СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СТАНИСЛАВ ЧЕРЧЕСОВ: «В ФУТБОЛЕ НЕТ НИЧЕГО ВЕЧНОГО, КРОМЕ ТИТУЛОВ»

Станислав Черчесов«Динамо» этим летом оказалось самым загадочным клубом премьер-лиги. Еще полгода назад команду называли одним из основных претендентов на попадание в Лигу чемпионов, а возможно, и на титул. Но к лету «Динамо» лишилось нескольких лидеров, места в Лиге Европы и обзавелось неясными перспективами. Еженедельник «Футбол» встретился с главным тренером Станиславом Черчесовым, чтобы понять, почему «Динамо» сбавило в концовке прошлого сезона, что происходит в раздевалке его команды и следит ли клуб за тем, когда истекают контракты игроков.

План на полгода

— Рассказывают, перед каждым сезоном вы составляете документ, в котором прописываете, какой вы видите команду на будущем отрезке, с кем, по вашему мнению, стоит продлить контракт, какие позиции укрепить, с кем расстаться, и отправляете его руководству…

— Вы не правы. Не перед сезоном, а в конце предыдущего сезона и перед зимним перерывом в чемпионате. Потому что если это делать перед сезоном — это значит, что мы уже опоздали. Вот этот документ (достает стопку из двадцати листов с фирменными бело-голубыми бланками «Динамо»). Понятно, показать вам, что именно там написано, я не могу, но вот так выглядит этот документ, и под ним моя подпись.

— А если в общих чертах?

— В футболе нет ничего вечного, кроме титулов. А команда — это живой организм, который развивается и изменяется. Здесь моя оценка той работы, которую мы проделали на определенном отрезке, наблюдения за прогрессом футболистов, характеристика игровых качеств, наблюдение за особенностями характеров игроков, их мотивации, прогноз на следующий период. Все знают, что команда строится не за одну секунду, это процесс, и, чтобы он был качественным, нам необходимо иногда оглядываться назад и оценивать, кто мы, что мы, зачем мы что-либо делаем и как нам действовать дальше.

— Работает?

— Прошлым летом мы тоже составляли такой документ. Наметили план: мы хотим чемпионскую команду? Значит, надо сделать первое, второе, третье и далее по списку. Очень много футболистов покинуло «Динамо» — порядка 12, а взяли мы только шестерых — четверых купили, двух взяли бесплатно. И вы видели, как мы быстро стали боеспособной командой, не только очки набирали, но и качественный футбол показывали. Каждого футболиста, предложенного селекционным отделом, мы с Гурамом Захаровичем [Аджоевым] просматривали, по каждому у нас была обширная дискуссия. Когда мы вместе с клубом вычеркивали в этом плане один за другим выполненные пункты, картина на поле у нас совмещалась с той, что мы себе нарисовали на бумаге. В результате — второе место после первой части чемпионата. Зимой такой план на следующие полгода не был реализован.

Зачеркнутые строчки

— Сейчас у вас есть четкое представление, каким будет «Динамо» в следующие полгода?

— Сейчас, на данную секунду (26 июня), у меня такого представления нет. И это меня беспокоит и настораживает. Я жду информации. Вы же читаете, что акции «Динамо» полностью переходят к Центральному совету, что, возможно, изменится форма финансирования, что мы попали под санкции финансового фейр-плей. И я вместе с вами жду, что будет дальше, чтобы понять, будут ли перераспределены обязанности между должностными лицами, кто за какой участок будет отвечать. Вы видите, план у нас есть, пусть и измененный: когда составлял первый вариант, не знал, что мы останемся без еврокубков. И я снова вычеркиваю из него строчки. Но теперь занимаюсь тем, что вычеркиваю фамилии из списка тех игроков, которые могли бы усилить команду. Причем игроков — свободных агентов, то есть тех, кого в нынешнем положении клуб себе может позволить. Люди отсеиваются, варианты отпадают, и происходит это даже не из-за санкций УЕФА, а потому что время идет, мы им не можем сказать ни да ни нет, и футболисты принимают другие предложения.

— Список большой?

— Есть несколько позиций, где бы нам не мешало иметь конкуренцию. По каждой позиции у нас есть список из 5–6 фамилий, расставленных по приоритету. Вот сегодня утром я вычеркнул из него очередного игрока. Времени у нас не много. 19 июля мы играем первый матч — и сразу с «Зенитом». Так что нам надо как можно раньше понимать, куда мы идем, какая наша цель, какая у нас философия. И чтобы ни один футболист не сомневался, что выбранный путь — это путь к успеху.

— Сейчас сомневаются?

— А вы бы не сомневались? Вчера мы в этом же самом кабинете разговаривали с Самба, и у него возникают законные вопросы. Ушел Юсупов, ушел Кураньи, есть другие изменения. С кем мы идем в чемпионат? Всем нравится быть победителями. Когда мы выигрывали шесть матчей подряд в Лиге Европы, когда мы ярко выступали в чемпионате, вся команда летала по полю, и всем игрокам нравилось это состояние. А в концовке чемпионата было уже не так: осталось 11 игроков основы и молодежь. Сейчас футболистам снова нужна уверенность, что те времена и та игра вернутся.

— Как среагировал Вальбуэна на известие о том, что «Динамо» пропустит еврокубковый сезон? Он же не потерял надежды сыграть в сборной Франции на домашнем Евро-2016? Для него же важна Лига Европы.

— Я его превосходно понимаю: каждому футболисту нашей команды важно играть в Европе, в том числе и мне. Когда нас приглашали, мы говорили в том числе и о еврокубках. Как только стало известно решение УЕФА, он сразу же через переводчика прислал смс с вопросом, как все будет дальше. Я попросил ответить, чтобы он до 28 июня нормально отдыхал и восстанавливался, а потом мы встретимся на сборе и все обсудим.

Капелло с гранатой

— У вас свободный немецкий язык. Рассказывают, вы специально совершенствовали английский, чтобы напрямую общаться с агентами и легионерами. Следующий — итальянский или французский для разговора с Вальбуэна?

— У нас все франкоязычные легионеры говорят на английском, даже Вальбуэна — для разговора один на один его уровня хватает. А итальянский? У меня есть две руки — обычно этого достаточно для того, чтобы найти общий язык с любым итальянцем.

— Даже с Фабио Капелло?

— Мы с ним разговариваем на футбольном языке. Главному тренеру сборной что нужно от клубного? Самую полную информацию по игрокам. Ему интересно, кто у нас есть в «Динамо» для национальной команды. Зимой я ему говорил: у нас есть несколько молодых футболистов для тебя, ты будешь доволен. Зобнина он уже приглашал.

— Вы тоже считаете, что Капелло должен уйти?

— Меня как-то в Австрии попросили оценить Фабио Капелло. Я ответил: вот когда у меня будет хотя бы половина тех титулов, вот тогда я и буду иметь право его оценивать. Я считаю, что с Капелло нужно все решить цивилизованным путем с полным уважением к нему и к контракту. Он же не с гранатой к нам прилетел со словами: либо подписывайте контракт, либо я тут взорву всех.

— И кто должен возглавить сборную после него?

— Это политический вопрос. Я вполне серьезно. Чемпионат мира в России — это уже политика и огромная ответственность. Такие решения принимаются на самом верху. И это такая ответственность, от которой нельзя отказываться, но при этом полностью понимая, какое давление ждет главного тренера сборной. Здесь как говорится, «партия сказала «надо».

Смолов и контракты на продление

— Как лидеры в «Динамо» восприняли санкции УЕФА?

— А что мы можем сделать? Это факт, его не изменить. Мы сделали все, чтобы играть в Лиге Европы, дальше от команды уже ничего не зависело. Дальше все уже решалось не на футбольном поле, тем более что клуб знал о финансовом фейр-плей и должен был подготовиться. Да, это произошло, ни один футболист не в силах был это исправить. Теперь есть вопросы важнее: как нам жить с этим фактом — обидеться на весь мир? Бросить весла? Или попытаться выжать из ситуации максимум? Сейчас я им сказал: если нас не пускают в Лигу Европы, значит, мы должны сделать все, чтобы через год играть в Лиге чемпионов.

— Это реально?

— Главное тут — понимать, что мы делаем дальше. Заменить Кураньи — гаранта 13–15 голов за сезон — непросто. И футболисты это знают не хуже нас с вами. А они, между прочим, очень внимательно смотрят на того, кто придет на смену тому же Кураньи, и тоже оценивают: тот ли это человек, который поможет команде, и ему тоже побеждать, добиваться титулов и зарабатывать премиальные? И если они видят, что новички нужного уровня, они продолжают работать на максимуме. Если нет, значит, делают свои выводы, и настрой уходит. Дальше игроки смотрят, как дела с другими футболистами: принимаются ли решения по продлению контрактов. В клубе знают мои рекомендации продлить контракты с теми лидерами, у кого они истекают в ближайший год: с Самба, Дугласом, Кокориным, Габуловым, Жирковым, Ионовым, Джуджаком… Но из-за известных событий это пока не произошло. Мы все в клубе должны доказать в том числе и своим футболистам, что у нас серьезный настрой. Иначе ситуация, которая сложилась в концовке прошлого сезона, может повториться. Когда у футболистов много отвлекающих факторов, им сложно сконцентрироваться на результате. В этих же рекомендациях был указан список возможных новичков команды.

— Гранат, Юсупов, Смолов, Кураньи… Они уходили свободными агентами, не перезаключив контракты. Дело было только в деньгах? Вы разговаривали с ними?

— У меня есть правило: до принятия важных решений я должен переговорить с игроком, чтобы понять его настрой, то, как он сам представляет себе свое будущее. Но есть вещи, которые вне моей компетенции, — финансовые условия контрактов, например. Если наши точки зрения с игроком совпадают, то я передаю эстафету Гураму Захаровичу.

— Юсупов при вас стал лидером «Динамо», Смолову вы сами советовали идти в аренду в «Урал», и там он перезагрузил карьеру. Вам не обидно, что после этого они уходят от вас в другие команды?

— Это мир профессионального футбола, в котором каждый вправе принимать решение о своей карьере. Здесь нет смысла говорить об обидах. Когда объявляю футболисту, что мы расстаемся с ним или продлеваем контракт, я же рассчитываю на профессиональную реакцию. Так же нормально должен сам реагировать на решение игрока, если он выбирает тот или иной путь. Мы же не при крепостном праве живем.

Козлов, Ротенберг и место в составе

— С Козловым было именно так?

— Мне несколько раз звонил его агент с вопросом, готов ли я отпустить Козлова. И каждый раз я говорил: нет. Но в какой-то момент сам Козлов попросил дать разрешение на его трансфер. В тот момент на позиции правого защитника предпочтительнее выглядел Ротенберг. Принимая во внимание, что Козлов уходит, мы на его место взяли Соснина. Два человека на позицию — это уже довольно жесткая конкуренция, тем более подрастают наши молодые футболисты Живоглядов и Морозов, которые тоже могут претендовать на эту позицию. Сейчас задача Козлова — договориться о переходе, трансферное окно открыто.

— Сын Ротенберга — неудачный статус в команде. Вы же понимаете, что, даже если мы сейчас опубликуем все статистические показатели или их даже покажут по телевизору и там будет очевидно, почему играет Ротенберг, а не Козлов, все равно вокруг будут говорить о том, что он сын президента клуба.

— Ротенберг недавно появился в финской сборной: у него что, отец и президент Финляндии тоже? Вы говорите о том, что я называю комплексами. Так вот: комплексов у меня нет. Если у нас футболист на тренировках показывает, что он лучше конкурента, он будет выходить в основном составе. При Ротенберге в составе мы не проиграли ни одного матча, а играли и с «Локомотивом», и обыгрывали ЦСКА. И стал он выходить не с первого матча — что у него в первом туре не было, что ли, отца в «Динамо»? Он появился в составе, только как стал соответствовать требованиям. Я вижу то, что вижу, а не то, что хотелось бы вам или еще кому-то. Есть готовность футболиста, есть ситуация с травмами, есть конкуренция. Что я — каждый раз при определении состава должен представлять себе, кто чего подумает? Меня больше устраивает игра Ротенберга в обороне, он там старается отрабатывать по полной программе, но мы видим, что ему надо прибавлять в атаке. Мы с ним говорили об этом, и он сам прекрасно понимает, что если добавит впереди, то у него будет больше шансов, если нет — значит, начнет проигрывать конкурентам за место в составе. Сейчас стартует сезон, и каждый по новой будет доказывать свое право выходить в основе.

«Локомотив», «Терек» и разговоры в раздевалке

— В прошлом сезоне у «Динамо» было несколько ключевых моментов…

— «Динамо» — это команда, в которой каждый момент ключевой.

— Но все-таки первый из них, на мой взгляд, это матч с «Локомотивом», в котором «Динамо» вело в два мяча, а потом выдало тайм-катастрофу — 2:4. После команда могла рухнуть. Что надо сказать команде, чтобы этого не произошло?

— Каждому игроку… Нет, не так. Каждому мужчине надо всегда дать шанс исправить свои ошибки. Если вы обратили внимание, в следующем матче у нас играла та же линия обороны. Это первое. Второе: тут эмоции могут оказаться лишними. Нужен четкий анализ с внимательным разбором ошибок и четкие рекомендации, что и как исправить. Футболистам не нужен крик, им нужен совет, что сделать, чтобы это не повторилось. Так что там не было шума. Там был разбор игры. И некоторые моменты, которые останутся внутри команды.

— А что нужно говорить команде после таких матчей, как победы над ЦСКА?

— Здесь лучше молчать. Игроки сами между собой переживут этот момент. И вообще, перед тем как зайти в раздевалку, ты никогда не знаешь, что ты скажешь. Или даже не что, а как ты это скажешь. Ты заходишь и несколько минут ждешь, чтобы понять, какая атмосфера там, какие слова футболистам нужны больше всего. Тот тренер, который понимает, какие слова нужнее в данный момент, добивается большего успеха.

— Кто-то из футболистов после вас имеет право сказать что-то в раздевалке?

— Если только что-то ободряющее, чтобы завести команду. По тактике, по установке — нет. Только нюансы обсудить между собой: например, пара центральных защитников могут договориться, кто в той или иной ситуации встречает, а кто страхует.

— Еще один момент прошлого сезона — матч с «Тереком» (3:0). С тем «Тереком», который в предыдущем туре грохнул «Зенит». Возможно, это только мое мнение, но это был лучший матч «Динамо» в прошедшем сезоне. Потому с трибуны даже тем людям, кто профессионально не играл в футбол, было четко понятно, что делает команда, как она это делает и почему у соперника нет ни единого шанса. Это лучший матч прошлого сезона?

— Было несколько игр, которые нам понравились, и с «Тереком» — одна из них. Но вы говорите «лучший матч», а тактический разбор наших ошибок в нем у нас занял 35 минут.

— Еще одна реперная точка — вылет от «Наполи» в 1/8 финала Лиги Европы. После «Динамо» просело. Дело в физическом состоянии или в эмоциях?

— Я вам могу показать цифры: мы выполняли не меньший объем работы, чем обычно. Беговая работа, ускорения, все-все-все было как всегда. Значит, дело не в физическом состоянии. Но футбол — это не бег, футбол — это в том числе и эмоции. Да, часть из них исчезла. Почему? Здесь и вылет из Лиги Европы, и та самая ситуация с контрактами.

Работа мечты

— Год назад казалось, что если есть в мире работа мечты, то это место уже получил Станислав Черчесов. Прошел год, и теперь так не кажется. Слишком много факторов, которые невозможно просчитать. Слишком много ситуаций, в которых все зависит не от вас. Вам не казалось, что порой вас затягивает в эту воронку событий, вырваться из которой практически невозможно?

— Вы говорите о «работе мечты», а мы говорим о возможностях создать хорошую команду. У нас нет слова «мечта». У нас есть слово «возможность». И любую ситуацию нужно просчитывать. Любую. Для этого мы должны знать возможности каждого футболиста и то, чего от него ожидать в стрессовых ситуациях.

— «Мы»?

— «Мы» — это клуб, тренерский штаб, команда, болельщики.

— Но вы год назад шли в «Динамо» с возможностью сделать чемпионскую команду, а сейчас никто не понимает, каким будет клуб к началу чемпионата.

— А такое желание у нас не пропало. Мы знаем, как это сделать. Вопрос — будет ли такая возможность.

Андрей ВДОВИН. Еженедельник «Футбол», 06.07.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru