СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ОЛЕГ САМСОНОВ: «ХОТЕЛ ВЫИГРЫВАТЬ ТРОФЕИ, УЧАСТВОВАТЬ В ЕВРОКУБКАХ, ИГРАТЬ В СБОРНОЙ…»

Олег Самсонов
Олег Самсонов. Фото: krasnodar-fk.ru

28-летний Олег Самсонов, сыгравший 121 матч в премьер-лиге за нальчикский «Спартак», «Крылья Советов» и «Краснодар», принял решение завершить карьеру. Что побудило полузащитника повесить бутсы на гвоздь? Могла ли его футбольная судьба сложиться иначе? Чем он планирует заниматься в дальнейшем?

Свои амбиции перенесу в другую жизнь

— Что же могло побудить 28-летнего спортсмена оставить футбол? Почему?

— В первую очередь, потеря мотивации. Кроме того, мне очень хочется постоянно быть рядом с семьей. Ну и, наконец, планирую реализовать себя в другой сфере.

— Осенью прошлого года вы получили очередную травму колена…

— Травму я получил в первом же матче за «Факел». Играли в Петербурге с «Тосно». Удар пришелся по большой берцовой кости левой ноги, колено «ушло». Сначала было подозрение на рецидив повреждения крестообразных связок, которые оперировал несколько лет назад. Врачи «Факела» поставили диагноз: контузия коленного сустава. Прошел курс процедур, сделал паузу в тренировках, однако боли не проходили. Совместно с медицинским штабом клуба мы приняли решение «закачивать» поврежденную ногу, несмотря на сильные боли и продолжая тренироваться и играть. В начале декабря я решил отправиться в Германию на консультацию, где мне и вынесли вердикт: «повреждение крестообразных связок и перелом мыщелка бедренной кости». По возвращению в Санкт-Петербург я поставил клуб в известность о своем диагнозе, и руководство предложило мне расторгнуть контракт.

— И все-таки мне сложно понять, как вы, полный сил и энергии молодой человек, добровольно расстаетесь с делом всей своей жизни.

— И тем не менее это так. Мои амбиции были совершенно иными: я хотел выигрывать трофеи, участвовать в еврокубках, играть в сборной. После истории с «Краснодаром» я отводил себе два, три года на возвращение в премьер-лигу. И уже тогда понимал: если этого не получится, я уйду. Сейчас от футбола я чувствую только опустошение и разочарование.

— Вас видели в расположении петербургского «Динамо».

— Это неправда. Из «Динамо» мне действительно звонили, но на предложение я ответил отказом.

— Вы ведь давно живете в Санкт-Петербурге?

— Да, у меня свой дом, в котором мы живем с супругой и двумя сыновьями. Вот кто-кто, а они по-настоящему счастливы, что папа бросил футбол, и теперь будет постоянно находиться рядом! (Смеется.)

— Вас не привлекла даже возможность поиграть дома?

— Нет. Зачем возвращаться назад?

— Предложений от других клубов кроме как от «Динамо» в зимнее трансферное окно не было?

— Нет. Их я уже и не жду. Хотя по-прежнему тренируюсь с таким же рвением! Играю в футбол, хожу в тренажерный зал. Но много лет назад я сказал Вите Файзулину, что закончу именно в этом возрасте. Видите, оказался прав. Мой детский тренер в «Академике» наверняка уверен, что я реализовал себя на сто процентов. Но это не так. Я не играл в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА, не выигрывал серьезных трофеев. Эти амбиции хочу перенести в другую жизнь.

Галицкого понимаю

— Вы сами сказали, что ключевой для вас стала история с «Краснодаром». Как вы оцениваете события двухлетней давности?

— Сейчас я понимаю позицию Сергея Галицкого, который еще тогда говорил: «Олег, годы спустя ты все будешь воспринимать иначе». Я во многом благодарен Галицкому — в первую очередь потому, что начал задумываться о дальнейшей жизни. (В 2012 году «Краснодар» предлагал Самсонову вернуться в «Крылья Советов» при условии сокращения зарплаты в два раза, но игрок отказался, за основную команду более не играл и выступал только за «Краснодар»-2 до истечения контракта. — «Спорт День за Днем».)

— То есть, сейчас в том конфликте вы бы поступили по-другому?

— Нет, все сделал бы точно так же. Я не хочу ворошить прошлое, но по-прежнему убежден: тогда все можно было бы преподнести иначе. Сесть, поговорить, расставить акценты. Сейчас такая ситуация в «Краснодаре» в принципе невозможна — в том числе и потому, что на моем примере Сергей Николаевич стал опытнее.

— Не эта ли история выбила вас из колеи?

— Вы знаете, за эти два года я, наверное, тренировался больше, чем все футболисты премьер-лиги вместе взятые! (Смеется.) Меня выбило из колеи другое: смерть отца, трагедия с братом. Футбол? Я отдавал отчет в серьезности сложившейся ситуации. Не учел лишь одного: как будут развиваться события в мои 27 лет. Я мог вернуться в премьер-лигу, однако, во-первых, пострадала моя репутация, а во-вторых, не получил должного толчка.

— В «Тюмени» и «Факеле» вы фактически доигрывали?

— Нет, я работал с полной отдачей и мечтал заявить о себе. Не получилось. В моем понимании футбол — это любимая работа, а не закулисная деятельность. Я бы закончил еще после «Тюмени», если бы не звонок из родного Воронежа.

— Не стал ли ошибкой уход из «Крыльев Советов» — команды, в которой вы имели постоянную игровую практику?

— Нет, не был. Для меня в тот момент все складывалось неплохо: я вызывался во вторую сборную России и, честно признаюсь, начинал подумывать о национальной команде. Из Самары я уходил на повышение. И, поверьте, не из-за денег: в «Крыльях» мне предлагали приблизительно такой же контракт, как в «Краснодаре». Меня подкупили амбиции клуба. У нас с Галицким поначалу сложились совсем другие отношения: мы много разговаривали, советовались, думали о будущем. Президент «Краснодара» говорил, что хочет построить команду из таких же амбициозных молодых ребят, как я. И о первых шести месяцах в «Краснодаре» я совершенно не жалею.

— За «Крылья Советов» вы провели один из лучших мячей в истории премьер-лиги: ударом с тридцати метров в самую «паутину»!

— Да, это был матч с «Рубином». «Попал», что называется. Что ж, что было, то было.

— Может быть, именно «Крылья Советов» были вашей командой?

— Скажу так: все команды, в которых я играл, были моими. Даже в «Химках», в которых я порвал крестообразную связку и в итоге не сыграл ни одного матча, чувствовал себя прекрасно. Ну, а в Нальчике в 18 лет у меня было все, о чем может мечтать молодой игрок!

— Тот «Спартак» действительно был настоящей семьей?

— Да! В Нальчике произошло становление моего характера. Мы жили на базе, гуляли по вечерам, самозабвенно работали, помогали друг другу, получали удовольствие от игры. Это была настоящая мушкетерская жизнь!

— Вы, Файзулин, Филатов, Васин, Ятченко — неплохие футболисты тогда играли в нальчикском «Спартаке»!

— Убежден: если бы команда сохранилась и усилилась двумя или тремя квалифицированными футболистами, со временем мы обязательно играли бы в еврокубках!

— Уход Юрия Красножана оказался роковым?

— Да. Мы еще тогда говорили с Файзулиным: уйдет Юрий Анатольевич — клуба не станет. Увы, оказались правы.

— Самые удачные игры у вас получались против «Зенита»? Не случайно?

— Нет, конечно. Мы и обыгрывали «Зенит» дома и на выезде, и голы удавалось забивать. Кто-то когда-то сказал, что Самсонов играет два матча в сезоне, с «Зенитом». Я так не считаю, но мне действительно хотелось доказать, что в отношении меня клуб ошибся.

Денисов подколол Спаллетти, я засмеялся…

— О «Зените» поговорим подробнее. Почти четыре года вы оставались на контракте в петербургской команде, однако ни одного официального матча за «основу» так и не сыграли. Дик Адвокат как-то сказал, что Самсонов — игрок уровня нальчикского «Спартака». Задела та фраза?

— Очень задела. Я каждой игрой старался доказать, что способен играть в «Зените».

— В 2010-м Лучано Спаллетти взял вас на сборы в Дубай, однако в итоге в команде не оставил. Почему?

— Это больная тема. Я действительно должен был остаться, поскольку в Эмиратах провел лучший сбор в карьере: много работал, успешно играл в контрольных матчах. Что произошло? Команда собралась в кружок, Спаллетти выступал с речью, пока его не подколол Игорь Денисов. Все засмеялись, я в том числе. Мы встретились взглядом со Спаллетти, после чего он попросил Симутенкова перевести мне: «Надеюсь, другой тренер заставит тебя смеяться меньше». Я спросил Игоря Витальевича: «Это Мистер серьезно говорит?». Тот ответил: «Да». Вот и все…

— Это был серьезный удар?

— Да. У меня оставался год контракта с «Зенитом», но я сразу попросил своего агента Арсена Минасова искать мне другую команду. А Лешка Ионов, кстати, остался.

— Что не получилось в первый приход в «Зенит», в 2006-м?

— Тогда писали, что мне давали большие авансы, но вспомните: шансов играть в «основе» у меня не было. В 18 лет, проведя 23 игры в премьер-лиге за нальчикский «Спартак», я вернулся в расположение «Зенита». Дик Адвокат похвалил: «Ты молодец, хорошо прогрессируешь, но тебе надо еще один сезон провести в аренде». Я согласился, сыграл еще больше и еще лучше. И вот «Зенит» приезжает в Нальчик, уступает, я у тренерской скамейки петербуржцев жестко подкатываюсь под Толю Тимощука. Адвокат и Кор Пот начинают кричать, а Дик потом — показывать характерный жест: «Что же ты делаешь, мы же тебе платим!» Тогда я и подумал: «Все, финита ля комедия». В 2008-м у меня были пять хороших предложений, однако тогдашний спортивный директор «Зенита» Константин Сарсания твердо сказал: «Надо уезжать». Сарсания потом принял «Химки», где на первой же тренировке я порвал «кресты»…

— Почему вторая сборная России, в которой вы выступали вместе с Дзюбой, Глушаковым, Дмитрием Комбаровым, Касаевым, не стала для вас трамплином в главную команду?

— В тот момент мне просто не хватило знаний и опыта разрулить ситуацию с «Краснодаром».

— Вы ведь были капитаном юношеской сборной России 1987 года рождения?

— Верно, четыре года. Миша Кержаков, братья Комбаровы, Илья Максимов, Антон Шунин и другие ребята должны сказать мне спасибо, что я их верно направил! (Смеется.)

— Файзулин — самый близкий для вас человек из футбольного мира?

— Однозначно.

— Верите в то, что он вернется в футбол?

— Да, он обязан это сделать! От всей души желаю Вите скорейшего выздоровления! Это удивительный человек. Настоящий друг!

— Перед ответным матчем с «Баварией» в мае 2008-го вы сказали, что Файзулин забьет мяч в ворота Оливера Кана. Виктор отдал вам долг за проигранный спор?

— Отдал, конечно! (Улыбается.)

Планирую создать Академию футбола

— Теперь вам придется решать ключевой вопрос: что делать дальше? Даже решая благую задачу воспитания детей нельзя сидеть дома, сложа руки. Кто-то, как Вячеслав Малафеев, занимается коммерческими проектами. Другие становятся тренерами. Какие планы у вас?

— Сфера моей новой деятельности — строительный бизнес. У меня есть амбиции, я вижу перспективу и готов реализовать новый проект. Я всегда старался быть честным и справедливым по отношению к себе и окружающим людям. Эти качества заложу в основу и в новой жизни.

— Этот вариант возник спонтанно?

— Нет. К сожалению, полтора года назад со мной случился печальный прецедент: доверился знакомым, вложил деньги в строительство дома, из-за постоянных разъездов не смог контролировать ход процесса и в итоге получил не то, о чем договаривались (улыбается). Тогда-то и родилась идея помогать людям, которые в силу занятости не могут лично следить за выполнением работ. Открытость, доверие, ответственность перед людьми и качество — вот по каким принципам работает наша строительная компания. Я дорожил своим именем в футболе. Так же будет и в бизнесе. На кону мое имя, моя репутация. Цели поставлены очень высокие, на сегодняшний день мы занимаемся строительством как загородной недвижимости, так и многоквартирных домов, кроме того, мы приобрели территорию во Всеволожском районе, где планируем создать Академию футбола для юных футболистов из Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

— Вы отдаете себе отчет в том, что такой проект требует серьезных финансовых вливаний?

— Во-первых, я сам окончил подобную школу в Москве. Во-вторых, в течение трех лет изнутри видел развитие детско-юношеской Академии в Краснодаре. Словом, опыт и понимание сути дела есть. Возможности тоже.

— Перспективный план развития Академии уже существует?

— Мы тесно сотрудничаем с местной администрацией, нам дают зеленый свет. Планируем привлечь к работе и нескольких футболистов «Зенита».

— Сколько времени вам потребуется на реализацию этой идеи?

— При удачном взаимодействии с властью в районе трех, четырех лет. Уверен, что определенный толчок даст и чемпионат мира-2018.

— Есть ли вариант, при котором вы измените свое решение?

— Нет. Даже если предложит контракт «Зенит».

— «Зенит» — главный клуб вашей карьеры?

— Главная не реализовавшаяся мечта.

— Кого бы вы хотели поблагодарить за десять лет, проведенных в футболе?

— Всех, кто был рядом: тренеров, игроков, агентов. Персонально благодарю Юрия Красножана, — человека, заложившего фундамент моего видения жизни и футбола.

Алексей АНДРИАНОВ. «Спорт день за днем», 08.02.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru