СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


АЛЕКСАНДР БОРОДЮК: «ПРИЧИНА МОЕГО УХОДА ИЗ «КАЙРАТА» — НЕ В СПОРТИВНОЙ ПЛОСКОСТИ»

Александр Бородюк
Александр Бородюк после своего последнего матча в качестве главного тренера «Кайрата». Фото: kazfootball.kz

Стремительно покинувший алма-атинский «Кайрат» тренер дал первое интервью после своей казахстанской командировки.

Главное требование на переговорах? Не вмешиваться в компетенцию тренера

— Прошлым летом вашу кандидатуру активно обсуждали применительно к сборной России. А вы в итоге оказались в Казахстане. Как вообще возник вариант с «Кайратом»?

— Я был знаком с владельцем клуба Кайратом Советаевичем Боранбаевым, и 1 октября прошлого года он пригласил меня на открытие новой базы «Кайрата». Сказать, что я был впечатлен, значит, ничего не сказать. База просто шикарная, как и вся остальная инфраструктура, созданная Боранбаевым для клуба. Человек по-настоящему заботится о команде. И когда он позвонил мне после ухода главного тренера команды Владимира Вайсса, я сразу согласился прилететь на переговоры. Они прошли успешно.

— Были ли у вас иные варианты продолжения карьеры?

— Да, но говорить о них сейчас нет смысла, поскольку все в прошлом.

— А что для вас является определяющим в подобных переговорах?

— Самое главное для меня, как тренера – чтобы не вмешивались в мою работу. Обязанности должны быть четко распределены и спортивная составляющая – компетенция исключительно тренерского штаба. Когда это не так, работать не могу и не хочу. Я человек достаточно лояльный и всегда могу пойти на компромисс, но только не в данном вопросе.

— Есть ведь еще уровень команды и составляющих ее игроков. Разве он не весомее?

— Уровень игроков «Кайрата» достаточно высок, если вы об этом. В казахском футболе клуб сейчас находится на лидирующих позициях и ставит перед собой самые высокие задачи, что тоже немаловажно.

— Если «Кайрат» сравнить с тем «Торпедо», которое вы вывели в РФПЛ, кто сильнее?

— Смысла в подобном сравнении нет, поскольку команды играют в разных турнирах с разной спецификой. Могу только сказать, что нашу ФНЛ многие недооценивают: ее верхушка, первые четыре-пять команд – очень приличного уровня. А силу казахского футбола показала в нынешней Лиге чемпионов «Астана», с которой «Кайрат» все время ведет борьбу за чемпионство.

— Когда вы ведете переговоры, вопрос об усилении каких-то позиций и покупке конкретных игроков возникает?

— Естественно. В «Кайрате», например, я очень хотел видеть Лукаша Тесака и Андрея Аршавина.

— Почему именно их?

— Тесак импонирует мне как боец, каких поискать. Физически очень силен, крайне не любит проигрывать и при этом предельно порядочный человек. Думаю, будь у него хороший агент, Лукаш играл бы в очень сильном клубе. Аршавина и вовсе представлять нет нужды. Могу только заметить, что сейчас многие списали его со счетов, однако Андрей, в чем я абсолютно уверен, своего последнего слова еще не сказал.

Неудачи «Кайрата» — временное явление

— К Аршавину мы еще вернемся, пока же, раз вспомнили Андрея, скажите: насколько ваши ожидания стали вашими проблемами? Совпала ли с ними алма-атинская реальность?

— Никаких проблем не было – я прекрасно понимал, куда еду. Великолепная инфраструктура, хорошие игроки, большие задачи – только работай.

— С чего вы начали эту работу? Пришлось что-то менять во взглядах подопечных на футбол?

— Любой новый тренер приходит со своим видением игры, и первые неделя-две уходят на притирку. Футболисты должны понять твои основные требования, привыкнуть к ним. В «Кайрате» это получилось довольно быстро — работа шла абсолютно нормально.

— Получалось все, что вы хотели?

— Все не получается никогда, но в целом процесс меня удовлетворял. На сборах мы не проиграли ни единого матча…

— Что обычно считается нехорошей приметой.

(Улыбается.) Есть такое. Но главное ведь не результат – команда играла достаточно качественно, поэтому в сезон вошли с определенной уверенностью.

— Какие-то жесткие цели перед вами были сформулированы?

— Их не надо формулировать: «Кайрат» по определению должен бороться за победу в трех внутренних казахских турнирах – чемпионате, Кубке и Суперкубке. И еще: в этом году нужно выходить в групповой турнир Лиги Европы. Уверен, что команде по силам решить все перечисленные задачи.

— Одна уже решена – имею в виду выигрыш Суперкубка. Наверное, после него одно очко в первых трех матчах чемпионата даже в страшных снах не могло присниться? Перепраздновали, что ли?

— Нет, конечно, хотя после таких побед легкая эйфория и бывает. На самом деле все показатели первых матчей были в нашу пользу, о чем свидетельствовали данные InStat. Мы переигрывали соперников во всех компонентах, кроме одного – реализации созданных моментов.

Конечно, главное в футболе – счет на табло. Но не сомневаюсь, что неудачная полоса, в которую мы попали, долгой быть просто не могла. И «Кайрат» уже начал набирать очки. Уверен, что он будет бороться за чемпионство.

— То есть, ощущения, что все идет наперекосяк, не было?

— Ни в коем случае. Наоборот: не уходило ощущение, что мы на правильном пути, и неудачи носят исключительно временный характер. Команда хорошо готова – об этом свидетельствуют и отсутствие мышечных травм, и скоростные показатели, и повысившаяся выносливость игроков. На сборах заложили очень хороший фундамент, что, несомненно, поможет в сезоне. Работали все качественно и слаженно – от игроков и тренерского штаба до обслуживающего персонала на базе.

Сегодня ты на диване, а завтра уже собрал вещи и куда-то поехал

— Что же тогда послужило причиной вашего ухода? Исключительно результат первых трех туров?

— Старт действительно получился неудачным, но в первых трех турах длинный турнир никто и никогда еще не проигрывал. Причина моего ухода не лежит в спортивной плоскости. Расшифровывать, уж извините, не буду.

— Знаю, что на последнем собрании подавляющее большинство футболистов просило вас остаться.

— Да, и я очень благодарен ребятам за это. Но решение к тому времени уже было принято.

— И какое ощущение осталось у вас от столь недолгого казахского вояжа?

— В целом — самое положительное. Познакомился с хорошими людьми – в Казахстане они в массе своей очень приветливы и доброжелательны. Получил новый интересный опыт. И еще раз убедился в правоте тезиса, который всегда повторяет Гус Хиддинк – своим принципам изменять нельзя ни при каких обстоятельствах.

— Каким вам показался уровень казахского чемпионата?

— Достаточно высоким. И самое главное – этот чемпионат прогрессирует.

— Есть ли в нем местные футболисты, которых можно посоветовать в российскую премьер-лигу?

— Безусловно. Но фамилии называть не стану.

— Хотя бы одну, чтобы данное заявление не показалось сделанным исключительно из дипломатических соображений?

— Одну? Ну, хорошо – Виталий Ли. Очень интересный парень. Вообще, в нынешней казахской молодежке достаточно перспективных ребят.

— Нет ли у вас боязни, что столь быстрый отъезд из Алма-Аты может ударить по вашей тренерской репутации?

— Абсолютно нет. Домыслить и написать, конечно, могут все, что угодно, но профессионалы ситуацию прекрасно понимают. А для меня только их мнение существенно. Газзаев, Ярцев, Хиддинк, Адвокат, Семин, Игнатьев – вот люди, с которыми я работал и к которым прислушиваюсь. И именно их оценки, что важно, влияют на всю нашу профессиональную среду. А что думают остальные, мне по большому счету все равно.

— Что дальше? Есть ли у вас какие-то наметки по поводу своей дальнейшей тренерской судьбы?

— Наметки просты: продолжать работать. Я – человек, легкий на подъем, поэтому мне не сложно откликаться на звонки и приезжать на переговоры.

— Будем считать это предложением данные звонки совершать.

— Да они есть и без интервью. В футболе всегда так: сегодня ты сидишь на диване, а завтра уже собрал вещи и куда-то поехал.

Аршавин – по-прежнему классный футболист и совершенно потрясающий человек

— Вернемся к человеку, который в казахстанском чемпионате интересует наших читателей больше других. Не было ли у вас сомнений в нынешней способности Андрея Аршавина показывать футбол, сопоставимый с его прежним уровнем?

— Никаких. Плохо было только то, что ему пришлось задержаться в Краснодаре, и он пропустил наши сборы. Пришлось его подождать, но сейчас Андрей уже в хорошей физической форме, а светлая голова и техническое оснащение никуда от него не делись. Не сомневаюсь, что он будет улучшать свои игровые кондиции от игры к игре. Это по-прежнему классный футболист. И совершенно потрясающий человек, что бы ни писали ваши коллеги, толком Аршавина не знающие.

— Каковы ближайшие перспективы Андрея?

— Надеюсь, что он здорово поможет «Кайрату». Аршавин способен еще пару лет поиграть на приличном уровне, поскольку скорость он пока не потерял, а это главное. В тренировочном процессе Андрей был лучшим.

— На приличном уровне – это где? Именно в «Кайрате»?

— Не только. В той же российской премьер-лиге.

— А применительно к сборной России о нем еще можно говорить – хотя бы теоретически?

— Можно, причем не только теоретически, но и практически. Если сейчас он будет иметь постоянную практику и наберет игровую форму, то очень поможет «Кайрату» и, соответственно, обратит на себя внимание тренерского штаба сборной России. Работает Андрей с таким желанием и такой отдачей, что ничего нереального в этом нет. Нужно только время – он ведь фактически потерял полгода из-за травм.

И еще очень важно, что у Аршавина есть прекрасный стимул: он не хочет уходить из футбола на минорной ноте. Понимаю, что переломить репутацию, созданную нашими СМИ с подачи никому не известного депутата, попиарившегося на знаменитости, очень трудно, но хочу верить, что у Андрея все получится.

— Между тем, после дебютного матча Аршавина за «Кайрат» СМИ распространили ваши слова о недовольстве новичками. Все, естественно, сразу примерили эту фразу к самому звездному из этих новичков.

— И совершенно зря! Почему я сократил общение с журналистами до минимума – слишком уж часто они за меня что-то додумывают. Вот и в данном случае: на вопрос о том, доволен ли я новичками, ответил, что как можно быть чем-то или кем-то довольным, если мы проиграли? Но вышла в итоге совсем переиначенная фраза.

А к Аршавину по той игре как раз меньше всех претензий – вся наша острота шла именно от Андрея. И пенальти он заработал, и пару стопроцентных моментов партнерам создал, которые, увы, не были реализованы.

Знаете, я в последнее время снова и снова оцениваю слова Гуса Хиддинка о том, что хорошим для всех ты все равно не будешь. Поэтому общаться стоит только с проверенными серьезными журналистами. Гус ведь не зря говорил, что и в радости, и в горе с тренером будут максимум трое-четверо ваших коллег – остальные не преминут перемыть ему кости при первой же подвернувшейся возможности. Так оно и есть.

— Аршавин шел в «Кайрат» во многом из-за вас. Но работать ему придется совсем с другим тренером…

— Да, ситуация непростая. Но при расставании я сказал ему: ты – профессиональный футболист и смена тренера не должна повлиять на пребывание в хорошем клубе и качество твоей работы.

Борис ЛЕВИН. «Спортфакт», 13.04.2016

*  *  *

Александр БородюкБородюк, Александр Генрихович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта.

Родился 30 ноября 1962 г. в г. Воронеже. Воспитанник воронежских СДЮСШОР «Локомотив» (отделение СХИ) и СДЮСШОР ДСО «Зенит». Первый тренер — Юрий Николаевич Коротков.

Выступал за клубы «Динамо» Вологда (1980–1981), «Динамо» Москва (1982–1989), «Шальке-04» Гельзенкирхен, Германия (1989–1993), «Фрайбург» Фрайбург, Германия (1994–1995), «Гановер-96» Гановер, Германия (1995–1996), «Локомотив» Москва (1997–1999), «Торпедо-ЗИЛ» Москва (1999), «Крылья Советов» Самара (2000).

Обладатель Кубка СССР 1984 г. Обладатель Кубка России 1997 г.

За сборную СССР/России сыграл 15 матчей, забил 5 голов.

Чемпион Олимпийских игр 1988 года. Участник чемпионатов мира 1990 и 1994 гг.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru