СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


«АРШАВИН СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ СТАВИЛ ВСЕХ В ТУПИК»

Часовой эфир программы «Нестандартное положение» на «Радио Зенит» посвятили матчам сине-бело-голубых начала 2000-х. Гостями передачи стали современники тех событий - экс-вратарь «Зенита» Дмитрий Бородин и экс-капитан «Зенита» Алексей Игонин. Читайте расшифровку эфира и узнаете, какое упражнение наводило ужас на зенитовских голкиперов, почему Васянович ненадолго стал кумиром болельщиков и кого из соперников прозвали командой маляров.

Игонин

- В программе «Нестандартное положение» мы начали цикл, который называется «Вспоминая важное». В этом цикле мы будем восстанавливать в памяти историю «Зенита» за последние 15 лет. Сегодня на повестке дня - сезоны 2000, «бронзовый» 2001-й и провальный 2002-й. Дмитрий, вы же дебютировали в 2000 году? 

- Дмитрий Бородин: - Рубрика «Для тех, кто помнит». 

- Какой дорожкой вы зашли в футбольный клуб «Зенит»? 

- Д.Б.: Начиналось все красиво. Дебют и первые две игры на «Петровском» доставили мне массу положительных эмоций. Я в них отстоял на «ноль». Да, в первом матче мы не выиграли - против «Ростсельмаша», но в следующем была одержана красивая победа. Она знаменательна тем, что один из мячей забил, насколько я помню, Юрий Яськов. Тот гол был первым и последним Юрия за «Зенит». 

- Действительно, 17 мая 2000 года «Зенит» сыграл против «Ростсельмаша» со счетом 0:0. Тогда Дмитрий Бородин открыл свой путевой лист в большом футболе. Второй матч, о котором Дима говорит - «Зенит» против «Локомотива» из Нижнего Новгорода, 22 мая 2000 года. Тогда сыграли 2:0. А потом серия прервалась. 

Алексей Игонин: - Потом все... Слово можно передать мне (смеется).

- Д.Б.: Серия прервалась благодаря мне. Мы проиграли во Владикавказе. После этого я получил травму. Как-то все неудачно сложилось. Долго лечился, и пришлось занять свое место на скамейке.

- А.И.: Дело точно было в травме. И тогда, и сейчас не в правилах тренеров менять голкипера после одного пропущенного гола и проигранного матча.

- Дмитрий, вы же начинали в команде, которая называлась «Смена-Сатурн»?

- Д.Б.: Нет, я играл за петербургский «Локомотив». 

- Та самая команда, которой руководил Гиви Нодия, светлая ему память. Как вы перебрались в «Зенит»?

- Д.Б.: Гиви Георгиевич Нодия. Все верно. Когда сезон заканчивался, и решалось, останется ли «Локомотив» в первой лиге, мы играли последний тур с «Тюменью». Нас устраивала только победа. Сопернику было достаточно ничейного исхода. Мы выиграли 1:0. После той встречи подошел один из селекционеров «Зенита» и сказал: «Тобой мы сильно интересуемся». Кажется, это был Алексей Стрепетов. Через неделю мне позвонили из клуба и попросили прийти на официальную встречу. 

Бородин

- С трудовой? 

- Д.Б.: Нет, пока без трудовой. Встреча была лишь знакомством. Мне предложили определенные условия. Потом же состоялось подписание контракта. Я уже когда-то рассказывал, что в течение двух дней подписал два контракта - и с «Локомотивом», и с «Зенитом». Был молодым и сделал много неправильных шагов. Но я рад, что сложилось все хорошо, выбрал правильный клуб. Мне удалось дебютировать уже на следующий год.

- А сколько вам было?

- Д.Б.: 22 года, получается. 

- Нормально для дебюта вратаря в премьер-лиге. 

- Д.Б.: Потом так вышло, что я взял в «Торпедо» 22-й номер и с ним по жизни шел до конца карьеры.

- Алексей, а вы с какими ожиданиями встречали сезон 2000 года? Вы уже перешли в категорию «ветеран» или еще числились молодым? 

- А.И.: Был близок к этому. Переход в «Зените» достаточно быстро прошел. В эпоху Юрия Морозова местным молодым воспитанникам был предоставлен гандикап времени и возможностей. Как мне помнится, я тогда уже комфортно себя чувствовал в команде. И клуб активно развивался. Не забуду тот момент, когда удалось выиграть «бронзу». Помню, что Морозов еще на предсезонке говорил: «Мы будем бороться за медали, поэтому премиальную систему выстроим таким образом, что будет денег больше, но потом». 

- Д.Б.: - Утром деньги, вечером стулья.

- А.И.: Но мы все-таки уговорили Морозова вернуться к прежней схеме. 

- Д.Б.: Не помню, чтобы было тогда так много разговоров про деньги. Команда была действительно сплоченной. Сейчас состав смотрю: Осипов, Нагибин, Панов, Акимов, Угаров, Игонин, Бородин.

- А.И.: Эта команда и сейчас появляется. Плюс-минус в таком составе. Сплотились.

Д.Б.: - Очень много ребят, для которых имя «Зенит» - родное, и за клуб они бились. Футболисты получали доверие со стороны тренерского штаба. То было запоминающееся время. Даже мне удалось дебютировать именно тогда. Славу Малафеева тоже к этому списку имен стоит добавить. 

- Вы были с ним тогда конкурентами.

- Д.Б.: Это не мешало нам в жизни оставаться хорошими товарищами.

- Здорово. Алексей, я правильно понимаю, что с приходом Юрия Морозова в составе произошла большая «чистка»?

- А.И.: Да, об этом я и говорил. Ушли ветераны.

- Ушли Вернидуб, Куртеян... Они пришли с Анатолием Бышовцем и ушли с Морозовым. 

- А.И.: Произошло это незаметно, без скандалов, как это принято сейчас. Все прошло эволюционно. 

- Д.Б.: Мне кажется, это было верное решение, оправданный шаг.

- А.И.: Иначе бы мы тут не сидели.

Погорелов

- Достаточно сказать, что в команду пришел молодой и подающий надежды нападающий, ученик Владимира Казаченка из футбольного клуба «Светогорец», Саша Кержаков, который 15 туров не мог забить. Тогда же пришел в команду Андрей Аршавин.

- Д.Б.: Саша Кержаков пришел в 2001 году, а не в 2002.

- А.И.: Мы говорим про эпоху! 

- Д.Б.: Тогда к нам пришел еще и Максим Деменко - харизматичная фигура для нашего футбола.

- А.И.: Привлекался в сборную.

- Д.Б.: И играл на всех позициях, даже в воротах (смеется).

- (вопрос слушателя) У нас играл нападающий из Казахстана - Тарасов. Кажется, во время матча с «Ростовом» Тарасов с правого фланга навесил, а Кержаков ножницами забил в девятку. Считаю этот гол лучшим в истории российского футбола. Здоровья Евгению и большой привет от всех болельщиков.

- Д.Б.: Женя Тарасов сейчас в дубле трудится.

- Алексей, а насколько команде легко работалось с Юрием Андреевичем Морозовым - отцом всех наших побед?

- А.И.: Очень сложно - и физически, и эмоционально. Не каждый футболист, особенно молодой, понимал, как с ним себя вести. Кажется, многие его даже побаивались. Но с другой стороны, мы огромный пласт работы проделали. Получился результат. Спустя годы я понимаю, что очень много ушло у ребят здоровья. Очень много случалось травм. Цена серебряной медали была высока. Чего только стоят тяжелые прыжки на тренировках! Помню, как подошел ко мне опытный Кобелев и сказал: «Алексей, ты пойми, что тот, кто не прыгает, будет играть, а кто прыгает, будет тренироваться». 

- Д.Б.: А Морозов с горочки подстегивал: «Выше! Выше колени!». Хотя Саша Панов прыгал, чуть отрываясь от земли, со словами: «Что мне прыгать! Мне главное забивать». 

Зенит 2001

- Дмитрий, а каково вам было втягиваться в эти тренировки?

-Д.Б.: У вратарей была своя программа тренировок.

- А.И.: Да они за бровкой там стояли, пока мы перепахивали поле! (смеется) 

- Д.Б.: Поля были не такие, как сейчас. Леша, а помнишь поле сборной Голландии?

- А.И.: Которое убираешь два часа, а потом только тренируешься? 

- Д.Б.: Да, с коркой льда. Это был последний сбор. 

- А.И.: Можно вспомнить разминку Морозова. Мне кажется, для вратарей это было самое страшное.

- Д.Б.: Два вратаря вставали сразу в одни ворота - каждый в своем углу. С линии вратарской наносились различные удары. Полевые игроки делились на две группы. Они без перерыва били по воротам на протяжении 15 минут. При этом все старались бить не в свой угол, а попасть в того вратаря, который стоял в другом, пока тот этого не ждет. 

Юрий Андреевич запомнился эмоциональностью. Но во время индивидуальных бесед, которых, правда, было немного, он по-отечески мог положить руку на плечо, все доходчиво и душевно объяснить. В этот момент ты оттаивал и думал: «Он же нормальный мужик. Что он все время орет?»

- (вопрос слушателя) Когда вспоминаешь то время, почему-то приходит в голову защитник Сергей Васянович. А еще почему-то всякая шелуха вспоминается. Допустим, помню такие фамилии как Бундя и Яськов. Про Яськова Морозов говорил, что у него низкий уровень культуры. 

- Д.Б.: Васяновича хочу вспомнить по прекрасному матчу с «Ростсельмашем». К 20-й или 30-й минуте он отдал три голевых передачи. По-моему, это был его дебют. Я видел недавно Сергея, у него все хорошо. Работает на таможне или в порту. 

- Он стал кумиром благодаря тем трем голевым передачам. Появилось впечатление, что это пополнение замечательной порослью Морозова.

- А.И.: Да, казалось, что это второй темп того поколения. 

- Д.Б.: Могу вспомнить интересную историю. На сборах мы проводили матч, а перед ним - разминку. Сергей Васянович делал подачи на защитника. Он сделал одну неточную - Юрий Андреевич его поправил. Сделал вторую - опять его поправил. Сделал третью - неточно. После этого Морозов сказал ему: «Сделаешь так следующую, на игру сегодня не выйдешь». Четвертая оказалась снова неточной. Сергей так и не сыграл в том матче. 

- В 2000 году «Зенит» сыграл в Кубке Интертото, в 2001 году разгромил ЦСКА, а в 2002 году камня на камне не оставил от клуба «Энкамп» из Андорры - 8:0 на «Петровском». Помните те встречи?

- А.И.: 8:0 - это мы сыграли против маляров. Тогда на установке тренер сказал: «Соберитесь! Этот маляр сейчас придет с работы и накрутит вас в центре поля».

Зенит-Сельта
Финал Кубка Интертото. «Зенит» - «Сельта».

- Поговорим о сезоне 2001. «Зенит» завоевал первую в российской истории бронзу. Перед этим элиту российского футбола покинули команды «Локомотив» из Нижнего Новгорода и «Уралан» из Элисты. Появились в премьер-лиге саратовский «Сокол» и «Торпедо-ЗИЛ». С какими мыслями вы начинали этот сезон? С ожиданиями, что будете бороться за медали?

- Д.Б.: Скажу за себя. В 2000 году наша вратарская бригада в «Зените» состояла из трех голкиперов: Роман Березовский, Вячеслав Малафеев и я. Перед началом сезона 2001 года Роман перешел в «Торпедо», и мы остались со Славой вдвоем. На сборах мы с ним, живя в одной комнате, каждую тренировку и каждый спарринг должны были доказывать, что готовы занять пост номер один. Так что конкуренция была серьезная.

- Круто, что спустя годы вы все еще разговариваете друг с другом.

- Д.Б.: А почему мы не должны общаться? Соперничество не должно распространяться за пределы тренировочного поля. Тренировка заканчивается, и в жизни нужно оставаться людьми. Нельзя переносить взаимоотношения в спорте на обычную жизнь. Так вот, вернемся к сезону 2001 года. Мы со Славой до последнего, до предматчевой установки в раздевалке не знали, кто будет из нас выйдет в страте в том или ином матче.  Мы играли в Волгограде, и на установке я узнал, что буду играть в воротах с первых минут. Конечно, я волновался, но не очень сильно. Матч начался, я сконцентрировался на игре, было всего несколько нервозных моментов у моих ворот. Но в перерыве Юрий Андреевич меня поменял. После этой замены у меня все внутри опустилось. Я до сих пор не понимаю причин той замены, мне никто ничего не объяснил. А в следующий раз, когда я вышел на поле, то пропустил пять мячей от «Локомотива», и на этом мой тогдашний этап карьеры в «Зените» оказался фактически закончен. После того матча тяжело было играть дальше, я понимал, что будет очень тяжело вновь собраться. Но сами ожидания перед тем сезоном, работа на предсезонных сборах - это были в первую очередь эмоции от того, что ты должен каждый день доказывать, что ты лучший.

- А.И.: Тренер часто советуется с защитниками, с каким вратарем им комфортнее играть. И могу сказать, что нам было одинаково спокойно и со Славой, и с Димой. Они были очень хорошие голкиперы, и выделить из них кого-то одного было очень сложно. Если же говорить об ожиданиях от сезона 2001, то президент Мутко говорил, что мы растем, что все становится лучше. При этом была чехарда с тренерами, со спонсорами. Тем не менее, я ехал на сборы с чувством того, что сейчас мы вернем утраченные позиции. Понимания того, что завоеванная бронза была выиграна сверхусилием, еще не было. А последовавший за этим провальный год... Уже после пришло осознание того, что от физиологии никуда не денешься. Если из тебя выжимают больше твоего максимума, то не важно, сколько тебе лет, уровень твоей физической подготовки все равно падает. Но тогда мы были уверены, что мы окрепли, заматерели и уж в первой четверке то должны быть точно. Но ЦСКА и «Спартак» в то время хорошо усилились, имели финансы и новые возможности, и в этом плане мы им уступали.

- Каким вы были коллективом? Вы были дружные? Если не ошибаюсь, то именно в 2001 году Морозов первый раз выгнал Аршавина с тренировочной базы, закрыл за ним дверь и сказал, что он может больше не возвращаться. Расскажите, как вам жилось в 2001 году?

- А.И.: Хорошо жилось, лучше, чем сейчас. А что касается ситуации с Аршавиным, то, понимая характер Морозова, никто в здравом уме с ним не спорил. Юрий Андреевич давал результат. И тут появляется щуплый паренек Аршавин, которому говорят делать так, а он делает иначе, это ставило всех в тупик. Мне иногда казалось, что может он хочет доказать что-то кому-то и идет против течения. 

- Д.Б.: Да, и даже мне порой хотелось ему дать небольшую взбучку. Хотя я играл в воротах, но, когда были мини игры, мне все время хотелось поймать его и немного наподдать, чтобы неповадно было уходить с правильной волны, что называется. Но надо отдать ему должное, что когда его вразумляли старшие ребята - Борис Горовой и Денис Угаров, которые взяли над ним шефство, Андрей слушал их и перестраивался.

- А.И.: Как мне кажется, эта особенность его характера, которая заключалась в том, что он прислушивался к старшим товарищам, и при этом все равно что-то делал по-своему, позволила не задавить его личность. И именно это его самая сильная сторона, на мой взгляд.

- Один из наших слушателей просит вас рассказать, как Горовой с Лепехиным мучали молодых.

- А.И.: Ну, если говорить про дедовщину, то она была в команде чисто номинальная. Забрать после тренировки мячи или постирать манишки после тренировки - если это называть дедовщиной, то по сравнению с другими командами даже рассказывать об этом неинтересно. Премиальные никто не забирал, но иногда молодые скидывались на новогодний стол, например. А сейчас какая может быть дедовщина в команде? Мячи собирать не надо, стирать самим тоже.

- (вопрос слушателя) Правда ли, что Морозов называл Угарова самым талантливым разгильдяем?

- Д.Б.: Да, Денис немного лентяйничал на поле. У них была связка папа-мама - Кобелев-Угаров. Они шум-гам в центре поля наводили, голосом отбирали у всех мяч, а бегать не любили. 

- Известно, что в «бронзовом» «Зените» мозгом был Андрей Кобелев. Двое молодых игроков должны были находиться чуть впереди него, а Кобелев ими руководил.

- А.И.: Да, их называли собаками.

- Так называли Аршавина и Кержакова?

- А.И.: Да, Кобелев тогда говорил: «Дайте мне двух собак, и я закрою центр».

Кержаков

- Дмитрий, как вы оказались в «Торпедо»?

- Д.Б.: Не заладилось в «Зените». Более того, на последние пять туров бронзового сезона меня отправили в дубль. Я уже тогда понимал, что надо менять команду. Я подошел к Виталию Леонтьевичу Мутко и сказал, что хочу сменить обстановку. Он стал меня убеждать, что я смогу на сборах доказать свою состоятельность. Но я понимал, что фаворитом в этой конкуренции будет Слава, и мне надо будет работать с двойным усердием. Поэтому я принял решение поменять клуб и не жалею об этом. Если первые шаги в футболе я сделал в «Зените», то мое становление как игрока произошло именно в «Торпедо». Именно играя там, я получил вызов в сборную, хоть мне и не удалось сыграть.

- Алексей, мы уже обсуждали вашу позицию на поле в 1999 году. Морозов же ведь в какой-то из сезонов стал пытаться играть в линию, верно?

- А.И.: Морозов хотел привить такую схему еще на сборах, мы по ней пробовали сыграть несколько товарищеских матчей. И меня он пробовал на позиции центрального защитника. После этих матчей я подошел к нему и пытался убедить, что эта позиция мне не интересна. Мало ответственности, мало мяча, мало движения. И просил его перевести меня обратно в центральную зону. В итоге жизнь меня вынудила действовать в обороне. И когда я последние четыре сезона играл на этой позиции в «Сатурне», я понимал, насколько прав был Морозов, определяя меня в защиту.

- Какое впечатление произвела на вас игра Александра Горшкова, когда он пришел в команду?

- А.И.: Такое же, как позднее произвел Тимощук. Это был человек с неиссякаемым запасом здоровья. Раньше профессионалом называли человека, который тренируется, не опаздывает на тренировки, соблюдает здоровый образ жизни и ко всему серьезно относится. Это сейчас профессионалом называют того, кто просто получает деньги за игру и все. Мы всегда знали, что можем на Сашу Горшкова положиться. Поэтому, когда мы сидели где-нибудь, то знали, что у нас есть Горшков, который точно выйдет на поле и поможет.

- (вопрос слушателя): Дмитрий, расскажите о матче с «Анжи», в котором вас удалили за игру головой.

- Д.Б.: Да я уже все рассказал о той встрече. Сыграл головой за пределами штрафной, а арбитр меня за это удалил. Самое интересное, что после того, как я сыграл, игра продолжилась, шла борьба у углового флажка, я успел вернуться в ворота, прошло еще секунд двадцать, и тут линейный сигнализирует главному. Арбитр побежал советоваться  с ним и в итоге удалил меня. Но мы все-таки сравняли счет на 85 минуте. Алексей Игонин тогда заработал для «Анжи» необязательный пенальти: просто поскользнулся в штрафной и поехал по газону, а пробегавший мимо него Ранджелович этим воспользовался и упал. Судья указал на точку. Добавил судья к основному времени минут шесть-семь. Я игру досматривал из тоннеля, и когда нам поставили штрафной, в ворота встал Максим Деменко. Я твердил, как заповедь: «Макс, не гадай, стой на месте. Будут бить в твой угол». Смотрю, пошел штрафной удар - и Макс побежал за стенку. Слава Богу, что махачкалинец не перекинул стенку. Но все равно потом Нарвик Сирхаев нам забил. 

- Алексей, вы действительно считаете, что сезон 2002 года был провален частично из-за тренерской чехарды, а частично из-за того, что в 2001 команда прыгнула выше своей головы, заняв третье место?

- А.И.: Ну, должно же быть логичное объяснение такому провалу. Сейчас мне кажется, что именно из-за этого. Если вспомнить, сам Морозов говорил, что в команде было 14 человек, которые сыграли все матчи. И чемпионат, и Интертото, и кубок. Эти ребята играли по три встречи в неделю на протяжении долгого времени. Что касается усиления команды, то с этим были большие проблемы. Ведь Морозов, по сути, играл одним составом.

Блог радиостанции «Зенит», 23.01.2015

Фото: Татьяна Сухарева, fc-kaluga.ru, football-side.com, zenit-2000.narod.ru

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru