СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВЛАДИСЛАВ ОСЛОНОВСКИЙ: «СЕЙЧАС НЕ ВРЕМЯ ДУМАТЬ О ГОНОРАРАХ. ГЛАВНОЕ — СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ»

Он переходил из ЦСКА в «Спартак», полтора года играл за «Бенфику», тренировался на одном поле с Давидом Луизом и Ди Марией, пережил убийство тренера, а сегодня поздно вечером сыграет в финале Кубка Македонии.

Владислав Ослоновский
Владислав Ослоновский. Фото - ФК «Спартак»

В январе ему исполнилось всего 20 лет. Его зовут Владислав Ослоновский, и он охотнее сменит 50 клубов Европы, чем 50 машин.

Ослоновский перебрался в македонский «Тетекс» в феврале и уже через месяц забил победный мяч в дерби со «Шкендией». Живет в Скопье. Но скучает.

— Город обошел за пару дней, — говорит он. — Тут у всех какая-то странная традиция: весь день сидеть и пить кофе. Разговором с вами скоротал полтора часа.

ЯРЦЕВ

— Вы родились в Омске. Город хоккейный. Почему выбрали футбол?

— Выбор действительно был. В 6 лет отец посадил меня за стол и спросил, каким видом спорта я хочу заниматься. Конечно, в Омске хоккей предпочтительнее, плюс папа прекрасно знал тогдашнего врача «Авангарда». Но я с мячом с самого рождения, поэтому, не моргнув, ответил: «Футбол». Думаю, отца обрадовал мой выбор: он и сам раньше играл, выступал во втором дивизионе. Получается, я пошел по его стопам. Кроме того, папа хотел уехать в Москву, а меня как раз через полгода после поступления в омское «Динамо» позвали в ЦСКА.

— Так скоро?

— Отец общался с мужиком, у которого в академии ЦСКА играли два сына-близнеца. Он был в восторге: тогда, в 2001-м, на 3-й Песчаной улице как раз постелили два искусственных поля. Условия были идеальные! Папа очень хотел, чтобы я занимался там, а армейская школа как раз объявила набор. Рискнул — и прошел просмотр. Но спустя четыре года вынужден был уйти.

— Почему?

— В детском футболе тренеры меняются чуть ли не каждые полгода. У одного ты играешь, у другого — нет. Наконец папе это надоело, и он решил отправить меня в «Спартак». Там команда моего, 1995 года, была слабее. Тренер, Александр Георгиевич Ярцев, меня радушно принял, ставил в состав. Все было отлично до тех пор, пока не случилась трагедия…

— Убийство?

— Да. Смутно помню тот день. Манеж, все родители нервничают, а дети ничего не понимают. Затем к нам выходит администратор и объявляет, что занятие проведет другой тренер. Потом я от отца узнал о случившемся — его, как и других родителей, допрашивали милиционеры. Получается, что утром Александр Георгиевич провел с нами тренировку, а вечером его убили.

— Кто стал новым тренером?

— Точно не помню. Снова началась чехарда — всякий тренер приводил с собой новых детей и выпихивал неугодных ему ребят из состава.

УЛЫБКА ОТ ДАВИДА ЛУИЗА

— И тут появился вариант с «Бенфикой»?

— Мне было 13 лет, когда мы с папой поехали на отдых к дяде в Лиссабон. Перед поездкой отец решил узнать о детском футболе в Португалии. Оказалось, что я мог свободно потренироваться вместе со «Спортингом» и «Бенфикой».

— С обоими принципиальными соперниками одновременно?

— Да! В Лиссабоне есть открытый спортивный лагерь для всех желающих, в который ежегодно приезжают дети до 13 лет со всего мира. В течение нескольких недель ребят просматривают тренеры и по окончании просмотра кому-то из них предлагают обучение в академии. Так случилось и со мной.

— Вы были единственным, кто не говорил по-португальски?

— Нет. Там были темнокожие ребята из Франции, из африканских стран, и даже один грузин! Я пытался с ним общаться, но оказалось, что он не говорит по-русски. Все мы жили на базе и почти каждый день учили португальский с преподавательницей. Представляю, как ей было тяжело: она объясняла все на пальцах и на рисунках.

— Как команда приняла необычного новичка?

— Отлично. Правда, мне немного надоели вопросы о том, как долго длится в России зима, и ездят ли у нас медведи на велосипедах по улицам.

— Отец переехал вместе с вами?

— Ага. Пока я учился, он помогал брату по работе. Жаль, что мамы рядом не было — я по ней сильно скучал. Она не понимала этой авантюры, боялась, что я не получу нормального образования.

— В чем основное отличие между российскими школами и академией «Бенфики»?

— В отношении людей к работе. В российских школах тренер — это царь. В «Бенфике» — друг каждого футболиста. Там индивидуальный подход к детям. Тренер лично говорит с ними обо всех проблемах, помогает их решать. К тебе относятся как к состоявшемуся игроку. Это очень приятно.

— А футболисты основы «Бенфики» как относятся к младшим?

— Так же! На базе бок о бок с детьми занималась вся основа: и Давид Луиз, и Фабиу Коэнтрау, и Ди Мария, и Кардосо — кстати, его младший брат тренировался вместе со мной. Сидим на базе, смотрим телевизор. Мимо проходит Давид Луиз, улыбается и хлопает тебя по плечу.

— Вы с ними лично общались?

— Увы, языковой барьер мешал. Зато остальные ребята — свободно. Один парень, Маркуш Лопеш (сейчас принадлежит «Манчестер Сити», но играет на правах аренд в «Лилле» — Прим. «СЭ»), как-то подошел к Рамиресу, который сейчас в «Челси», и попросил у него пару старых бутс — мол, свои износились. Рамирес повел Лопеша в раздевалку, и тот счастливый оттуда вынес две пары новой обуви.

— Часто в основе играли?

— Первый год — постоянно. Когда мне исполнилось 14 лет, в команду приехали африканцы, и мне стало тяжелее пробиваться в состав.

— В дерби со «Спортингом» участвовали?

— Да я забивал ему! Мы играли в небольшом турнире, и полуфинал с финалом проводились в один день. На полуфинал, с «Порту», я вышел в основе. Не забил, но мы победили в серии пенальти. А решающий матч начал в запасе. Вышел минут за 15 до конца, когда мы уже выигрывали 3:0, и установил окончательный счет. Эмоции непередаваемые! Небольшие трибуны были переполнены, болельщики с баннерами нас поддерживали… В Португалии, кстати, все больны футболом — не то, что у нас. Представьте себе — на телеканале «Бенфики» транслировали матчи с нашим участием! Я даже видел, как бабушки смотрят футбол. Жаль, остаться не получилось…

— Почему?

— Семейные обстоятельства. Отец не смог остаться со мной в Лиссабоне. Позже мне звонили из «Бенфики», говорили, что рассчитывают на меня, но выхода не было.

ЛИССАБОН — МОСКВА — УЛЬЯНОВСК

— Вернулись в «Спартак»?

— Да, все эти полтора года про меня помнили, с радостью взяли обратно. Мне тогда было 15, уже о взрослой карьере нужно было думать. Два года доиграл в академии, а потом отправился в ульяновскую «Волгу». В дубле оставаться не хотел, Гунько даже не собирался брать меня к себе. Поэтому решил: пора в мужской футбол.

— Разница между детским и взрослым футболом велика?

— Целая пропасть. И лишь единицам удается преодолеть ее. премьер-лига, второй дивизион — неважно. Физически я оказался не готов к мужскому футболу: много борьбы, постоянные перемещения от одного углового флажка до другого и упор на оборону. В «Спартаке» нас учили «стеночкам» и забеганиям, а тут 11 человек «садятся» на своей половине поля и 90 минут отбиваются. Получается, я только в «Волге» научился защищаться и понял, что футбол — это не только финты.

— Интервью без вопроса о «договорняках» — не интервью.

— Думал об этом перед тем, как ехать в Ульяновск. Но во втором дивизионе я сталкивался только с неуступчивостью и зрелой спортивной борьбой. Ни разу не видел, чтобы кто-то выкладывался не полностью.

— Теперь — самое интересное. Январь 2014-го. Вы отправляетесь в Турцию на сбор с «Рубином»…

— Меня приглашал еще Бердыев, но в декабре его уволили. Билялетдинов на меня внимания почти не обращал. Выпустил на тайм с дрезденским «Динамо», да и все.

— После того матча немецкие СМИ обвинили «Рубин» в сдаче в игры.

— (Смеется.) Никогда об этом не слышал. Помню, что в первом тайме играли футболисты «Нефтехимика» — фактически фарм-клуба «Рубина». А во втором тайме вышли мы — «зеленые», несыгранные — и пропустили три мяча.

ФУТБОЛ НА МОРЕ

— Как получилось, что россиянин, говорящий по-португальски, выбрал Хорватию?

— Той же зимой я познакомился в Москве с человеком, который раньше играл в футбол на Балканах, сейчас он мой агент. Он договорился с президентом «Истры 1961» Михаилом Щегловым о просмотре. Приехал, потренировался, понравился тренеру, подписал контракт. Правда, за основу так и не сыграл — полгода выступал за резерв. Если честно, думал, что там очень слабый чемпионат, но оказалось наоборот.

— Кто сильнее: «Волга» или дубль «Истры»?

— Дубль «Истры». Повторюсь, во второй лиге все концентрируются на обороне, а в Хорватии даже в крохотной деревушке стараются играть в футбол.

— Неужели от российских клубов предложений не было?

— Были — из второй лиги. Но я хотел чего-то нового и даже не обращал внимания на уровень хорватского чемпионата.

— Пошли на понижение зарплаты?

— На повышение. Но финансовая сторона меня не интересует — я хочу играть. Жаль, что в основе меня так и не выпустили, хотя в заявке на сезон был.

— Хорватия известна агрессивными фанатами. Сталкивались с ними?

— К счастью, нет. Хотя весь город (Пула — Прим. «СЭ») исписан граффити на футбольную тематику. Чем-то мне это напоминало Москву, но масштабы, конечно, не те.

— Чем занимаются люди в 50-тысячном городке?

— Я купался в Адриатическом море аж до октября. День проходил так: тренировка — обед — плавание. Если было две тренировки, то я купался дважды. Конечно, там скучновато было, особенно одному. Позже ко мне девушка приехала, стало веселее.

МАКЕДОНИЯ: 10 ТЫСЯЧ НА МАТЧЕ

— В Македонию перебрались, потому что хотели играть в основе?

— Конечно. В «Истре» мне доверяли, но я понимал, что пора уже иметь какую-то статистику. В «Тетекс» меня устроил тот же агент — он со спортивным директором клуба вместе играл на Балканах.

— Главный тренер «Вардара» Сергей Андреев тоже помогал?

— Нет, я даже не знал его лично, когда переходил.

— «Тетекс» — последняя команда чемпионата Македонии. Не отпугивало, когда переходили?

— Прежде всего я приехал сюда за игровой практикой. Но не забывайте, что мы вышли в финал Кубка Македонии. Еще чуть-чуть — и Лига Европы!

— Но если «Тетекс» вылетит и не выиграет титул, вы останетесь в команде?

— Вряд ли. Хотя у меня контракт на полтора года, все может быть…

— Видел нарезки матчей чемпионата Македонии. Как на этих газонах можно играть?

— Да можно! Домашний стадион «Тетекса» находится в горной местности: перепады температуры, погода меняется ежедневно, вокруг снег лежит. Трава просто не успевает вырасти. Также на стадионе помимо нас выступают еще две команды. Но ничего, играем и даже забиваем.

— Андреев рассказывал, как футболист «Вардара» сломал ногу, споткнувшись о кочку на поле…

— Такое может с каждым случиться. Конечно, условия тут оставляют желать лучшего, но тут вкладывают деньги в футбол.

— На «Тетекс» ходит много народу?

— На дерби города Тетово со «Шкендией» собралось почти 10 тысяч. Это был мой первый матч в Македонии. Выхожу из раздевалки и вижу наш сектор переполненным! Баннеры, кричалки — все как полагается. Знаю, что фанаты «Шкендии» — албанцы, пару лет назад были настоящие столкновения. Они, кстати, меня даже зажигалками закидывали, когда я забил им гол. Они были очень недовольны!

— Зимой вместе с вами в «Тетекс» перебрался и Василий Павлов из «Химок». Вы его позвали?

— Нет, у него тот же агент, что и у меня. С ним, конечно, проще.

— Вы с ним вместе живете?

— Втроем — с ним и с моей девушкой. А почему нет? У нас большая квартира в Скопье. В Тетово мы только проводим матчи — благо, ехать всего 40 км. Садимся утром на автобус, играем — встречи проходят в 2–3 часа дня — а потом обратно в столицу.

— Вы единственные иностранцы в команде?

— Был еще бразилец, но он куда-то пропал. Относятся к нам, как к своим — примерно так же, как португальцы к бразильцам.

— В Россию возвращаться не собираетесь?

— Конечно, играть дома было бы классно, но сейчас я думаю только о «Тетексе».

— А как же деньги? В том же дубле «Спартака» вы могли бы получать гораздо больше.

— Не время думать о гонорарах. Сейчас я получаю столько, что мне хватает. Главное — совершенствоваться.

Егор ЧЕРНОВ. «Спорт-Экспресс», 20.05.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru