СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ЮРИЙ ЛОДЫГИН: «ПРОКЛЯТЬЕ СБОРНОЙ РОССИИ УЙДЁТ, КАК ЭТО БЫЛО С ИСПАНИЕЙ»

Юрий ЛодыгинЮрий Лодыгин, являющийся основным вратарем санкт-петербургского "Зенита", сезон-2014/2015 может занести себе в актив: за пять туров до финиша он уже установил новый клубный рекорд по числу сухих матчей. В интервью корреспондентам редакции "Р-Спорт" он вспомнил о детстве во Владимире и сложностях обустройства в Греции, вывел формулу своего успеха, рассказал о взаимоотношениях с Вячеславом Малафеевым и Игорем Акинфеевым и заявил, что готов в честь чемпионства "сине-бело-голубых" сделать себе новую татуировку.

Выучил греческий язык за полгода

- Юрий, давайте начнем сначала. Вы родились во Владимире, в 1990 году. Страна тогда переживала непростые времена, у вас какие воспоминания остались о детстве?

- Ну, я что-то помню где-то с шестилетнего возраста. Я родился в небогатой семье. Но родители делали так, чтобы у нас с братом было все нужное. Поэтому в этом отношении я горжусь своими родителями. Например, мы всегда были готовы к 1 сентября, всегда шли в школу с цветами - в общем, все было прилично, хорошо.

- Но лишнего не было.

- Лишнее - это для нас, можно сказать, как роскошь. Например, роскошью было купить "Денди". Но я помню, что однажды мама пообещала нам приставку, и она у нас появилась. Это было как подарки, которые были для нас важны. Но мы не были избалованными детьми.

- Спустя 10 лет вы переехали в Грецию. Для семьи, особенно для детей, переезд это ведь всегда стресс, а тут вы отправились не то чтобы в другой город - в другую страну.

- Честно говоря, для нас это было большой сложностью, в Греции дети, я бы сказал, нас очень плохо приняли. Но это дети, это детство - тогда мы были практически как враги, относились друг к другу очень плохо, но я никогда не мог понять, как так получилось. Уже потом с некоторыми ребятами я дружил, с кем-то общаюсь сейчас, и мы не понимаем, почему тогда было такое отношение.

- Среди своих сверстников вы были как гадкий утенок, не свой, поэтому почувствовали на себе детскую жестокость?

- Может, и так. Но это длилось не так долго, только первое время - максимум год. А потом стало лучше-лучше-лучше. Уже вливаешься в коллектив, в общество, ходишь в школу, в свой класс. Меняется менталитет, привычки, делаешь то, что и другие вокруг.

- Еще наверняка сказывалось и незнание языка?

- Честно говоря, я ни слова не знал по-гречески. Не знаю, как так вышло, но мы с братом быстро выучили язык, где-то через полгода мы говорили почти на 100% по-гречески. Мы ведь и в школу ходили, где все уроки шли на греческом языке. Может быть, еще и поэтому меня приняли ребята.

Камени вдохновил стать футболистом

- Расскажите, что на вас повлияло, что вы захотели стать футболистом? Чемпионат мира-2002, верно?

- Хоть мы и гоняли во дворе в футбол - тогда я даже на воротах не стоял - все получилось довольно случайно. Я посмотрел чемпионат мира в Корее и Японии. Увидел игру вратаря сборной Камеруна Камени, он не был моим кумиром, просто мне понравилось, как он прыгал, спасал ворота. Со следующего дня я натянул на руки зимние перчатки и побежал во двор стоять на воротах.

- Для многих мальчишек тогда кумиром стал вратарь сборной Германии Оливер Кан.

- Да нет, в то время у меня кумиров особенно не было. Просто на тот момент я увидел, как Камени играл и спасал ворота. И только спустя несколько месяцев после чемпионата мира я стал смотреть то за одним вратарем, то за другим. Тогда интернет не был столь распространенным явлением, но что-то можно было увидеть.

- Чемпионат Европы-2004 запомнился, наверное, для всей Греции. В матче группового этапа вы тогда за какую команду болели - сборную Греции или сборную России?

- Может быть, в Греции кто-то обидится, но в тот год я болел за Россию. Почему? Потому что четыре года после переезда не были для меня большим сроком, чтобы забыть (Россию) и как-то почувствовать себя (греком). После 2002 года я стал следить за футболом и сборной России и тогда радовался, что мы выиграли у Греции. В конце чемпионата я порадовался и за Грецию, что стала чемпионом Европы. Но я всегда говорил, что, может быть, Греция и стала победителем Евро, но Россия стала единственной командой, которая обыграла греков на том чемпионате. Мы еще тогда, когда собирались играть в футбол во дворе, устраивали матчи, которые называли сборная России против сборной Греции. Тогда наша команда состояла из ребят-выходцев из стран бывшего СССР: Грузии, других мест. Насколько я помню, в большинстве случаев мы всегда побеждали.

- Греция праздновала победу на чемпионате Европы как-то по-особенному?

- В Греции гордятся победой на Евро. Но в то же время они и много шутят об этом, что это произошло случайно, что этого больше никогда не повторится. Я бы сказал, воспринимают эту победу с шуткой, хотя и гордость есть. С другой стороны, если сейчас посмотреть, сборная Греции в этом году на Евро-2016, может, не попадет. Но до сегодняшнего дня они поднялись, стали опытной, дерзкой, неприятной командой.

- Когда вы играли в команде "Россия" против "Греции", представляли в своих мечтах, что вы надеваете вратарский свитер сборной России или сборной Греции?

- Нет, мне было только 14 лет. Как раз после того, как сборная Греции стала чемпионом Европы, я ведь уехал в Россию еще на один год. Тяжело мне тогда пришлось, ведь для меня тогда главное была школа и все такое. Был период, когда мои одноклассники должны были переходить в девятый класс, а мне пришлось остаться в восьмом, то есть спуститься на уровень ниже. Но знаете, я очень рад, что во Владимире ходил в школу №40, потому что ко мне учителя относились так хорошо! Я тоже был хорошим парнем, не был каким-то прогульщиком, не срывал уроки, пытался учиться. Наверное, учителя уважали меня за это и помогали, хотя могли ведь этого не делать - закончился урок, и все. Но после занятий они говорили мне: "Юра, останься на полчасика, позанимаемся". Я ведь ото всех отставал на четыре года. И вот каждый день я оставался на полчасика после уроков, чтобы позаниматься еще. В итоге получилось так здорово - вместе со своим одноклассником я стал лучшим по химии, физика мне очень нравилась. Почему я помню школьные времена, потому что я учителей любил и уважал.

- Могли так ведь и физиком стать. Или фармацевтом.

- Да нет, просто в восьмом классе мне было все интересно. А так я бегал по спортивным секциям - у нас была и футбольная секция, и баскетбольная, и волейбольная. Я везде был записан - в два часа дня ходил на футбол, затем в четыре на баскетбол и около восьми вечера на волейбол. В перерывах между занятиями прибегал домой, что-то поем, уроки по-быстрому сделаю - и обратно. Дни были очень насыщенные, я пытался успеть везде.

- Как родители смотрели на ваше увлечение спортом? Мама, наверное, больше хотела, чтобы вы тратили время на учебу?

- Наверное, все родители хотят, чтобы их дети были докторами или юристами, это само собой. Но я хочу сказать не об этом. Я думаю, что родители гордились, что их дети занимались спортом, поддерживали свою форму, а не были какие-нибудь лентяями, компьютерщиками. А так мама была у меня строгая, но я за это ей благодарен.

- Вы с ней поддерживаете отношения? Помнится, вы как-то говорили, что хотите, чтобы она оставила свой ресторанчик в Греции и просто отдыхала, уделяла время себе.

- Да, в Греции у нее есть небольшой ресторан традиционной греческой кухни. Мы с мамой поддерживаем отличные отношения. Если есть время, могу к ней приехать, конечно, мы общаемся по скайпу. Разумеется, я ей помогаю, чем могу.

Ждать своего шанса

- Вернемся к футболу. В 2005 году случилась победа ЦСКА в Кубке УЕФА. Ворота армейцев защищал ваш нынешний партнер по сборной России Игорь Акинфеев. На вас произвел впечатление успех ЦСКА и самого Игоря, ведь он был совсем молод?

- Честно, об этом тогда не знал. И Игоря не знал тоже. Единственные, кого я тогда знал из вратарей, были Сергей Овчинников и Александр Филимонов. Кажется, его тогда называли Филиппок. Слышал о матче (Россия - Украина) и о том пропущенном голе.

- Сейчас Сергей Овчинников тренирует вас в сборной России. Что можете сказать о нем?

- После того как я с ним познакомился лично, увидел, какой он. Рад, что работаю с ним в сборной. Он открытый человек, с ним можно все обсудить. Лично мое мнение: держит нас, вратарей, в том тонусе, который нам нужен, тренировки проходят очень хорошо, я бы сказал, на позитивной нотке.

- Во время игровой карьеры Сергей Иванович получил прозвище Босс. Как человек, который тренируется под его началом, скажите, это ощущается?

- И сейчас его так некоторые ребята его называют. Видно, что у него есть такие качества. Мы это видели, когда он играл. Может быть, сейчас он стал как-то помягче.

- Давайте вернемся на несколько лет назад. После года, проведенного в России, вы вновь вернулись в Грецию. И в какой-то момент получили приглашение в молодежную команду "Ксанти". Что почувствовали в этот момент?

- Ну, тогда это было для меня что-то совсем-совсем новое. Самое главное было уговорить мою маму, так как мы жили в одном городе, команда находилась в другом, и ей было очень сложно меня куда-то отпустить. Тем более если по телевизору наслушаться каких-то историй, то вообще все покажется кошмаром. Ей надо подписать контракт, чтобы я мог уехать, это произошло, слава богу. В "молодежке" я был один из самых молодых игроков. Было сложно, сначала я жил один, первое время было вообще кошмар, я говорил, что хочу домой. Но мне советовали: "Юра, останься еще на дней десять, если тебе не понравится, то... Но вообще у тебя все будет нормально". И так произошло, уже через неделю я забыл обо всех тревогах. Кайфовал от свободы - живу один, друзья, стало полегче. Плюс начались серьезные тренировки на профессиональном уровне, "молодежка" занималась наравне с основной командой: две тренировки в день, тренажерный зал, я начал понимать, что нахожусь не в деревенской команде, а в профессиональной. Когда видел, что ребята постарше подписывают профессиональные контракты, начал думать, что и я когда-нибудь сумею пробиться. Но сначала для меня самое главное было сыграть в основном составе "молодежки", ведь я был на два года младше тех, кто играл со мной. Потихоньку я поднялся, а потом постепенно начал тренироваться с основной командой. Через три года я подписал профессиональный контракт.

- В "Ксанти" ведь у вас карьера далеко не сразу пошла в гору. Сначала вы были запасным вратарем, потом аренда, снова запас. Понятно, что в таком возрасте играть особенно хочется. Как не сломаться психологически, когда нет возможности себя проявить?

- Главное, верить и ждать своего шанса. Я об этом думал - да, много раз плакал, но всегда пытался набраться сил и ждать, я знал, что в какой-то момент выпадет шанс и его надо удержать. Думаю, все зависит от характера. Если ты самоуверенный, думаешь, что ты лучше всех, но тебя не уважают и не верят в себя - это твои проблемы. Если тебе дают шанс, даже на тренировке или в товарищеском матче, и ты выходишь и рвешь, ты самый лучший игрок, то... А когда тебя выпускают, и ты играешь не на 100%, не выдаешь все, что у тебя есть, как ты можешь чего-то ждать, даже в ближайшее время?

С Малафеевым общаемся, хорошо дружим

- Вы дебютировали за "Зенит" в 2013 году на турнире в Киеве. Как вы тогда себя ощущали, ведь в ворота ставили Егора Бабурина. А потом в воротах появились вы. Понимали, что это ваш шанс, за который надо ухватиться?

- Конечно, такое было. Вообще я приходил в "Зенит" и становится конкурентом, думал так: "Основной вратарь - Слава. Тебе, Юра, потихоньку надо влиться в тренировки, освоиться". А потом бац - Малафеев получает травму, причем серьезную. И вот тогда я понимал, что надо прибавлять, осваиваться побыстрее, читать игру побыстрее и привыкать к ней. Надо делать все очень быстро! Я вам скажу, что это достаточно сложно, и надо не 100%, а 200% концентрации.

- Лучано Спаллетти говорил: "Юрий, в команде ты - номер один"?

- Нет, он об этом не говорил, он просто показывал своими действиями - ставил меня в состав. Помню, в первых турах я достаточно уверенно играл, с того момента он доверял мне. Помню, как в одном из интервью Спаллетти спросили, мол, Слава выздоровел, а вы его не ставите, а он ответил, что у меня один основной вратарь в команде.

- Переход из "Ксанти" в "Зенит" стал для вас большим событием в жизни. Вы уже по ходу сезона знали, что продолжите карьеру в Санкт-Петербурге?

- Узнал об этом под конец сезона. У нас было дерби, и только после того, как вы выиграли, мне сказали, что люди из "Зенита" приехали на меня смотреть. А я еще удивился: "Какой "Зенит"? Когда?" Потом по телевизору увидел в новости, что из "Зенита" приехали меня просматривать. Я был в шоке, но в то же время очень рад, потому что в том матче выдал классную игру, а команда победила.

- Сейчас вы основной голкипер "Зенита", ваше имя скандируют болельщики, но многие болельщики любят Вячеслава Малафеева. Как у вас складываются с ним отношения, между вами есть какие-нибудь трения?

- Не знаю, я этого не замечаю. Просто я так сильно уважаю Славу, что нет момента, когда я могу как-то посмотреть или что-то подумать. Мы с ним очень хорошо общаемся, я бы сказал, хорошо дружим. Он мне что-то может подсказать, так что...

- Вячеслав не раз говорил, что его цель - установить новый рекорд по количеству проведенных матчей за "Зенит". Для этого ему надо провести 17 матчей...

- Это нормально. Сейчас все впереди. Для каждого это цель, он вратарь высокого уровня.

- Можете выделить его самые сильные качества, ведь он передал вам определенный опыт?

- Ну, по поводу игры мы с ним мало разговариваем. А так каждый вратарь, молодой он или нет, от всех пытается что-то взять, что-то хорошее или увидеть свою ошибку, это все личное. У Славы всегда была очень хорошая реакция. Сейчас у него есть и опыт, так что это все совмещается достаточно хорошо. Очень прилично.

- В этом сезоне вы установили рекорд по количеству сухих матчей. Играть на ноль для вас принципиально? Видно, что даже если "Зенит" кого-то обыгрывает со счетом 2:1 или 3:1, вы расстраиваетесь из-за пропущенного гола.

- Ну конечно! Это само собой. Но сначала для меня идет победа команды, а потом свои достижения. Для нас, вратарей, важно, чтобы было ноль-ноль-ноль-ноль. С другой стороны, многие говорят, что этот вратарь отстоял на ноль, тот, третий, другой. Но немногие говорят о том, что еще важна и коллективная помощь от команды, потому что в некоторых матчах, где мы не пропустили, без партнеров я бы не сыграл на ноль. Да, бывают матчи, где вратарь практически сам берет очки для команды. Но есть матчи, где он и сам выручает, и защитники выручают вратаря, потому что есть ситуации, когда вратарь отыгран, а защитник подстрахует, поможет. Все взаимосвязано.

Перед ЧМ отлично тренировались, коллектив был дружным

- Вы были на чемпионате мира в Бразилии. Были расстроены, что Фабио Капелло так и не дал шанса сыграть? Как команда успокаивала Игоря Акинфеева после матча с Южной Кореей, ведь после игры он сказал журналистам, что всю вину берет на себя?

- Игорь - опытный, сильный характером человек, может себя настроить сам. Да, кто-то к нему подходил, не знаю, было ли для него это хорошо. По своему опыту могу сказать, что если где-то ошибаешься, да, приятно, когда кто-то подходит, но в этот момент хочется, провалиться, остаться одному. Для меня это был первый чемпионат мира, первый большой турнир, на котором я набрался некоторого опыта. Прежде всего, меня расстроило, что мы не вышли из группы, все остальное - лишнее. Перед чемпионатом мира мы отлично тренировались, коллектив у нас был без каких-либо проблем, ничего плохого не было, все были друг к другу дружелюбны и относились с уважением. Я не знаю, просто получилось неудачно.

- Как вам тренировалось в Иту? На ваш взгляд, не была ли слишком строгая там обстановка, ведь игрокам даже не разрешали пользоваться социальными сетями.

- Может быть, так и надо было? Правила устанавливает тренер. Как-то копаться, злиться по этому поводу смысла нет. Если тебе что-то не нравится, пожалуйста - тебя никто не держит. Это правила, по которым работает сам тренер, и ты должен их уважать.

- Вот наши фотографии с матча отборочного цикла чемпионата Европы между сборными Черногории и России. Расскажите, как человек, который принимал в нем участие, как там все было?

- Извините, но мне нельзя давать комментарии об этом матче.

- Знаете о том, что фаната, который бросил в Игоря Акинфеева файер, получил 3,5 месяца тюрьмы?

- Нам сказали в сборной, чтобы мы ни слова не говорили о матче с Черногорией.

- Вы не раз говорили, что вам нравится, когда на стадионе наэлектризованная обстановка и что вас в хорошем смысле заводит, когда болеют против вас. Какой матч стал самым экстремальным на вашей памяти?

- Матч, который можно назвать бешеным, произошел не на самом высоком уровне, когда я играл в аренде за "Эордаикос". Мы играли на выезде с командой "Ники Волос". Так вот, у этой команды очень маленький стадион, и болельщики стоят прямо у лицевой линии. Они чем только не кидались, даже камнями! Но было классно, я бы сказал! Еще запомнилась атмосфера на матче против "ПАОКа", против них всегда приятно играть, болельщики всегда заводятся. Матч в Лиге Европы против "Торино" - это был прямо топ, когда я вышел на поле, аж смеяться хотел, настолько был рад, что нахожусь там! Когда я вышел на разминку, болельщики принялись освистывать - у-у-у-у - так слышно было, я так кайфовал!

В честь чемпионства сделаю татуировку

- Впереди у "Зенита" матч против "Спартака". Вы уже прониклись этим противостоянием? Для вас это самый принципиальный соперник?

- Лично для меня пока нет. Пока он не стал каким-то супер. Через несколько лет, может быть, да, станет. Но я уже понимаю, кто принципиальный соперник и как надо играть против него, с каким настроем. Мы говорим, что всегда настрой боевой, всегда концентрация, но есть матчи, в которых есть что-то особенное, что-то другое. Как в чемпионате против сильнейших соперников, конкурентов, так и в Европе, когда есть психологический настрой, когда, что называется, даже рваные перчатки свои надо оставить на поле. Кто принципиальный соперник? В России, наверное, ЦСКА и "Динамо".

- "Зениту" до победы в чемпионате России рукой подать. Как вы хотели отпраздновать чемпионство? Может быть, набьете себе новую татуировку, как вы это сделали в честь своей жены и ребенка?

- Хм, может быть, и будет новая тату. Про чемпионат татуировка будет, но, может быть, еще и про личное. К слову, у меня есть татуировка, о которой пока никому не рассказывал. Это моя самая первая татуировка, она сделана в честь моей семьи. Вот смотрите (показывает): заглавная буква, самая большая С - это мой брат Стас, дальше Марина, моя мама, Владимир - мой отец, и вот моя буква - Юрий. Татуировку сделал, когда мне было где-то 20 лет.

- Вас часто сравнивают с Мануэлем Нойером за удачную игру ногами и навыки последнего защитника (либеро). Или, вот, например, вы раньше отмечали игру Икера Касильяса...

- На том уровне, где мы находимся, нет кумиров, мы как конкуренты. Это все было раньше. Сейчас у каждого что-то подмечаю, у одного вратаря, другого. Все в совокупности, все вместе анализируешь.

Вопросы читателей сообщества "Р-Спорт" в Вконтакте

Арина Кочурова: Юрий, что у вас было с прической в последнем матче? Кто вам это посоветовал?

- Сейчас я начал отращивать волосы, посмотрим, что получится. Просто в матче с "Кубанью" в Краснодаре судья запретил надевать резинку для волос. Во время матча шел дождь, волосы намокли и, как я и предполагал, стали попадать в глаза, аж до раздражения дошло. А в последних двух матчах я укладывал волосы назад, закреплял этой резинкой и ничего мне не мешало. Если болельщикам интересно, почему я не стригусь, могу сказать, что я этого делать не хочу, пробую волосы отрастить.

Илья Кузнецов: Когда вы пришли в "Зенит", сказали что у вас есть мечта, но вы о ней расскажете года через 2-3. Определенное время прошло, готовы поделиться своей мечтой?

- Пока что нет. Отвечу так: в данный момент самая главная мечта - выиграть чемпионат России. А потом уже будет следующая мечта.

Радик Галимзянов: Если вам предложит контракт клуб английской премьер-лиги, примете предложение?

- Это опять же такие вопросы, что сложно на них ответить. Я хочу продолжать расти как вратарь. Время покажет, что произойдет в будущем.

Александр Аристов: Что нужно сделать со сборной России, чтобы результаты были иными?

- Да ничего, продолжать так, как продолжаем, потому что, думаю, что какое-то время это все пропадет, как это было со сборной Испании. У них было какое-то проклятье. Я думаю, у нас тоже такое есть. Это все пройдет, и мы сможем показывать свой уровень.

Вадим Климентьев: Юрий, вы тренируетесь с Игорем Акинфеевым в сборной России. Как вы считаете, мог ли он ударить (Далибора) Стевановича? Какое впечатление на вас производит Игорь с человеческой точки зрения? И как бы вы поступили в похожей ситуации?

- Я думаю, что игрок сказал Игорю что-то совсем жесткое, неприятное. Да, мы профессионалы и должны сдерживаться, но, может быть, у Игоря с самого утра день начался не очень хорошо, все это совместилось, и он не сдержался. Честно, я не верю, что это просто так все произошло. Может быть, этот игрок (Стеванович) послал Игоря, а он повернулся и сделал такое движение. Наверное, Стефанович что-то жесткое сказал, это надо у него спрашивать.

Никита Щербаков: Что бы вы выбрали - переход в топ-клуб или европейский титул с "Зенитом"?

- Вы посмотрите, какие вопросы (смеется). Я бы выбрал и то, и другое. Отвечу так: выиграть с "Зенитом" все, что можно, это моя мечта и моя цель. А то, что будет потом, покажет время. "Зенит" ведь тоже топ-клуб.

Никита Бичурин: Будете ли снимать фильм про свою карьеру и других вратарей? Может быть, вы назовете лучшего голкипера на данный момент? Будете ли снимать фильм о звездных голкиперах, как это уже делал Вячеслав Малафеев и, может быть, вы окажетесь в его фильме?

- Я давно прошу Славу оказаться в его фильме. А он никак меня не записывает! Я шучу. Мне пока что рано (сниматься в фильме).

Тарас БАРАБАШ, Артем ЛИСОВСКИЙ. «Р-Спорт, 30.04.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru