СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СЕРГЕЙ ШУСТИКОВ-МЛАДШИЙ: «В ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ ОТЕЦ ПОВТОРЯЛ: «Я ОЧЕНЬ УСТАЛ…»


Три поколения торпедовцев Шустиковых — Виктор, Сергей и Сергей-младший. Фото: sport-express.ru

Прошло 40 дней, как не стало Сергея Шустикова. Сын, Сергей Шустиков-младший, сейчас готовится к сезону в «Торпедо». В том самом «Торпедо», за которое играл не только его отец, но и дед Виктор Михайлович Шустиков. Причем все трое выходили на поле с капитанской повязкой.

***

— На днях услышал от Игоря Чугайнова, который дружил с вашим отцом: «Кажется, Серега просто уехал на сборы». У вас такое же чувство?

— Да нет. Умом понимаешь — это всё… Об отце думаю постоянно, разговариваю с ним. Хочется позвонить, посоветоваться, что-то обсудить. Мне его очень не хватает. Говорят, время лечит — но меня не вылечило.

— Кто вам сообщил?

— Бабушка. А ей и дедушке — Лена, папина сестра. Узнав, что произошло, звонить не стала, сразу помчалась к ним на Автозаводскую. Мы с женой 7 января проснулись около двенадцати. Сыну шесть месяцев, полночи не спали. Только включил телефон — звонок. Я выронил трубку, сел и заплакал.


40 дней назад Сергея Шустикова не стало... Фото: sport-express.ru

— У отца были проблемы со здоровьем?

— Никогда ни на что не жаловался. Хотя Наталья, его жена, рассказала, что дома пару раз случались короткие обмороки. Отключался на несколько секунд — и тут же приходил в себя. Но это никого не насторожило.

— Ей действительно выдали справку, где в графе «Причина смерти» — ничего не написано?

— Да. Точный диагноз должны объявить через месяц, когда будут готовы результаты анализов. Версии разные — то ли инфаркт, то ли инсульт. Врач «скорой» предположил, что оторвался тромб.

— Росздравнадзор устроил проверку, почему «скорая» ехала полтора часа. Чем закончилось?

— Наталье звонил кто-то из начальства, извинялся: «У нас такое впервые…» Верится с трудом. В декабре сам с этим столкнулся.

— Что стряслось?

— Заболел сын, Миша. Воспаление легких. Врачи долго не могли определиться с диагнозом, каждый толковал о своем, выписывал кучу лекарств. В какой-то момент ребенку стало хуже, набрали «03». Минут двадцать слушали автоответчик: «Оставайтесь на линии…» Никто не отозвался! Лишь со второй попытки прорвались. По дороге в больницу доктор сказал моей жене: «С декабря участились задержки по вызовам — не хватает машин…» Скорее всего, отца можно было спасти, если б помощь подоспела вовремя.

***

— Сколько вам было, когда родители развелись?

— Годика три. Второй муж мамы с футболом не связан. Хотя фамилия — Блохин… Мама говорила, что папа испытывал вину передо мной, боялся общения. Ограничивался поздравлениями по телефону на день рождения и Новый год. Потом уехал в «Расинг». Увидел его первый раз лет в одиннадцать, когда он вернулся из Испании. Но по настоящему сблизились уже в «Москве». Меня взяли в дубль, а папа ассистировал Слуцкому в основном составе. Затем вместе отправились в «Крылья». Сейчас много разговоров перебираю в памяти.

— Например?

— На испанском сборе прогуливались после ужина. Папа напутствовал: «Главное правило защитника — никаких поперечных передач! Будь смелее, не бойся ошибиться! На поле нужно получать удовольствие. Иначе вообще лучше не выходить… Вот представь, играю за „Расинг“ против „Реала“. Делаю „улиточку“, мяч кому-то между ног сую — и плассерочек метров на сорок. Трибуны ревут. Ощущения неописуемые!»

— Узнаю отцовские интонации.

— В 19 лет я дебютировал в премьер-лиге. В Перми. Защитника О Бом Сока в конце первого тайма унесли с сотрясением. Слуцкий скомандовал: «Замена! Раздевайся!» Волновался страшно, плюс фанаты «Амкара» матом приложили. После матча папа сказал: «Видел, как тебя колотило. Но я больше переживал. Чуть не обоср…ся!»

Еще помню 2009-й, неплохо отыграл за молодежку на Кубке Содружества. Звонит отец: «Мне телефон оборвали! Говорят, в сборной шестой номер — лучший!» По голосу чувствовал, как же ему приятно.

— Отругать мог?

— Единственный эпизод был на тренировке в «Крыльях». Я столкнулся с Тихоновым, упал, закричал от боли. Когда очухался, папа отвел в сторону: «Что творишь?! Нельзя показывать, что тебе больно! Вскочил, отряхнулся и побежал. Будет в игре пауза — почеши…»

— Приняли к сведению?

— Честно? Порой надо время потянуть, сбить атакующий настрой соперника. Тогда не тороплюсь подниматься с газона.

— Споры с отцом случались?

— Когда сын родился, звоню, поздравляю. Спрашивает: «Как назвали?» — «Миша» — «Ты что?! Миша — в лесу, шишки собирает…» Позже ребята из «Соляриса» рассказали, что на следующий день он приехал на тренировку со словами: «У меня две новости — хорошая и плохая. С какой начать?» — «С хорошей» — «Теперь я дедушка» — «А плохая?» — «Внука планируют назвать Мишей».

— Что не нравилось-то?

— Вот и я о том же: «Прекрасное имя. А ты какое хочешь? Сергей?» — «Боже упаси! Сереж в семье достаточно. Ладно, Миша так Миша. Только можно обращаться к нему буду Майкл?»

— На деда Сергей Шустиков был похож меньше всего.

— Это точно. Какой он дедушка, если жизни порой вел себя как ребенок? Но внука обожал. Я приехал с ним на игру «Соляриса» 30 сентября. Папе стукнуло 45. После матча взял Мишку на руки — светился! Мы втроем сфотографировались. Снимок в телефоне храню, вот, смотрите, какой он здесь счастливый!

— Последний разговор с отцом?

— Созвонились в первых числах января. Обменялись новостями, обсудили, когда «Солярис» выходит из отпуска, когда «Торпедо». Настроение было нормальное. До этого встречались 15 декабря, навещали Мишку в больнице. Там папа произнес фразу, которой поначалу не придал значения: «Я очень устал!» Прежде такого не слышал. А на похоронах Наталья сказала, что в последние месяцы он несколько раз повторял эти слова. Отец все принимал близко к сердцу… Знаете, почему во время матча никогда не присаживался на лавку?

— Почему?

— Говорил мне: «Не могу сидеть, пока идет игра! Меня трясет! Хочется самому выскочить на поле». В «Солярисе» всегда стоял возле скамейки, покрикивал. Так же было раньше, когда помогал Слуцкому в «Москве», «Крыльях», ЦСКА.

***

— Многие не ожидали, что Леонид Викторович появится на похоронах.

— А я был уверен в этом на сто процентов. Меня, правда, в толпе не заметил. Но подошел к Наталье, дедушке с бабушкой, выразил соболезнования.

— Как узнали, что отца уволили из ЦСКА?

— Прочитал в интернете. Я сразу позвонил, расспросами не грузил. Конечно, для него это было ударом, но виду старался не подавать: «Ничего-ничего, отдохну, в Италию съезжу. На стажировочку в какой-нибудь клуб…» Когда вернулся — возглавил «Солярис».

— Слуцкий назвал увольнение «рабочим моментом».

— У медали две стороны. Слуцкий говорил одно, папа — другое… В дальнейшем к этой теме не возвращался. Отпустило. Да и хватало забот поважнее.

— Отцу было интересно во второй лиге?

— Да! В профессиональном плане уход из ЦСКА пошел на пользу. Изначально в главные тренеры не рвался. Пугала ответственность. К тому же со Слуцким идеально дополняли друг друга. А в «Солярисе» попробовал работать самостоятельно, втянулся. Вздыхал иногда, мол, как же тяжело достучаться до пацанов, объяснить, что хочу. При этом смотрю на отца — глаза горят! Мне кажется, у него были все качества, чтоб успешно тренировать в премьер-лиге.

— Те, кто хоть раз с ним общался, отмечали, насколько глубоко Сергей понимал футбол.

— Я сам поражался, как читает игру. Достаточно бросить взгляд на поле — ни одна мелочь не ускользнет. Сидя в запасе «Крыльев», дважды был свидетелем его диалогов со Слуцким. Тот спрашивает: «Викторыч, по заменам что думаешь?» Папа отвечает: «Этого сдвигаем на фланг, того в атаку…» Быстро, четко, аргументировано. Все в яблочко!

— Слуцкий не возражал?

— При мне — нет. Доверял отцу. Его роль в этом тандеме многие недооценивали.

— Дома сохранились записи матчей с участием отца?

— Увы. К таким вещам он был равнодушен, жил сегодняшним днем. Я пытался найти в интернете его матчи за «Расинг» — бесполезно. Зато отыскал гол за «Торпедо» на «Сантьяго Бернабеу» в 1992-м. Между прочим, как-то мы сыграли в одной команде!

— Где?

— На сборах. «Крылья» проводили контрольный матч двумя составами с киевским «Динамо». Я играл за второй, замен нет. Папа предложил: «Если что — я готов!» Когда минуте на 70-й парень сломался, пришлось выходить.

— В оборону?

— В центр полузащиты. Беготней себя не утруждал, но компенсировал это классными передачами и выбором позиции. Примерно в такой же манере сейчас действует Широков.

— Слезы отца видели?

— Только раз — на прощальном матче. 2004-й, Восточная, «Москва» — ЦСКА. Ребята надели майки с его портретом. Потом совершил круг почета. С трибун фанаты кидали шарфы «Москвы», «Торпедо», ЦСКА — трех клубов, за которые выступал в России. Так и бежал, обвешанный шарфами, со слезами на глазах. Я тоже расплакался.

— Смешные истории рассказывал?

— Мне запомнилась про капитана «Торпедо». Конец 80-х, команда после выездного матча расслабилась. Утром в аэропорт. Иванов понял, чем игроки занимались накануне. Сидит в автобусе мрачный. Смотрит в окно — идет капитан. Бодрая походка, сумка на плече, под мышкой нарды, которые подарили болельщики. Иванов громко произносит: «Слава богу, хоть капитан трезвый!» А тот шагает мимо торпедовского автобуса, начинает ломиться в соседний. Валентин Козьмич огорченно: «Тьфу, и этот пил!»

— Кто был самым близким другом отца в последние годы?

— Ильшат Файзулин, с которым в «Расинге» сдружились. Ну и собаки, конечно.

— ???

— Сначала завели длинношерстную болонку. Внезапно Настя, младшая дочка, привела трех дворняжек. Накормили, отогрели. Хотели куда-то пристроить, мне предлагали. Но вскоре папа так привязался к собакам, что расставаться передумал: «Как же их отдам?! Это моя любовь!» С удовольствием выгуливал по вечерам. Было три темы, на которые мог говорить часами.

— Какие?

— Футбол, собаки, Испания. С тех пор, как там играл, к этой стране у него было особое отношение. Обычно с семьей улетал туда на новогодние каникулы.

— В конкретное место?

— Нет, путешествовал по разным городам. Описывал с восторгом: «Какая красота! Море, солнце, набережные…»

— Он и в Испании обходился без автомобиля?

— Да. Водить не тянуло, даже не получал права. При мне за рулем сидел раз — на сборах. Это был гольф-кар. От гостиницы до поля минуты полторы, два поворота. Вроде что сложного? Так сдавая назад, папа не заметил высокий бордюр. Машинку расколотил прилично.

***

— Вы, как и Виктор Шустиков, — центральный защитник. Дед дает футбольные советы?

— Ой, да из него слова не вытянешь! Молчун. Все в себе. Хотя иногда способен удивить. Как три года назад на моей свадьбе. Сказал тост — и запел. «Вот кто-то с горочки спустился…»

— Под музыку?

— Нет. Это был экспромт. Обалдели не только гости, но и вся родня. Оператора, который вечер снимал, сразу предупредил: «Кадры с дедушкой — самые ценные!»

— В чемпионатах страны он отыграл 253 матча подряд без замен — рекорд на века! Об этом хоть рассказывал?

— Да нет. Больше историй про деда слышал от других, чем от него самого. Потом спросишь: «Было?» — «Ну было…» И снова молчит. Как-то бабушка вспоминала — в игре за «Торпедо» деду шипами врезали по ноге. Поковылял за бровку, вылил кровь из бутсы — продолжил матч.

— Ничего себе.

— Или вот случай. Получил сильный удар в голеностоп. В перерыве снял бутсу — а надеть не смог. Все посинело, раздуло. Так ему ногу подморозили, бутсу надрезали. Дед натянул, отыграл второй тайм. Да и я на уколах выходил.

— В «Торпедо»?

— В дзержинском «Химике». То с микронадрывом мышцы бедра, то с надорванными связками голеностопа, то с температурой 39. Умение терпеть — у нас семейное.

— Пару лет назад болельщики «Торпедо» собирали деньги на выпуск книги о Викторе Шустикове. Вышла?

— По-моему, нет. Отрывки читал в интернете. Вот там узнал про деда много интересного. Особенно впечатлила такая история. Торпедовцы уставшими вернулись из сборной. На носу матч чемпионата. Главный тренер Виктор Маслов вызвал лидеров — деда, Воронина, Иванова. Спросил: «Что будем делать?» Первым поднялся дед: «За оборону не тревожьтесь. Отыграем на «ноль». Затем встал Воронин: «За полузащиту тоже не волнуйтесь». Следом голос Иванова: «Ну и мы в атаке не подведем».

— Выиграли?

— Да. В той команде слов на ветер не бросали. Читаешь — мурашки по коже. Какие люди! Какая сплоченность! Думаешь: «Вот бы на денечек в такую атмосферу окунуться…»

— Как себя чувствует Виктор Михайлович?

— Держится. Утром, как обычно, делает зарядку. С детства помню картину — пробежится трусцой по квартире, с гирей позанимается, со жгутом. Бабушка рассказывала: «Летом на даче он просыпается поздно, часиков в одиннадцать. Сразу на зарядочку. Соседи смотрят, умиляются». А в Москве привычный маршрут деда — от дома до стадиона на Восточной. Каждый день ходит. Смотрит, как мальчишки тренируются, с кем-то общается.

31 августа 2015. 'Витязь' - 'Торпедо' - 0:1. Сергей ШУСТИКОВ-младший (справа). Фото ФК 'Витязь'
31 августа 2015. «Витязь» - «Торпедо» - 0:1. Сергей Шустиков-младший (справа). Фото: ФК «Витязь»

***

— Как вы прошлым летом оказались в «Торпедо»?

— Пригласили на просмотр. Уже объявили, что команда будет выступать не в ФНЛ, а во второй лиге. Потренировался, сыграл контрольный матч. Петраков сказал: «Мы хотим с тобой работать».

— Чем удивляет Валерий Юрьевич?

— Непримиримостью к красному цвету. У торпедовцев его поколения это в крови. Легендами оброс эпизод, как в 80-е кто-то из новичков явился на тренировку в красной майке. Парня обступили с двух сторон: «У нас такое не носят». Разорвали прямо на нем! Сейчас администратор заранее отслеживает, чтоб ребята, приезжающие на просмотр, не выходили в красном. Если у кого-то увидит, шепнет: «Немедленно сними. Лишний раз тренера не зли».

— О финансовых проблемах «Торпедо» говорят второй год. Долги серьезные?

— Нам платят без задержек. Насколько мне известно, задолженность сохраняется перед тренерским штабом, персоналом и футболистами, которые были в премьер-лиге.

— Путь от просмотра до капитанской повязки растянулся надолго?

— Вообще-то капитан у нас Андрей Ширяев. Но порвал «кресты», в этом сезоне уже не сыграет. Перед кубковым матчем с брянским «Динамо» Юрьич вручил повязку: «Сегодня команду выводишь ты». Так и повелось.

— Дед, отец и сын, игравшие за один клуб, — редкость. А уж, чтоб все трое были капитанами — фантастика!

— Оба, кстати, отреагировали спокойно. Можно сказать, буднично. Папа смотрел матч в интернете. Вечером позвонил: «Ты стал капитаном? Молодец!» Дед сказал: «Рад за тебя, Сережа…» Я с детства жил мечтой — сыграть за «Торпедо». Но сбылась лишь наполовину.

— То есть?

— Хочется сыграть на Восточке, на Восточной улице. Пока там только тренировался да играл на запасном поле. Официальные матчи проводим в спартаковской академии.

— Контракт у вас на год?

— Да. Будущее в тумане — и «Торпедо», и мое. Если в следующем сезоне будет получше с финансированием, руководство поставит задачу выйти в ФНЛ. Дай-то Бог!

— В марте вам 27. С мыслями о премьер-лиге распрощались?

— Почему? Все в моих руках. Конечно, из второго дивизиона сразу пробиться наверх нереально. Для начала надо в ФНЛ попасть. Надеюсь, в 2017-м сделаю это с «Торпедо». А там и на премьер-лигу замахнемся. Если буду нужен, готов остаться в «Торпедо» до конца карьеры.

Александр КРУЖКОВ. «Спорт-Экспресс», 15.02.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru