СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


РАДУ РЕБЕЖА: «НЕ УДИВЛЕН, ЧТО СЛУЦКИЙ СОГЛАСИЛСЯ РАБОТАТЬ В СБОРНОЙ БЕЗ ЗАРПЛАТЫ»

Капитан «Москвы» времен Леонида Слуцкого, экс-капитан сборной Молдавии Раду Ребежа дал интервью обозревателю «Спорт-Экспресса».

Раду РебежаБывший полузащитник «Зимбру», «Уралана», «Сатурна», «Москвы» и «Химок» Раду Ребежа нынче дома, в Кишиневе. Побывав за послеигровые годы вице-президентом федерации футбола Молдавии (аж четыре года!) и советником премьер-министра страны по делам молодежи и спорта, сейчас сосредоточился на своем инвестиционном бизнесе, в который входят недвижимость, бизнес-центр, ресторан. На его рабочем месте мы в среду днем и встретились.

Поговорить с ним было вдвойне интересно оттого, что Ребежа — первый капитан Леонида Слуцкого. Когда молодой тренер в 2005 году возглавил «Москву», молдаванин носил там повязку — и это продолжалось все то время, что Слуцкий оставался во главе команды. Лишь когда его сменил Олег Блохин, Ребежа попал в опалу и спустя полгода вынужден был уйти в «Химки».

СЛУЦКИЙ ЗА ОДНУ ВСТРЕЧУ СУМЕЛ РАСПОЛОЖИТЬ К СЕБЕ ВСЕХ ИГРОКОВ «МОСКВЫ»

— Верно ли, что поддерживаете отношения со Слуцким? — спрашиваю Ребежу.

— Созвонился с ним буквально семь минут назад (это было, когда еще сборная России не вылетела из Москвы. — Прим. И.Р.). Мы давно уже договорились встретиться в Кишиневе, и я спросил, когда ему будет удобно. Предыгровой день и день игры были исключены, поэтому он пригласил меня в холл отеля сборной России сегодня на поздний вечер. Это будет встреча двух близких людей, знакомых семьями, и я жду ее с нетерпением.

— Каким был тренер Слуцкий в 2005 году?

— У меня было много тренеров, и со многими сохранились теплые отношения. Но с Леонидом Викторовичем — особенные. Почему? Во-первых, из-за небольшой разницы в возрасте. Во-вторых, он сам позже отмечал, что и я как капитан, и весь наш коллектив в «Москве» приложил руку к началу становления Слуцкого как тренера уровня премьер-лиги. Это была его первая взрослая команда, она и до него шумела, и на него легла огромная ответственность.

— И не все это назначение, а также отставку Валерия Петракова, тогда поняли.

— Это стало сюрпризом для очень многих. Слуцкого не знали, спрашивали — кто это? Он работал во второй команде «Москвы», да, выиграл с ней чемпионат среди дублеров. Решение Юрия Белоуса доверить ему первую команду было большим риском. Но он с ним общался, видел перспективу и принял решение, которое стало для игроков большой неожиданностью. Ждали какого-то опытного тренера с именем. А получили большого и доброго молодого человека.

Главной заслугой Слуцкого стало то, что он сумел моментально расположить нас к себе, убедить в том, что мы сможем вместе сделать хорошее дело. В «Москве» был костяк взрослых игроков — Семак, Бракамонте, я. И одной встречи хватило для того, чтобы мы захотели ответить ему большой самоотдачей. Уверенно выиграли на стадионе имени Стрельцова его первый матч — со «Спартаком», и это было очень важно. У нас был крепкий коллектив и до него, но он еще больше его связал и сплотил.

— Вы-то сами были за или против сенсационной отставки Петракова?

— С Петраковым у меня тоже были очень теплые отношения, поэтому сказать, что я сильно обрадовался новости о его отставке, не могу. Мы в него верили, и он этот коллектив создал. Несколько недель до увольнения внутри команды уже шли разговоры, что руководство недовольно Петраковым, и не сегодня-завтра его уберут. Слышали и о том, что есть молодой тренер, который, возможно, придет. Но сказать, что воспринимали все это всерьез, не могу.

Восприняли случившееся как решение руководства, в нюансы которого мы не лезли. Но многое зависело от того, как Слуцкий после назначения себя преподнесет. С учетом опыта большинства игроков, сделать это было непросто. Но ему удалось в лучшем виде.

— Белоус рассказывал, что перед матчем со «Спартаком» вызвал вас, Бракамонте, Годунка и Мелешина и попросил поддержать нового тренера. Было такое?

— Да. Президент клуба пригласил старожилов команды к себе в офис и попросил нас поддержать человека. У нас был очень здоровый коллектив, и нам несложно было ее выполнить. Да, с Петраковым у нас многое было связано, но мы хотели честно делать свою работу. Никаких разговоров — мол, кто это такой, дайте нам тренера с именем — не было.

— Кстати, чем сейчас занимается Бракамонте?

— Играет на гитаре. Мы постоянно переписываемся в соцсетях, и он недавно прислал мне музыкальное поздравление с днем рождения, даже на русском что-то пробурчал. Потрясающий человек — с какой-то другой планеты! Других таких не встречал. Белоус и Максим Мотин рассказывали мне, что Брака вроде собирался заняться тренерской деятельностью и даже приехать для этого в Россию. Но из того, что вижу, по-моему, у него продолжается сиеста (смеется).

— А как игроки отреагировали, когда тот же Белоус после финала Кубка и 4-го места в 2007 года не менее шокирующе, чем назначил Слуцкого, уволил его?

— Ребята постарше, которые входили в тренерский совет, не поняли случившегося. Для нас не было важно, какие там отношения у руководства с тренером: если результат есть, почему не дать ему дальше работать? Деталей не помню, но недоумение, в чем смысл этого увольнения, было. Тем более что пришедший вместо Слуцкого Олег Блохин оказался весьма… своеобразным человеком и тренером. И результата с «Москвой» не дал. Но когда руководство что-то решает, игроки могут это только принять.

— Слуцкий уже тогда был кавээнщиком и театралом?

— Да. Он представил новое течение для российских тренеров, не зацикливаясь на одном футболе. Знаю, у него мама педагог, сам он очень начитанный человек. КВН и в «Москве» был его любимым занятием, а «Камеди клаб» вообще к нам приезжал. Слуцкий уже тогда понимал то, до чего многие дошли гораздо позже, — что кругозор футболиста должен быть широк. Над ним и пошутить можно было — он и сам шутил, и игрокам это позволял.

О МАТЧЕ С ПСВ СЛУЦКИЙ НАПИСАЛ МНЕ: «ХИЧКОК ОТДЫХАЕТ!»

— Как восприняли назначение Слуцкого в сборную России?

— Каждый день читаю российскую прессу и был в курсе всех обсуждений, когда уволили Капелло. Для меня было однозначно: Слуцкий — как раз тот человек, который был сейчас, на короткой дистанции, нужен сборной России. Чтобы перевернуть эту неудачную серию.

После почти каждого матча я поздравляю его с победой, мы перебрасываемся парой фраз об игре. Когда ЦСКА с приключениями обыграл ПСВ, я написал: «Нам неинтересно спокойно забить четвертый, чтобы просто было, надо же поволноваться в конце!» Он ответил: «Да, Хичкок отдыхает».

— Удивились ли, что Слуцкий согласился до конца цикла работать со сборной без зарплаты?

— Зная мировоззрение Леонида Викторовича — абсолютно не удивился. Даже на своей сегодняшней высоте он хочет расти, учиться и набираться тренерского опыта. И деньги для него стоят далеко не на первом месте.

— Стоит ли, по-вашему, Слуцкому продолжать совмещение постов? Хватит ли ему сил на два фронта?

— Надеюсь, сборная России решит задачу и будет на чемпионате Европы. До него совмещение допустимо, тем более что весной у сборной будет только один товарищеский матч. Но не думаю, что дальнейшее совмещение — хорошая идея. У ЦСКА высокие амбиции, он постоянно участвует в Лиге чемпионов, и разрываться между всеми турнирами такого клуба и сборной на протяжении долгого времени крайне сложно.

Может, для Леонида Викторовича выбор и будет простым, но не думаю. ЦСКА однозначно стал для него родным домом. И работа тренера клуба и тренера сборной различается очень сильно, что доказал пример того же Капелло.

НЕ СКАЗАТЬ, ЧТО СТОЙКА ЗАВОЕВАЛ ПРАВО РАБОТАТЬ СО СБОРНОЙ

— Как отнеслись к назначению в сборную Молдавии румына Штефана Стойки из «Зимбру» — еще одного, наряду со Слуцким, совместителя?

— Немного удивился. Во-первых, просто была взята модель России. Но Слуцкий — двукратный чемпион страны, у него много достижений. А Стойка работал в клубе «Милсами» и занимал 3–4 место, пробиваясь квалификацию в Лигу Европы. А сейчас работает в «Зимбру» всего несколько месяцев. Не могу сказать, что этот тренер своими заслугами завоевал право работать со сборной.

— Удивительно, почему нельзя было дождаться окончания отборочного цикла. Ведь с последнего места Молдавии уже не уйти — для этого надо взять четыре очка в матчах с Россией и Швецией.

— Понятно, что выступили очень неудачно, но я бы дал Куртияну доиграть эти два матча.

— Существует конспирологическая версия этой отставки — потому что Куртиян прописан в Санкт-Петербурге. И с учетом политической ситуации, на федерацию могли надавить сверху, чтобы поменять тренера как раз перед матчем с Россией.

— Страна у нас сейчас разделилась на два лагеря — проевропейский и пророссийский. Оттого такие мнения были, есть и будут. Но правда это или нет, сказать сложно. Возможно всё. Этот матч вообще ожидается многими — и по спортивной, и по политической составляющей. Матч был под угрозой срыва, ожидаются какие-то волнения.

— Якобы чуть ли не фанаты «Стяуа» и «Черноморца» подъехали поддержать своих друзей из «Зимбру» против российских оппонентов.

— Тоже об этом читал и слышал. Но очень надеюсь, что все-таки все пройдет мирно и будет сосредоточено на футбольном поле.

— Матч с Россией пройдет на очень симпатичном стадионе «Зимбру», построенном в 2006 году. Кто профинансировал строительство?

— Там интересная ситуация. У «Зимбру» еще с 1993–94 года, когда я там еще играл, есть владелец — Николай Черный. Когда-то он был на высокой должности в «Лукойле», у него есть ряд других бизнесов. Но содержать клуб ему в какой-то момент ему стало непросто, и он отдал клуб в аренду другому молдавскому бизнесмену — Валерию Морару, у которого есть команда и в Румынии.

— Как это — отдал клуб в аренду?

— У него определенно есть какой-то бизнес-план, не думаю, что он филантроп, которые отдает деньги в никуда. Ему принадлежат игроки, он рассчитывает на поступления от еврокубков, на трансферы. Но возможности коммерческого использования земли у него нет. Морару сделал в «Зимбру» очень большие вложения, построил и стадион, и базу. Полностью модернизировал школу. Но все это по-прежнему принадлежит Черному.

— Стадион выглядит мило.

— По российским меркам он маленький — 10 с половиной тысяч. Но для подавляющего большинства матчей в Молдавии этого достаточно. За исключением таких матчей, как против России. Постоянно звонят знакомые, думают, что раз я был капитаном сборной и вице-президентом федерации, то все решу. Что-то, конечно, могу, но попасть на этот матч желающих слишком много.

Уверен, что будут проблемы со входом на стадион, потому что он на «Зимбру» всего один. В свете всех событий проверка болельщиков наверняка будет более строгой. Прочитал сегодня объявление, что на стадион надо прийти за два-три часа до игры. Это правильно. Потому что, как правило, на таких серьезных матчах люди в течение первого тайма из-за низкой пропускной способности все идут и идут.

— Видите у Молдавии какие-то шансы?

— Видел сборную России под руководством Капелло, а потом — Слуцкого. И увидел разницу по первым же десяти минутам. Те же самые футболисты, но у них вообще другой взгляд, концентрация, настрой! И это произошло за какие-то три дня, что были у Слуцкого до матча со Швецией.

И хоть Молдавия — моя страна и команда, и я желаю ей успехов, но стараюсь смотреть на вещи реально. Будет не просто сложно, а очень сложно добиться положительного результата. Да, мы можем только в чем-то приобрести, а Россия — во многом потерять. Однако россияне сегодня на несколько голов выше нашей сборной, особенно с учетом травм и дисквалификаций. Мои коллеги-футболисты должны правильно эти слова понять и не обижаться на них. Такова реальность.

КОНТРАКТ КАПЕЛЛО — ЭТО БЮДЖЕТ МОЛДАВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ

— С 2008 по 2012 годы вы были вице-президентом федерации футбола Молдавии, помогая ее многолетнему главе Павлу Чебану.

— Чебану пригласил меня работать сразу же после моего заключительного матча в карьере. Отвечал за все сборные. Проработал один полный срок мандата Чебану, а на следующие выборы пошел в качестве его конкурента за президентский пост. Проиграл — не из-за неспособности, а из-за действующей структуры федерации и выборов. И вполне нормально, что дальше Чебану пошел с другими помощниками.

У нас, людей разных поколений, были разные взгляды на развитие футбола и вообще многие вещи. Когда-то Павел Георгиевич пригласил меня, 17-летнего, в «Нистру», который тогда еще в чемпионате СССР тренировал. У нас всегда были нормальные отношения, но в процессе каждодневной работы обнаружились расхождения. Недаром в большинстве цивилизованных стран человек не может занимать президентский пост более двух сроков: притупляется взгляд, снижается критическое мышление.

Чебану сделал очень многое для футбола за время пребывания на посту президента. Я и сам как игрок сборной застал еще то время, когда федерация снимала два кабинета в Министерстве спорта. А теперь у нее есть Дом футбола и тренировочный центр сборных. Но ротация — это не просто хорошо, а необходимо. За заслуги человека надо поблагодарить, но должна быть свежая кровь и свежий опыт.

— РФС весь в долгах как в шелках. А как живет ваша федерация, гораздо более бедной страны?

— Сравнивать Россию и Молдавии невозможно. Федерации уровня нашей процентов на 90 живут от поступлений из ФИФА и УЕФА, которые для России — капля в море. Спонсорских денег — минимум, потому что футбол и вообще спорт в Молдавии для инвестиций не подходит. А контракт Капелло — это бюджет нескольких лет всей молдавской федерации.

На этом фоне даже если бы я и знал зарплату того же Александра Куртияна, когда он был главным тренером сборной, то не стал бы ее называть. Разница в уровне работы со сборными между Капелло и молдавским тренером — не такая большая, как разница их зарплат. Сейчас в молдавском футболе, как и в экономике страны, очень сложные времена. И игрок с амбициями должен рассматривать чемпионат Молдавии только как трамплин.

— А как в нем обстоят дела с договорняками?

— У нас в молдавском футболе об этой болезни говорят в каждом туре. Чем ниже уровень футбола — тем больше грязи.

— Что был за период, когда вы были советником премьер-министра по делам молодежи и спорта?

— У нас нестабильная политическая ситуация в стране, правительство очень часто меняется. В один момент новый премьер Кирилл Габурич набирал себе советников и предложил мне стать одним из них. Согласился, хотя и понимал, что ситуация в стране сейчас не позволяет сконцентрироваться на спорте и молодежи.

Но идеи были, и думал, что даже если капельку из них удастся сделать — оно стоит того. Это был хороший и познавательный опыт. Однако всего пять месяцев спустя премьер-министр вынужден был подать в отставку и весь его кабинет автоматически покинул правительство.

— Сейчас в Кишиневе — два палаточных городка. За этими людьми есть какая-то правота?

— Однозначно есть.

— Собираетесь ли вернуться в каком-то качестве в футбол — или хотите посвятить всего себя бизнесу?

— Безусловно, хочу вернуться в футбол. С 8 лет я в футболе и не собираюсь из него уходить. А в каком качестве — время покажет.

— Молдавское телевидение вас в качестве эксперта использует?

— Изредка. Вот сейчас на матче с Россией буду экспертом до начала и в перерыве.

МИЛЛИОН РУБЛЕЙ ОТ «МОСКВЫ» И МИФИЧЕСКИЙ ТЕННИС С АНГЛИЧАНИНОМ

— Читали ли давнее интервью бывшего гендиректора «Москвы» Игоря Дмитриева? По его словам, вы некрасиво ушли из клуба, заявив, что собираетесь домой в Молдавию заканчивать карьеру, и вас отпустили бесплатно, хотя изначально просили 70 тысяч долларов. А вы через неделю объявились в «Химках».

— Конечно, читал. Дмитриев — нефутбольный человек, который не имеет права судить меня, отдавшего футболу всю жизнь. Уверен в своей правоте. Я действительно планировал уезжать в Молдавию. И приехал туда со всеми вещами. У меня как раз родились сыновья-близнецы. Но потом начались звонки из России, и на предложение Сергея Юрана из «Химок» я согласился.

Когда стало известно, что я вернулся в Россию, мне позвонил начальник «Москвы» Владимир Овчинников. Он подписывал бумагу, что клуб мне остался должен определенную сумму. И говорит: «Раду, у меня проблемы. Я оформлял сделку, и сейчас клуб просит у меня эти деньги». И, чтобы с него сняли претензии, я подписал бумагу с достаточно существенным снижением суммы. С Овчинниковым мы и по сей день в отличных отношениях.

Но была и другая невыплаченная мне сумма — миллион рублей бонуса за участие в Кубке УЕФА, оговоренного контрактом. Из «Москвы» тогда ушли три человека, участвовавших в еврокубках, — лидер команды Семак, нападающий Будунов и я, капитан. Премиальные приходят позже — и нам сказали: «Вы уже ушли из команды и ничего не получите».

Но мы же эти деньги заработали! Мы втроем подали на Палату по разрешению споров и легко выиграли. Николай Толстых, руководивший Палатой, быстро разобрался: «Люди участвовали в матчах? Да. Ведомость была выписана тем числом? Да. Значит, отдать деньги!»

И вдруг с чего-то мне звонит господин Дмитриев и требует: «Откажись от этих денег». Разговаривал он со мной некрасиво. После этого он сказал в интервью «СЭ», что планировал заказать в банке и насыпать мне этот миллион рублевыми монетами и лишь в последний момент отказался от этой затеи. После чего я вообще вычеркнул этого человека из своей жизни.

— Как поживают молдавские игроки, которые известны по выступлениям в России?

— Клещенко уехал в Португалию и ищет себя там. Рогачев с семьей живет в Москве и работает детским тренером. Даду — в Кишиневе, пробует себя в агентском бизнесе (у меня, кстати, не было ни одного агента за всю карьеру). Шишкин — помощник главного тренера «Милсами».

— Кстати, Рогачев, Шишкин и вы — одни из персонажей книги английского писателя Тони Хоукса, который в конце 90-х приехал в Молдавию и на спор со своим другом обыграл всех 11 основных футболистов вашей сборной в теннис. Вы там описаны так: «Несмотря на стильный внешний вид, с ракеткой в руках Ребежа выглядел немного придурковато». Читали?

— Книгу не читал и фильм не смотрел. Но видел много высказываний, в том числе и его интервью. И понял, что это — полусказка, где очень многое приукрашено. Лично я с ним в теннис не играл и вообще не встречался, хотя слышал про него: некоторые мои одноклубники по «Зимбру» действительно с ним играли. Всерьез этого товарища я не воспринимаю, и к его произведениям отнесся как к шутке.

— А BMW в тот момент у вас был? Потому что, по словам Хоукса, после матча вы сразу «ушли в свой большой BMW».

— Был. Но не такой уж большой. И к этому отношусь как к преувеличению. Приятно ему — пусть пишет.

Игорь РАБИНЕР из Кишинева. «Спорт-Экспресс», 07.10.2015

Фото: blogosfera.md

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru