «Агенты!»

- Я понимаю, что есть агенты, но для того, чтобы агент пацана двигал, этого пацана надо хотя бы привезти лет в 10-11 в нормальные интернаты в Питер, Москву, Краснодар, Казань. И через лет пять они у тебя заиграют. А чтобы этих мальчишек привезти, их сначала надо увидеть. Кто их здесь увидит? Когда Борис, отец Володи Обухова, подошел ко мне и спросил: «Можно мы на следующий год в «Спартак» уедем?», я его тоже спросил: «Зачем ждать-то? Сейчас поезжайте!»

«Я Максиму Дзюбу в пример приводил»

Алексей обещает показать мне, в каких условиях оттачивали мастерство их с Бабайцевым подопечные, но для начала - экскурсия в Тагилстроевский район или Тагилстрой, как говорят местные. Пока ждем такси, говорим, естественно, о футболе.

- Что, «Спартак» так хорош был, что 4:0 «Рубин» обыграл? - Бабайцев матч не видел, интересуется.

- Скорее, Бурлак был плох, - отвечаю.

- Навас должен играть! Хотя Дзюба, конечно, красавец! Один ведь вытягивает матчи! Как-то года три назад встречались с Максом и отцом его Сергеем, я им сказал тогда: «Дзюба мог спокойно в «Спартаке» в дубле сидеть, никуда не дергаться, а ведь поехал в «Томь», чтобы играть и вернуться игроком основного состава!» Макс мне: «Ой, как же мне Питер нравится!». Питер Питером, говорю, но жить-то тебе! Вот пример для тебя - Дзюба...

- Я так понимаю, вы приветствуете переход Канунникова в «Рубин»?

- Для него сейчас главное - играть. Мне в том сезоне Пермь Черчесова очень понравилась, физически она хорошо готова была. Помню их игру с «Локомотивом» - такие ребята у Черчесова резкие! Макс тогда первый тайм отыграл, потом его заменили - устал. Сыграли 0:0, хотя «Локомотиву» нужны были очки. Я тогда приятно удивился тому, как Черчесов смог команду подготовить. Вот видите, очень важно, к какому тренеру попадешь. Макс, видимо, тоже тянулся за всеми, хотел в состав попасть, а тут раз - и сборная!



- Для вас это стало неожиданностью?

- Конечно! Слов нет, мне приятно, но, с другой стороны, смотришь и думаешь: ну как можно Дзюбу в сборную не взять?! На Кокорина посмотрите: мне кажется, он всю жизнь так и будет перспективным - очень надеюсь, с Максом такого не произойдет. Кокорин не может собраться по-мужски, как Дзюба, и на зубах играть. Бегает где-то, как мне кажется, не на той позиции, иногда бьет красиво и забивает. А Дзюба - всегда на острие... Хотелось бы, чтобы Макс в Казани постоянно играл.

Тагилстрой и Кокорина


Вход в парк культуры на Тагилстрое, где расположен стадион "Уралец".

- Тагилстрой у нас считается не самым престижным районом, - просвещает меня Алексей, пока таксист лавирует меж ям на дороге, какие в Казани сейчас еще поискать надо.

Смотрю в окно и соглашаюсь: промзона, бетонные заборы предприятий, кое-где -пятиэтижки-хрущобы.

- Вот здесь Макс в школе учился, с Гальянки каждый день ездил, - добавляет Бабайцев. - Сначала через весь город на учебу, потом - опять на Гальянку, потом - на тренировку, «Уралец» тоже в этой части города.

Школа №5 с углубленным изучением английского языка спряталась в глубине жилого квартала, где-то между улицами Металлургов и Гвардейской. Турники с травой под ними и металлические баскетбольные щиты без колец красноречиво ржавеют о том, что спорт здесь в меньшем почете, чем английский. У центрального входа - как водится, закрытого летом, нас встречает тезка и почти однофамилец Бабайцева: мемориальная доска извещает, что школа носит имя почетного гражданина Нижнего Тагила Геннадия Николаевича Зайцева.

 

В здание попадаем через дверь во внутреннем дворике школы, выстроенной тетрагоном.

- Ой, как вы не вовремя! - расстраивается завуч Елена Васильевна, которая сейчас и за директора. - Наталья Степановна, классная руководительница Максима, еще в отпуске, и сейчас в Америке.

О том, кто такой Максим Канунников, и.о директора, естественно знает, как знает и то, что журналистам нужны школьные фотографии героя репортажа.

- В кабинете Натальи Степановны есть выпускное фото, но без Максима - он же после восьмого класса ушел. Подойдет?



Предупредительность Елены Васильевны приятно радует, и я уже готов поверить, что она здесь только для того, чтобы встретить незваного гостя из Татарии. Если такие манеры - норма для педколлектива школы №5 и при общении с учениками, во что очень хочется верить, то тогда понятно, почему Максим Канунников поначалу предпочитал футболу бальные танцы. Пишу это без всякой иронии - всегда ведь приятно, когда общение преисполнено позитивом.


Мужественная девушка Ксения Кокорина окончила школу №5 лет на семь раньше, чем одноклассники Максима Канунникова.


К моему удивлению, в витрине почета, какая - с кубками, грамотами и портретами известных спортсменов-выпускников - есть в любой уважающей себя советской российской школе, фото Канунникова не нахожу. А вот Кокорина есть! Ксения Кокорина, двукратная чемпионка мира по кикбоксингу - да простит меня эта мужественная девушка, если за годы, прошедшие с момента оформления этой витрины, она выиграла еще пару титулов.

Решаем не ждать Надежду Степановну из Америки и отправляемся к следующему пункту экскурсионной программы Вахранева - в ДЮСШ «Уралец».

«Загон» и бурьян

Когда мы выходим из машины и упираемся в белое двухэтажное здание постройки первой половины ХХ века, я сначала не верю, что в нем может быть спортшкола: где ж здесь спортзал-то?



Спортзал оказался на месте - не такой, конечно, каких к Универсиаде в Казани настроили, но побольше, чем в типовых школах, какие строили в 70-80-е.



И в расписании футбол есть - даже часы занятий тренера Бабайцева Геннадия Николаевича, который уже почти два года на пенсии, значатся. Но вот на доске Почета (как же без нее!) - сплошь дзюдоисты, «классики», боксеры да мастера гребного слалома. Ларчик просто открывается: директор ДЮСШ Рафит Разянович Киямов сам бывший дзюдоист.

- Пойдем, «загон» покажу, - дергает за рукав Алексей, пока Рафит Разянович общается с Бабайцевым, который чуть ли не с выхода на пенсии с школе не был: Геннадию Николаевичу ходить тяжело - тазобедренный сустав надо оперировать. Но после инфаркта нельзя, пока сердце не подлечишь.

Почему талантливые футболисты стремятся уехать из Нижнего Тагила, становится понятно, когда приходим к «загону» - длинной узкой площадке со ржавыми нестандартными воротами, покрытой древней резиной с проплешинами, в которых асфальт.


"Загон" анфас.


"Загон" в профиль.

- А когда я тренировал, здесь и этого покрытия не было, пылища стояла! - Алексей рисует ужасную картину занятий в «загоне».

- Ну как в этом «пенале» можно тренироваться?! - в стотысячный раз, наверное, возмущается Бабайцев, наговорившийся и попрощавшийся с директором. - Ни ширину атаки не отработаешь, ни штрафной, ни «вне игры». Вратарям на выходах вообще тяжело играть было! Но как-то ведь выкручивались, поля бесхозные искали.

Геннадий Николаевич вспоминает историю, как без Шатова уже - он по возрасту не проходил, 91-м годом играли, уступили на выезде «Амкару». Канунникова тогда тоже не было - в кои-то веки отец отпросил его у тренера, чтобы семьей в отпуск съездить.

- Так мы перед ответной игрой тренировались на заброшенном поле, там все бурьяном поросло, - рассказывает Бабайцев. - Больше просто негде было! Но мы тогда хорошо поработали - в «двойках», «тройках», квадраты играли, по воротам били. Бедные вратари намучались - поле-то не поливали. И после этих тренировок «убиваем» Пермь у себя - 4:0!



- Помню, в той игре Канунников первый раз у меня вышел не нападающим, - продолжает Бабайцев. - Он только вернулся, одну тренировку провел. Его можно было поставить нападающим, но у меня было слабое место - правый хав. Макс мне говорит: «Геннадий Николаевич, я же никогда не играл здесь!» А я ему: «Сыграй прежде всего в отборе, держи перед собой зазор - они линейно играют, редко когда смещаются. А когда мяч будет у нас - рывкани, ты же хорошо бежишь. Сыграй, тебе это пригодится». Четвертый гол он так и сделал. А тут смотрю - на чемпионате мира выходит левым хавом!

- Скажите, а Шатов и Канунников между собой как-то конкурировали? Как два медведя в одной берлоге уживались?

- Да нет, Шатов выделялся, ему уже все пророчили светлое будущее, и я видел, что Макса это цепляло. Он не то что завидовал или был угнетенным - стремился быть не хуже Шатова, тянулся за ним. Но у Канунникова свои козыри были, по интеллекту ему в команде равных не было. А как дальше их судьбы сложатся, даже не представляю. Макс в «Рубине» вроде бы играет, а Шатову сейчас в «Зените» тяжело. Мне кажется, легионеры на него давят, он там забитый какой-то.

Особенности юношеского футбола Урала


Справочник "Кубок ПФЛ-2005". Страничка с составом "Уральца".

Геннадий Николаевич рассказывает много, сыплет названиями команд - игровой практики и турниров его подопечным хватало: зона первенства России, первенство области, город, турнир памяти Шанина... Кажется, разбираюсь, что к чему. На Россию команда Бабайцева играла под своим названием - «Уралец», потому что это обязательный турнир для профессиональных клубов, каковым «Уралец» тогда еще был. На область это была уже «Фортуна» (у «Уральца» не было денег, а у «Фортуны» они были, но не было команды - вот и закрывали бабайцевскими игроками). На город - снова «Уралец», но уже без Шатова, который играл за команду Рудника.


Заявка "Уральца" на российские соревнования. Шатов и Канунников - в одной команде.

Еще интереснее дело обстояло с паспортами футболистов, которые вводили в Свердловской области в начале 2000-х.

- Там интересно получалось: при каждой заявке с нас деньги берут, хотя паспорт-то один. Работал тогда в федерации Владимир Дмитриевич Калашников - сейчас он тренер в «Урале». Я его спрашиваю: «Для чего эти паспорта?» «Это специально, для вас, тренеров, - говорит, - чтобы ребят отслеживать. Он будет переходить, из клуба в клуб, а мы по паспорту определим, какому тренеру сколько денег платить». А сам улыбается. Ну под дурака все! Сейчас хотелось бы его спросить: Владимир Дмитриевич, что ты там про деньги говорил?

- И что, много заплатили?

- Ага, как же - заплатили... Только пенсия 12 тысяч. А работали-то без выходных, сколько нервов потратили. Я сына упустил, ни образования у него, ничего. Не говорю уж про здоровье - инфаркт, и здесь тоже, - показывает на свое бедро. - Нормальный клуб за свой счет прооперировал бы - все-таки 11 лет «Уральцу» отдал.


Так выглядит сегодня поле стадиона "Уралец" в Нижнем Тагиле.

К сожалению для Геннадия Николаевича, «Уралец» уже не профессиональный клуб - играет сейчас в любительской футбольной лиге (ее еще третьей лигой называют) на первенство МРО «Урал». И будет ли в ближайшее время в Нижнем Тагиле профессиональный футбол - большой вопрос. Раньше команду поддерживал Нижнетагильский металлургический комбинат, но сейчас металлурги спонсируют волейбольную «Уралочку», которая стала «Уралочкой-НТМК». На стадионе «Уралец» на Тагилстрое поле примерно такое же, о каком Бабайцев рассказывал, и одноименная команда там уже давно не играет. Правда, началась реконструкция Южной трибуны - возможно, у хозяев города и есть планы взяться за футбол.


Южная трибуна стадиона "Уралец" сейчас реконструируется.

Перед самым отъездом я прогулялся до стадиона «Юность», где сейчас, судя по стенду, принимает соперников «Уралец». Эта арена немногим лучше той, что на Тагилстрое. Правда, идущих с тренировки мальчишек встретил - значит, какая-то жизнь здесь теплится. Вот только на вопрос, кто такие Олег Шатов и Максим Канунников, юные футболисты ответить мне не смогли.

Александр ЕГОРОВ. «Sport. Как есть», 01.01.2015

Фото: sport.kazanfirst.ru и из личного архива Геннадия Бабайцева.

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru