СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВАЛЕРИЙ ЧУХРИЙ: «БЛАТТЕР — ВЕЛИКИЙ ДИПЛОМАТ И ОЧЕНЬ ГРАМОТНЫЙ ТАКТИК»

Валерий ЧухрийНесмотря на шквал критики и громкие коррупционные разоблачения в ФИФА, президент Международной федерации футбола Йозеф Блаттер переизбран на новый срок. О том, как это стало возможным, корреспондент «Eurofootball» расспросил консультанта ФИФА Валерия Чухрия, который изложил свой взгляд на произошедшие события.

— Тот факт, что Йозефу Блаттеру не удалось одержать победу в первом туре выборов, является следствием громкого коррупционного скандала в ФИФА, или это свидетельствует о том, что его позиции все-таки ослабли по сравнению с предыдущими годами?

— Я думаю, что ни то, ни другое. Блаттер все-таки выиграл, потому что он — очень сильный президент. Но ему дали понять, что надо произвести основательные реформы и изменения в ФИФА в связи с теми казусами и событиями, которые произошли. Но не только с ними! Там очень много разных моментов. Мой хороший друг, занимающий высокий пост в ФИФА, рассказывал, что в ФИФА только 10% говорят о футболе. Поэтому надо больше доверять людям от футбола, кто действительно знает и любит футбол, а не тем, кто случайно в него пришел. Так что, я не удивлен, что Блаттер выиграл эти выборы. Я так и рассчитывал, что он вряд ли победит в первом туре. У меня были предсказания, что будет второй тур. Так в итоге и получилось. Но та критика, которая звучала в его адрес, поспособствует тому, что он все равно изменит свою тактику и стратегию поведения, а также сделает соответствующие выводы. Если этого не будет, то тогда со стороны УЕФА и других недовольных федераций футбола будут предприняты определенные шаги.

— Йозеф Блаттер говорил о том, что ФИФА нужна не революция, а эволюция. Как же добиться изменения тактики и стратегии без революционных шагов?

— Все очень просто — он избавится от тех ненужных людей в ФИФА, с которыми ему дальше не по пути и которые оказались причастны к коррупционному скандалу. Конечно, дыма без огня не бывает. Я знаю и слышал об этих фактах. То есть то, что было, в общем-то, соответствует действительности. Со стороны Америки тут нет никакой специальной операции, ничего такого нет. Это просто совпало по времени, может быть, случайно, может быть, неслучайно. Но все равно рано или поздно это произошло бы. Поэтому то, что происходит, это все объективно. Никаких специальных заговоров здесь нет.

— Можно ли говорить о том, что, раз Йозеф Блаттер сохранил свой пост, то проведению чемпионата мира в России ничего не угрожает?

— Позиции Блаттера очень крепки, и во всей этой коррупционной истории против него нет прямых улик. То есть виноват не он, а виноваты люди, которые были избраны конфедерациями на основании Устава ФИФА. Он же не может весь мир держать под контролем. Представьте себе, один человек из Никарагуа, другой из Венесуэлы, третий из Бразилии, четвертый с Каймановых островов. Их избирают, и он должен согласиться и принять их в ФИФА. Поэтому здесь все законно и все правильно. И я уверен, что Блаттер не позволит каким-то силам влиять на выбор страны — хозяйки чемпионата мира, раз она уже определена.

— Соперник Йозефа Блаттера — принц Иордании Али бин Аль-Хусейн перед вторым туром снял свою кандидатуру. О чем это говорит, на ваш взгляд?

— Он правильно поступил. Я изначально считал, что шансов у него особых не было. Но он получил свои законные больше 1/3 голосов. Это уже достаточный процент для него. И я не уверен, что во втором туре он получил бы больше голосов. Для победы во втором туре достаточно простого большинства, а Блаттер 105 голосов, наверняка, получил бы. К тому же там три бюллетеня посчитали недействительными. Потому что, если посчитать, то было 206 голосов. Это всегда так бывает — две-три федерации где-то теряются в буфете, что называется, и неправильно голосуют! (смеется). Это обычная ситуация на Конгрессах.

— Иными словами, изначально всерьез рассчитывать на победу на выборах президента ФИФА Али бин Аль-Хусейн не мог?

— Конечно. Я не думаю, что даже вся эта скандальная история с громкими арестами могла настолько сыграть ему на руку, что он смог бы одолеть Блаттера. Просто во многом прессой все это так подавалось и раздувалось, что кому-то действительно могло показаться, что шансы Блаттера стремительно тают. Что касается комментариев, которые шли в основном от наших политических обозревателей, то, я считаю, что им надо поумерить свой пыл и не надо превращать это все в политическую комедию. Примерно такого же уровня скандал был в 2002 году. Мало кто об этом знает, но я лично присутствовал на том Конгрессе. Я там был два дня, и тоже все в первый день думали, что Блаттер с большим крахом проиграет. А на следующее утро он вышел, и все поменялось с точностью до наоборот. Он приехал с внучкой, целовал ее и все такое прочее и в результате уверенно выиграл те выборы. Блаттер — великий дипломат и очень грамотный тактик. В этом ему, конечно, не откажешь. К тому же Блаттер — очень мудрый человек. Несмотря на все скандалы, он не побоялся взять ответственность на себя и с уверенностью заявил, что мы преодолеем этот кризис. Дай Бог, как говорится! Сейчас они будут чистить свои ряды. Я считаю, что это правильно и ломать ничего не надо. Но почистить надо здорово! (смеется).

— Швейцарская полиция им в помощь!

— Согласен! (смеется). Особенно мне было смешно слышать, когда далекие от всей этой кухни люди кричали на всех углах, что Платини — враг Блаттера чуть ли ни с 1998 года. Это такая ерунда, что даже не хочется обращать на это внимание! Потому что они — соратники. И только сейчас все эти скандалы немножко подпортили отношения между ними. Но Платини сам заявил, что мы — друзья, и он пришел к нему по-дружески и предложил не выставлять свою кандидатуру. А Блаттер ему ответил: «Да уже поздно!». И я прекрасно понимаю Блаттера, потому что он закрутил всю эту игру и сдаваться в это время ему как-то не очень хотелось (смеется). Я думаю, что Блаттер и Платини сейчас примирятся после этой битвы, и работа продолжится.

— То есть вы не ждете обострения отношений между ФИФА и УЕФА?

— Его не будет. Просто, когда за дело берутся политические обозреватели, которые в футболе по большому счету не разбираются, то это все подается именно так. Ну и не надо туда лезть! Мы говорим, что у нас спорт вне политики. А у нас политики на экране сейчас занимают основное место. Мы и в футболе идем с политическими заявлениями, и женщины какие-то выступают, которые не отличают офсайд от аута, не знают, со скольких метров бьют пенальти и т. д. Но они нам начинают говорить о футболе. Меня это просто поражает. И такое у нас и в прессе, и везде. Вместо того, чтобы говорить: «Давайте развивать наш российский футбол!» и готовиться к чемпионату мира, мы занимаемся вот этими политическими дрязгами. В футбол приходят дилетанты, совершенно его не знающие, и действуют в своих корыстных интересах. К большому сожалению, у нас в России это тоже имеет место.

— Меня чрезвычайно заинтересовал ваш рассказ о том, что на Конгрессе ФИФА в 2002 году Йозеф Блаттер вышел и всех обаял, после чего получил необходимую поддержку. Это действительно говорит о том, что большинство людей, наделенных правом голоса, отправляясь на выборы, заранее не знает, за кого будет голосовать?

— У большинства голосующих позиция в основном уже сформирована. Допустим, я еще до Конгресса разговаривал с президентами федераций и генеральными секретарями стран СНГ и знал их позицию. Поэтому я, например, знаю, кто за кого голосует. И они как раз выступали в поддержку Блаттера. Потому что он очень многое сделал для развития футбола, дал новые программы. А принц Иордании Али бин Аль-Хусейн — новый человек, никто его не знает в мире футбола. Но он сделал одну интересную вещь — открыл в столице Иордании офис ФИФА, который был в Москве. Наш офис с подачи Мутко по непонятным причинам закрылся, и он даже не вступился, когда его закрывали, а в Аммане такой же офис открылся. Разве это не парадокс? Этих офисов в мире осталось 12 штук. Это говорит об отношении к программам развития футбола. Ведь мало того, что наш офис никому не мешал, он еще и давал развитие не только России, но и всем странам СНГ. Мы занимались программой развития футбола — это программа «Гол», это подготовка тренеров, подготовка других футбольных кадров, организация фестивалей, турниров и т. д. Мы провели массу курсов и семинаров, а сейчас у нас ничего нет, просто выжженное поле. У нас идет ломка полная. Мы как 10 лет назад сломали, так не можем до сих пор восстановить после Вячеслава Ивановича Колоскова. Но при этом мы готовимся к чемпионату мира!

— Поскольку Йозеф Блаттер переизбран на четыре года, вы не удивитесь, если и в 2019 году он снова пойдет на выборы президента ФИФА?

— Я думаю, что уже нет. Скорее всего, вместо него будет Платини. Ведь он специально не выставлял свою кандидатуру на этих выборах, потому что он набрал бы те 73 голоса, которые получил Али бин Аль-Хусейн. Может быть, этих голосов было бы 80. Но все равно Блаттер его бы обыграл. Я не исключаю, что, поскольку они — друзья, то они вместе посчитали, кто бы примерно сколько набрал голосов. И поэтому Платини не пошел на выборы, а так и остался президентом УЕФА.

— Если через четыре года президентом ФИФА станет Мишель Платини, его, наверное, нельзя будет назвать продолжателем курса Йозефа Блаттера?

— Я так не думаю, поскольку они вместе разрабатывали программу «Гол», они вместе разрабатывали программы развития. Платини является заместителем председателя программы «Гол» и принимал активное участие в разработке технической части — проведения курсов, семинаров и массы других проектов. Так что, Платини — настоящий соратник и продолжатель дела Блаттера. Во всяком случае на данный момент это так.

Валерий ВАВИЛОВ. «Eurofootball», 30.05.2015

Фото: eurofootball.ru

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru