СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


АРТЁМ РЕБРОВ: «ТЕПЕРЬ САМЫЙ НЕУДОБНЫЙ ФОРВАРД — ДЗЮБА»

Капитан «Спартака» Артем Ребров дал интервью «Спорт-Экспрессу», где вспомнил ошибки в матче с «Зенитом», выразил отношение к частой смене тренеров и рассказал, как бил пенальти.

В то утро Ребров на базе «Спартака» был нарасхват. Сначала он вместе с Песьяковым и Максименко час с лишним потел, выполняя команды тренера вратарей Джанлуки Риомми. Потом раздавал автографы мальчишкам из футбольной школы, с которыми еще и снимался для рекламного ролика. Лишь после этого настал черед съемочной группы «СЭ», прибывшей в Тарасовку, чтобы снять с Ребровым специальный выпуск программы «Начистоту». Артем спокоен, уверен в себе, на вопросы реагирует мгновенно, как и положено людям его футбольной профессии. И если бы не знать, чем закончилась субботняя встреча с «Зенитом», можно было бы подумать, что ничего страшного для него и партнеров в Питере не произошло.

С ВОСПОМИНАНИЯМИ О «ЗЕНИТЕ» ПОКОНЧЕНО

— Ваш коллега по вратарскому цеху Вячеслав Малафеев говорит, что после неудачно проведенной игры ему для восстановления достаточно одних суток. А как долго приходите в себя вы?

— Сейчас вполне хватает столько же. Это когда был моложе, от матча до матча занимался самоистязанием, не спал ночами. С опытом понял — из неудачи нужно сделать выводы и как можно скорее забыть, чтобы сосредоточиться на подготовке к следующей игре.

— Пять пропущенных мячей — в любом случае удар для вратаря?

— Все зависит от того, что это были за голы, какова в них степень твоей вины. Бывает, что и при таком количестве мячей вратаря не в чем обвинить.

— Какой из пяти голов на «Петровском» стал следствием вашей ошибки? Георгий Ярцев, например, считает, что могли выручить команду, когда Халк сравнивал счет во втором тайме.

— Георгий Александрович прав. Но, положа руку на сердце, возьму на себя вину еще и за третий мяч. Когда забивали Халк и Дзюба, я вроде бы все делал правильно. Но есть такое понятие — вратарский фарт. Его-то в тех моментах и не хватило — наверное, не заслужил. Ведь после удара бразильца мяч задел кочку и перескочил через руку. А когда меня расстреливал Дзюба, был рикошет от руки. Возможно, со стороны это было не очень заметно. Но я-то все видел. Обидно… Однако это уже история.

— То есть в субботу, во время матча с «Мордовией», грустные воспоминания вас уже не будут тревожить?

— С ними покончено.

ПЕНАЛЬТИ ЗАБИЛ. НО БОЛЬШЕ К ТОЧКЕ НЕ ПОДОЙДУ

— В вашей карьере еще были такие нелепые голы, как в матче с «Кубанью» (2:2)?

— И хуже случались — увы, безгрешных вратарей не бывает. Помню, пару лет назад во встрече с ЦСКА Думбья так же опередил меня за пределами штрафной и забил в пустые ворота. В «Сатурне» похожие истории были. Слава богу, с каждым годом их становится все меньше и меньше.

— Помнится, раньше для вас самым неудобным форвардом был Кержаков. А сейчас — Халк?

— Я бы так не сказал. Да, бразилец забивает мне почти в каждом матче. Но это не значит, что, к примеру, против Дзюбы играть удобнее.

— Значит, теперь самым неудобным стал Дзюба?

— Пожалуй. Утешает лишь то, что не для меня одного.

— Вам ведь доводилось брать от Халка пенальти.

— Было такое. Хотя в той игре он мне все-таки забил.

— Пенальти — это лотерея, или вы изучаете, кто и как их исполняет?

— Лотерея. Но информацией о соперниках все равно надо владеть — может пригодиться. Перед той встречей с «Зенитом» как раз просматривал видео: как Халк пробивает 11-метровые. Получилось, что не зря.

— Вратарь сборной Германии Бутт любил сам исполнять пенальти. В полуфинале Кубка с «Зенитом» голкипер «Амкара» Селихов в послематчевой серии 11-метровых переиграл Ладыгина. А вам не приходила в голову мысль попробовать себя в этой роли?

— Даже был такой опыт в дубле «Сатурна». Мы играли в Ростове, крупно вели в счете, и я вызвался пробить пенальти.

— Получилось?

— С большим трудом. Хотя удар не получился, мяч все-таки отскочил в сетку от рук вратаря. Но после этого зарекся подходить к точке. Понял — не мое это.

— А к чужим воротам, чтобы помочь спасти игру, на последних минутах бегали?

— В «Спартаке» пару раз было. Один раз при Якине, один при Аленичеве. Но потом мне сказали, чтобы больше этого не делал. Случалось и в других командах подобное. Но успеха мои вылазки не имели.

ЕСЛИ НА ВСЕ БОЛЕЗНЕННО РЕАГИРОВАТЬ, C УМА СОЙТИ МОЖНО

— Датчанин Петер Шмейхель как-то сказал, что конкуренция его только подстегивает. А как вы к ней относитесь в роли первого номера «Спартака»?

— Нормально. Ясно, что твои конкуренты тоже хотят играть. Поэтому здесь самое важное — уважительные отношения между собой. И ты должен знать, что человек, который стоит за спиной, не ждет твоей ошибки и будет рад получить свой шанс.

— Признаюсь, что я не очень-то верю во вратарскую дружбу. Ведь каждый из голкиперов непременно рвется быть первым, хочет играть, получать премиальные.

— Разные, конечно, есть примеры. Допускаю, что конкуренты в душе могут недолюбливать друг друга. К счастью, в моей карьере ничего подобного не было. Скажем, с Кински никаких проблем в отношениях не возникало в «Сатурне», с Диканем и Песьяковым — в «Спартаке». Я сидел на лавке, а они играли. Сейчас мой черед выходить на поле, а Песьяков ждет своего часа. И никакого негатива от него не исходит. А вот поддержку Сергея ощущаю.

— Игорь Акинфеев говорит, что его абсолютно не интересует то, что о нем пишут в прессе и говорят в эфире. А вы как относитесь к комментариям по поводу игры вратаря Реброва?

— Последние года три в «Спартаке» стал реагировать гораздо спокойнее. Раньше, бывало, каждое слово вычитывал. Случалось, даже расстраивался, когда считал, что обвинения в мой адрес незаслуженны. «Спартак» всегда в центре внимания. О нем много и по-разному пишут. И даже если ты что-то пропустил, друзья обязательно мне скинут ознакомиться. Причем даже не всегда то, что меня может порадовать. Но в какой-то момент понял: если буду на все болезненно реагировать, то просто сойду с ума.

— А есть какой-нибудь журналист, которому вы никогда не дадите интервью?

— К счастью, пока нет. Просто знаком со многими вашими коллегами и знаю, как с ними общаться. Кто-то из них нравится больше, кто-то — меньше. Я понимаю, что у каждого своя работа, которую следует уважать.

— У Владимира Габулова есть личный пресс-атташе. Не думаете последовать его примеру?

— Нет. Пока я к этому не готов.

НИЧЕГО ХОРОШЕГО В ЧАСТОЙ СМЕНЕ ТРЕНЕРОВ НЕТ

— Смена тренеров, которая происходит в «Спартаке» почти каждый сезон, на вас лично как-то влияет?

— Думаю, не только на меня. Ведь всякий раз приходится привыкать к новому человеку, его требованиям, взглядам на игру, тренировочному процессу. Так что ничего хорошего в частой смене тренерского штаба нет. Спросите любого футболиста, и он ответит то же самое.

— С Николаем Гонтарем, который открыл вас в «Динамо» для большого футбола, общаетесь?

— К сожалению, контактов с ним не было уже давно. С тех пор, как ушел из «Динамо» виделись, наверное, всего пару раз. Но уверен, что еще обязательно увидимся — футбольный мир тесен.

— На каком языке общаетесь с тренером вратарей Джанлукой Риомми?

— На смеси итальянского, английского, немецкого. За два года в «Спартаке» он еще слегка подучил и русский. Так, что нам для работы этого вполне хватает.

— Риомми разбирает с вами каждый матч?

— Не только со мной, а и со всей нашей вратарской командой. Собирает на теоретические занятия, где с помощью видеоповторов сообща анализируем игровые моменты, в которых приходилось вступать в дело.

— Что итальянец сказал вам после «Зенита»?

— Почти то же самое, что и Ярцев. Когда обсуждали гол Халка, Джанлука заметил, что я все сделал в том моменте правильно, но подвела кочка. Хотя ситуация для меня была небезнадежная.

— Ритуал со штангами сами придумали или у кого-то подсмотрели?

— А разве вы его еще у кого-то видели? Не понимаю, почему вокруг этого столько разговоров. Когда то же самое делал в других командах, этого никто не замечал. А в «Спартаке» вдруг стало предметом обсуждения.

— К числу 13 и черным кошкам как относитесь?

— В принципе я не суеверен. Есть, конечно, какие-то приметы, которые я соблюдаю при подготовке к игре. Но они чисто футбольные. А черные кошки, слава богу, по стадионам не бегают.

— Не кажется, что капитанская повязка — это дополнительная психологическая нагрузка, поскольку она как бы лишает вас права на ошибку?

— Нет, этого не ощущаю. Напротив, это мобилизует, заставляет быть еще собраннее. Единственный минус, что в спорных моментах не могу через все поле побежать к судье и объясниться с ним. Ведь в любую секунду в оставленные ворота может последовать удар. Вот это обстоятельство ограничивает мои капитанские обязанности.

— Тот же Ярцев сказал, что давление, которое сегодня оказывают на «Спартак» журналисты и даже самые преданные болельщики, мешает Аленичеву и команде. Вы это ощущаете?

— Еще бы! Стресс — штука неприятная. Но иногда в футбольной жизни приходится проходить и через это. Признаюсь, первый год переносил это гораздо тяжелей. Но время многому научило. Надеюсь, что трудности еще больше сплотят нас и сделают сильнее.

— А какой результат для «Спартака» вы будете считать приемлемым в этом сезоне?

— У нас задача попасть в еврокубки. Конечно, хотелось бы забраться повыше. Возможности для этого имеются: неплохой календарь, желание биться. Так что все в наших руках.

Александр ЛЬВОВ. «Спорт-Экспресс», 23.04.2016

*  *  *

Артём РебровРебров, Артём Геннадьевич. Вратарь.

Родился 4 марта 1984 г. в г. Москве. Воспитанник московских ДЮСШ «Красный Октябрь» и ДЮСШ (ГПЗ) МИФИ.

Клубы: «Петровский замок» Москва (2000), «Динамо»-дубль Москва (2004–2005), «Сатурн»-дубль Раменское (2005–2007), «Авангард» Курск (2007), «Сатурн-2» Раменское (2008), «Томь» Томск (2008), «Сатурн» Раменское (2009–2010), «Шинник» Ярославль (2011), «Спартак» Москва (2011–…).

За сборную России сыграл 1 матч.

Лучший вратарь России (приз журнала «Огонёк») 2014/15 г.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru