СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


БОРИС ИГНАТЬЕВ: «СЛУЦКИЙ — ЭТО ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ БЫ СДЕЛАЛ СБОРНУЮ»

Борис ИгнатьевБорис Игнатьев считает, что следующим сборную России может возглавить Леонид Слуцкий

Уже в эти выходные завершится чемпионат России по футболу в премьер-лиге, после чего нашей сборной предстоит важнейший матч отборочного турнира Евро-2016. В преддверии этих событий в редакции «Российской газеты» побывал вице-президент московского «Торпедо» Борис Игнатьев, за свою богатую тренерскую карьеру поработавший в очень многих клубах, а также возглавлявший главную команду страны.

Ни базы, ни стадиона

— Борис Петрович, ваше «Торпедо» выиграло предпоследний матч, но перед заключительным туром до сих пор неясно, останется ли команда в премьер-лиге. Болельщики, наверное, ждали немножко другого возвращения в элиту. Чего не хватило, чтобы бороться за другие места?

— Есть объективные моменты. Во-первых, с переходом на систему проведения чемпионата «осень-весна» все стало по-другому. Мы вышли из первого дивизиона, где к футболистам предъявляются совсем иные требования. И вот смотрите: 30 мая мы заканчиваем чемпионат, а 7 июня завершаются стыковые матчи. И у нас с 7 июня по 19 июля есть месяц и 12 дней. За это время надо дать ребятам отдохнуть и сформировать новую команду.

— Сборы провести и так далее…

— Если раньше мы в ноябре заканчивали и у нас с января по март было три месяца, команда шла в отпуск, потом собиралась и формировался уже боеспособный коллектив, проводилась селекционная работа. А мы по ходу чемпионата формировали эту команду, укрепляли. У нас ушел главный тренер Александр Бородюк, который очень много сделал для объединения клуба, для придания «Торпедо» определенного статуса. Команда поверила в него, но он ушел.

— Есть мнение, из-за того, что не видел усиления состава, что ему отказали в покупке сильных футболистов. Это правда?

— Я живой свидетель. Не особо ему и отказывали. Если бы он предъявил какие-то конкретные требования, просьбы, может быть, даже и стукнул кулаком, что мне надо вот это… Бородюк человек такой квалификации, что к нему бы и спонсоры повернулись. Но он выбрал иной путь и ушел. Это для нас большая была потеря.

— Обида есть на него?

— Никакой обиды. Мы общаемся, встречаемся. Он выбрал свой путь. И потом у нас пошла смена тренеров. Мы никак не могли поймать все то, что было при Бородюке, и только с приходом Петракова все наладилось. Настоящего, на мой взгляд, профессионального тренера с определенными амбициями, опытом, умением выстраивать взаимоотношения в команде.

— По ходу сезона вы взяли в аренду спартаковцев Динияра Билялетдинова и Кирилла Комбарова. Довольны ими?

— Хорошие приобретения со всех точек зрения. Комбаров и Билялетдинов — это люди с позицией. Они очень многое привнесли: интеллект, умение и желание тренироваться. Заметьте, я далек от мысли обидеть всех остальных. И еще это люди, которые все время нацелены на результат. Они не воспринимают ситуацию как игроки, которые выступали во втором дивизионе. Дескать, ну проиграли, а завтра выиграем, ничего страшного. А у этих ребят стоит другая задача. Поэтому для нас оба большое подспорье. За что им надо сказать спасибо.

— Что с инфраструктурой клуба? Неразбериха со стадионом, с базой стала еще одной проблемой?

— У нас ни своей базы нет, ни стадиона. Мы все время где-то ютимся, это нервирует игроков. Главное, мешает подготовительной работе. Стали тренироваться в Раменском, а туда надо каждый день ездить по 2–3 часа. Сплошная нервотрепка. То мы можем на «Торпедо» играть, потом не можем. В конечном итоге достучались до некоторых людей, которые дали нам возможность сейчас играть на «Торпедо». А так, то поле готово в Раменском, то не готово, то там лицензирован стадион, то нет. Если мы говорим о больших традициях футбольного клуба «Торпедо», то была хорошая база в Мячково. Сейчас эта база существует, мы туда ездили. Она законсервирована — есть два поля с подогревом, и все стоит. Два года никто не пользуется.

— Почему?

— Она не наша. Можно было отдать ее в аренду на каких-то условиях. Но ее просто закрыли. Там один охранник, никто туда не приезжает. Такая же картина со стадионом «Торпедо». Я, например, не очень понимаю, почему эти объекты в полном объеме не используются. Если бы их не было, тогда понятно. Надо только сесть и на каком-то уровне договориться: до такого времени вы там работаете, вы должны заплатить столько-то…

Надо уходить от деклараций

— Давайте вернемся к футболу. Наверное, этот чемпионат худший за последние годы. Как вам все эти переносы, матчи при пустых трибунах, в том числе и торпедовские, скандалы постоянные?

— Конечно, масса негатива. Но есть моменты положительные. Например, я в первый раз вижу такую острую борьбу за выживание. Для того чтобы не вылететь, 30 очков всегда хватало. А сегодня в этой низинке идет борьба, никто не хочет уступать. Хотя в целом, на мой взгляд, футбол наш не вырос, а наоборот.

— Не вырос?

— Ни в коем случае не вырос. Сегодня барометр — это болельщик. Болельщику, конечно, не нравится все то, что происходит, где проходят матчи, в каком состоянии у нас стадионы. Люди это все переросли. «Спартак» привлекает, у него и так большая армия болельщиков, а еще и стадион новый появился, где все так выстроено. Там получаешь некое удовольствие. Но главное — качество игры. Качество игры сегодня невысокое. Были и хорошие игры, но их гораздо меньше, чем таких встреч, которые не затягивают, не создают такого внутреннего состояния, когда тебе очень хочется смотреть.

— Нам кажется, что у нас проблема в плане резкого расслоения. Есть несколько богатых клубов, где хорошие исполнители, и остальные. Причем эта пропасть расширяется. У одних деньги, у других их нет. Согласны?

— Вот это вопрос вопросов. Это вообще беда нашего футбола. У команд, которые находятся в глубинке, я имею в виду в турнирной таблице — и «Торпедо», и «Арсенал», и, наверное, «Уфа».

— «Урал», «Мордовия», тот же «Ростов» — список большой.

— Много команд, где нет денег. Есть клубы, которые пользуются всеми благами. Они могут покупать дорогостоящих квалифицированных футболистов.

— Извечный вопрос — что делать?

— Надо отходить от деклараций. Мы на эту тему много говорим на заседаниях нашего Объединения отечественных тренеров. Буквально на днях была такая встреча. Надо не говорить, а делать, как это было, к примеру, в 1975 году. Тогда было принято решение Центрального комитета об изменении ситуации в юношеском футболе. Были вложены деньги в тренеров, была открыта высшая школа тренеров с двухгодичным обучением. Не так, как сегодня — месяц мы учимся и не более того. Открыли школы-интернаты спортивного профиля, специализированные школы с продленным днем обучения. Страна повернула футбол в другую сторону. По прошествии некоторого времени началось — Хидиятуллин, Глушаков, Онопко, Тетрадзе, Шалимов. Большая армия людей сразу пошла. И десять лет, наверное, мы играли за счет вот этого коренного изменения ситуации. Сегодня мы только декларируем. У нас юношеский футбол не дает всего того, чем мы можем пользоваться. У нас нет притока, нет футболистов. Жаль, если мы этого не сделаем к 2018 году, а мы уже опаздываем.

Стимулы нужны

— Хотелось бы о сборной поговорить. Помните, когда наши играли товарищеский матч с Казахстаном? Это было нечто: столько новых людей, но ничего в их исполнении мы не увидели. И расстроились искренне.

— Это нормальная реакция на то, что происходило. Но, с другой стороны, я поддерживаю Капелло. Другого пути у него нет. Я сам был тренером сборной. Надо же как-то селекцию проводить. Есть законы в футболе, которые никто не отменял. Капелло правильно все сделал. И он показал, что это за сорт футболистов, которые не могут обыграть команду Казахстана. Мы просто должны были после этого сесть и определиться, кто у нас будет к 2018 году. Я бы сейчас создал вот эту сборную или по крайней мере через прессу наметил такие моменты, которые бы стимулировали игроков. Мы создали сборную, в 2018 году им будет по двадцать лет. И за ними вся общественность смотрит. Я, человек, живущий, например, в Челябинске, попал в этот список. У меня новый прилив эмоций, желание, за мной народ. Большая группа специалистов за кандидатами в сборную начинает следить. А дальше мы посмотрим.

— Но ведь уже был объявлен расширенный список.

— Он озвучен. Но он не рабочий. Он должен быть в производстве. За мной должны следить люди. Я должен понимать, что я сегодня часть большого проекта, который к 2018 году может быть воплощен. Или меня отвергнут.

— Нам кажется, что главная причина — это как раз уровень нашего чемпионата, о котором мы уже говорили.

— Мне даже и сказать на это нечего. Я полностью согласен. Другое дело, как изменить ситуацию. Я, например, против засилья легионеров.

— Вы считаете, что у нас засилье?

— Да, считаю. Причем серых игроков. Есть лишь несколько футболистов, от которых лично я получаю удовольствие и которые по-настоящему приносят пользу своим командам.

От Капелло ждем другого


— Вам вопрос о сборной как к ее бывшему главному тренеру. Что происходит с командой? Вроде и группа казалась пусть и не такой легкой, но не такой и трудной. И две команды напрямую выходят на Евро, а мы тут сталкиваемся со сложностями.

— Никого не обижая, хочу сказать, что тренер ничего не может сделать, если у него нет под руками войска. Вот если есть войско, есть команда, то можно говорить, что и тренер не нужен. А тренер в сборной команде объявил время, определил принципы и объяснил, как играть, обрисовал важные моменты, внес нужные идеи. На этом все закончилось. У нас же явный недостаток квалифицированных игроков. Если сравнивать с другими командами, у нас нет ни одного Ибрагимовича. Нет сегодня у нас таких людей, и это проблема. И второе. Я против того, что нашу сборную возглавляет великий Капелло. Я против и считаю, что в сборной команде, где главное — это мотивация, должен работать российский специалист. Он придет и скажет, что надо, например, брать Берлин. И всем будет понятно, что есть Берлин, его требуется во что бы то ни стало взять, и мы должны для этого отдать все свои ресурсы. У тренера сборной перед установкой на игру два, ну, три дня максимум. И он должен вдохновить своих игроков на работу так, чтобы они выложились. А потом и на тот самый главный выстрел, который обязательно произойдет. Эта словесная установка для наших много значит.

— Но Берлин брали раньше…

— Говорили с людьми и брали. Не просто же они сами по себе выигрывали. А ребят надо и потом убеждать, что и на чемпионате мира нам предстоит нечто такое. Капелло, конечно, и сегодня нормальный, хороший тренер. Для клуба. Можно припомнить: а вот у Хиддинка на Европе-2008 получилось. Можно. Может, и сейчас у Капелло получится. А может, и не получится. Но мое убеждение твердое, и здесь я говорю про нашу сборную: как можно подписывать контракт на такие долгие годы?

— И задач никаких не ставить.

— Вот я прихожу в команду, и мне говорят: мы тебе даем деньги, а ты должен попасть в «пятерку». И для меня это и есть мотивация. А когда мне говорят: делай, что хочешь, то я покрываюсь паутиной, я превращаюсь в медузу. Далек от мысли, что Капелло такой. Конечно, он привнес новое. Но с другой стороны, мы многого от него ждем.

— Вы же с ним наверняка встречались.

— Конечно, у нас была встреча, на нее пришли все тренеры. Я давно знаю Капелло. Мы с Михаилом Гершковичем ездили к нему, когда он работал в «Милане». Он суперчеловек, и там Капелло нам рассказывал много. Но здесь мы его просили выдать на-гора идеи, принципы работы. Нам, специалистам, они тоже важны, интересны. Но пока все только обещания, а воз и ныне там. У нас был Хиддинк, был Адвокат. И хоть что-нибудь после них осталось, чтобы тренер взял, прочитал и сказал: вот это да, во вторник надо делать вот это упражнение, мне оно так нравится, и оно немало принесло Хиддинку, теперь принесет и мне?

— Хотите сказать, что нет пока никакой конкретики?

— Мы говорим о вертикали. Вертикали сборных команд.

— Которую Капелло и должен как раз выстраивать.

— Это сложно. Но есть вещи, которые он должен продекларировать, а мы в дальнейшем с него спросить. Например, какое-то количество сквозных упражнений. Приходит из юниорской, молодежной команды игрок, и он в курсе, что угловой мы будем разыгрывать, и действовать вот так, Капелло за четыре дня до матча не надо учить этому футболиста. Тот уже знает, что есть определенный набор вещей, им освоенных.

— Есть некая единая система, по которой играет вся команда?

— Да. Но это не значит, что мы все должны делать так и именно так. Тогда можно дворников поставить — пусть тренируют, и они будут мести справа налево. Но вот некоторые отправные вещи должны быть доступны, понятны и исполняемы всеми. Тогда тренер не будет терять времени на подготовку. Увы, у нас этого нет. Да, Капелло общается с руководством, он ездит на все матчи. Он делает многое. Но он не задает направленности. Главный тренер сборной, которого привезли из Италии, должен быть генератором идей, создать некую схему и представить ее на рассмотрение всех специалистов, которые работают в российском футболе. Все должны понимать, по каким принципам работает наш главный тренер.

— Вы полагаете, что сборную должен возглавлять россиянин. У Капелло контракт до 2018 года, и, допустим, он его отработает. Кого вы видите его преемником?

— Хорошо зная возможности Слуцкого, я даже не задумывался бы над ответом. Можно говорить еще о ком-то. Но Слуцкий сразу возникает перед глазами.

— А он способен быть сильным мотиватором?

— За Слуцкого говорят его интеллект, умение расставить акценты. Мотиватор, хочу быть понятым правильно, это не есть: «Твою мать, давай!» Это человек, который заостряет внимание на том, что крайне необходимо сегодня. Слуцкий быстро освоился в премьер-лиге. Это же не просто так: взял десять раз одно и то же упражнение и втащил его, зазубренное, как стихотворение, в определенную схему, которую игроки долбят и долбят. И самим его футболистам нравится то, что они делают на поле. Слуцкий — это человек, который бы сделал сборную.


Тренер — просто исполнитель

— За тур до окончания чемпионата страны можно поговорить и о его итогах.

— «Зенит», наверное, самый профессиональный клуб у нас в стране. Конечный результат складывается из многих вещей. Сегодня нельзя выиграть, не имея определенной последовательности в выстраивании работы. В «Зените» умело провели селекцию. В клубе очень хорошие футболисты. Есть финансовая база, отлично подобранный менеджмент. Так что у них все на местах. Еще я был в Краснодаре и посмотрел, как работает Галицкий — нечто вообще заоблачное. И мне ясно, что Кононову с ним комфортно работать. Он ни в коей мере не должен подстраиваться. Как только ты начнешь подстраиваться, Галицкий тебя выгонит. Ему такой работник не нужен. И в связи с этим скажу, что, на мой взгляд, теперь немножко изменилось, притупилось предназначение главных тренеров. Они сегодня просто исполнители. Они не есть люди, которые задают направление. Я вспоминаю годы Бескова, Лобановского, Якушина, Качалина. Они ходили напрямую туда, наверх, и они все решали. Но самое главное — они могли воплощать в жизнь все футбольные задумки. А сейчас тренер смотрит, ждет, что скажет ему президент клуба. И тот прилетает и говорит: ставь Петрова. И ставят. А что делать?

— Сейчас президенты запросто убирают тренеров.

— Да, людей убирают. Например, Семин в «Локомотиве» как нельзя был в теме, если говорить даже о политической составляющей, о финансовой. Я с ним в «Локомотиве» два раза работал вместе. Я прекрасно осознавал, что болельщик придет на него, на Семина. Болельщик понимал, что здесь все делается правильно. Взять человека, убрать… И он доказывает сейчас, работая в Мордовии с такой командой, где трудно. Борется за клуб, за свой имидж. Для него это небезразлично. Это не Капелло. Ну не дали возможность человеку работать. И он правильно определил: проблемы у Ольги Юрьевны (президента «Локомотива» Смородской. — Авт.) с футболом. Если бы этих проблем у нее не было, она бы отдала ему на откуп этот участок, а сама бы управляла охраной, дворниками, следила, чтобы зарплату вовремя выдали. А когда говорят Семину, как левый защитник должен играть, то тут уж…

|Тем временем

Вчера днем, уже после визита Бориса Игнатьева в редакцию «РГ», в РФС состоялась встреча Фабио Капелло с тренерами клубов премьер-лиги, о необходимости которой подробно говорил наш гость. Это заседание тренерского совета было первым в истории сборной России. Как заявил после встречи Фабио Капелло, все прошло «в рабочем режиме», и тренеры успели обсудить много вопросов подготовки футболистов. По словам наставника сборной, «такие мероприятия нужны и каждый на них может что-то почерпнуть для себя».

|Досье «РГ»

Игнатьев Борис Петрович родился 4 декабря 1940 года.

Тренерскую карьеру начал в 1973 году во владимирском «Торпедо». Возглавлял юношескую сборную СССР, с которой в 1988 году выиграл чемпионат Европы, был главным тренером олимпийских сборных СССР и Ирака, молодежной сборной России. В штабе сборной России трудился с 1992 по 1998 годы. В столичном «Торпедо» — с ноября 2012 года. Был главным тренером, спортивным директором, а с июля 2014 года — вице-президент.

Николай ДОЛГОПОЛОВ, Илья ЗУБКО. «Российская газета», 27.05.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru