СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СЕРГЕЙ ОВЧИННИКОВ: «Я ПРОТИВ НАТУРАЛИЗАЦИИ»

Интервью «Спорт-Экспрессу» дал старший тренер ЦСКА и наставник вратарей сборной России, знаменитый в прошлом голкипер, который, как подсчитали наши статистики, входит в тройку лучших по числу сухих матчей за карьеру (с учетом игр в ведущих европейских лигах), уступая только Дасаеву и Акинфееву.

В прошлом году Игорь Акинфеев определил Рината Дасаева по количеству «сухих» матчей в чемпионатах СССР и России и вышел на первое место среди отечественных вратарей по этому показателю в Клубе Льва Яшина. Однако мнения статистиков разошлись. Ведь если учитывать игры на ноль, проведенные Дасаевым в испанской лиге за «Севилью», то он по-прежнему опережает Акинфеева. Очевидно же, что «сухие» матчи в Испании — уж точно не менее серьезное достижение, чем российские.

Этот казус подтолкнул «СЭ» провести исследование. Каковы показатели других советских и российских голкиперов, выступавших в десяти ведущих европейских лигах? Сколько у них матчей на ноль за рубежом?

Вратари, не пропустившие в 200 и более матчах. Фото 'СЭ'
Вратари, не пропустившие в 200 и более матчах. Фото: sport-express.ru


Десятка самых надежных вратарей советских и российских команд. Фото 'СЭ'
Десятка самых надежных вратарей советских и российских команд. Фото: sport-express.ru

Сухие матчи российских вратарей в ведущих европейских чемпионатах. Фото 'СЭ'
Сухие матчи российских вратарей в ведущих европейских чемпионатах. Фото: sport-express.ru

Клубы, против которых Сергей Овчинников играл наиболее успешно. Фото 'СЭ'
Клубы, против которых Сергей Овчинников играл наиболее успешно. Фото: sport-express.ru

Результаты исследования позволили выявить самого главного героя. Им оказался Сергей Овчинников, который с 1997 по 2001 год выступал в чемпионате Португалии за «Бенфику», «Алверку» и «Порту». И если в Клубе Льва Яшина Сергей Иванович шестой, в общем списке — третий, то по «сухим» матчам в Европе безоговорочно лидирует!

Неожиданно открывшиеся достижения стали формальным поводом для интервью с помощником Слуцкого в сборной России и ЦСКА. Оно состоялось на втором сборе армейцев в Кампоаморе (еще до приезда Широкова и Оланаре). Вспоминали, прежде всего, португальский период карьеры, но разговор сам собой вырулил к будням футбола российского и животрепещущим вопросам о национальной команде.

«СЕРЕГ, ДА ЧТО ТАМ ТВОЙ „ЛОКО“! ТЫ ПОИГРАЙ В ТОП-КЛУБЕ!»

— Конечно, был очень рад, когда узнал про третье место, — говорит Овчинников. — Самое приятное — это оказаться в отличной компании действительно выдающихся вратарей. Хотя не скажу, что прямо уж бредил этими цифрами. Любые достижения и рекорды со временем перекрываются и бьются.

— Ваш лучший сезон в Португалии?

— Первый за «Порту». 2000/01. Я тогда провел практически все матчи. В отличие от следующего сезона, избежал травм. Нам досталось второе место в чемпионате и Кубок Португалии — Дима Аленичев забил второй мяч в ворота «Маритиму» (2:0. — Прим. «СЭ»). Единственный минус — мы попали не в Лигу чемпионов, а только в Кубок УЕФА, где уступили в плей-офф «Ливерпулю». В итоге британцы вышли в финал и — помните тот знаменитый матч? — сыграли с «Алавесом» 5:4. Уверен, наш «Порту» мог тогда завоевать еврокубок, ведь мы выглядели предпочтительнее «Ливерпуля». У нас был замечательный тренер Фернанду Сантуш, сейчас он возглавляет сборную Португалии, недавно работал в Греции. Знаменитейший в прошлом футболист, толковый специалист и отличный мужик.

— А худший сезон?

— Самый первый. Матчей провел маловато, да и «Бенфика» изначально рассматривала мою кандидатуру на перспективу. У великого Прюдомма оставался год или два контракта. Мишель с самого начала не давал оснований сомневаться в себе. Я, конечно, видел разницу между нами и тянулся за ним. Горжусь, что в какой-то момент удалось посадить его на лавку (на 12 матчей подряд. — Прим. «СЭ»). Прюдомм бесился, устраивал в прессе истерики.

— …и ненавидел вас?

— Самое забавное, что нет. В жизни оставались прекрасные отношения. Надо понимать: сам Прюдомм — и на скамейке! Правда, потом все поменялось. И на скамейке уже оказался я. С Прюдоммом до сих пор иногда общаемся. Мишель полиглот, знает шесть или семь языков.

Тот отрезок в «Бенфике» получился неудачным с точки зрения игрового времени, но положительно сказался на моей игре в будущем. Прюдомм рассказывал, как готовиться к матчам после 35 лет. Я учился у него — в дальнейшем помогало. Мишель таскал за собой личного тренера, они вместе работали 20 лет. Очень образованный мужичок, голландец, разработал спецпрограмму для вратарей. Я подсматривал. Кое-какие вещи потом, когда вернулся в Россию, применял.

— Свой первый «сухарь» на португальской земле помните?

— В первом же матче. Мишель сломал палец и стартовые три матча пропустил. Первый тур чемпионата Португалии — встречаемся с клубом из Кампу-Майор. Командочка не самая сильная, мягко говоря. Было гораздо сложнее пропустить, чем не пропустить. Да и я чувствовал уверенность — в ту пору стал основным вратарем сборной.

— То есть подвигов не потребовалось.

— Знаете, когда-то один хороший вратарь мне сказал: «Серег, да что там твой „Локомотив“. У твоих ворот 100 моментов, 97 взял, три пропустил — но все равно ты в порядке. А попробуй-поиграй в топ-клубе („Локомотив“ тогда еще не входил в число фаворитов). 92 минуты — ни одного шанса. И вдруг на 93-й — момент! И если ты не спас, догадайся сам, что тебе скажут». Со временем я ощутил это на себе — в «Бенфике», в «Порту», в «Локомотиве» после моего возвращения. Работы вроде бы мало, но надо быть всегда на чеку.

— Кто же был тот мудрый вратарь?

— Черчесов, Станислав Саламович. Тогда Стас прав был на все сто.

ПРЕЗИДЕНТ «ПОРТУ» СКАЗАЛ: «РУССКИЕ, ВЫ СУМАСШЕДШИЕ!»

— Вспомните матч, где за упущенный «сухарь» вам становилось стыдно.

— Последняя моя игра перед отъездом в Россию. Встречались на выезде с «Бейра-Мар». Я пропустил два забавных, абсолютно не обязательных гола. Не понимал, что со мной происходит. А теперь-то понимаю. У меня пошла череда ошибок, что было несвойственно ни для «Порту», ни для меня. Все-таки зарекомендовал себя, как-никак. Ничего не могли понять ни руководство, ни партнеры, ни болельщики.

— А что все-таки произошло?

— Я месяца два выступал с очень серьезной травмой. Понимал, что мне не хватает тренировочных дней. Только играл, практически не тренировался. Вечно это продолжаться не может, неизбежно приводит к спаду формы.

— Почему не ушли на больничный?

— Как сказал президент «Порту» по этому поводу: «Русские, вы сумасшедшие!» Тренер хотел, чтобы я играл. Мог отказаться — но соглашался. Тут ведь вот еще какое дело: можно сказать «играю!», а играть плохо. Слава богу, мне удавалось долгое время держать уровень. В Лиге чемпионов бились с сильным тогда «Русенборгом», с «Ювентусом», взяли Суперкубок Португалии. Но потом травма сказалась. На самом деле, мне довольно быстро удалось восстановиться.

Удивительный, кстати, факт. Знаменитый Витор Баия, повыступавший в самой «Барселоне» и вернувшийся с соответствующим статусом, был у нас в «Порту» третьим вратарем! Причем по делу — выглядел он, честно сказать, неважно после операции. Играть начал только где-то через полгода, как я уехал. А при мне сидел на лавке. Вообще, в тогдашнем «Порту» был сумасшедший набор голкиперов.

ВСЕ ЗАБАВНЫЕ СЛУЧАИ — НЕ В ПОРТУГАЛИИ, А ПРИ СЕМИНЕ

— Вратарь, которым вы, будучи действующим спортсменом, восхищались?

— У нас всегда выделялись Дима Харин и Стас Черчесов. Я дебютировал за сборную в 21 год — к тому моменту оба уже были классными вратарями. Димка побеждал на Олимпиаде, Стас блистал в воротах «Спартака». С ними было тяжело конкурировать. Что касается восхищения иностранцами, то сейчас вопрос звучит немножко смешно.

— Почему?

— Это сейчас можно посмотреть кучу матчей по телевизору и любые найти в сети. А раньше интернета не было — на что случайно наткнулся, то и посмотрел. Либо читали про иностранцев. Либо лично против кого-то играл. Поэтому впечатления получались неполные. А так, в мире мне всегда импонировали Кан и Шмайхель — с обоими был знаком. Опять-таки Прюдомм, лучший вратарь ЧМ-1994, — заоблачного уровня. Сейчас редко кого встретишь с такой вратарской техникой.

— Самый опасный противник-форвард?

— Роналдо. Человек, способный забить гол в любой ситуации. Многие футболисты и тренеры мое мнение разделяют.

— Вы нахваливали тренера Сантуша. А чьи методы казались вам нелепыми, глупыми?

— Игрок не может обсуждать методики тренеров. Это разные профессии. А сложные личные отношения у меня были с Грэмом Сунессом. Трудно найти логическое объяснение — просто взаимная антипатия. Проявилось причем сразу. Сунесс страшно не хотел меня видеть в команде, пытался обменять в «Блэкберн»… Но это его право как тренера. Я же свое отношение никак не показывал. Меня это, наоборот, раззадоривало. Хотел доказать.

— Какие забавные истории происходили у вас с португальскими тренерами?

— Все забавные случаи происходили с Юрием Палычем Семиным! Но это не для прессы.

— Из последнего, чтобы было опубликовано в СМИ, всех впечатлила история, рассказанная в «Разговоре по пятницам» Игорем Чугайновым про защитника Алексея Арифуллина и коня.

— Все эти истории известны. Они каждый год обрастают новыми подробностями, чтобы рассказывать интереснее было. Лично мое мнение — в нынешнем статусе лучше о некоторых вещах умолчать и не превращаться в мальчишку.

— Какие захолустные места в Португалии приводили вас в ужас?

— Да там в принципе все, кроме Лиссабона и Порту — в нашем понимании захолустье. Зато везде хорошие стадионы и поля. В России в 1990-е инфраструктура, понятно, оставляла желать лучшего. Но так с этим же не только футболисты сталкивались, а вся страна. Мы же родились в России — нас ничем не сломишь и не удивишь! С семи лет начинаешь ездить по турнирам, видишь условия. Поэтому ко всему относишься с пониманием.

КРИЦЮКА ЗНАЮ СО ВРЕМЕН ТОЛЬЯТТИ

— Сравните чемпионаты России и Португалии тогда и сейчас.

— В конце 1990-х — начале 2000-х Португалия была явно сильнее. В России не играли легионеры. А там одних звездных бразильцев — Деку, Аморал, Жардел! Проблема состояла в отсутствии конкуренции. В мое время выделялись «Бенфика» и «Порту», так что зрителей интересовало два матча в год. Все — и футболисты, и зрители — ждали еврокубков.

— А в России был в те годы только «Спартак», «Спартак», «Спартак»…

— В 1990-е-то — да, но команды жестче конкурировали за 2-6-е места. А в начале 2000-х появились и новые претенденты на золото. Если же сравнивать сейчас, то турниры как минимум сопоставимы. А может, наш даже интереснее — в смысле своей колоритности, оригинальности, местами непредсказуемости.

— За португальской лигой следите?

— Конечно. Это ж наша работа! Просматриваем игроков, потенциальных новичков, будущих соперников, следим за знакомыми, которые теперь работают тренерами…

— То есть, вы прекрасно знаете возможности Станислава Крицюка, который проявил себя в «Браге» и перешел этой зимой в «Краснодар».

— Крицюка в принципе знаю давно. Я два года работал спортивным директором Академии имени Коноплева в Тольятти. Стас как раз ее выпускник. Сейчас ему 25 лет, а тогда, в 2012-м, было 20–21. Естественно, близким наше знакомство не назовешь — он игрок, а я, скажем так, руководитель. Но тренеры о нем отзывались хорошо. Можно порадоваться, что Крицюк постоянно выходил на поле в Португалии, играл на ноль. Сейчас у него новый вызов в «Краснодаре». Всем интересно будет посмотреть, как он адаптируется в российском чемпионате. Я могу ему пожелать только всего хорошего. А что касается сборной — у него такие же шансы, как у всех остальных вратарей премьер-лиги.

— Если он вообще будет основным, вытеснив Диканя.

— Вот это уже вообще не мое дело. В «Краснодаре» решат. Я же просто желаю Крицюку успехов, равно как и любому другому российскому вратарю.

— Все слышали про Крицюка, но практически никто не видел. Какой он по стилю, по характеру, на кого похож?

— В академии Коноплева училось порядка 120 мальчиков. Я не знал про характер каждого. Но про Станислава помню — трудолюбивый, воспитанный, спокойный. Производил очень-очень приятное впечатление. Сравнивать ни с кем не возьмусь. Давайте посмотрим на него в чемпионате России. Это будет лакмусовая бумажка.

ГОВОРЮ ПО-ПОРТУГАЛЬСКИ, КАК ГРУЗИН ПО-РУССКИ

— Было что-то, к чему вы так и не могли привыкнуть к Португалии?

— Да. Я в целом не смог привыкнуть жить за границей. Всегда мечтал вернуться домой. Ну не получилось у меня адаптироваться. Не потому, что мне было там плохо. Нет, мне было там хорошо. Но я же русский человек. И всегда рвался домой, как ни банально. Называйте как угодно — чертой характера, например. Все люди ведь разные. Вот Виктор Савельевич Онопко живет в Испании долгие-долгие годы. Ему комфортно, у него там семья. А я так не могу. Мне ближе наши русские березки.

Поэтому, играя в Португалии, я понимал — рано или поздно все равно уеду. И тут подоспело предложение от Юрия Палыча. Я, кстати, его предвидел. В тот момент мне прям о-о-очень хотелось уехать. Думал: «Ну вот бы кто-нибудь сейчас позвонил из России!» И тут раз — «Локомотив». Я сразу согласился, президент «Порту» Пинту да Кошта пошел на встречу.

— Пинту да Кошта ведь до сих пор в «Порту» у власти. В чем секрет этого человека, который создал клуб, ухитряющийся из года в год продавать футболистов за умопомрачительные деньги и находить на их место новых звездочек?

— «Порту» превратился в конвеер, бренд. Там умеют доводить игроков до ума, а игроки знают, что их дотуда доведут. Пинту Кошта — человек очень порядочный. В мое время у него было правило — президент каждую неделю обедал с одним игроком. Приглашал к себе домой — там жена, семья. После обеда непременно дарил подарок. У меня до сих пор сохранилась тарелка «Порту», килограмм чистого серебра! Лучше б, конечно, была золотая. А у меня — серебряная. Зато целый килограмм.

В гости к Пинту я приходил несколько раз. Меня привечала его жена. Как-то подарила часы.

— Серебряные?

— Вон они-то как раз были золотые. Своего рода благодарность за тот период, когда я играл травмированным. В клубе тогда наступили сложные времена с вратарями. Мой героизм оценили. В «Порту» я потом приезжал и с «Динамо» киевским, когда входил в штаб Юрия Палыча, и встречались на сборах с «Динамо» московским. Президент меня помнит, бежит обниматься. Когда сейчас недавно играли со «Спортингом», тоже обменивались приветами.

— Роберто Карлос совершал по 100 звонков в день своему переводчику в «Анжи» по совершенно разным вопросам. Мариу Фернандес сказал, что он набирает переводчику ЦСКА Максиму Головлеву по бытовым проблемам два-три раза в сутки. Кто помогал на чужбине вам?

— Мы, русские, жили в нашем отечественном быте! Чтоб мы — да не справились?! Вообще мне помогал агент Паулу Барбоза. По-русски говорит лучше нас с вами. Но общались по футбольным вопросам. А бытовые… Ну что ж я, думаете, не могу сам сходить в магазин? Помогал базовый английский. Пользовался словарем. Кроме того, я начал изучать португальский за полгода до отъезда, потому что знал, предстоит переход в «Бенфику».

— К концу португальского периода карьеры вы говорили по-португальски свободно?

— Примерно как грузин в России. Ни в коем случае не хочу обидеть наших дорогих и любимых братьев. Но вы понимаете, о чем я. Говорил с акцентом, сносно, для общения даже на нефутбольные темы этого хватало. Знания помогают сейчас в работе тренера. В каждой команде попадались португалоязычные игроки. Практика!

В ПОРТУГАЛИИ ИГРОКОВ УВАЖАЮТ, В РОССИИ — УНИЖАЮТ

— Какие черты или манеры поведения вас удивляли или раздражали в португальцах?

— Мне бы не хотелось оценивать целую нацию. Это неправильно. Мнение, может, и есть… Но оно чисто субъективное. Скажу лучше, что там много доброжелательных людей, прекрасная кухня. Они обожают футбол. К футболистам — очень уважительное отношение. Чего, к сожалению, нет у нас.

— То есть вы согласны с недавним могучим высказыванием Леонида Слуцкого про то, что «футбол в России — социальный изгой». Что игроков не уважают и унижают. Что все разговоры — только об их деньгах…

— А все именно так и есть! Хотя играть в футбол — это ведь талант. Такой же, как должен быть у художника, певца, актера… В советское время народ ориентировался на это, а сейчас на все смотрят через призму денег. Но при чем тут зарплата, если мы говорим о любви к игре и об уважении к человеку?! Люди, успокойтесь вы уже с этими деньгами! Никто только ради них не играет в футбол! Выходя на поле, спортсмены не думают о том, сколько они зарабатывают. Они идут с мыслью сделать свою работу хорошо.

Постоянно слышим: «Футболистам платят такие деньжищи, а пенсионеры голодают». Хорошо, ну, давайте не будем платить нам. Что, пенсии в России тогда сразу вырастут? Или почему не говорят про хоккеистов, волейболистов, баскетболистов?.. В России почти весь спорт — дотационный. И, кстати, не сказал бы, что это плохо. Если какие-то компании перестанут инвестировать футбол и откажутся от непрофильных активов, это никак не повлияет, допустим, на благосостояние пенсионеров или на качество системы здравоохранения.

Сейчас вот все прицепились к зарплате Кокорина. Зачем? Он что сам себе ее назначал? Футбол — спорт номер один во всем мире, это не в России придумали. Футболисты хорошо получают не только в нашей стране.

Другая претензия — «наши не выигрывают». Простите, но и артисты российские не все снимаются в Голливуде. И хоккеисты уже много лет не знают олимпийских побед. Но мы уважаем труд актера, хоккеиста, слесаря, представителя любой профессии.

Жители России озлобились на футболистов. Мы с вами говорили про Португалию — там невозможно, чтобы кто-то огульно оскорблял игрока, тренера, кого угодно из футбола. Там такой человек мигом станет изгоем. А у нас, наоборот, окажется в тренде. К сожалению, так ведет себя каждый второй… Причем поверьте: далеко не все, кто оскорбляют футболистов, живут впроголодь. Они вполне себе состоятельные. Просто футбол стал удобным, ненаказуемым способом излить эмоции. Я пришел, оскорбил, и мне за это ничего не будет. Слава Богу, на улицах не подходят — еще бы этого не хватало.

Что еще удивляет: ветераны позволяют себе такие спичи! Говорить можно что угодно, выражать мысли, суждения. Но в нормальном, уважительном тоне. Лично я никогда не скажу о человеке дурное без по-настоящему веской причины. Допустим, у меня всю жизнь тяжелые отношения с одним известным специалистом. Но уважаю его как величайшего отечественного футболиста и тренера. Не говорю о нем как о человеке. Меня никто не спрашивает, я не рвусь, да и его вряд ли интересует мое мнение о нем. Однако его футбольные заслуги не могу не признавать.

Надеюсь, тенденция однажды изменится. Многое зависит от нас, родителей. Как мы будем воспитывать своих детей, сумеем ли привить им уважительное отношение к людям. А пока… Болельщики «Спартака» оскорбляют все, что связано с ЦСКА. В обратную сторону, к сожалению, бывает то же самое. Подобное отношение перекидывается и на сборную России. Увы, не объединены мы пока национальной идеей. Мы разрознены.

— То есть вы едете на чемпионат Европы с пониманием, что при неудачном исходе на сборную опять обрушится гнев нации?

— Безусловно. Хотя многие, думаю, все равно будет нас поддерживать. Да и надо верить в лучшее. Будем надеяться, что мы выступим хорошо и поводов нас поливать не возникнет.

Наши болельщики должны знать: мы нуждаемся в поддержке, а в сложных ситуациях — в сочувствии, в понимании. Рецепт-то прост: одни люди любят смотреть футбол, другие любят в него играть. Нужно, чтобы они уважали друг друга. Только и всего.

ИГОРЬ БЫЛ И ОСТАЕТСЯ ВРАТАРЕМ НОМЕР ОДИН

— Слуцкий открыто заявляет, что одна из его задач на посту главного тренера сборной — пропагандировать футбол в массах. Прав Леонид Викторович?

— Согласен, социальная нагрузка присутствует. Тренер национальной команды — фигура масштаба страны. Кто же кроме нас будет популяризировать, рассказывать? Быть может, если это делать, людям многое станет понятнее и меньше негатива выльется на нас? Нет информации — человек начинает домысливать.

— Это ведь и был недостаток Фабио Капелло, верно? Он не желал «идти в народ», не снисходил до того, чтобы кому-то что-то объяснять.

— Не готов говорить за Фабио. Его жизнь, его поступки.

— Вы, кстати, были на прощальном вечере, который Капелло устроил в Москве после своей отставки? Жест красивый. Но в ресторан приехали далеко не все.

— В тот день шел страшный ливень. Кто сумел, тот добрался. Я был, конечно же. Я ведь входил в тренерский штаб.

— Что сказали дону Фабио на прощанье?

— Да не надо ничего особенного говорить. Мы профессиональные тренеры, отработали вместе какой-то период времени. Что-то получалось лучше, что-то — хуже. Пожелали друг другу удачи, остались в нормальных отношениях. И каждый пошел дальше своим путем.

— Как вам работалось, когда вы оказались в штабе фактически единственным…

— …россиянином? На самом деле, было очень много интересных таких моментов… Со стороны даже тогдашнего президента РФС Николая Саныча. Ужасно не хочется выносить сор из избы. Поэтому ограничусь одной фразой, и больше об этом не спрашивайте.

— Слушаю.

— Мы, русские люди, сами себя не любим.

— …

-Не любим и не уважаем. Поэтому, на мой взгляд, в работе с Капелло было всякое — и белое, и черное. Но такова жизнь, в ней не бывает иначе.

— Вас, естественно, разочаровали итоги чемпионата мира в Бразилии?

— Ну да.

— После неудач на ЧМ-2014 многих волновало психологическое состояние Акинфеева. Сейчас с Игорем все нормально? К Euro-2016 он будет морально готов?

— Да он и был в нормальном состоянии. Как всегда, преувеличили. Вспомните, какие мячи в Бразилии пропускал Касильяс в каждом матче! Вот там — натуральная катастрофа!

Конечно, неприятно, когда на тебя выливают ведро помоев. Но не трагедия, из-за этого уж точно никто вешаться не пойдет. Человек переварит негатив и постарается доказать, что по-прежнему является отличным, уверенным в себе вратарем. Чем Игорь и занимается. Он как был номером один в сборной, так им и остается. Не могу говорить за Акинфеева, но со стороны выглядит так: он спокойно пережил то, что произошло.

ПЯТЬ-ШЕСТЬ ГОЛКИПЕРОВ-КАНДИДАТОВ НА ПОЕЗДКУ НА EURO

— При Слуцком в отборочной кампании и товарищеских встречах действовала бригада вратарей Акинфеев-Лодыгин-Ребров. Есть ли еще у кого-то шансы подвинуть одного из них? Или состав голкиперов на Euro-2016 уже определен?

— Есть пять-шесть кандидатов очень высокого уровня. Мы же не можем рассматривать двести вратарей. Понимаем, что существует пять-шесть человек, которые по объективным причинам могут попасть в окончательную заявку. Будем на них смотреть и принимать решение непосредственно. А пока сказать сложно. Чемпионат еще не возобновился.

— Гильерме получил российский паспорт.

— Ага.

— Леонид Викторович свою позицию выразил: все, у кого есть гражданство РФ, будут рассматриваться на общих основаниях, и не важно, знает ли футболист русский язык или нет, бразилец он по крови или русский. Тем не менее, вратарскую бригаду на чемпионат Европы определять будете вы…

— Нет! У нас за вратарей, как и за все остальное, отвечает Леонид Викторович. Он выбирает голкиперов. Тренер вратарей — в данном случае эту должность занимаю я — не может определять, кого вызывать. Ассистенты призваны помогать. А принимает решения всегда главный тренер. По-другому попросту невозможно. Будь я главным тренером, тоже никому бы не давал вратарский вопрос на откуп.

— Хорошо. Тем не менее, хотелось бы услышать вас, пускай последнее слово и не за вами.

— Главенствует мнение главного тренера, Леонид Викторович его озвучивал, он публичный человек. Наверное, это даже неправильно — высказывать свою такую позицию. Но раз вы меня спрашиваете — скажу. Я против натурализации. Если абстрагироваться от того, что я тренер сборной — я против. Но не хочу и не собираюсь разжигать. У каждого свое мнение.

— Вы не первый, кто выступил против натурализации. Игроки сборной тоже по-разному относятся. К примеру, среди противников привлечения в сборную России легионеров — Дмитрий Тарасов.

— Я не поддерживаю ни тех, ни других. Просто отвечаю на вопрос, который вы задали мне — Сергею Овчинникову.

— Будем считать, озвучили свое мнение как гражданина, как личности.

— Если я против, это не означает, что мое мнение вообще должно учитываться и я пытаюсь на кого-то давить. Просто таково мое восприятие натурализации. Возможно, чего-то не могу понять или неправильно оцениваю, произнося такие вещи. А может, это мнение останется со мной навсегда.

Дмитрий СИМОНОВ, Кампоамор - Москва. «Спорт-Экспресс», 14.02.2016

ДОСЬЕ

Сергей ОвчинниковОвчинников, Сергей Иванович. Вратарь.

Родился 10 ноября 1970 г. в г. Москве. Воспитанник московской футбольной школы «Динамо». Первый тренер — Геннадий Гусаров.

Выступал за клубы «Динамо» Сухуми (1990), «Локомотив» Москва (1991–1997, 2002–2005), «Бенфика» Лиссабон, Португалия (1997–1999), «Алверка» Алверка, Испания (1999–2000), «Порту» Порту, Португалия (2000–2001), «Динамо» Москва (2006).

Чемпион России 2002 и 2004 гг. Обладатель Кубка России 1996 и 1997 гг. Обладатель Кубка Португалии 2000 и 2001 гг.

Лучший вратарь России (приз журнала «Огонек») 1994, 1995, 2002 и 2003 гг.

За сборную России сыграл 35 матчей.

Участник чемпионата Европы 2004 г.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru