СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ГЕННАДИЙ ПЕРЕПАДЕНКО: «СПАРТАК» БЫЛ САМОЙ НИЗКООПЛАЧИВАЕМОЙ КОМАНДОЙ СССР»

Почти четверть века Геннадий Перепаденко обитает в Испании, но славные спартаковские времена не забывает. Вспоминает с ностальгией.

Геннадий Перепаденко
Испанские будни Геннадия Перепаденко. Фото: championat.com

В 1980-х – начале 1990-х Перепаденко радовал игрой поклонников одесского «Черноморца» и московского «Спартака». Брал серебро Союза и золото России. Привлекался в сборную СССР. Участвовал в знаменитом европейском походе красно-белых, в ходе которого были обыграны «Наполи» с Марадоной и мадридский «Реал» с целой когортой звезд. А потом – транзитом через Израиль – укатил в Испанию. Думал, ненадолго. Оказалось – насовсем.

«Вы не турист, вы живете в Испании»

— Это сколько же лет вы в Испании?

— 24 без малого.

— Обжились?

— Да, уже полностью интегрировался в испанскую жизнь. Получил паспорт, гражданство. Считайте, наполовину испанец. Но корней не потерял.

— Машину паркуете как все порядочные испанцы – по звуку, бампер в бампер?

— Ну уж точно не заморачиваюсь по этому поводу. Для того бампер и существует, чтобы можно было немножко дотронуться или даже подвинуть другую машину.

— Сиесту соблюдаете?

— Соблюдал. В последнее время не получается — много работы. Хотя это очень хорошее испанское изобретение, чтобы человек мог днем немного отдохнуть. Покушать, поспать 30-40 минут. Медики так и рекомендуют поступать. После такой паузы можно спокойно допоздна работать.

— Может, и думаете уже по-испански?

— Иной раз действительно на испанском проще мысль сформулировать, чем на русском. Какие-то испанские слова быстрее русских приходят на ум.

— Болельщики в Испании узнают?

— Испанцы вообще очень любят футбол. Мне не довелось поиграть здесь на самом высоком уровне, но, представьте себе, узнают! Недавно пришло письмо от болельщика. Человек помнит меня по «Бадахосу», просит прислать футболку.

— Более курьезных случаев на этой почве не бывало?

— Было. Я к тому времени уже лет 10-12 как закончил играть. Делал в аэропорту Барселоны «такс-фри» при вылете. И когда подал документы, таможенник строго так на меня зыркнул: «Вы не турист, вы живете в Испании». Я удивился. А он пояснил: «Ты играл в «Бадахосе» и остался жить здесь». Но, так как он меня узнал, ограничился устным предупреждением и отпустил.

— Какой же вы ему документ предъявляли?

— У меня тогда еще был российский паспорт. Хотел воспользоваться возможностью вернуть налог с покупок. Не вышло. В данном случае известность сработала против меня.

«Две недели моим кабинетом было кафе у стадиона»

— Кто вы сегодня — бизнесмен, менеджер, агент?

— Помогаю компании, которая организовывает сборы. Сопровождаю российские команды. Постоянной работы в настоящее время нет.

— Что так?

— Неприятная история. Последние полгода я поднимал молдавскую «Зарю» из Бельц. Но так как местное начальство решило больше не вкладывать деньги в развитие клуба, пришлось свернуть дела и вернуться в Марбелью.

— Как вы вообще туда попали?

— Сперва я попал в команду «Марбелья», за что очень признателен владельцу клуба Александру Гринбергу. Полтора года участвовал в становлении этого коллектива. Был кем-то вроде спортивного директора. Выполнял роль связующего звена между командой и руководством, наблюдал за тренировочным процессом, просматривал игроков. И вот однажды президент меня вызвал и спросил: «Сможешь создать футбольный клуб в Молдавии? С нуля практически».

— Что-то не улавливаю взаимосвязи: президент «Марбельи» — и «Заря» Бельцы…

— Знакомый Гринберга стал мэром города и захотел поднять футбол в Бельцах. Когда я согласился, Александр уточнил: лететь нужно завтра. Ну, завтра так завтра. Собрался и поехал. Я, конечно, догадывался, что будет тяжело, но что настолько все запущено – не ожидал.

— Прямо как у Цоя: «Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро».

— Вот-вот. В команде не было ни тренера, ни футболистов. Ни мячей, ни формы. Ни-че-го! Об офисе я уж молчу. Две недели моим кабинетом было кафе возле стадиона. Дело, заметьте, происходило за три недели до начала чемпионата. Я договорился с украинским тренером Зайцевым, что он приедет. Спортивным директором был Святослав Сирота (бывший вратарь киевского «Динамо» и «Днепра». – Прим. «Чемпионата»). Совместными усилиями сколотили команду.

— Деньги, выходит, были?

— Деньги были. Умеренные, но, в общем, достаточные, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. Но делать это нужно было в авральном порядке. Вдобавок ко всем трудностям попали под политические репрессии. Этот самый мэр города Бельцы был и остается в оппозиции к действующему руководству страны. Естественно, ему вставляли палки в колеса. Как результат, мы не смогли заявить ни легионеров, ребят с Украины, ни тренера. Игрокам пришлось уехать. Потом все-таки добрали других иностранцев, но первые четыре тура пропали даром. Взяли всего одно очко. Потом прибавили и закончили первую часть чемпионата на пятом месте, в очке от зоны УЕФА. И тут местные руководители решили, что теперь и сами смогут руководить клубом, и резко сократили финансирование. Как обычно бывает, когда непрофессионалы начинают вмешиваться в футбол. Нам ничего не оставалось, кроме как уйти.

— Можете перечислить все клубы, к которым после окончания карьеры имели отношение, а то я уже запутался? «Заря», «Марбелья», «Виль»…

— По моему предложению инвесторы, вкладывавшие деньги в чешскую «Опаву», приобрели также клуб в Бразилии и швейцарский «Виль». Идея заключалась в том, чтобы выращивать бразильских футболистов на месте, а потом через свои клубы предоставлять им практику в Европе – с целью дальнейшей продажи в более сильные команды. В том числе российские и украинские.

— И чем дело закончилось?

— Инвесторы не смогли финансировать, проект остановился. И все эти команды, которые мы вывели на достаточно высокий уровень, вернулись на круги своя.

«Беланов – президент, я – владелец, Заваров – тренер…»

— К «Вилю» вы более не имеете отношения?

— Нет. Там вообще проект продлился меньше года. Когда мы приобрели «Виль», он находился на последних местах в чемпионате.

— Долг миллионный…

— Это была общая сумма сделки, включая долги. Президентом клуба стал Игорь Беланов, я – владельцем. Тренером взяли Сашу Заварова. Также привлекли украинских футболистов, бразильских. В итоге к концу сезона команда занимала четвертое-пятое места и выиграла Кубок Швейцарии. Для городка с населением 17 тысяч человек это был грандиозный успех! Однако не все ему обрадовались. Нашлись местные деятели, которые очень ревностно ко всему отнеслись. Они вообразили, что и сами в состоянии повторить и превзойти наше достижение. Нашли юридические лазейки и вернули клуб. В результате в первом раунде вылетели из Лиги Европы, а на следующий сезон – и из национальной лиги. На этом успехи «Виля» закончились.

— Деньги-то хоть вернули?

— В этом смысле все нормально – не прогорели.

— Вы ведь еще и агент ФИФА, если не ошибаюсь?

— Был им. Сейчас – нет. На определенном этапе у меня появились более интересные проекты, связанные с очисткой промышленных газов. Программа реализовывалась на государственном уровне. Увы, кризис 2008 года свел на нет все наши усилия. По Испании он очень сильно ударил.

— У агента ФИФА Перепаденко известные клиенты были?

— Самый известный – Брандао. Один из первых бразильцев в «Шахтере». Я его привез в Донецк.

«Годы в «Спартаке» — лучшие во всех аспектах»

— В советские времена бытовало мнение: в «Спартак» дважды не зовут. Вас — звали...

— Да, так получилось, что первый год меня приглашал Константин Бесков. Тогда я по семейным обстоятельствам – сын родился – не смог поехать. Но когда на следующий сезон поступило предложение от Олега Романцева – не раздумывая рванул в Москву.

В «Спартаке» прошли лучшие годы карьеры полузащитника Геннадия Перепаденко
В «Спартаке» прошли лучшие годы карьеры полузащитника Геннадия Перепаденко. Фото из архива Геннадия Перепаденко

— Годы в «Спартаке» — лучшие в карьере?

— Лучшие во всех аспектах — и в футбольном, и в образовательном. Все-таки традиции в «Спартаке» очень сильно развиты. Там буквально все пропитано историей. Естественно, что и себя чувствуешь какой-то частицей этой истории и стараешься более ответственно ко всему относиться.

— Какие эпизоды вспоминаются?

— Вспоминается первый официальный матч. Как такое забыть?! Вышел против ЦСКА в манеже – забил гол, и мы выиграли – 3:2.

— Что еще?

— Матчи Лиги – тогда Кубка – чемпионов. Даже не могу выделить один момент. Все, что было, осталось в памяти.

— Но все-таки игры с «Наполи» Марадоны стоят особняком?

— Это да. С «Наполи», с «Реалом». Соперничая с Марадоной, я наслаждался его игрой! Любовался тем, как человек обращается с мячом, как видит поле.

— Каким Диего остался в вашей памяти?

— Великим магом. Для меня это лучший футболист в истории.

— Лучше Месси?

— Они разные по стилю. Месси более взрывной, нацеленный на ворота. Но как Марадона видел игру, как дирижировал ею, не сравнить ни с чем и ни с кем. Талант от бога.

— Отчего с «Реалом» на «Бернабеу» не сыграли?

— Незадолго до этого получил травму, и тренеры решили не рисковать. Я был в запасе, но так и не вышел.

— Торжества по такому выдающемуся поводу были?

— Некогда было сильно праздновать. Чисто символически шампанским отметили победу, а дальше уже пошла подготовка к следующим матчам.

— Могли в том сезоне на финал замахнуться или «Марсель» был объективно сильнее?

— Вы знаете, то, что мы добрались тогда до полуфинала, это уже было чудо. Шла смена поколений, команда была амбициозная, но еще молодая, не слишком опытная. Когда нам попался «Наполи», все «Спартак» похоронили. А мы взяли и прошли итальянцев! С «Реалом» — то же самое. На «Марсель» нас просто не хватило. У них в тот год была, пожалуй, сильнейшая команда в Европе. А нам перед полуфиналом организовали коммерческое турне не то в Японию, не то в Южную Корею. И мы просто не успели восстановиться к первой игре.

— В ней-то все и было решено.

— Да, проиграли 1:3, и на этом европейская сказка «Спартака» практически закончилась. Во Франции достойно выступили, но тоже уступили.

«Мостовой не очень амбициозный человек, а Карпин всегда шел напролом»

— Кто в той спартаковской плеяде был, на ваш взгляд, самым талантливым?

— Мостовой, Шалимов выделялись. Хотя и другие игроки были в порядке – Кульков, Шмаров Валера. Осваивались в основе ребята помоложе – Карпин, Попов, Дима Радченко.

— Почему Мостовой так и не дослужился в Испании до клуба-гранда?

— Возможно, менталитет сказался. Мне кажется, он сам по себе не очень амбициозный человек. Видимо, не ставил таких высоких целей. А талант-то был огромный! Испанские специалисты говорили, что он мог бы спокойно играть в «Реале» или «Барселоне». Мне тоже очень жаль, что Саша не попал в большой клуб.

— Карпин уже тогда был таким ершистым, пробивным?

— Он всегда ставил перед собой цели и добивался их. Мы с Валерой одновременно пришли в «Спартак», делили с ним комнату на выездах, на сборах. В нем чувствовалась целеустремленность. Карпин всегда шел напролом.

— С Романцевым давно не виделись?

— Давненько. Он тогда еще «Динамо» тренировал. На сборах в Турции это было.

— Почему Олег Иванович так резко к тренерству охладел?

— Это больше к нему вопрос. Возможно, ему просто не дали работать. Не владею информацией. В любом случае это тренер с большой буквы.

«Федя, в чем дело?»

— Вы очень тепло отзывались о Черенкове. Его смерть — шок?

— Для меня Черенков – величайший игрок. Когда он ушел из жизни, футбольному миру стало чего-то не хватать.

«Спартак» — «Черноморец». Фёдор Черенков и Геннадий Перепаденко
«Спартак» - «Черноморец». Федор Черенков и Геннадий Перепаденко. Фото из архива Геннадия Перепаденко

— Какой эпизод сразу всплывает в памяти, когда слышите фамилию Черенков?

— Как-то на сборах жили в одной комнате. Захожу – сидит задумчивый. Я говорю: «Федя, в чем дело?». «Да ты понимаешь, — отвечает. – Сегодня на тренировке никак не мог забить влет. Посидел, подумал – и понял почему. Завтра все исправлю». И действительно, на следующий день у него все стало получаться. Человек все время жил футболом, каждую минуту! Большой профессионал. Я у него учился, как нужно подходить к тренировкам, к игре. Для меня это был большой пример.

— Так он объяснил, до чего додумался в тот раз?

— Нет. Он для себя понял, почему не мог забить, и на следующий день стал действовать правильно.

— Отношения с бывшими одноклубниками поддерживаете?

— На постоянной основе не получается. Расстояния, сами понимаете. Но всегда рад видеть друзей по команде. Да и тех ребят, которые пришли позже, – тоже. Титова, Тихонова, Аленичева…

— То есть некое спартаковское братство – оно и впрямь существует?

— Существует, конечно.

«Старостин брал микрофон и начинал читать стихи…»

— За сборную Союза вы сыграли всего ничего, зато против каких экзотических соперников— США, Тринидад и Тобаго, Гватемала...

— Бышовец уже создавал молодую команду, а меня, наверное, в большей степени позвал за заслуги. Очень признателен за это Анатолию Федоровичу. Союз уже распадался, я уезжал за границу, но все-таки успел напоследок сыграть за сборную СССР.

Игорь Шалимов, Василий Кульков, Станислав Черчесов, Александр Мостовой и Геннадий Перепаденко — спартаковская делегация в сборной СССР
Игорь Шалимов, Василий Кульков, Станислав Черчесов, Александр Мостовой и Геннадий Перепаденко — спартаковская делегация в сборной СССР. Фото из архива Геннадия Перепаденко

— Стихи на установках Анатолий Федорович не читал?

— Бышовец – нет. А Андрей Петрович Старостин – мог. При переездах из города в город во время зимних турниров в Германии он иногда брал микрофон в автобусе и начинал читать стихи. Пушкин, Лермонтов – классиков предпочитал.

— Как команда это воспринимала?

— Уважительно. Присутствовала и толика удивления – как человек в таком возрасте имел такую память?! Он вспоминал, что было в 1914 году, в 1917-м. Для нас это было что-то нереальное.

— Человек-глыба?

— Бесспорно. Для меня такие люди – это пример, к чему нужно стремиться в жизни. Что бы Старостин ни говорил, к нему всегда прислушивались.

— Многие, думаю, не поняли вас, когда променяли «Спартак» на заштатный «Бадахос». Объясните?

— Шел последний чемпионат СССР, все разваливалось. Непонятно было, что на этих руинах построится. А выехать за границу было очень престижно в футбольном плане и выгодно – в финансовом. Тогда заработки у нас были очень низкие.

— Низкие – это сколько?

— Моя зарплата составляла 250 рублей. «Спартак» был самой низкооплачиваемой командой СССР. Несмотря на это, все стремились туда попасть. За выигрыш доплачивали не то 60, не то 100 рублей. У других команд были спонсоры, а у нас — никого. Только игры за рубежом приносили более или менее серьезные премиальные. Естественно, что деньги, которые платились тогда за границей, казались нам несусветными. Хотя сегодня за столько, наверное, даже дублеры в России не играют (усмехается). Я уехал из «Спартака» в Израиль, полгода побыл там. Потом подписал новый контракт с «Хапоэлем» из Тель-Авива, и тут поступило предложение из Испании. Да, из более низкой лиги, но это все равно было престижнее, чем «вышка» Израиля.

— Вы ехали в «Бадахос» доигрывать?

— Если бы я хотел просто закончить, то мог сделать это и в Израиле. Нет, я надеялся еще подняться на более высокий уровень. Но в Испании тогда существовал лимит – три иностранца. А мне уже было 29 лет – возраст, когда начинают заглядывать в паспорт. Три года в «Бадахосе» отыграл, а больше предложений в Испании не дождался.

— В 32 года игрок уже считался чуть ли не стариком?

— Иностранцы – да. Исключения делались только для игроков высочайшего уровня. Меня звали в Россию и Украину, но я решил уже никуда не срываться. В 31 год закончил карьеру, остался в Испании, наладил свой бизнес.

— Хлебопекарни?

— Не только. Занимался стройматериалами, мебелью. Когда пошел бизнес, вернулся к футболу, стал агентом, ну а дальше вы знаете.

«У Аленичева должно получиться в «Спартаке»

— За современным «Спартаком» хотя бы краем глаза следите?

— Смотрел несколько матчей. Что меня удивило: с сильными командами «Спартак» играл сильно, а со слабыми – на их уровне. Возможно, идет становление, и через этот период нужно пройти.

— У Аленичева получится?

— Должно получиться. Все-таки человек спартаковский, с характером, много чего добился как футболист и хочет добиться как тренер.

— Каковы перспективы в Примере у Черышева и Коноплянки?

— Два очень интересных футболиста. Черышеву немножко проще, потому что он здесь вырос, знает местный менталитет, адаптирован к испанской жизни. Думаю, он заиграет на высоком уровне, которого заслуживает. Тому, что у Дениса не получилось в «Реале», есть объективные причины. Чтобы заиграть в Мадриде, нужно, чтобы тебя купили за большие миллионы. В противном случае на тебя просто по-другому смотрят. Уровень игры отходит на второй план. А в «Валенсии», мне кажется, он почувствует себя нужным и важным для команды и будет прогрессировать.

Коноплянка должен пройти период адаптации. Евгений тоже игрок высокого уровня. То, что он уже показывал в «Севилье», свидетельствует о том, что он может там играть. Сейчас ему нужно сохранять спокойствие, терпение и двигаться дальше.

— По исторической, так сказать, родине скучаете?

— Ну как скучаю? В Запорожье живут мои родители. Когда приезжаю, мне хватает недели, чтобы эту ностальгию утолить. Погостил немного – и снова тянет в Испанию.

— Футбол не снится?

— Частенько. Но не конкретные матчи, голы, а все больше будничные моменты – тренируемся, едем на игру. Даже во сне футбол не отпускает.

Олег ЛЫСЕНКО. «Чемпионат», 15.02.2016

*  *  *

ДОСЬЕ

Геннадий ПерепаденкоПерепаденко, Геннадий Александрович. Полузащитник.

Родился 16 июня 1964 г. в г. Запорожье. Воспитанник запорожской СДЮШОР «Металлург» (первый тренер — Пётр Тищенко).

Выступал за команды «Металлург» Запорожье, Украина (1982–1983), СКА Одесса, Украина (1984–1985), «Черноморец» Одесса, Украина (1985–1989), «Спартак» Москва (1990–1991, 1992), «Хапоэль-Цафририм» Холон, Израиль (1991–1992), «Бадахос» Бадахос, Испания (1992–1995).

Чемпион России 1992 г. Обладатель Кубка СССР 1992 г.

За сборную СССР сыграл 3 матча.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru