СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ОЛЕГ КОНОНОВ: «СКАЗАЛ РАЙКАРДУ: «SORRY, THIS IS FOOTBALL»

Олег КононовГлавный тренер «Краснодара» Олег Кононов рассказал обо всех этапах карьеры, взглядах на футбол и перспективах своей команды.

ИНТЕРЕСНО ВСЕ, ЧТО СВЯЗАНО С КУРСКОМ

— Мы с вами оба родом из Курска. Поэтому мне всегда не нравилось, когда вас называли белорусским тренером, а не курским. Вы можете рассказать, что вас связывает сейчас с родным городом?

— В Курске я вырос и прожил там до окончания средней школы, потом поступил в институт физкультуры в Смоленске. В родном городе я бываю не реже, чем раз в год, — навещаю родителей. В основном это бывает зимой, но по возможности стараюсь найти время приехать в Курск и во время летней паузы в футбольном календаре.

— Курский «Авангард» для вас — это особенный клуб или нет?

— Конечно, особенный. Я всегда слежу за тем, как играет главная команда родного города. У меня хорошие приятельские отношения с тренерами «Авангарда». Также я общаюсь со своим первым тренером Валерием Васильевичем Шевляковым, воспитавшим многих курских профессиональных футболистов. Родной город — это корни навсегда. Так что меня интересует все, что связано с Курском.

— Когда вы последний раз были на игре «Авангарда»?

— Вообще никогда не был. Так получилось. Из-за тренерской карьеры мне удается приезжать в Курск в декабре, когда уже нет матчей.

— Вас когда-нибудь приглашали работать в «Авангард»?

— Нет.

— Чтобы понять, где ваш дом — в Курске или Белоруссии, — лучше всего спросить, где вы жили во время паузы в вашей тренерской карьере? Тогда, когда вы уже ушли из «Карпат» и еще не успели возглавить «Севастополь».

— И не там, и не там. Жил в Одессе.

СБЫВШАЯСЯ МЕЧТА

— В вашей карьере футболиста были два непродолжительных отъезда за границу. Как бы охарактеризовали эти периоды?

— Как разочарования, поскольку я слишком мало играл. В тот период мало кто отказывался от любых вариантов продолжения карьеры за границей. Вот и мне было интересно попробовать себя в Германии, в Польше. Но, к сожалению, зарубежная карьера не удалась.

— Не срабатывались с тренерами?

— В первую очередь от меня самого многое зависело. Значит, не показал тот уровень, которого хотели наставники.

— Когда поняли, что станете тренером?

— С детства была мечта. Думаю, в этом сыграл большую роль мой курский тренер Шевляков. Мне очень нравилось, как он работает и как подходит к своим обязанностям. Чувствуя симпатию к нему, еще в детстве решил, что хочу в будущем тоже тренировать. В этом мне оказал большую помощь Анатолий Иванович Юревич, под руководством которого я заканчивал игровую карьеру в Белоруссии и начинал тренерскую. Он давал мне первые тренерские уроки, я работал его помощником в своих первых клубах — минских «Торпедо» и «Локомотиве», запорожском «Металлурге». Затем я трудился в тираспольском «Шерифе» помощником Леонида Станиславовича Кучука, а после этого уже начал самостоятельную тренерскую карьеру в «Карпатах».

— Сейчас вы можете определить, кто из ваших футболистов станет в будущем тренером?

— Если сконцентрироваться и подумать, то можно определить ребят, которые могут стать тренерами. В нашей команде особенно отмечу Виталия Калешина. Вижу, что у него есть все предпосылки к тому, чтобы остаться в футболе в этом качестве.

— Он ведет конспекты тренировок или просто вдумчивый футболист?

— Это видно по его поведению в целом. По тому, как он анализирует игру, как ведет себя на поле и вне его.

— Многие великие тренеры говорили, что до 30 — 35 лет вообще исключали возможность своей тренерской карьеры.

— У всех по-разному. Лично у меня время, когда я захотел стать тренером, наступило в детстве. Многие заинтересовываются такой работой в середине своей игровой карьеры, а еще у многих тренерские амбиции появляются уже по завершению карьеры.

ТИХОНОВ, ДИКАНЬ

— В футболисте Андрее Тихонове вы видели предпосылки стать тренером?

— Не задумывался на эту тему.

— Я слышал, что вы выбрали помощником Тихонова из достаточно обширного списка кандидатов. Это так?

— Да. Тихонов достаточно хорошо проявлял себя в «Спартаке» в качестве одного из ассистентов Карпина. В пользу Андрея были также огромный игровой опыт и стремление прогрессировать уже в качестве тренера. Все эти факторы вместе сыграли свою роль.

— Выбор Тихонова помощником был действительно только вашим решением?

— Совместным — с руководством клуба.

— Со стороны казалось, что приглашение в «Краснодар» такого авторитетного и уважаемого всеми болельщиками человека, как Тихонов, выглядит для молодого футбольного клуба попыткой сыграть в популизм и завоевать симпатии новых болельщиков. «Краснодар» же очень часто берет именно тех, кто выделяется харизмой и особенно уважаем даже фанатами команд-соперников — я имею в виду Широкова и Диканя. Они и Тихонов — «Краснодар» собрал всех главных российских героев такого рода, кроме разве что Семака.

— Не думаю, что это делалось специально. Самое главное — полезность клубу при выполнении своих обязанностей. Считаю, что это — самый важный критерий, по которым подбираются футболисты и тренеры для «Краснодара». Но нам действительно были особенно важны такие игроки, как Широков и Дикань, чтобы они своей работой и своим отношением к делу давали пример молодым игрокам.

— В Широкове и в Дикане вы видите будущих тренеров?

— Андрей Дикань — да. Думаю, он может быть тренером. Рома тоже имеет предпосылки, но сам он пока не задумывался о работе тренером. Мы общались с ним на эту тему. Широков собирается оставаться в футболе после завершения игровой карьеры. А на какой должности — это спрашивайте у него.

— В «Шерифе» вы были не только ассистентом Кучука, но и руководителем клубной академии. Что вам дало это совмещение постов?

— Я был не руководителем, а главным тренером в академии «Шерифа». Этот опыт работы для меня оказался очень важен. Это как бы мостик между работой помощника и должностью главного тренера. Сфера деятельности ассистента не так велика, ему не приходится принимать ключевые решения и составлять программы тренировок. А у меня были на это амбиции, хотелось попробовать себя дальше и развиваться. Поэтому я с большим удовольствием составлял программы тренировок на всю академию, на команды всех возрастов. Я проводил совместные тренировки с тренерами и игроками разных возрастов. Было отрадно, что в нашей работе были видны хорошие результаты. Приятно это было и для меня, и для молодых тренеров, и для молодых футболистов. Из академии «Шерифа» вышли многие хорошие футболисты, некоторые из них играют в сборной Молдавии. Это был очень хороший и важный для меня период. Хочу поблагодарить руководство ФК «Шериф» за совместную работу.

— Наверное, опыт работы с академией помогает вам в «Краснодаре» — клубе, декларирующем ставку на воспитанников своей академии?

— Да, безусловно. Но в «Краснодаре» работа клуба выстроена по-другому: здесь каждый отвечает за свой участок. Как главный тренер команды я не участвую в работе академии. Но, конечно же, не только просматриваю игры наших молодежных и юношеских команд, но и привлекаю юных футболистов к тренировкам. Стараюсь чаще брать на тренировки молодых, чтобы видеть, как они работают и насколько они близки к уровню нашей команды. Совместный тренировочный процесс всем идет на пользу. Я же заранее изучаю ребят из академии, которые через какое-то время смогут присоединиться к главной команде.

БЕЛАЯ НОЧЬ ПЕРЕД ДЕБЮТОМ В ЕВРОКУБКАХ

— Можно ли было вас с Кучуком назвать единомышленниками во время работы в «Шерифе»? Ведь за то сравнительно недолгое время, что вас и Кучука знает широкий круг российских болельщиков, имидж у вас двоих сложился диаметрально противоположенный. Вы — сторонник яркой атакующей игры, а Кучук — это ставка на строгость и дисциплину.

— Я был помощником и работал по тем правилам и нормам, которые предлагал главный тренер.

— В итоге вы повлияли друг на друга?

— Мы всегда были достаточно близки, много советовались, анализировали. Из того, что я предлагал, что-то Леонид Станиславович брал для себя, что-то отторгал. Это было его безусловное право как главного тренера.

— Мне как-то пришлось оказаться на матче «Шерифа», когда вы с Кучуком там работали, и все футбольные впечатления были вытеснены урбанистическим, так сказать, — на центральной улице Тирасполя стояли колонки для набора воды словно в деревне, рядом — желтые бочонки с квасом и автоматы по продаже газировки. Словно машина времени вернула на 30 лет назад.

— Некоторый застой действительно имел место. Сам я уже давно не бывал в Тирасполе, но, насколько мне известно, город живет и обновляется, даже несмотря на сложную политическую и финансовую ситуацию.

— Зато ваше следующее место работы было шикарным — Львов. Стал ли он одним из ваших любимых городов?

— Не назвал бы его в числе самых любимых, но этот город очень хороший, оставляющий очень приятные впечатления.

— «Карпаты» знамениты потрясающим культом кубковых матчей. Каждую кубковую игру фанаты из Львова превращают в праздник и крестовый поход одновременно. Как вам работалось в такой атмосфере?

— Замечательно. В «Карпатах» помнят и чтут выигрыш командой Кубка СССР 1969 года. Это был первый и последний случай в истории, когда трофей взял клуб первой лиги. Это был нонсенс! Во Львове действительно очень дорожат той победой и мечтают о новом выигрыше Кубка — пусть и в качестве команды уже высшей лиги Украины. Конечно, на Кубок у нас всегда была высокая мотивация. Мечталось и о выигрыше трофея, который открыл бы дорогу в Лигу Европы.

— Туда «Карпаты» с вами дважды пробивались и через пятое место в чемпионате Украины. Помните самый первый еврокубковый матч?

— Нам выпало проводить его в Рейкьявике. Там были белые ночи. В итоге всю ночь перед встречей не мог заснуть — но не из-за волнения, а из-за яркого света. В Исландии действительно настоящие белые ночи. Так что было сложно. А перед игрой стало еще сложнее — два наших футболиста неожиданно заболели уже в Исландии. Пришлось в последний момент вносить корректировки в состав, была немного нервная установка. Но мы справились, ребята хорошо выступили — «Карпаты» победили со счетом 3:0.

— В последнем раунде плей-офф перед групповым этапом вы выбили из турнира «Галатасарай». Та победа — пока самый эмоциональный момент вашей карьеры?

— Да. Впечатляющий был ответный матч, особенно концовка. Первую игру в Стамбуле мы закончили со счетом 2:2, хотя и вели 2:0. В ответной встрече во Львове устраивающий нас счет 0:0 держался до 92-й минуты — и тут пропускаем. Ко мне сразу подошел Франк Райкард, главный тренер «Галатасарая», протянул руку и сказал: «Sorry, thisisfootball». А на 95-й забили мы. И теперь уже я подошел к Райкарду, пожал руку и повторил его слова: «Sorry, thisisfootball».

— Он нашел силы усмехнуться?

— Кажется, ему было уже не до смеха. Уж слишком все в «Галатасарае» были в шоке. А мы в радости. Такие эмоциональные победы с выигрышем на последних минутах дорого стоят, это потрясающие эмоции. К счастью, такие матчи случаются и с «Краснодаром».

ЗАВОДЯЩИЙ НА ФАН-СЕКТОРЕ

— Жеребьевка группового этапа той Лиги Европы подарила «Карпатам», пожалуй, самых сильных соперников из всех возможных. Скажите честно, были рады такому жребию?

— Конечно, рад. Ведь не всегда удается сравнить себя с такими сильными командами, как «Севилья», ПСЖ и дортмундская «Боруссия», а тут мы попали со всеми ними в одну группу. Мы понимали, что по уровню уступали всем соперникам, но стремились в каждой игре выкладываться на максимум. Был очень интересный матч с «Боруссией» по накалу, когда мы уступили 3:4 в добавленное время за 15 секунд до финального свистка. Несмотря на поражение, болельщики очень тепло нас провожали. Это было потрясающее зрелище: люди включили свет в телефонах, а кто и факела из бумаги поджег. Словом, очень эмоционально нас благодарили. Львовский период карьеры был для меня очень интересным, поучительным и запоминающимся.

— До того матча с «Боруссией» вы были у Юргена Клоппа на стажировке. То есть выведали у него тактические секреты, а потом вместо благодарности чуть его не обыграли.

— Тактику Клопп не объяснял. Я просто смотрел тренировки, а после мы беседовали. Но обсуждали не нюансы игры «Боруссии», а направления развития футбола в целом, приоритеты в работе.

— Так могут ли такие стажировки в клубы-гранды потом помогать выигрывать у тех же клубов? Вы же в итоге все-таки победили потом «Боруссию» — пусть уже и вместе с «Краснодаром» и без Клоппа.

— Это лишь стечение обстоятельств. Нет, едва ли такие стажировки могут нести вред клубам.

— Говорят, во Львове вы бывали на фанатском секторе с горящим файером. Что за история?

— Да, это было в регбийном матче. Фанаты «Карпат» проводили между собой матч по регби, а мы — футболисты и тренеры — решили поддержать их и пришли на их матч как болельщики. В итоге все поменялись местами — фанаты были на поле и играли, а футболисты и тренеры поддерживали их с трибуны. Настоящие фаны были так любезны, что помогли нам подготовиться к игре и выдали файеры. Так что мы жгли во всех смыслах.

— Я читал на львовском сайте, что вы были «заводящим» фан-сектора!

— Как главному тренеру пришлось взять на себя инициативу. Кому-то нужно было начинать кричалки.

— Как к вам относились фанаты «Карпат», видно по их большому баннеру, на котором они нарисовали вас и надпись «Почетный громадянин Львова». Это впечатляет.

— Мы играли тогда против киевского «Динамо», для нас это была очень важная встреча, все мои мысли были о достижении результата, а тут выхожу из раздевалки и вижу этот баннер. Мне было очень неловко, честно говоря.

— Как воспринимали вас во Львове — как белоруса или как россиянина?

— Думаю, больше как белоруса. Но все знали, что я родился в России. Никаких проявлений негатива по национальному признаку я не встретил ни разу. Отношение ко мне всегда было хорошим.

НИКОГДА НЕ ЗАДУМЫВАЛСЯ НАД КАТЕНАЧЧО

— Ваш довольно быстрый уход из ФК «Севастополь» — это следствие внутренних проблем в клубе или результат привлекательного предложения «Краснодара»?

— Проблем никаких не было. Я ушел из-за предложения «Краснодара».

— Но ведь оно было со стороны «быков» уже не первым — и прежде вы отвечали отказом…

— Да. Но когда меня звали в первый раз, то, думаю, психологически еще не был готов возглавить «Краснодар».

— Где и как вы познакомились с Сергеем Галицким?

— В Киеве — тогда он и сделал мне первое предложение возглавить «Краснодар».

— На тот момент вы были малоизвестны в России. Как он вышел на вас?

— У Сергея Николаевича хорошо работают подчиненные.

— Ключевую роль наверняка сыграл атакующий стиль игры, который вы привили «Карпатам»?

— Сергей Николаевич хочет видеть футбол, который запоминается зрителям. А игру помнят тогда, когда она зрелищная и эмоциональная. То есть атакующая. В этом наше самое главное с ним совпадение во взглядах.

— Манера всех ваших предыдущих команд была такой же, как у «Краснодара»?

— Да.

— Если вы оказались бы в клубе, где ситуация требовала бы построения сугубо оборонительного футбола, справились бы?

— Я не задумывался никогда о построении катеначчо.

— Вы сказали в одном интервью, что пятое место — ничто. Вы действительно так считаете?

— Конечно. Все, что ниже первого места — не так значимо. Надо стремиться к титулам.

— Но тогда получается, что в вашей карьере вообще не было успехов.

— Больших — да.

— Поражение «Краснодара» в финале Кубка — самое чувствительное за вашу карьеру?

— Да. Было очень обидно. Мы были в шаге от завоевания первого трофея в истории клуба, но не получилось. К сожалению, мы не так хорошо провели решающий матч, как должны были.

— Есть мнение, что тогда ваша команда была не очень свежей, потому что вы не провели должную ротацию состава и не дали отдохнуть футболистам основного состава тремя днями ранее во встрече чемпионата с «Волгой».

— Может быть. Тяжелая была игра с «Волгой». Возможно, поэтому нам не хватило свежести и удачи в финале Кубка.

— После того финала Галицкий утверждал, что при показанной игре ему и победа не доставила бы удовольствия. Неужели вы, для которого второе место — ничто, тоже станете утверждать, что она вас не удовлетворила бы?

— Сергей Николаевич говорит всегда то, что думает. Конечно, хочется не только выигрывать, но и получать удовольствие от качества игры команды. К этому мы и стремимся.

— Вы хотели бы стать для «Краснодара» своим Алексом Фергюсоном?

— Хочется трудиться как можно дольше и приносить пользу. А что будет в будущем, неизвестно никому.

Александр ВИШНЕВСКИЙ из Марбельи. «Спорт-Экспресс», 17.02.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru