СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


АЛЕКСЕЙ СТРЕПЕТОВ: «ПИНОК ПОД ЗАД ГЛАВНОМУ ТРЕНЕРУ»

Мне повезло: зная Алексея Стрепетова почти два десятка лет, я неоднократно бывал свидетелем того, как душа любой компании - а по совместительству один из лучших полузащитников «Зенита» 70-х годов, мастер спорта и заслуженный работник физической культуры России (это уже за тренерские призовые места с зенитовским дублем) - под соответствующее настроение выдавал целую россыпь невероятных футбольных историй и розыгрышей.

Мне не повезло: отсмеявшись вместе со всеми, я в очередной раз вспоминал про свой журналистский долг и честно пытался (не с диктофоном, так хотя бы с блокнотом!) зафиксировать пусть даже малую часть шикарных футбольных баек Стрепетова. Но неизменным шлагбаумом на пути моего служебного рвения вставали слова самого рассказчика: «Саша, это не для прессы. Кому-то может совсем не понравиться прочесть подобное про себя в газете. Зачем же обижать людей?» То же самое я услышал пять лет назад, когда уважаемый ветеран «Зенита» праздновал свое 60-летие. И только сейчас, спустя еще пять лет - и накануне очередного юбилея Стрепетова (16 января ему исполняется 65 лет - и редакция «Спорта день за нем» присоединяется к поздравлениям в адрес именинника и желает ему здоровья и благополучия) - автору этих строк наконец-то удалось буквально «выбить» из Алексея Саныча согласие хотя бы частично придать его устному творчеству письменный вид. Ура! Спешу поделиться...

- Пинок под зад главному тренеру команды «Зенит» - это точно ваш клубный рекорд на все времена! Давайте с него и начнем.

- Это 1971 год, мне всего 21 - но я играю за основной состав «Зенита»... Точнее, претендовал - до того самого случая на клубной базе в Удельной. На этой базе в те годы команда дневала и ночевала. Изучили мы ее вдоль и поперек, занять себя в свободное время на сборах до и после матчей было совершенно нечем, а бильярд, шахматы и домино надоедали порою до отвращения... От безделья готовы были на любые шутки и подначки друг друга. В тот день не поделили что-то на футбольном поле мы с Борей Кохом - играл в «Зените» такой атакующий полузащитник... Подловил меня Кох на секундной расслабленности и влепил подзатыльник. А затем побежал к главному корпусу базы и исчез в дверях. Я от неожиданности дал ему приличную фору и только потом пустился догонять.

Влетаю следом в холл базы и вижу, что мне повезло: Боря склонился в удобной для меня позиции над столиком с газетными подшивками и что-то там изучает в «Советском спорте». Грех было не воспользоваться «выгодным голевым моментом». В общем, со всего разгона дал я ему пинка под зад коленом. А ноги у меня всегда мощные были - еще великий тренер Гавриил Дмитриевич Качалин, вызвав меня в молодежную сборную Союза и увидев, как я, новичок, скромно разминаюсь в сторонке, поразился: «Это кто у нас там? Стрепетов из Ленинграда?! Ничего ж себе «блокадник»!» Пинок получился на славу - Боря полетел к противоположной стене, прямо через столик. И только когда Кох уже был в воздухе, я, обмирая от ужаса, увидел, что летит вовсе не Кох, а наш главный тренер Горянский!

- Как вы могли спутать 29-летнего игрока с 42-летним тренером?!

- И ты бы спутал! Со спины они вообще идентично смотрелись! Горянский за собой следил, фигура у него была подтянутая. Стриглись что Евгений Иванович, что Борис одинаково - под полубокс, на затылке волос не было. И спортивная форма у всех одинаковая, неброская, «Зенит» в те годы совсем не шиковал... Вижу я, что настоящий Кох и еще целая группа игроков стоят в холле сбоку - и не верят своим глазам. А Горянский шмякнулся о стену, сполз вниз и тоже с обалдевшим видом говорит, перекрывая поднявшийся хохот: «Алексей, ты чего?!» В общем, с одного этого удара вылетел я прямиком в дубль из основного состава и долго не мог в него вернуться...

- Кстати, о вылете. Значительная часть жизни профессионального футболиста проходит в самолетах. Сейчас, особенно с учетом появления у «Зенита» своего личного чартера, эта часть жизни проходит очень комфортно. В ваши же времена... Хотя с «кукурузниками», надо полагать, «Зенит» все же не сталкивался?

- Особенным был один случай, в Белоруссии. Это весна 1969 года, когда «Зенит» отправился на матч Кубка СССР в Брест. Летели туда, естественно, через Минск. Туда добрались со всеми удобствами. А дальше - пересадка. И тут нашему тренеру Фальяну сообщают: «В самолет до Бреста вписалась иностранная делегация, на всю вашу команду мест не хватит». Посчитали - у нас трое лишних. Предложили отправить их немедленно, «небольшим самолетиком». Наш второй тренер, легендарный Фридрих Михалыч Марютин, подходит ко мне, 19-летнему парню: «Алексей, давай, лети, с другими молодыми». А летать я, признаюсь, всю жизнь не любил, укачивает... Сбегал, посмотрел на этот дирижабль - и бегом обратно к Марютину: «Что хотите со мной делайте - я на ТАКОМ не полечу!» И тут вперед выступают трое удалых - два наших Николая, Быков и Дорофеев, плюс Юра Безбородов (отец известного нынче арбитра Владислава Безбородова): «А мы - готовы!» Уж не знаю, какие выгоды они усмотрели от прибытия в Брест впереди команды, но глаза у ребят горели. Улетели они. А мы попозже заходим в свой самолет - свободного места полно, иностранная делегация к вылету не явилась! Добрались до Бреста с комфортом, за 40 минут. А нашей авангардной тройки нет и в помине! На обеде - нет, на вечерней тренировке - нет... Появились совсем уже поздним вечером, и у всех троих лица такого нежно-зеленого цвета. «Что случилось?» - спрашиваем. А случилось жуткое: «дирижабль» этот садился и взлетал абсолютно в каждой деревне по пути из Минска в Брест. То баба Маша из него с бидоном молока выйдет, то дядя Петя с личной козой подсядет! Ребята сначала еще взлеты-посадки считали, а потом уже не смогли. Весь самолет, извините за подробности, «разукрасили». Никаких пакетов не хватило... Но самый кошмар случился на следующий день. Так как два наших рыжих лидера команды, Бурчалкин и Садырин - царство небесное Льву Дмитричу и Пал Федорычу! - остались в Ленинграде, народу у нас было немного. И Быкову с Дорофеевым, едва стоявшим на ногах после такой болтанки, пришлось играть с брестским «Спартаком». Причем Быкову - весь матч! А Дорофеев выдержал только первый тайм, и его заменили на только что перешедшего в «Зенит» из московского «Динамо» Витю Вотоловского - кстати, добрейшего парня и первого зятя самого Бескова (вторым был Владимир Федотов из ЦСКА ). Витя победный мяч и забил - 2:1 мы выиграли...

- Вам тоже доводилось забивать победные мячи за «Зенит». Какой из них самый памятный?

- Львовским «Карпатам» в домашнем матче «Зенита» в чемпионате СССР-1974. На стадионе имени Кирова собралось 75 000 болельщиков! Мы хорошо начали чемпионат, шли в лидерах. Разыграли наигранную комбинацию Загуменных - Садырин - Стрепетов, и я послал мяч в угол ворот Ракитского. Красивый получился гол, и его нам хватило для важной победы.

- Хочу спросить вас о легенде в истории «Зенита» - администраторе Матвее Юдковиче, фигуре былинного масштаба. Сорок лет в команде, четыре или даже пять поколений игроков звали его просто Мотя, и самому Юдковичу, говорят, это очень нравилось...

- Никогда не забуду первое знакомство с ним. Мой дебютный выезд в Москву с «Зенитом», волнуюсь страшно. Первый же сюрприз - еще в Ленинграде, на вокзале: «Поедешь в купе с Матвеем Соломоновичем». С легендой! Перед самым отправлением вдруг подходит врач команды Роберт Сукиасьян и протягивает мне два куска ваты: «Перед сном в уши вставь». Это еще зачем, думаю... А Роберт усмехается загадочно и говорит: «Ты мне потом еще спасибо скажешь». А Юдкович заснул, и начался такой концерт! От его храпа стены дрожали, никакая вата мне не помогла. Вот тогда я и понял, почему к легенде подселили именно дублера Стрепетова. Какой там сон!

Юдкович был почти всемогущ, администратора Мотю из Ленинграда весь футбольный Союз знал. А какие байки он травил - и главное, как! Помню шедевральный его монолог: «А знаешь, Леонардо (так он меня почему-то прозвал с той самой поездки), первый свой миллион я заработал на стадионе «Красная заря», что недалеко от Финбана. Был там директором - а по совместительству счетоводом, администратором, да еще сам лед заливал и сам же его чистил. Весь день на катке, а вечерком там - массовое катание, люди довольны и кассир Юдкович тоже...» Жаль только, на размер наших премиальных Юдкович повлиять никак не мог. 40 рублей за ничью даже на выезде - над этими цифрами весело хохотали футболисты в Киеве, Донецке, Днепропетровске, в закавказских командах. Один раз я ту же киевскую щедрость в отношении динамовцев удачно использовал. Не для себя - для Голубева.

- Что вы придумали?

- Володя был прекрасным центральным защитником. Если бы еще готовился, как следует, к матчам - прописался бы в сборной СССР на долгие годы. Но тренироваться он не любил, а потому сыграл за сборную немного (3 матча ). Зато в «молодежку» вызывался регулярно, и играл там в паре с Долбоносовым из московского «Динамо». Которое Голубева обхаживало регулярно - давай, мол, к нам. А тут и киевляне подключились, когда Володя туда в сборную улетел. На тренировочный сбор. Я с Голубевым в «Зените» ближе всех дружил, мы одногодки, так что новости из сборной он сообщал именно мне. И вот сидим мы, ужинаем с ребятами на базе: «Тебе звонил сегодня Володька? Как там у него в Киеве?» А неподалеку сидит Владимир Палыч Корнев, кушает морковку. Он в «Зените» попеременно был то вторым тренером, то начальником команды, но суть дела не менялась - это были глаза и уши главного тренера. Услышал Корнев, и тоже подходит ко мне: «Как там дела у нашего "Голубка"?» Отвечаю громко: «Звонил, все у него хорошо, тренируется, всем доволен. Сейчас вот Наташа (жена) к нему в Киев полетит». Ребята изумились: «А Наташа-то зачем?» - «Как зачем?! Квартиру на Крещатике выбирать». Корнев бросил свою морковку - и как ветром его сдуло! Минуты не прошло - в столовую с грохотом врывается Герман Семеныч Зонин: «Какой Киев? Какая квартира?! Рассказывай!»

Рассказал. В подробностях! Еще и машину от киевлян добавил - для верности. А в результате Володя чуть позже получил и машину, и трехкомнатную от «Зенита», где ему давно обещали и то, и другое. Но не давали.

- Вы-то сами квартиры от клуба к тому времени дождались?

- Это отдельная история. Я и Раиса поженились рано, по 19 нам было. Оба - колпинцы. И оба жили в коммуналках. Я с родителями, и еще брат периодически появлялся, и у Раи - четверо... На нашей свадьбе почти весь «Зенит» гулял, и вот в разгар веселья объявляют, что клуб приготовил молодоженам подарок - отдельную квартиру. Но наш второй тренер Анатолий Николаич Васильев ключами на пальцах повертел - и больше тех ключей я и не видел... Целый год мы с женой снимали квартиру в Колпино. И только по окончании сезона приехали на базу «отцы команды»: «Какие есть вопросы, пожелания?» И встают, спасибо им огромное, Бурчалкин с Садыриным: «Два вопроса есть. Во-первых, очень нужна квартира для молодого нападающего Стрепетова...» Важные гости смотрят на руководство команды: «Подождите, мы же на Стрепетова жилье уже подписывали!» Немая сцена. Вскоре дали квартиру на улице Замшина...

- Правда ли, что Павел Садырин однажды оказался за рулем командного автобуса и «привез» его точно в дерево?

- Шофер автобуса Гриша (он много лет команду возил) и наш массажист Виктор Михайличенко друг друга просто на дух не выносили. Чем команда и пользовалась с громадным удовольствием. Стравливали их постоянно! Первый случай, когда Гриша на полном ходу бросил руль и побежал по проходу к третьему ряду кресел бить Михайличенко, случился - не поверите где - на Троицком мосту! Тогда он еще Кировским был, а мы на базу ехали. И скорость была приличная, хорошо, что наш защитник Слава Извеков успел быстро добраться до руля, благополучно съехал с моста и затормозил. Второй точно такой же случай произошел уже в Удельном парке. Но схватившему брошенный Гришей руль Садырину повезло меньше: он привез команду в дерево. Хорошо, что обошлось без травм.

- Довелось слышал историю, что массажист Михайличенко за деньги прыгнул в пруд возле базы в полном парадном костюме, при галстуке! Неужели правда?

- И не просто прыгнул, а еще и сальто перед входом в воду крутанул! Завели Виктора Алексеича ребята, пообещали 25 рублей за сальто и прыжок в пруд. Он хотел в трусах прыгать, но такое ж никому не интересно! Настояли на костюме с галстуком. И вот крутит он сальто, выныривает, мокрый насквозь вылезает на берег... А тот же Извеков протягивает ему то ли 15, то ли 17 рублей - больше ребята не собрали. «А где остальные?» Слава невозмутимо отвечает: «Ну как же, Витюша, а подоходный налог? А за бездетность?» Но самое интересное, что Михайличенко не только на деньги попал, а попал затем еще и на партсобрание! Кто-то про его сальто в пруд «наверх» доложил.

- Главным хохмачом в «Зените» той поры был все-таки Казаченок?

- Это точно! Только Володя чуть позже в команде появился. Но именно он первым начал подкладывать в багаж врачу и массажистам, которые с южных выездов фрукты целыми сумками везли, по два-три кирпича. Именно он подменил табличку на двери комнаты нападающего Никольского на базе. Тот кудрявый был, как Люцифер - герой популярного в те годы мультфильма. Вовка взял да и заменил табличку «Никольский» на «Люциферов». Как на грех, именно в тот день пожаловали на базу отцы-благодетели команды: «Это что еще за игрок такой - Люциферов?! Откуда он взялся? Вы кого тут в команду понабрали?!» Был скандал.

В другой раз - обошлось. Кажется, опять Казаченок с группой ребят решили пошутить и связали нашего дублера Косинова прямо во время тренировки. Уложили его на травку в дальнем конце поля, на солнышке. Тренеры удивлялись: чего это Косинов там разлегся? А мы отвечаем: да вот, воспользовался паузой, решил позагорать... Потом, когда темнеть уже стало, кто-то спохватился: а где у нас Косинов? Он, бедолага, может, и кричал, да только далековато его отнесли. Хорошо, что летом дело было, обошлось без простуды. Извекову повезло меньше. Он купил какую-то новомодную мазь от комаров и стал ею хвастаться. Тогда его на базе спровоцировали на спор - намазаться и пойти в одних плавках на часок в лес посидеть. Он еле вылез оттуда уже через 15 минут, в кровь искусанный с ног до головы...

Дурачились мы, словом, как могли. И немудрено: три десятка молодых здоровых парней неделями взаперти на базе, и все дни похожи друг на друга как близнецы. Ладно бы еще перед играми на «карантин» сажали. Но зачем было после матчей нас всех обратно на базу везти?! «Надо выспаться», «сходить в баню», «вывести из организма молочную кислоту», «провести восстановительные процедуры»... Отпускали домой только после обеда на следующий день, в лучшем случае. А насчет «выспаться» - почти никому из ребят после матча заснуть толком не удавалось, слишком сильны были эмоции. Поэтому выпускали пар всеми возможными способами. Иногда просили жен привезти шампанское и бутербродики прямо в Удельный парк. Отпрашивались у тренеров погулять на свежем воздухе, на этом самом воздухе ужинали - и обратно на базу. Интересно, что когда тренеры узнали о наших прогулках с шампанским, то послематчевый «карантин» отменили...

Драки? Конечно, случались, как же без этого в мужском коллективе, да еще в замкнутом пространстве!

- Вы тоже отличались «в боях»?

- Я же из Колпино. Разумеется! Вспоминаю один случай. В Сочи, на сборах. Вечерняя тренировка. Играем 4х4 на поле с ограничительной сеткой. И что-то мне после обеда и отдыха никак не взбодриться. Садырин кричит мне: «Глыба, да проснись же ты!» (Это прозвище он мне и придумал.) Получаю я мяч в углу поля возле сетки, и наш нападающий Жигунов меня в нее со всего маху головой и впечатывает. Ребята потом рассказывали: поворачиваюсь, а у меня кровавая сетка на все лицо... Вот тут я Жигунова в нокдаун и отправил, а довольный Садырин кричит: «Теперь я вижу, что Глыба проснулся!» Сам же Садырин однажды отметился даже нокаутом прямо на поле, в игре чемпионата СССР!

- Это где же? Ни в одной газете, ни в одном послематчевом протоколе не зафиксировано!

- Ну, еще бы! В Одессе было дело, во втором круге чемпионата СССР-1974. Проигрываем местному «Черноморцу» 0:1. Моменты есть, но забить не можем. Все злые... Идет последняя минута матча, и наш «Конь», то есть Голубев, откидывает головой мяч голкиперу Волошину, а тот вышел из ворот... Дурацкий автогол. На трибунах даже оторопели от неожиданности, и вдруг в этой тишине прорывается на поле очкарик с букетиком цветов. В смешном костюмчике, типичный такой «ботаник». Бежит к Голубеву и вручает ему цветы! Первым опомнился Садырин. Подлетел к «ботанику» и с одного удара... Что тут началось! Команды пошли «стенка на стенку». Все игроки разбились на пары. И только мне противника не досталось, потому что одесский полузащитник Макаров ударил сзади, исподтишка. Разбил мне губу и убежал с поля! Я рассвирепел - и за ним. А Макаров, гад такой, прибежал в раздевалку и заперся! Дверь мне сломать не удалось. Ору ему из коридора: «Погоди, приедешь к нам в Ленинград!!!»

- Приехал?

- Уже в третьем туре следующего чемпионата. (Из протокола матча «Зенит» - «Черноморец»: «Матч начался чрезвычайно нервозно... единственную желтую карточку у «Зенита» получил полузащитник Стрепетов»). В центре поля разыграли мяч, его получает Макаров - и оказывается на земле. Второй пас в его направлении - а «Черноморец» тогда через Макарова всю игру вел - и второй раз я его сбиваю. Судья, тбилисец Баканидзе, был не в курсе и ничего понять не мог, такого за мною отродясь не водилось. Спросил даже: «В чем дело?» Потом все-таки влепил мне желтую карточку. Самое интересное, что уже потом мы с Макаровым спокойно объяснились. Нормальный парень оказался. Позже он перешел в ташкентский «Пахтакор» и погиб с командой в той ужасной авиакатастрофе. Как мы тогда переживали - в «Пахтакоре» играло много отличных ребят. Мы с Голубевым особенно дружили с Володей Федоровым, нападающим сборной. Он нам в Ленинград всегда дыни из Ташкента привозил...

- Это ведь именно в том сезоне-74, когда Голубев забил в свои ворота в Одессе, у «Зенита» был наилучший шанс на медали за все 70-е годы?

- До того сентябрьского матча в Одессе в 20 турах чемпионата мы потерпели единственное поражение - от киевского «Динамо». Долго шли в чемпионате вторыми, как раз за киевлянами. И тут наш тренер Зонин на целый месяц оставляет «Зенит»! Герман Семеныч поехал в Германию смотреть матчи чемпионата мира, а в его отсутствие команда потеряла игровой тонус - и не только игровой... Потерпели серию поражений и выбыли из борьбы за медали. Особенно неприятно вспоминать домашний матч с тбилисским «Динамо», настолько часто ошибалась в нем пара наших защитников, которые вскоре покинули команду... А еще через пару лет, когда осенью 76-го «Зениту» буквально одного очка не хватило до «бронзы», Зонин и вовсе начал искусственно омолаживать состав, хотя убирать из «Зенита» опытных футболистов начал еще раньше: Зинченко, Садырина, Вьюна, которые могли бы и дальше, я уверен, играть и приносить пользу команде. Нас с Голубевым и Хромченковым - причем, всем троим было уже по 26 лет - тогда вообще забрали в армию. Могли попасть в ростовский СКА, но вместо этого оказались в ленинградском «Динамо». Герман Семеныч запросто мог вернуть нас всех в «Зенит», но вернул одного лишь Голубева. Думаю, не нужны были тренеру в тот момент футболисты с ярко выраженным собственным мнением...

Хотя, должен признать, Зонину я благодарен. Именно он раскрыл меня как футболиста, значительно расширив мой игровой диапазон и превратив в полузащитника универсального типа. Я мог закрыть фланг, мог сыграть ближе к атаке, уверенно чувствовал себя в опорной зоне, особенно неплохо - именно при Зонине - стала получаться персональная опека лидеров из команды соперника. И все же очень жаль того упущенного шанса в 1974 году...

- В те годы «Зенит» нередко принимал участие в представительных турнирах в Европе. Какой из них особенно приятно вспомнить?

- Итальянский. Турнир в Болонье на Кубок президента одноименного клуба. Обыграли мы там английский «Фулэм» - 3:0! После этого для победы в турнире хватило и ничьи с «Болоньей» (1:1).

- Медали с «Зенитом» вам все же удалось завоевать, но уже будучи не игроком основного состава, а тренером дублирующего - и в российском, а не советском чемпионате. Призером вы становились дважды. А какой успех более памятен - серебряные награды в 2002-м или бронзовые в 2005-м?
- Мне памятен не обязательно медальный, а любой сезон, честно отработанный в «Зените». В том числе и тот, сложнейший из них, что был в самом начале лихих и тяжелых 90-х годов. Возглавлявший тогда ФК «Зенит» Леонид Туфрин совершил просто невозможное: в ситуации глухого безденежья и всеобщей неопределенности он не только сумел сохранить на плаву основную команду, но и создал и поддержал «Зенит»-2, фактически открыв дорогу в большой футбол будущим обладателям Кубка России-99 Панову, Угарову, Давыдову-младшему. Тренировать тех совсем юных, но талантливых ребят было очень интересно. И, конечно, с особой теплотой вспоминаю «Зенит» эпохи Петржелы. Рабочая атмосфера тогда была замечательная, а президент клуба Давид Трактовенко в сопровождении гендиректора Ильи Черкасова мог запросто приехать на матч дублеров «Зенита» и просидеть все 90 минут рядом с нами на скамейке запасных, жадно вникая во все происходящее. Сейчас что-то подобное уже совсем сложно представить, но все было именно так...

Александр КУЗЬМИН. «Спорт день за днем», 16.01.2015

Фото: ФК «Зенит»

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru