СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СТАНИСЛАВ ЧЕРЧЕСОВ: «ЕСЛИ У СБОРНОЙ НЕ БУДЕТ ТРЕНЕРА — Я ОТКРЫТ ДЛЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ»

Станислав Черчесов
Фото: sport-express.ru

Вчера руководство «Динамо» уволило главного тренера Станислава Черчесова и назначило на его место Андрея Кобелева. Вечером уже экс-рулевой бело-голубых дал интервью обозревателю «Спорт-Экспресса».

С СЫСОЕВЫМ И КОБЕЛЕВЫМ ПОЖАЛИ ДРУГ ДРУГУ РУКИ

— Новым главным тренером назначен Андрей Кобелев. Он пришел в клуб спортивным директором, еще при вас как главном тренере, и все всё понимали. То есть фактически — на живое место. Подадите ли вы ему руку? — начал я разговор с Черчесовым, взяв быка за рога.

— Подал, когда Кобелев пришел в команду — и сегодня, прощаясь, тоже. И совершенно искренне пожелал удачи. Телефон он мой знает, и, если позвонит, трубку сниму.

Смотрю на эти вещи совершенно иначе, чем вы представили в своем материале. Какая мне разница, пришел Кобелев на должность главного тренера с поста спортивного директора или с кухни собственного дома? Не он же сам себя назначал.

— Но непонятно, зачем клубу было делать эту нелепую и очевидную всем комбинацию со спортивным директорством, если можно было совершить все прямо: расстаться с одним тренером, назначить другого.

— Не готов ответить на этот вопрос. Потому что отвечать могу только за себя и за свои поступки. И за готовность вверенной мне команды. После матча с «Монако» могу с уверенностью сказать, что эта готовность есть, и на работу «Динамо» в межсезонье, невзирая на все привходящие обстоятельства вроде исключения из еврокубков, жаловаться не приходится.

— Кто и когда сообщил вам об отставке?

— Давайте для начала уточним формулировки. Никакой отставки нет. А есть диалог, результатом которого стало обоюдное решение разойтись. Сегодня я был в клубе, переговорил с новым исполнительным директором Сергеем Сысоевым. Еще после совета директоров, когда улетал на субботний контрольный матч с «Монако», договорились, что пообщаемся после прилета. Другое дело, что тему я тогда не знал.

Разговор был о том, каким новые руководители «Динамо» видят клуб в создавшейся ситуации (в том числе с финансовым fairplay), c какими идеями пришел я — и как эти взгляды стыкуются. Новое руководство сообщило, что у «Динамо» будет новый вектор развития, и к этому надо относиться с пониманием. В то же время не стану скрывать: случившееся меня злит. Мы с игроками почувствовали вкус больших побед в Лиге Европы, и делать шаг назад противоречит моей натуре.

В то же время упираться, вставать в позу, устраивать лишний шум — это не принесло бы плюсов ни клубу, ни мне, ни, главное, делу. В итоге мы пожали друг другу руки и разошлись. Друзьями.

— Не думали, что победа в Монако может изменить или отложить то, что произошло сегодня?

— Если изначально определен другой вектор развития, то победа над «Монако» в любом случае не сыграла бы ключевой роли. И, повторяю, отношусь к этому с пониманием.

— Что означает: «новый вектор развития»? Подобное мы уже слышали. Да и вообще, все, что происходит сейчас в «Динамо», до боли напоминает мне «Анжи» двухлетней давности.

— Этот термин я услышал от господина Сысоева, но расшифровывать его не хотел бы. Потому что ко мне это больше не относится. С моей стороны было бы некорректно будоражить какими-то суждениями болельщиков. Может, я что-то неправильно понял и ненароком введу их в заблуждение.

ПОКА НЕ ГОТОВ СКАЗАТЬ, ФУТБОЛЬНЫЙ ЛИ ЧЕЛОВЕК СЫСОЕВ

— Сысоев широкой публике пока неизвестен. Ответьте на один вопрос — это футбольный человек?

— Не готов ответить. Для таких выводов человека надо знать лучше, чем по тем двум разговорам, которые у нас состоялись. Ведь до этого нам встречаться не доводилось. Но мы обсудили множество тем, и нам нашлось о чем поговорить.

— Можете объяснить — кто сейчас в «Динамо» главный человек? Кто принимает ключевые решения?

— Даже если бы я все знал, есть вещи, которыми делиться не вправе. Чтобы вас впускали в дом, вы не имеете право выносить из него какие-то вещи или информацию. На совете директоров я понял что и как. Если у клуба есть желание об этом рассказать — они расскажут. Сам я никогда подобным разглашением фактов не занимался. Меня вызвали — я отчитался: как идут сборы, что происходит на моем фронте работы, не залезая в другие. Почерпнул много информации для размышлений, но делиться с публикой, простите, не готов.

— Верно ли понимаю, что Борис Ротенберг был единственным, кто вас поддерживал?

— Это так. Мы в Монако повидались, да и вообще в последнее время часто перезванивались. Вообще-то не люблю отвлекать президента клуба, серьезного и занятого человека. Поэтому прежде почти всегда контактировали через Гурама Аджоева. Но после того как он покинул клуб, стали общаться напрямую.

— Как вы относитесь к работе бывшего спортивного директора Аджоева?

— В ходе второго круга, когда уходили футболисты и не продлевались контракты, Гурам Захарович подвергся серьезной критике. Но теперь ясно, что из-за ситуации с финансовым fairplay у него не было возможности ни переподписывать дорогостоящих игроков, ни покупать тех, кого наметили. Думаю, все поняли, что в той мере, в какой она звучала, критики Аджоев не заслуживал. В конце концов, за эти годы нам удалось создать в «Динамо» боеспособный коллектив.

С РОТЕНБЕРГОМ СОШЛИСЬ НА ТОМ, ЧТО ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ НА СЕЗОН ВЫПОЛНЕНЫ

— Признайтесь — с «новым вектором развития» вам в «Динамо» было бы неинтересно?

— Когда я приходил в «Динамо», в мою голову был вложен другой чип. Четко понимал, что наша задача — сделать большой клуб, и в короткий срок нам это в целом удалось. На днях в Монако мы обсуждали это с президентом клуба Борисом Ротенбергом и пришли к выводу, что все главные цели были выполнены. Программа-минимум — попасть в еврокубки, демонстрировать зрелищную игру, привлечь болельщиков на стадион — выполнена.

Недаром на ответном матче с «Наполи» присутствовали 18 тысяч человек — а это, заметьте, не тот «Наполи» 1990 года, против которого мне довелось играть как футболисту и в котором выступал Диего Марадона. Тут шли не на Марадону. Тут шли на «Динамо», которое одержало шесть побед в шести матчах группового этапа Лиги Европы, при том что в групповых стадиях еврокубков до того не играло в своей истории ни разу. А потом и «Андерлехт» прошли.

А то, что произошло потом… Думаю, многим теперь понятно, почему команда провела второй круг не так, как первый. Голова у всех была забита нефутбольными вещами. Чем все закончится с финансовым fairplay? Почему не продлеваются дорогостоящие контракты с ведущими футболистами? Каких-то вещей, которые мне известны теперь, я тогда не знал. Но, конечно, реального удовлетворения второй круг принести не мог, мы обязаны были играть лучше.

Никаких оправданий — но факты налицо. Приходил в «Динамо» я под одно. А сейчас тот самый чип уже другой. Это не говорит о том, хороший он или плохой. Просто другой.

— Но вы-то тренер разновекторный, работавший не только с «Динамо» и «Спартаком», но и с «Тереком», «Амкаром», «Жемчужиной». То есть способный перестроиться под другие задачи. Руководство клуба так не считает?

— Этот момент в нашем разговоре тоже обсуждался. Я никогда не гнушался работы. Но есть вопросы, на которые не могу ответить, потому что не вправе додумывать за других. Те же шесть побед в шести матчах группового турнира Лиги Европы никто нам не подарил. И жаль, что в силу объективных обстоятельств нам с тренерским штабом не удалось довести до конца сезона эту работу, в которой у нас была возможность для ротации состава и мы чувствовали себя в таких условиях комфортно.

— Понятно, что о следующей вашей работе говорить еще рано. Но во вторник, вероятно, освободится кресло главного тренера сборной России. Этот пост был бы вам интересен?

— Пока этот вопрос неактуален, поскольку у сборной есть главный тренер. И если Фабио Капелло продолжит работать, только пожелаю ему удачи. Сам только что был в ситуации, когда все только и обсуждали мою отставку, а я о ней ничего не знал. Так что понимаю состояние коллеги. Но на сегодня я свободный от каких-либо обязательств тренер. И коль скоро так все сложилось в «Динамо», теперь открыт для предложений.

— Каковы условия расторжения контракта? Вам выплатят всю зарплату за следующий сезон или какую-то часть?

— Мы нашли компромисс по всем вопросам и расходимся по договоренности сторон. Никаких проблем нет. Причем это касается и тренерского штаба, что для меня всегда имеет принципиальное значение.

КАК Я МОГ РЕЗКО ГОВОРИТЬ С УВАЖАЕМЫМИ ЛЮДЬМИ?

— Верна ли информация, что вы резко высказались на совете директоров по поводу неподписания контрактов с М’Вила и Дьяковым, после чего там и было решено с вами расстаться? И по каким причинам соглашения не подписываются?

— Насчет причин — это не ко мне. А по первому вопросу — конечно же, нет. Как вы можете себе представить, чтобы я в резкой и тем более грубой форме разговаривал с уважаемыми людьми в совете директоров «Динамо»? Никогда не позволяю себе в дискуссиях переходить границы дозволенного.

В то же время мое мнение руководство всегда знало и сейчас знает. На том же совете директоров я излагал его абсолютно четко, открыто и без утайки. Давно для себя сформулировал: в отношениях с руководством тренер должен аргументировать и убеждать. С игроками — убеждать и требовать. Если он начнет руководство, да и игроков, просить, то в какой-то момент попросят уже его самого.

— Судя по тому, что и после совета директоров М’Вила вышел в стартовом составе с «Монако», а Дьяков — на замену, вы по-прежнему убеждены, что эти игроки должны подписать контракты с «Динамо»?

— Вы сами ответили. Я же, в свою очередь, не хотел бы комментировать кадровую политику клуба. Тем самым я нарушу профессиональную этику, на что не имею права, хотя и многое знаю.

— Не ставилось ли перед вами на совете директоров требование урегулировать конфликт с Игорем Денисовым?

— Без комментариев.

— Вообще, если бы у вас была возможность сделать в «Динамо» все заново, что-то бы изменили?

— Сегодня не готов ответить. Но всегда делаю выводы из своей работы. Вспомните: в 2008 году в «Спартаке» в первом после зимнего перерыва матче Кубка УЕФА мы проиграли «Марселю» на выезде — 0:3. В ответной встрече победили — 2:0, но этого оказалось недостаточно. Теперь же прошли «Андерлехт», при том, что в первом матче с 65-й минуты играли вдесятером. А потом создали немало проблем «Наполи». Такие вещи не происходят просто так, это результат анализа и работы над ошибками. Пусть с тех пор и прошло шесть лет. Выводы надо делать и из побед, и из поражений.

— Но можете сказать, что в чем-то по итогам работы «Динамо» недовольны собой?

— Да. В первом и втором круге мы были совершенно разными командами. Как бы ни складывались не зависящие от нас обстоятельства, мы потеряли слишком много очков во второй части чемпионата. И в этом всегда виноват главный тренер. Теперь главное — весь тот опыт, который приобрел, отсортировать и применить в следующей команде.

— Если бы вы весной продолжили играть в том же составе и в той же психологической обстановке, что осенью, — чего бы добились?

— Если бы все оставалось, как в первом круге, и добавилась пара намеченных новичков, думаю, до конца боролись бы за титул. Но футбол не признает слова «если», и гадать сейчас на эту тему бессмысленно.

С «МОНАКО» КОКОРИН БЫЛ ТАКИМ, КАК ВСЕ ХОТЯТ ВИДЕТЬ

— Весь сезон раздавалась жесткая критика в адрес Александра Кокорина. Вы же его беспрестанно защищали. Теперь можете сказать правду?

— Буду последователен. Моя задача как тренера — не критиковать футболиста, а помогать ему. Рад, что в матче с «Монако» мы увидели того Кокорина, которого все хотят видеть. И того Вальбуэна, чье появление дало команде серьезный импульс.

Француз провел блестящий первый круг, весной же ему попросту не хватило силенок. Любой игрок должен хотя бы в той или иной степени находиться в ротации, и осенью у нас такая возможность была. Напомню, например, что в домашнем матче с ПСВ Матье вышел на замену, а в добавленное время подал угловой, приведший к голу. А после зимнего перерыва шанса на замену у него уже не было. Это не могло не привести к определенной яме. И проблема коснулась всех. Тем не менее команда вырвала путевку в Лигу Европы, за что ей честь и хвала.

Заметьте: не было ни одного неудачного трансфера. Взять того же Губочана, который пришел в «Динамо» перед самым закрытием прошлого летнего «окна», а в итоге попал в символическую сборную Лиги Европы. По-новому раскрылся целый ряд футболистов: таких показателей по системе «гол плюс пас» у Джуджака и Ионова не было никогда (по крайней мере в российский период карьеры венгра), вернул себе былую результативность Кураньи. А Самба, который стал реальным столпом обороны и к тому же нередко забивал решающие мячи? А Ванкер, хозяйничавший в центре поля?

— Помимо Кураньи, у публики не было претензий и к двум другим из числа самых опытных игроков команды — Жиркову и Габулову.

— С Жирковым мы о многом разговаривали, и он провел сезон ровно и качественно. Одной из главных задач было обойтись без мышечных травм, мы продумали программу подготовки и, выходит, поняли друг друга. Главное во взаимоотношениях тренера и игрока — верить друг в друга, и у нас с Жирковым эта вера была.

Габулов в начале сезона на какое-то время оказался на скамейке запасных. У любого футболиста первая реакция на такие вещи — негативная. Будучи игроком, ты не до конца осознаешь, что с тобой происходит, но в такие моменты возможны два подхода. Один — анализировать, другой — махнуть на все рукой и обидеться. Тренер всегда рискует — поймет его игрок или нет. Честь и хвала Габулову, он не просто понял, а прибавил и сегодня является реальным кандидатом в сборную.

— Не при нынешнем ее штабе.

— Это уже не мой вопрос. А молодые? Покажите мне еще одну команду в премьер-лиге, где за сезон в основном составе дебютировали сразу пятеро дублеров — Зобнин, Кузьмин, Ташаев, Катрич и Данилкин. Когда я говорил о потенциале нашей молодежи, многие воспринимали как фигуру речи. Но мы показали это на деле. И то, что Зобнина пригласили в сборную России, продемонстрировало правильность этой работы.

— С кем из игроков, у которых через год истекают контракты, вы продлили бы отношения, с кем — нет?

— Сейчас с моей стороны такие обсуждения вести неправильно. Потому что для меня это уже вчера, а для «Динамо» — его руководителей, игроков, болельщиков — это сегодня.

— С болельщиками на заключительном этапе работы у вас не складывалось — достаточно было послушать их реплики с трибун во время матча с «Краснодаром».

— Болельщики всегда эмоциональны. Во время сезона они многого не знали, а теперь, знаю, смотрят на определенные вещи под другим углом зрения. Безусловно, им надо быть более терпимыми и корректными по отношению к своей команде даже в периоды, когда у нее что-то не складывается. Тем не менее мы провели вместе хорошее время, и эмоции в концовке никак не повлияют на мое уважительное отношение к поклонникам «Динамо». Уверен, что мы будем встречаться друзьями.

— А с какими эмоциями вы сами будете смотреть матчи «Динамо»?

— С профессиональными.

Игорь РАБИНЕР. «Спорт-Экспресс», 14.07.2015

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru