СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


РОМАН ДЬЯКОВ: «С КОБЕЛЕВЫМ ЧЕРЧЕСОВУ БУДЕТ РАБОТАТЬ ТЯЖЕЛЕЕ»

Роман ДьяковАндрей Кобелев неожиданно вернулся в «Динамо». Неожиданно, поскольку вряд ли кто-то предполагал, что бывший футболист и тренер бело-голубых займет пост спортивного директора клуба. О том, с какими сложностями ему предстоит столкнуться в работе на новой должности, попытался разобраться корреспондент EF Дмитрий Вавилов с помощью экс-исполнительно директора «Динамо» Романа Дьякова, прекрасно знакомого с Андреем Николаевичем по совместной работе.

— Как вы восприняли назначение Андрея Кобелева на должность спортивного директора «Динамо»?

— Я думаю, что это лучше, чем предыдущая комбинация.

— Вы имеете в виду Гурама Аджоева?

— Да. Сочетание человека и должности лучше, чем было до этого. Исходя из того, что я видел и слышал о том, что происходило в «Динамо» последние два года, я думаю, у Андрея Николаевича больше предпосылок соответствовать этой должности.

— А что лично вас не устраивало в деятельности Гурама Захаровича?

— У меня нет такого определения — устраивало или не устраивало. Поймите, я сейчас мыслю категориями человека, который находится в стороне. Не устраивать что-то может работодателя. Я же не знаю, какие конкретно задачи работодатель ставил перед Аджоевым. Я понимаю так: задача за дорого купить хороших игроков — это вообще не задача для спортивного директора. Это может сделать любой человек. Для этого не надо быть человеком, наделенным особым талантом. А вот учитывать соотношение цена-качество при формировании трансферной политики — это задача более сложная. Если мы правильно понимаем результаты деятельности последних двух лет, то качество было высокое, но и цена была непозволительно высокая. Уж в результате ли это плохой коммуникации спортивного директора с исполнительным директором или еще по каким-то причинам, мы не можем с вами со стороны диагностировать. Мы видим конечный результат. Если конечным результатом являются проблемы, то, наверное, это значит, что они допущены исполнителями. Либо неправильно поставлена задача. В таком случае ответственность за это несет работодатель. Либо задача плохо выполнена. Тогда ответственность лежит на исполнителе.

— Когда вы работали в «Динамо», нечто подобное можно было представить?

— Нет. Потому что в силу сложившихся в тот момент обстоятельств у нас не было ни полноценного спортивного директора, ни полноценного финансового директора. Поэтому и не было как такового конфликта или возможности неправильно интерпретировать задачу, стоящую перед клубом.

— Так или иначе сейчас на должность спортивного директора заступает Андрей Кобелев. Как вы считаете, профессиональных качеств Андрея Николаевича будет достаточно, чтобы работать на этом посту?

— Я начну издалека, как в анекдоте! (улыбается). У меня лично есть сильные сомнения в необходимости должности спортивного директора в России в западном ее понимании. Это раз. Во-вторых, назначая на должность спортивного директора человека, руководители клуба или члены совета директоров наверняка сформулировали определенную задачу. О задаче, которая сейчас сформулирована перед Кобелевым, я могу только догадываться. Но, наверное, она формулируется следующим образом: у нас есть некие проблемы с финансированием и надо, учитывая эти проблемы, не допустить существенного снижения амбиций спортивного характера. Если перед Кобелевым задача сформулирована таким образом, то есть опять две версии: или мы берем перспективы в сравнении с Аджоевым, или мы отдельно говорим только о его перспективах, как человека, который способен выполнить эту задачу. Я думаю, что эта задача очень сложная. Она, к сожалению, не может быть решена одним человеком, который находится на должности спортивного директора. Потому что в ней как минимум есть еще одна равновеликая сила, которая оказывает влияние на конечный результат, — это главный тренер. И есть еще одна не менее значимая составляющая — это слаженная работа офиса. Эти две вещи не зависят пока от личности Кобелева. Более того, если первая часть задачи может решиться им самим, то вторая часть задачи вообще никак не подпадает под влияние спортивного директора. А конечный результат зависит тем не менее от этого. Это первая сторона вопроса.

Вторая сторона вопроса: имеет ли Кобелев опыт решения задач подобного плана? Я думаю, что нет. Это не упрек, но это некая констатация. То есть для него это вызов, насколько я понимаю. Я знаю Андрея Николаевича как амбициозного человека, как весьма неглупого человека, как порядочного человека, то есть симпатичного мне человека. Выбор перед ним стоит очень серьезный, задача очень тяжело решаемая. Справится ли он сейчас с ней или нет, будет зависеть от целого ряда факторов, которые мы в данный момент даже не можем предсказать. Поэтому, если говорить о том, как я оцениваю перспективы Кобелева на этой должности через призму задач, которые перед ним поставили руководители, о которых в свою очередь мы только догадываемся, я сформулирую ответ так: как труднореализуемые.

— Андрей Николаевич известен прежде всего как футбольный человек, и опыта управленческой работы у него действительно нет. Но неужели это настолько критично в данной ситуации?

— Давайте будем откровенны! Специалистов, которые могут решить эту задачу, в России просто не существует. В первую очередь у нас нет никакого института подготовки в этом смысле. У нас все знания получаются эмпирическим путем. У нас нет никакого научного бэкграунда в этой отрасли знаний. Она просто не созрела еще. Мы не находимся в той стадии, когда у нас накоплен такой опыт нашими же, грубо говоря, отечественными специалистами, чтобы его обобщить, проанализировать, интегрировать, вывести какие-то алгоритмы действий, оценить их на практике и понять, куда правильно идти. Поэтому любой человек, оказывающийся перед такой задачей, которая ставится перед Андреем Николаевичем, будет сталкиваться с целым набором комплексных сложностей. Там нет никаких лекал, и там все очень индивидуально.

— Насколько задачу Андрею Кобелеву осложняет тот факт, что он приходит в «Динамо» в тот момент, когда клуб понес серьезное наказание в виде отстранения от участия в еврокубках из-за нарушения финансового «фейр-плей»?

— Откровенно говоря, я не думаю, что это задача Андрея Николаевича. Здесь он как раз становится зависимой стороной, к сожалению для него. Спортивный директор не в состоянии решить ту глубину проблемы, которая связана с «фейр-плей». То есть фактически, насколько я представляю себе ситуацию из внешних источников (открытых данных), за счет одной трансферной политики решить ее просто невозможно. Чтобы к следующему году вынырнуть из-под планки, которая опустилась над «Динамо» с точки зрения «фейр-плей», нужно не только обязательно продать двух-трех футболистов, при этом сохранив потенциал команды (либо купить вместо них за недорого не менее качественных исполнителей, либо подобрать из внутренних резервов, но не потерять в конечном качестве, получив денежный эквивалент), но и решить задачу коммерциализации многих вещей, которая в настоящий момент не решена. Я не буду говорить, по каким причинам она не решена, потому что я просто не знаю этого. Тем не менее как-то надо работать и с качеством спонсорского контракта, надо работать над диверсификацией спонсорских контрактов, надо работать над выручкой «матч-дэй», надо работать над выручкой от спонсорских активаций, которые могут быть произведены в день проведения матча и т. д. То есть это те десять коммерческих вещей, которые необходимо делать, чтобы помочь решить проблему «фейр-плей». Все эти коммерческие истории находятся вне зоны влияния Андрея Николаевича.

— Зато в сфере влияния Андрея Кобелева находится взаимодействие с главным тренером команды. Ни для кого не секрет, что Станислав Черчесов является человеком Гурама Аджоева. Как вы думаете, они найдут между собой общий язык?

— Это одна из ключевых задач. Для того, чтобы между двумя этими людьми был рабочий контакт, необходимо, чтобы это был тандем, который работает в целом на исправление сложившейся ситуации именно с финансовой точки зрения. То есть это та самая футбольная материя, которая не должна критически потерять качество при том, что финансовые параметры должны быть достаточно жесткими. Это задача двух этих людей. Как оценить перспективы их взаимодействия? Конечно, Черчесову с Аджоевым работать было, мягко говоря, комфортнее. Это понятно. А с Кобелевым ему будет работать тяжелее по одной простой причине — потому что они оба очень требовательные люди. И Андрей Николаевич, и Станислав Саламович, в общем-то, являются харизматическими людьми, играющими первым номером.

— То есть вы не согласны с теми, кто считает Андрея Кобелева мягким человеком?

— Я не думаю, что Кобелев — мягкий человек. Он достаточно твердый человек, но тактичный и воспитанный. В этом смысле он, конечно, выгодно отличается от многих других подобной жесткости людей.

— Я спросил вас о Черчесове, потому что Станислав Саламович сам был в похожей ситуации в «Спартаке», когда он работал спортивным директором при тренере Федотове. Кто-то говорит, что он подсидел покойного Владимира Григорьевича, кто-то считает, что просто так совпало. Сейчас же над Станиславом Черчесовым будет находиться Андрей Кобелев, который сам в прошлом являлся тренером «Динамо». На ваш взгляд это добавляет пикантности ситуации?

— Конечно. Это не мое мнение, такой вывод вы можете и без меня сделать. Безусловно, эта ситуация весьма пикантная.

— И как быть? Нужно просто работать и не обращать на это внимание, ведь у Станислава Черчесова контракт с «Динамо» заканчивается через год?

— Давайте оценивать только то, что нам известно! Вы сейчас предлагаете оценить то, что мне неизвестно. Я не представляю себе, какая задача стоит перед Кобелевым и насколько она выполнима в отдельности от степени плодотворного взаимодействия с ним Черчесова. Я не знаю, как мы можем сейчас это предполагать. У меня нет ответа на этот вопрос. Понятно, что ситуация очень нестандартная. Фактически я не представляю себе в данной ситуации такого рабочего механизма, при котором спортивный директор и главный тренер в нынешнем положении в клубе смогут обойтись без какой-то третьей стороны. Наверняка должна быть некая третья сторона, которая была бы не менее компетентная, взвешенная, тактичная и которая будет регулировать общий вектор в конструктивном направлении.

— Тогда задам вопрос иначе: если под руководством Черчесова, который на правах главного тренера отвечает за результат, с ним как раз у «Динамо» будут проблемы, вы не слишком удивитесь, если Станислав Саламович не доработает до конца своего контракта с клубом?

— Нет. Я не слишком этому удивлюсь.

— Вероятно, Андрею Кобелеву придется также как-то решать проблему лимита на легионеров, который в предстоящем сезоне либо останется прежним «7+4», либо и вовсе будет ужесточен до «6+5»?

— Я думаю, что игроков высокого класса у «Динамо» по отношению к другим клубам вполне достаточно. То есть в этом смысле конкуренцию «Динамо» не проигрывает, если мы говорим о российских игроках именно высокого уровня. А если мы берем просто российских игроков, то у «Динамо» есть большой кадровый резерв в виде молодежи, который может быть подключен в случае форс-мажора. Поэтому я не думаю, что для «Динамо» сейчас этот лимит выглядит очень критично. При «7+4», по-моему, вообще нет никаких проблем. При «6+5» ситуация чуть хуже, но я также не думаю, что это какая-то очень большая проблема. Что касается игроков высокого уровня, то в «Динамо» остаются и никуда пока не девались Жирков, Габулов, Ионов, Кокорин, Денисов. Это пять игроков, являющихся футболистами сборной, и в рекомендациях они не нуждаются. Вот вам состав уже под лимит «6+5».

— Это при условии, что все они здоровы и ни у кого из них нет дисквалификации.

— Совершенно верно. Но при этом есть Зобнин, есть Морозов, есть Ташаев, которые по идее теоретически заменяют по позиции иностранцев.

— Плюс есть еще Анатолий Катрич.

— Да. Но он травмирован сейчас. Поэтому из всех игроков на данный момент я вижу Зобнина и Морозова. Насчет Ташаева я пока не очень понимаю. А эти ребята могут выходить на один-два матча в случае кадровых потерь.

— Раз вы упомянули Игоря Денисова не могу вас не спросить: Андрей Кобелев — это тот человек, который может разрулить данную конфликтную ситуацию? Если да, то каким образом?

— Я вообще не представляю себе, как можно разрулить эту ситуацию вне зависимости от Кобелева. Потому что конфликты между двумя людьми, вне зависимости от того, кто они — игроки, тренеры, исполнительные директора и прочее, могут быть решены только между этими людьми. По идее не всегда в таких случаях требуется посредник. Скорее всего, самое правильное решение таких вопросов — это их самостоятельное приведение к окончательному результату путем взаимных переговоров. Но если это невозможно, то, я считаю, что третья сторона здесь мало чем может помочь. Третья сторона обычно решает, когда имеет большой административный ресурс. Тогда она вынуждает или заставляет. Однако это уже не доброе разрешение конфликта, а некоторое такое насилие. А насилие — это всегда плохо. Было бы лучше, если бы этот конфликт без относительно персоналий решался между ними в штатном режиме. Если он между ними в штатном режиме не решается, то здесь идет такая ситуация, как плохо и еще хуже. То есть здесь нет хороших выходов.

— Поскольку вы не исключили, что Черчесов может не доработать до конца своего контракта с клубом, мне вспомнилась аналогичная ситуация, которая была в свое время у Станислава Саламовича в «Спартаке» с Титовым. Егора тогда просили немножечко потерпеть и поиграть за дубль, поскольку были наметки, что в команде поменяется тренер. В случае с Игорем Денисовым возможен похожий вариант развития событий?

— То есть, если выражать мысли прямым языком, вы думаете, что Кобелев обеспечит моральную поддержку Денисову для того, чтобы Игорь подождал, пока Черчесова сменит какой-то другой тренер?

— Именно так. Но при условии, что Станислав Черчесов не сможет обеспечить результат.

— Здесь заложено сразу два «если»! Если Черчесов не дает результат и если Кобелев договаривается с Денисовым, то вариант, при котором игрок остается в ожидании смены Черчесова, возможен. Как возможно все в этой жизни. Потому что два «если» — это уже очень много.

Дмитрий ВАВИЛОВ. «Eurofootball», 02.07.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru