СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


РУСЛАН ПИМЕНОВ: «МОГ БЫ ДО СИХ ПОР ПЛАТИТЬ «ЛОКО» НЕУСТОЙКУ»

Руслан Пименов: «Мог бы до сих платить «Локо» неустойку»Бывший футболист «Локомотива» Руслан Пименов рассказал о своей карьере.

- За какой клуб сейчас болеете или за кем более пристально следите?

- Ко всем российским клубам отношусь одинаково, приоритетов нет.

- Какие-то связи в «Локомотиве» еще остались?

- Нет, хотя с некоторыми ребятами общаюсь. С Сашей Самедовым, например.

- Марат Измайлов, кстати, говорил, мол, зря все думают, что Пименов - кутила и медийный человек. Он уверял, что это не так.

- Правильно говорил. Иногда посещаешь какие-то мероприятия, которые проходят вечером, тебя сфотографируют и приклеивается ярлык, что ты кутила. Все ведь складывается в картинки. А некоторые дома сидят и очень много пьют. При этом считаются домашними людьми. Я думаю, Дмитрий Булыкин в свое время правильно делал, когда засвечивался на разных мероприятиях. Ведь это новые знакомства. Нужно саморазвиваться. Разве другие известные игроки никуда не ходят? Конечно, ходят.

- Во время карьеры вы могли допустить погрешности в соблюдении режима?

- Мог их допустить только в отпуске, а когда шел сезон, надо было выходить на поле. Тем более у меня были вопросы по сердцу. Поэтому то, что я кутил - миф. На самом деле все пошло от моей глупости. Когда я по молодости сказал в интервью, что люблю ходить на дискотеки. Ляпнул, не подумав и это напечатали. Да и не так часто я ходил. Обычно после матчей, потому что никак не мог заснуть. Не знаю, адреналин это, или эмоции. Если в семь утра удавалось заснуть - было хорошо. Приходилось очень тяжело, поэтому и ходил.

- Силы после игр оставались на это?

- Нет, не оставались, но и дома заснуть не мог, поэтому иногда выбирался на дискотеку.

- Вы говорили, что полтора года не смотрели футбол. Когда начали и что подтолкнуло?

- Интерес. Мне тяжело было смотреть матчи, потому что все друзья и даже более старшие ребята все еще играют, а ты сидишь и думаешь, что за эти полтора года набрал 20 килограмм.

- С чем это связано?

- С депрессией.

- Лечились от нее?

- Я против всяких таблеток. Я же не американец, чтобы глотать антидепрессанты и ежедневно ходить к психологу. Вот если человек не может выйти из своих тараканов - только тогда нужна реальная помощь.

- Считалось, что у вас всегда был лишний вес.

- Это российский бзик. Вот в «Байере» и «Ливерпуле» форму Андрея Воронина считали оптимальной, а в сборной Украины ему постоянно тыкали, что имеет пять лишних килограммов. Я понимаю, что с животом не вариант играть, но у меня-то его не было. А нас загоняли в определенные рамки. Но люди плохо себя чувствуют, если уходят ниже своего привычного веса.

- Зазе Джанашия, например, и живот не мешал играть.

- Да, есть футболисты с реальным лишним весом. Но это не мой случай. Я поиграл в своей карьере в Лиге чемпионов против таких мастеров, как Зидан, Роналдо, Фигу, Пирло. Даже я по сравнению с ними суховат. У нас ноги меньше, нашим футболистам не хватает физической мощи. Этому уделяется меньше внимания на тренировках, чем в западных клубах.

Я не знаю, почему на этом не делается акцент и почему у нас сейчас тренд на худеньких футболистов, которые весят не более 73 килограмм. Конечно же, таким ребятам физически тяжелее, по сравнению с европейскими игроками. Поэтому над надо вдвойне быть техничнее, быстрее и умнее. Они еще за игру килограмма три сбрасывают. А нужен жир, чтобы было, что сжигать. Как говорил бывший врач «Локомотива» Савелий Мышалов, жир - это топливо. Вот взять времена СССР, когда наша сборная добивалась результата, у нас же все кони были. А маленькие и худые просто не выдерживали нагрузку. Хотя не только в России такая проблема. Во Франции у меня осталось много друзей, которые объясняли провал их сборной на чемпионате мира 2010 года тем, что люди стали больше делать акцент на себя. Не для того, чтобы хорошо играть в футбол, а чтобы понравится девушкам. Все больше времени уходило на прически, прокачку пресса, чтобы можно было снять майку и поиграть кубиками. Не делали акцент на физической силе, чтобы ноги были большие, как у Месси. Именно поэтому Лионель сейчас лучший в мире. Ведь вся сила в ногах и пятой точке. Но для этого нужно оставаться после тренировки и работать.

- Но ведь амбициозных игроков много, которые, как Мессии, хотят добиваться успехов.

- Я тоже амбициозный. Но работа и амбиции - это разные вещи (смеется). А у нас футболисты приходят в клубы и просят, чтобы сначала им дали условия, а потом они будут работать. Они еще ничего не сделали, а уже выбивают из клубов деньги.

- Как относитесь к тому, что у молодых игроков сейчас завышенные зарплаты?

- Отрицательно. Когда я пришел в «Локомотив», мне помогли поступить в институт и положили 200 долларов зарплаты. Я прыгал от счастья. Что еще надо? И родители были очень довольны, что я в институте. Потом пахал на тренировках, наставник это оценивал и постепенно поднимал зарплату. А сейчас есть какие-то агентские, подъемные, за подпись. Раньше я таких понятий даже не знал. Какой выход? Перейти на бонусную систему.

- Игроки на это не соглашаются.

- Конечно, но если бы клубы объединились и сказали, что есть потолок зарплат... Сделайте не пять миллионов, а миллион двести. Сто тысяч евро в месяц - это огромные деньги, тем более по нынешнему курсу, и пропишите бонусы за выход на поле, за голы и передачи. В Европе платят за выход на поле. Почему нам не перенять этот опыт? Я из-за этого к Денису Черышеву хорошо отношусь. Он не поехал в Россию за деньгами, а выбрал футбол. Ему ведь предлагали перебраться в Премьер-лигу. В сборной он слышит кто сколько получает и, думаю, ему морально тяжело. А как по-другому, когда ты знаешь, что играешь в Испании в хорошей команде, а люди в России в средних клубах зарабатывают в три-четыре раза больше?

- При такой системе, как в Испании, и лимит на легионеров не нужен. Конкурируй и будешь играть.

- Считаю, при лимите 10+15 наш футбол просто убили бы. Надеюсь, его отменят. Если бы люди хотели поднять наш футбол, то выработали бы такую концепцию, при которой в российский чемпионат попадали бы только сильные легионеры. Нужно давать своим ребятам больше шансов, как это делается в Европе, когда ты приехал и должен быть на голову сильнее местных.

- Когда вы приехали во Францию и столкнулись с этим - было тяжело?

- Да, зато очень интересно. Я хотел там остаться, но был в аренде. А когда «Мец» захотел меня выкупить, Валерий Филатов не согласился на эту сделку. Мы с ним, мягко говоря, были в ссоре, и он пошел на принцип.

- Вы первый раз выступали за границей. Что запомнилось?

- Я вообще не знал французского языка и когда приехал, близко общался семьей президента клуба, у которого сын был женат на русской девушке. Они стали меня опекать.
А на переезд решился потому что не было выбора. Перед этой арендой меня отправили на сборы с дублем «Локомотива». Там из спортивных газет узнал, что мной интересуется «Терек» и «Кайрат». Сразу по спине пробежало 220 вольт. Это ведь даже не Высшая лига. То есть играя за «железнодорожников» и за сборную, меня были готовы взять только Первая лига и Казахстан. Я позвонил Валерию Газзаеву, чтобы устроил в ЦСКА. Валерий Георгиевич, сказал, что готов пригласить меня в клуб, но попросил дать ему три дня. Не в курсе, как об этом прознали в «Локомотиве», но на следующий день мне позвонили и сказали, что надо лететь во Францию в аренду. Я взял три дня на размышление. В итоге, Газзаев сообщил, что Гинер наложил вето на мой переход. Так я оказался в «Меце». Летел вообще не зная куда и был функционально не готов, поскольку это произошло практически сразу после отпуска.

У меня тогда было три-четыре лишних килограмма. Для Франции это много. Я приехал в команду физически не готовым по сравнению с ребятами, у которых чемпионат был в самом разгаре, а там бегал Рибери в шикарной физической форме. А на следующий день у ребят, кто не играл накануне, была тренировка. Футболисты как раз восстанавливались после матча. Я с ними позанимался и «умер» сразу, ведь чтобы быть готовым к тренировке - надо заложить физический фундамент, которого на тот момент у меня не было. В глазах потемнело от усталости, подумал, наверное, не возьмут. Но там мыслят немного по-другому. Они не обратили внимания даже на мой вес. Потихоньку влился в команду, а в «Локомотиве» меня вообще забыли. Никто не звонил, не узнавал, как дела, хотя я был в аренде. Только часть зарплаты пересылали.

Первые три месяца я не мог играть, потому что не имел трудовой визы. Мне даже запретили за вторую команду выступать. В итоге все-таки сделали эту визу и настали хорошие времена. Там ведь замечательные поля, отношение с фанатами. Все по-другому. Мы в России только идем к этому. У нас там при минус два градуса отменили игру. Причем не из-за футболистов, а потому что болельщикам холодно сидеть на трибуне. А здесь мы и в минус 15 играем. Нам многое нужно менять.

- Когда у вас закончился срок аренды, хотели остаться?

- Да. Президент «Меца» даже миллион долларов за меня предлагал. Но руководство «Локомотива» на это не пошло. И опять я три месяца отдыхал от футбола. Нельзя было даже тренироваться с командой. Приехал в Россию, думал уже играть не буду и за неделю до закрытия трансферного окна Николай Худиев, который тогда работал в «Алании», пригласил в клуб. А я снова был растренирован. Но меня во Владикавказе встретили очень тепло. Через неделю тренер уже поставил в основной состав. Мы играли тогда с «Москвой». Но пошел развал клуба и всем стало не до футбола. В результате команда вылетела.
Президент «Алании» Сергей Такоев оказался под следствием, но выполнил передо мной все обязательства, хотя я на это уже не рассчитывал. Золотым мужиком оказался. Он болел за футбол, нам сейчас таких людей не хватает.

После 31 декабря аренда закончилась и я снова вернулся в «Локомотив» и опять оказался во Франции. Там я встретил Новый год, а седьмого января был супер матч со «Страсбургом», в которым я вышел с первых минут. Хотя физически был не совсем готов. Выкладывался как мог, но команда вылетела в низшую лигу. Получилась а-ля «Алания». А это автоматическое уменьшение зарплаты в два раза. Я снова вернулся в Россию.

- Что все-таки произошло между вами и президентом «Локомотива» Валерием Филатовым?

- Просто не сложились личные отношения. У нас были определенные соприкосновения, но потом мы с ним даже не поговорили, потому что он президент, а я наемный работник. У каждого человека свое мнение и он решил, что меня не должно быть в «Локомотиве». Это была его принципиальная позиция. Когда я после «Меца» в мае вернулся в стан «железнодорожников», мне сказал, что могу вообще не приходить на стадион и на базу, хотя контракт был до декабря. Я попросил хотя бы майку клуба, чтобы не в форме «Меца» тренироваться, но даже на это руководство не дало добро.

- Юрий Семин не пытался вступиться за вас?

- Может и пытался, но там была принципиальная позиция Филатова. Мне просто обидно, что потерял так много времени - несколько месяцев простоя. А последняя пауза перед «Динамо» длилась вообще семь месяцев. Но я не мог разорвать контракт в одностороннем порядке, потому что в нем была прописана сумма с семью нулями. Я должен был бы выплачивать клубу неустойку. До сих пор отдавал бы.

Елена ГРИГОРЬЕВСКАЯ. «Eurofootball», 22.02.2015

Фото: eurofootball.ru

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru