СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


АНАТОЛИЙ БЫШОВЕЦ: «КОГДА-ТО И ШАЛИМОВ БЫЛ КАК ПОДБЕРЁЗКИН»

Анатолий БышовецЗаслуженный тренер СССР и прославленный форвард Анатолий Бышовец вспомнил свое выступление на чемпионате Европы 1968 года, когда судьбу полуфинала решила какая-то монетка, и констатировал, что гордится своей работой в качестве главного тренера сборных СССР, СНГ и России.

«Мне удалось достичь достаточно хороших результатов в двух качествах»

— Анатолий Федорович, ваша фамилия для современного поколения в  первую очередь ассоциируется с тренерской деятельностью, при этом вы успешно выступали за сборную СССР в качестве футболиста. В каком качестве лично вы считаете себя более успешным — игрока или тренера?

— Это две разные профессии. Мне удалось достичь достаточно хороших результатов в двух качествах. Например, в качестве футболиста я  был лучшим игроком сборной СССР на чемпионате мира 1970 года, где в трех матчах забил четыре мяча. Для меня это хороший показатель, если не лучший. А в качестве тренера — это, конечно же, сенсационная победа на Олимпиаде 1988 года, где был пройден путь наибольшего сопротивления, где выступали такие футбольные страны, как Италия, Аргентина, Бразилия.

— Вы сами часто вспоминаете свое футбольное прошлое?

— Нет. Даже повторы интервью я, как правило, не смотрю. Это связано с чувством неудовлетворенности — что-то где-то не сказал… А вспоминая прошлое и как игрока, и тренера, когда сейчас будущего с учетом возраста не видно, это какие-то даты, когда надо поздравить еще живых партнеров, или другие события. Так что больше вспоминаешь, где ошибся, недоработал, ежели ты просто берешь фотографии. Конечно, с благодарностью приятно вспомнить тех выдающихся людей, которых удалось в жизни встретить. И приобрести (опыт) у таких великих тренеров, как (Виктор) Маслов, (Гавриил) Качалин, (Михаил) Якушин, или таких футболистов, как (Эдуард) Стрельцов, (Лев) Яшин, (Валерий) Воронин.

— Для вас чемпионат Европы 1968 года был первым крупным турниром. Какие воспоминания об этих соревнованиях?

Нападающий футбольной команды Динамо (Киев) Анатолий Бышовец в 1968 году—  Я с 1966 года был в национальной сборной, а 1967 год для меня очень памятный — гол в ворота австрийцев, который был признан лучшим в  Европе, а также второй четвертьфинальный матч с венграми, который я считаю выдающимся, когда нам удалось сделать камбэк. Мы же в Будапеште проиграли 0:2, а потом в Москве обыграли бронзового призера прошлого чемпионата Европы со счетом 3:0. В 1967 году наша команда была лучшей в Европе. Но после полуфинала с итальянцами осталось чувство неудовлетворенности. Хотя известный (вратарь сборной Италии) Дино Дзофф на вопрос, что он вспоминает о нашей команде, мне польстило, что он ответил, что саму команду помнит плохо, но помнит Бышовца. Это очень приятно. Но с другой стороны, очень критически оценил Якушин Михаил Иосифович. Наверное, нужно было логически распорядиться моментами, и наверное, результат зависел не столько от удачи. Якушин говорил: «Очень эффектно, но не эффективно». У него все всегда было немного с юмором.

После полуфинала ЧЕ-1968 было опустошение

— Говоря про удачу, вы, наверное, подразумеваете жребий после нулевой ничьей в полуфинале чемпионата Европы 1968 года, который вывел именно сборную Италии в финал. Как пережили неудачу с монеткой?

— Начну с того, что мы тогда параллельно играли отборочные матчи олимпийского турнира против чехословаков. И за неделю до матча с  Италией мы потеряли ведущих игроков, а до этого и Стрельцова, и  Воронина, а против сильной команды Чехословакии, где иногда переходило и в грубость, мы потеряли основных игроков в обороне — (Виктора) Аничкина и (Муртаза) Хурцилаву, которых я считаю выдающимися игроками, а также (Игоря) Численко в атаке. Так что эта тревожность напоминала о себе перед матчем с итальянцами. А Якушину удалось минимизировать это, он придал уверенности. Плюс в Неаполе было сложно чисто климатически  — была жара. А мы не были к ней готовы после Чехии, где было по-московски.

А уже после завершения матча мы сидели в раздевалке, и Алик Шестернев вместе с Михаилом Иосифовичем ушли бросать монетку. А потом (Джачинто) Факкетти, нарушив правила, первым сообщил о жребии, а Альберт задержался с ответом. И мы уже узнали о результате по реакции стадиона, а до  этого была мертвая и гнетущая тишина, и потом грохот, петарды… Это было что-то невероятное. Поэтому на таком фоне была полная опустошенность. Нам пришлось приходить в себя. И в матче за третье место против чемпионов мира англичан мы проиграли 0:2. У нас была нацеленность на финал, а проигранный таким образом полуфинал лишил нас мотивации в борьбе за третье место.

— Как раз в матче за третье место один из голов вам забил известнейший Бобби Чарльтон…

Нападающий сборной команды СССР по футболу Анатолий Бышовец—  Это удивительный, потрясающий игрок по влиянию на качество игры, что несвойственно для Англии в целом, где больше ценится целеустремленность, самоотдача. А такие личности, как Джордж Бест и Чарльтон, были творческими игроками. И Чарльтон держал нити игры в развитии атаки. Я считаю его великим игроком за всю историю английского футбола! — Как в  СССР восприняли это четвертое место, когда в предыдущие два розыгрыша сборная дважды была в финале, где один раз выиграла?

— Восприняли с пониманием. Ситуация с (Константином) Бесковым, когда его снимали за второе место в 1964 году, была несколько жестче. Тогда, как мне кажется, по отношению к Бескову были сделаны несправедливые выводы. А после 1968 года тот факт, что мы в полуфинале проиграли по жребию, давал понимание, что команда все сделала, но фортуна изменила. А потом я уже не был игроком сборной ввиду травмы.

«В 1992 году мы испытывали проблемы с тем, что представляли несуществующую страну»

— Теперь хотелось бы перейти к вашей тренерской деятельности. Насколько победа на Олимпийских играх 1988 года была неожиданной?

— Ну, работа с молодежными сборными была в какой-то степени успешной. Здесь и турнир Гранаткина, и вице-чемпионство на чемпионате Европы 1984 года для 17-летних. И как переходный период и этап (для меня)  — создать олимпийскую команду. И в Южной Корее была новая команда. А опыт по созданию новых команд у меня был. Тогда команда концептуально создавалась совершенно по другому принципу. Если раньше у нас набирались по базовому принципу — московский «Спартак», киевское «Динамо», то здесь был звездный принцип. И собирались профессионалы, которые не принимали участие в чемпионате мира 1986 года. В полуфинале нам противостояли итальянцы, где были представители «Интера», «Милана», «Наполи», «Ромы». Я не говорю о том, что в сборной Бразилии играл такой тандем, как Бебето-Ромарио. Они уже тогда были игроками национальной сборной. Тогда в подготовке было важно создать команду, которая знает, что может победить. И инстинкт победителя у них был. А в  таких климатических условиях в Корее порог терпения был уникальным. Я думаю, что уверенность в непобедимости даже перед сомневающимся главным тренером у игроков преобладала. Я тогда посмотрел полуфинальный матч между немцами, где играл Юрген Клинсманн, Карл-Хайнц Ридле, и бразильцами. И у меня были сомнения, хватит ли нас на финал после тяжелейшего матча с итальянцами (победа в дополнительное время). Но выбранная тактика и структура командных действий позволили нейтрализовать ярких игроков сборной Бразилии.

— Наверное, победа в Сеуле способствовала тому, что вы руководили командой в отборе к ЧЕ-1992?

— Меня Вячеслав Колосков (который в то время был председателем Федерации футбола СССР) поздравлял с 70-летием и отметил, что я эталонный и одаренный тренер. Учитывая то, что у нас я бы не сказал, что сложные отношения — они хорошие, но мы несколько расходимся во взглядах на футбол и по жизни. Возвращаясь к вопросу, уже назначение тренером олимпийской команды, когда у меня не было опыта, а только на юношеском уровне, это результат победы над сборной Германии на турнире Гранаткина, а во-вторых, после семинара, где я прочитал лекцию, потом был положительный резонанс, и через неделю мне предложили возглавить олимпийскую сборную. И потом эта команда трансформировалась для выступления на чемпионате Европы-1992. — Каково быть тренером команды несуществующего государства?

— Это была большая проблема. Уже подводя итоги выступления в Швеции, я в своем выступлении отметил, что мы испытывали проблемы, потому что представляли несуществующую страну, не было гимна, не было флага. Многие понимали, насколько это важно. А на групповом этапе нам противостояли действующие чемпионы Европы — звездные голландцы во главе с Ринусом Михелсом (в том составе были Франк Райкард, Марко ван Бастен, Рууд Гуллит, Деннис Бергкамп и другие), чемпионы мира — немцы, а также шотландцы. Но нам и здесь с новым поколением игроков… нам удалось донести до игроков уверенность в своей непобедимости. Это было очень сложно, потому что сравнительные характеристики были в пользу сборной Германии и сборной Голландии.

Тем не менее мы выглядели достойно, и нам немного не хватило удачи  — немцы на последней минуте отыгрались. И с голландцами мы сыграли вничью. И в третьем матче нам противостояли шотландцы, которые до  матча потеряли шансы на выход… Сейчас мы недооцениваем этот фактор, когда мы говорим о патриотизме, об ответственности перед болельщиками.

— То есть вы хотите сказать, что сборной СНГ на Евро не хватало чувства патриотизма?

Анатолий Бышовец—  Нет-нет. Не было сплоченности и единства с руководством. Но и отношение к игре с шотландцами, которых мы за месяц-полтора обыгрывали без особых проблем, было таким, что всем показалось, что мы вышли из  группы, чего не сможет сделать сборная Германии. В итоге мы проиграли шотландцам 0:3. Проблема была в том, что несколько изменилась атмосфера и аура в команде. Нельзя говорить о расслабленности, но шотландцы в лице нас получили соперника, который их недооценивал. А шотландцы бились за то, чтобы смочь посмотреть болельщикам в глаза после возвращения.

Невыход из группы в 1992 году был трагедией

— Кого из сборной 1990–1992 годов вы можете отметить, кто был настоящей звездой? Андрей Канчельскис?

— Андрей не был звездой. Его человеческие качества не менялись в  зависимости от того, был ли он игроком дубля киевского «Динамо» или игроком «МЮ». При этом я могу сказать, что я никогда не испытывал проблем в работе с игроками. Во-первых, я сам был игроком. Неслучайно (Зинедина) Зидана в «Реале» принимают, даже несмотря на отсутствие опыта. Ему доверяют, потому что видели игроком. Поэтому и у меня проблем не было. Плюс Алексея Михайличенко, который был и капитаном, и главной звездой, я знаю с 11 лет, когда мы вместе начинали свой путь: я как тренер, а он — как игрок в школе киевского «Динамо» у меня в группе. Игорь Добровольский, Сергей Кирьяков, Игорь Колыванов начинали с юношеских сборных… И тот же Игорь Шалимов и Василий Кульков представляли из себя высокий уровень игроков. Но тогда они были как сегодняшние (Павел) Могилевец, (Вячеслав) Подберезкин, когда я их приглашал. А это хорошая мотивация для самоутверждения для футболистов — вызов в сборную. Ведь после прекрасных моих олимпийцев создавалась новая команда с прицелом на 1994 год.

Вот тогда эти ребята в 1990 году выходили в Риме на матч после итальянцев и сыграли 0:0. А в том составе из команды 1988 года было всего два человека. Так что практику получили и Архик Цвейба, и те же Шалимов и Кульков. — Как восприняли невыход сборной СНГ?

— Для меня это было трагедией. Мы обязаны были выигрывать (у шотландцев). В этом матче были рикошеты, и такое несчастье… Для меня этот матч является печальным воспоминанием. Но тогда передо мной никто задачи не ставил на Евро. Плюс это была сборная СНГ, был коллапс. Но претензий к игрокам у меня не было и никогда не будет. Я вспоминаю слова Михаила Иосифовича, которого я считаю мудрым тренером, о том, что не проиграть немцам и голландцам — это тоже достижение. Когда я принимал команду, передо мной была задача создать команду для чемпионата мира 1994 года, как и со сборной России в 1998 году — создать команду для мундиаля 2002 года.

Ведь в 1998 году, за месяц принимая команду, на фоне смены поколений создать команду очень сложно. Но я должен сказать, что мне к этому времени удалось создать команду. Так что три созданные мной команды были созданы за счет нестандартного для нашего времени пути, начиная от тренировочно-учебного процесса до процесса совершенствования и становления. Такой путь, кстати говоря, проходил Виктор Александрович Маслов, Константин Иванович Бесков, и я третий, кто пошел по этому пути. Можно сказать, что я горд, что удалось создать три сборные, но не удалось довести команду до логического завершения.

— Как вы отнеслись к тому, что уже сборную России к чемпионату мира 1994 года готовил Павел Садырин?

— У меня уже был предварительный контракт с «Бенфикой». А во-вторых, не было отношений с руководством, что является большой проблемой. И еще большая проблема, когда есть разногласие с президентами клубов. А такое единство и в первом, и втором случае — залог успеха. Вообще, это большая проблема — иметь дело с непрофессионалами, которые не  то чтобы не знают футбол и процесс, а, наоборот, думаю, что знают все.

В качестве тренера сборной России 1998 года у меня получилось

— В 1993 году был прецедент, который получил название «Письмо четырнадцати», вокруг главного тренера сборной Павла Садырина, когда хорошо знакомые вам футболисты требовали вернуть вас на пост главного тренера. Вам это было приятно?

— Тогда практически вся команда подписала. Я с пониманием откликнулся на предложение ребят возглавить команду, которую я создавал. На  это были и объективные причины, и я считал это приемлемым и как логичное завершение цикла. Но в итоге не получилось. Но в мире не  бывает так, что несправедливость торжествует. А те люди, которые подписали это письмо, для меня это люди чести. — Теперь хотелось  бы с вами вспомнить то время, когда вы возглавляли сборную России в 1998 году, о чем вы уже упоминали. В шести матчах под вашим руководством было шесть поражений. Как вы считаете, у вас получилось?

— Конечно, получилось. Я сегодня могу предложить любому тренеру принять команду за месяц, а потом в подгруппе иметь французов и  украинцев. При том, что в сборную не отпускали игроков «Спартака». При таких условиях можно предъявлять претензии? Но команда-то была создана. И к концу года эта команда на выезде обыгрывает сборную Франции с Александром Пановым, которого я пригласил сначала в «Зенит», а потом в национальную команду. Как же я могу быть недоволен?

Я объективно оцениваю свою работу. Передо мной и задачи такой не  было, чтобы попасть в финальную часть. Мне нужно было создать команду к 2002 году, а такая команда была создана. Я оцениваю положительно свою работу. Появились новые игроки — Дмитрий Аленичев, Андрей Тихонов впервые были приглашены в сборную, а также Игорь Семшов, Сергей Семак. Тогда создавалась команда на десятилетие. Причем я не говорю о своих заслугах, что я кого-то воспитал, за исключением тех, кто со мной в клубах работал. Тот же Кирьяков, Колыванов, Добровольский, Александр Бородюк и другие. Поэтому я говорю, что мне выпала честь в какой-то степени раскрыть свой потенциал, обогатить их внутренний мир. Я доволен ими и как игроками, и их человеческими качествами.

А эти поражения — это издержки той системы, которая была, когда мы назначали тренера за месяц, что в принципе и сохранилось. Так мы ждали, пока (Фабио) Капелло уйдет… Мне себя не в чем упрекнуть, а даже наоборот. Сейчас назначили Леонида Слуцкого, но ему проще, потому что соперники проще, он тренер базовой команды. Сегодня вопрос  — стоит ли совмещать или нет. А я говорю — дайте человеку проявить себя на Евро-2016. Мы же убедились, что (Дик) Адвокат и Капелло  — это не то, что нужно. Надо оценивать работу по конечному результату.

Выход из группы на Евро-2016 практически гарантирован

— Сейчас у вас как у тренера есть предложения?

— Если есть, то, к счастью, необходимости соглашаться на эти предложения у меня нет. Если будет хорошее предложение, то я его, конечно, приму. А если бороться за выживание или бороться с теми проблемами, что есть у нас в чемпионате… Я даже рад, что ко мне не обращаются некоторые руководители клубов. Но с тренерской деятельностью я не закончил. Я постоянно нахожусь в гуще событий и все анализирую. — Ну и в завершение хотелось бы поинтересоваться вашим мнением относительно перспектив сборной России на чемпионате Европы во Франции.

— Сейчас у нас не та подгруппа, которая была в 1992 году. Тут только сборная Англии. И выход для сборной России выглядит практически гарантированным. Вот (главный тренер «Зенита» Андре) Виллаш-Боаш говорит, что у нас плотный календарь, но разве можно это сравнить с тем, как играют в английском чемпионате?! В АПЛ игроки играют на износ. Я к Рою Ходжсону хорошо отношусь, он думающий тренер, но для него главное — как восстановить игроков и как подвести их  к первому матчу с нами.

Василий КОНОВ-мл. «Р-Спорт», 13.05.2016

Фото: РИА «Новости», AFP

*  *  *

Бышовец, Анатолий Фёдорович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта.

Родился 23 апреля 1946 г. в г. Киеве (Украинская ССР). Воспитанник киевской СДЮШОР «Юный динамовец» (ДЮСШ «Динамо»). Первые тренеры — Николай Павлович Мельниченко и Николай Федорович Фоминых.

Выступал за команду «Динамо» Киев (1964–1973).

Чемпион СССР 1966, 1967, 1968, 1971 гг. Обладатель Кубка СССР 1964, 1966 гг.

За сборную СССР провел 39 матчей, забил 15 голов.

Участник чемпионата Европы 1968 г. Участник чемпионата мира 1970 г.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru