СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ЮРИЙ ГАЗИНСКИЙ: «КАПЕЛЛО ВЫЗЫВАЛ В СБОРНУЮ, НО ШАНСА СЫГРАТЬ ТАК И НЕ ДАЛ»

Юрий Газинский
Юрий Газинский. Фото: championat.com

Юрий Газинский — о первой еврокубковой весне «Краснодара», отношениях с фанатами «Торпедо» и будущем в сборной России.

Первая еврокубковая весна в истории «Краснодара» начнется в Праге  — 18 февраля «быки» сыграют со «Спартой» в 1/16 финала Лиги Европы.

«Хаби Алонсо — идеал опорника»

— И «Краснодар», и Юрий Газинский так рано год еще не начинали.

— Ничего страшного. Месяца каникул достаточно. Скучали по тренировкам даже. Вот так 10–12 дней отдохнул, потом начал ходить в зал, по  дорожке бегать.

— Вернулись в команду — а здесь еще один полузащитник, Подберезкин. Казалось бы: и Жоаозиньо восстановился, и Каборе подписали — ну  куда еще?

— Конкуренция всегда была непростой. Клуб прогрессирует, играем на три фронта. Необходимы квалифицированные футболисты. Все просто. Тем более Подберезкин чуть ближе к атаке.

— Принято считать, что Каборе лучше обороняется, а у вас преимущество в пасе.

— Это лучше вам знать. Громко сказано про преимущество. Есть главный тренер, который объясняет, что делать, как действовать. У всех будет шанс играть и доказывать.

— Это как-то совсем обтекаемо звучит.

— Но так и есть на самом деле.

— Тогда просто расскажите, будем считать вопрос комплиментом, как опорник научился действительно хорошо играть в пас.

— На самом деле, когда начинал карьеру и переходил в «Луч», не умел играть в обороне. Получал от Сергея Павлова. Испанец Пако меня брал вторым полузащитником, «бокс-ту-бокс». Но Пако что-то разглядел, стал требовать игры ярко выраженного опорника.

— И как?

— Все пробегали мимо меня. Говорю же: на каждой теории мне доставалось.

— Как научить атакующего полузащитника играть в обороне?

— Да просто ставить на другую позицию. Хочешь не хочешь — будешь прибавлять. Другое дело, если ты необучаем, то шансов играть в футбол нет в принципе. Понимаете, опорник по общему мнению — это в основном грязная работа. Надо страховать, перехватывать, играть назад и поперек. Но на самом деле нужно еще и атаки классно начинать, и супервыносливым быть. Если человек всего этого не умеет — он играет в другом чемпионате.

— Идеал опорного полузащитника?

— Хаби Алонсо. Безумно нравится. Он великолепен в обороне, обладает прекрасным ударом, отлично видит поле. Играет в топ-клубе, «Баварии». Вот Кроос в «Реале», например, обороняется не так хорошо, как Алонсо.

— Хаби Алонсо и Тони Кроос — это две великие школы. У вас какая?

— Да обычная, в Комсомольске-на-Амуре. Указания простые были: пасуй под дальнюю ногу, чтобы удобно было. Мне интервью Хави запомнилось: «Я не просто вижу, куда даю, а стараюсь исполнить так, чтобы партнеру было удобно».

«Зачем бегать от фанатов?»

— Как получилось, что «Краснодар» вышел на вас?

— На сборе в Турции играл за «Торпедо» с «Краснодаром». Выиграли, забил. Потом в ходе сезона уже сказали, что к нам приезжают скауты от команды РФПЛ и есть шанс проявить себя. Спустя время стоявший у истоков «Краснодара» Сергей Вахрушев, царствие ему небесное, рассказал, что приезжал смотреть на других ребят, но выбрал меня. Вот так моя мечта сбылась.

— У игравших в «Торпедо» всегда есть минимум две истории — об Александре Тукманове и фанатах. Начните с президента клуба.

— У меня с Тукмановым никаких проблем не было. В перепалки я не  вступал, только читал в Интернете негатив.

— Что читали?

— О том, какой он плохой. Но в тонкости я не вдавался. Да, в клубе не было каких-то больших, заоблачных зарплат, но проблем с руководством у меня не было, и историй о Тукманове тоже нет.

— О фанатах не может не быть.

— Они приходили на тренировки, когда мы не очень хорошо выступали, зажигали файеры. Объясняли, что нужно биться за имя клуба.

— А подробнее?

— Идет тренировка — и тут через сетку на поле летит файер. Слышен топот, поворачиваем голову — на нас идут человек сто. Деваться некуда, надо выходить к ним. Фанаты спрашивают: «Почему так плохо играете?». Мы пытаемся ответить. Ну тут нет ничего такого: болельщики вправе предъявлять, они переживают долгое-долгое время за команду.

— Страшно было?

— А что страшного? Ну, даже если что-то будет, я же не стану убегать. Прятаться — это не по-мужски.

— Вы же в детстве боксом занимались.

— Не так долго. Когда встал выбор, я сделал ставку на футбол.

— Дрались часто? Просто вы сейчас так по-пацански о фанатах «Торпедо» говорили.

— Доводилось.

— Расскажете?

— Зачем мне об этом говорить? Вы о Комсомольске-на-Амуре знаете вообще, почему его криминальным считают? Так вот я не буду об этом рассказывать, пусть люди сами почитают и поймут. Давайте дальше о «Торпедо». Там, кстати, на встречах с фанатами Денис Бояринцев как капитан от команды разговаривал. Он отличный мужик. Супер как человек. Он поиграл, было чему поучиться. Когда не ладилось, собирал всех, сидели, общались с ребятами, пытались в коллективе понять, в чем проблема. Нужно было выбираться с низов.

— Коллектив ведь неплохим был. Тот же Гаурачс налаживал атмосферу.

— Эдгарас — интересный парень, своеобразный.

— В клипе вас снял.

— Ну да, приехал на сбор, говорит: «Ребят, а давайте снимем клип». В Интернете увидел и решил, что можем повторить. Гаурачс показал мне сценарий, выделил роль, но я сказал: «Давай так, чтобы я ничего не говорил и особо не двигался». Посадили меня в баню. Вот и вся история. Не люблю я это актерство, честно говоря, но вроде прикольный клип получился.

— Чем вам запомнились годы в ФНЛ?

— Перелетами. Время во Владивостоке — это вообще жесть. Очень сложно.

— Что с вами происходило?

— Да вроде ничего такого. Мы старались специально ночь не спать, чтобы отрубаться в самолете. Организм подстроился, получалось, привык. Только в последнее время стал бояться. Сам не понимаю, из-за чего. Возможно, страх в связи с падениями самолетов в Египте, в других местах. Раньше даже не думал о плохом: открывал шторку иллюминатора, смотрел в окошко, когда самолет поворачивал. Сейчас глаза закрываю, в окно не смотрю, боюсь. Пройдет, наверное.

«Галицкий сказал: «Ну ты как, готов»? Что мне было ему ответить?»

— В этом сезоне вы сыграли самые тяжелые минуты «Краснодара» — дважды примерно по 20 минут в матчах с «Боруссией».

— Когда выходишь на замену — всегда тяжело. Ребята-то с первых минут привыкли к ритму, к темпу, а тебе совсем сложно. Не думаю, что «Боруссия»  — исключение. При минимальном счете всегда сложно втягивать. Другое дело, что нам реально не давали ничего делать. У них настолько игра отточена, будто на автомате все делают. Хочешь поднять голову, а  мяч уже отобрали.

— Вы с такой грустью о выходе на замену сказали. Давит, что не всегда играете?

— Конкуренция очень давит. Для меня вообще важно играть — это для любого важно. Нужно тренироваться, доказывать. В той или иной ситуации тренер решает, что я не должен играть в основе. Это делают другие люди. Все просто, больше 11 человек на поле не выпустишь.

— Вам ведь в «Краснодаре» чуть ли не с первого дня доверяли.

— Это правда. Только приехал на первый сбор из ФНЛ, как сразу вышел на поле в контрольном матче. Чуть позже подошел Сергей Галицкий, сказал: «Ну что, ты готов с „Зенитом“ в основе»? Я ответил: «Конечно, готов». Как скажу «нет»? Хотя все это чудесно было, удивительно.

— Довольно скоро и вызов в сборную получили.

— Да уж. Получил. Несколько.

— Больная тема?

— Больная. Так и не сыграл ведь ни минуты. Помню, на выезде в Швеции Капелло поворачивается и произносит фамилию: «Газинский». У меня все внутри перевернулось, 78-я минута шла, целых 12 минут было. На низком старте уже был, но в последний момент Фабио решение изменил. Но, опять же, было бы логично дебютировать в товарищеских матчах. Почему он меня не наигрывал там, не понимаю. Мог ведь дать шанс.

— О Капелло говорят мало хорошего. Что вы скажете?

— Стану 100-м человеком, кто подтвердит, что у него на первом месте дисциплина. К некоторым моментам я не был готов. Пришел как-то на  полдник в тапочках, а мне ребята говорят: «Ты что, вообще? В кроссовках нужно». Побежал в номер, пока время было. Конечно, все это время я переживал: думал, как себя вести, что будет на тренировках.

— Как приняли?

— С Капелло диалога не было. С ребятами все было отлично, дружелюбно. Визуально и так их всех знал.

— Кто объединяет команду?

— Вася Березуцкий да Дзюба. Они много шутят. Артем вообще очень позитивный человек, может говорить хоть 24 часа подряд, прикалываться.

— Вспомните приколы Дзюбы?

— Да там каждый диалог — это просто нечто. Когда он начинает разговаривать  — это уже смешно.

— Капелло на эти шутки не очень хорошо реагировал?

— Если он рядом, то все — это конец, надо сосредоточиться и слушать его. Даже при Слуцком все раскрепощены. Диалог идет легко. Вы и  сами знаете.

— Марат Измайлов говорил в интервью: «Газинский должен играть в  сборной».

— Приятно было слышать от Марата. Сейчас с ним не общаюсь. Даже не знаю, где он находится. Как футболист он, конечно, очень сильный. Обученный, с мячом, возможно, работает чуть ли не лучше всех, с  кем я играл.

— Как личность, говорят, Измайлов странный?

— Общались с ним свободно, ничего такого не заметил. В «Краснодар» ведь не просто так игроков берут. У нас своя философия, своя тактика. Мы хотим играть в красивый футбол. Без коллектива это невозможно. И у нас этот коллектив есть.

Дмитрий ЕГОРОВ. «Чемпионат», 18.02.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru