СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СТАНИСЛАВ ЧЕРЧЕСОВ: «ЗВАЛ КЕРЖАКОВА В  «ЛЕГИЮ», НО ОН ВЫБРАЛ ДРУГОЙ ВАРИАНТ»

18 мая в гостях у «Спорт-Экспресса» побывал главный тренер варшавской «Легии» Станислав Черчесов, под руководством которого клуб в год своего столетнего юбилея выиграл два трофея — Кубок и чемпионат Польши.

Среда. Москва. Станислав ЧЕРЧЕСОВ в редакции "СЭ". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Среда. Москва. Станислав Черчесов в редакции «Спорт-Экспресса». Фото: sport-express.ru

«ПРЕЗИДЕНТ ПРОВЕЛ С НАМИ ПЯТЬ ДНЕЙ НА СБОРЕ. ПОСЛЕ ЭТОГО ВОПРОСОВ НЕ БЫЛО»

— Последний слух: вас сватают в разные российские клубы, в прессе появилась информация о заинтересованности «Рубина». Как реагируете на такие разговоры?

— Достаточно спокойно, иногда даже с иронией. А что касается всех предположений, скажу так: верить надо только тому, что я сам говорю.

— Каким будет ваше будущее в «Легии»?

— Мы недавно встречались с президентом клуба — кстати, у меня до  сих пор нет его телефона, — долго беседовали, обсудили кое-какие вопросы, пожали друг другу руки. Есть определенный успех, который нужно либо развивать, либо почивать на лаврах. Моя позиция не меняется. Когда только приходил в «Легию», озвучил вопросы, на которые нужно ответить, эти вопросы есть и сейчас. И ответ даже еще более актуален  — если мы, конечно, хотим что-то реальное сделать и попасть в Лигу чемпионов. Сразу оговорюсь, с моей стороны никаких капризов нет. Есть серьезный диалог.

— Был обозначен дедлайн — 31 мая. Вы должны определиться до этого времени?

— Не только я, но и клуб. А если точнее, должны определиться с теми самыми вопросами, чтобы они не витали в воздухе. Один раз мы встретились, все обговорили. Теперь есть время подумать и понять, на какие вопросы можно ответить, а на какие нет. Никто никого не торопит.

— Ваш контракт действует по схеме «1+1»?

— Не буду вдаваться в подробности. Пусть будет так.

— Вы упомянули о том, что у вас нет телефона президента. Почему?

— Начну с того, что владельцев у нас три. У одного 60 процентов акций, у двух других — по 20. Постоянно я общаюсь с Богуславом Леснодорским, имеющим как раз 20 процентов, и он выполняет функции президента. Так вот, мне его телефона никто не давал и сам я не просил. Но данная ситуация никак не мешает постоянному диалогу, в котором также участвуют спортивный директор Михал Жевлаков и наши менеджеры. Чтобы хорошо общаться, не нужны лишние телефонные звонки. Знаете, когда я только пришел в клуб, выступил с инициативой, которая была тут же реализована. Президент провел с нами на сборе пять дней, и не просто провел, а посещал все тренировки, собрания, теоретические занятия, установки. Я лично попросил его об этом — с той целью, чтобы он понимал, как мы работаем. Лучше один раз увидеть, чем от кого-то услышать — непонятно что и непонятно как. Он улетел довольным, вопросов после этого не  возникало. Не знаю, удивитесь вы или нет, но впоследствии ни разу президент и владельцы не заходили в раздевалку. И не потому, что я их не пускаю.

— А почему?

— Потому, что это, как говорится, моя вотчина, и они об этом хорошо знают.

— Бывает, что такие погружения дают обратный эффект.

— У наших руководителей вопросов не возникло. Реализация идеи, как мне кажется, дала положительный эффект. Не обязательно друг другу звонить, чтобы клуб правильно работал. Мы друг другу доверяем. Каждый занимается своим делом.

— Бюджет Варшавы как-то финансирует «Легию»?

— Цифрами не владею. А если бы и владел, не сказал бы. В мою компетенцию это не входит.

— Что еще удивило во взаимоотношениях с клубом, чего вы не ожидали?

— Все решалось в рабочем порядке. Сегодня администратор команды несколько раз звонил, обговаривали с ним нюансы, и знаю, что это уже сделано. Мои помощники Владимир Паников, Мирослав Ромащенко, Гинтарас Стауче тоже свои пожелания писали — все четко прописано, все выполняется.

— Как оцените работу ваших помощников?

— Оцениваю их работу на твердую «пятерку». Ромащенко отвечает за  анализ и тактические нюансы, к каждому сопернику мы всегда были готовы. Физически команда была хорошо готова, за что спасибо Паникову. После потери основного вратаря никого не стали брать, и Стауче с  Кшиштофом Дованем проделали великолепную работу со вторым голкипером, который прибавил в игре. Благодарю и остальных членов нашего штаба. Как была команда на поле, так была команда и на тренерской скамейке.

НА ИСКУССТВЕННЫХ ГАЗОНАХ НИ РАЗУ НЕ ИГРАЛИ

— Не обидно стало, когда польская лига не признала вас лучшим тренером сезона?

— Об этом даже не задумывался. Главное достижение у нас есть, а  все остальное… Любые командные успехи — это всегда и личные успехи тоже.

— Зато нападающий Неманья Николич стал лучшим бомбардиром и игроком.

— Он молодец. Перестроился по ходу чемпионата. Потому что раньше занимался только бомбардирскими делами, но назад не возвращался и в командной тактике не участвовал. А теперь меньше забивать не  стал, но пользы приносит ощутимо больше. Мы вообще качественно поработали с футболистами. Полузащитник Дуда, нападающий Прийович — могу их  привести в пример, оба провели очень хороший сезон. Собственно, благодаря наилучшей форме Прийовича практически все матчи играли в два форварда.

— Вы использовали схему 4 -4-2?

— Да.

— Польские коллеги отмечают, что средняя линия — сильнейшая в «Легии».

— Она сильна в одном компоненте, но не дотягивает в другом. Смотря каким взглядом смотреть. Есть в чем прибавлять, особенно в контроле мяча и в принятии верных решений. В простых ситуациях мы всегда старались игру усложнять, что приводило к ненужным потерям. Вот когда газоны стали лучше, у «Легии» стала прорисовываться игра.

— Искусственные газоны в лиге есть?

— Ни разу не играли на таких. У нас, как и у других клубов, есть синтетическое поле, но ни секунды не тренировались на нем.

— Вы должны были в межсезонье лететь в Турцию, но перенесли сбор. Это ваша гражданская позиция?

— Моя позиция совершенно спокойная — все вопросы решаем по мере поступления. Ситуация так сложилась. Мы полетели на Мальту, провели два хороших сбора, все прошло на уровне.

— Где проведете летние сборы?

— Один недалеко от Варшавы, второй в Австрии. У нас все, вплоть до мелочей, прописано: во сколько тренировки, когда нужен зал и  прочее.

— В Польше вас сопровождает переводчик. Как у вас с местным языком?

— Не важно. Если в Германии за это время я уже давал интервью на  немецком, то в Польше не хватает времени. Тем более мы с поляками  друг друга понимаем. С футболистами общаемся на английском, немецком. В общении наедине языкового барьера тоже нет.

— Ролики в YouTube с пресс-конференций стали хитами. Ваши специфические обороты переводчик доводил правильно? Не обижались на вас польские журналисты?

— Не знаю, верно ли он трактовал мои слова или нет. Так что пусть обижаются на него. Он же по-польски говорит с ними (смеется). Но  на самом деле переводчик доносит все точно, он знает ход моих мыслей.

— Отличается польская пресса от российской?

— Да. Говорит на другом языке. А если серьезно, вопросы бывают разными, ведь менталитет другой. Мы научили журналистов быть позитивными. А то все время у них использовалось слово «проблема».

— Был случай с песней про «Пять минут», фрагмент которой вы исполнили журналистам. Они поняли, что вы пели?

— Самое главное, что вы поняли. Сказал, что у нас такая песня есть. Мы в том матче здорово играли 85 минут, но вопросы были про заключительный отрезок встречи. Команда ведь тоже хочет, чтобы ее поддержали. Нехорошо вычеркивать это, а если тренер может прикрыть собой своих подопечных, то так и надо делать. Так правильно.

— Просили пресс-атташе собирать статьи о вас?

— Нет. Не читал ни одной газеты, не смотрел ни одной аналитической передачи, хотя был на них дважды.

— Почему?

— Мы же сами можем анализировать то, что видим. Кстати, в первый раз спросил, как сыграл наш конкурент за золото — «Пяст», после того, как мы стали чемпионами, — в последнем туре. И футболистам говорил: не смотрите на других, мы занимаемся своим делом. Тем более когда отставание составляет 10 очков. Не поверите, но иногда даже не знал, когда играет «Пяст». Думал, что он вчера сыграл, а он только завтра выходит на поле. Это первый раз за всю мою карьеру игрока и тренера.

— Так легче психологически?

— Да. Нам надо было самим побеждать, а не думать о других.

ЖУРНАЛИСТЫ КАК ТОЛЬКО МЕНЯ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛИ: С МЕДВЕДЕМ, С ДУБИНОЙ…

— Сильно отличается менталитет польских футболистов от наших?

— Отличается. Не могу сказать, лучше он или хуже. Поверите или нет, с 6 октября по 16 мая ни разу, сколько было у нас мероприятий — тренировка, разбор матча, — ни один футболист ни на секунду не опоздал. Был отъезд на гала-вечер по окончании сезона в 19.45. Думаю, всю ночь ребята отмечали чемпионство, можно иногда глаза закрыть на  опоздание. Но мы выехали в 19.44!

— Может, штраф очень большой?

— Штрафов у нас ни одного не было, а сумм, кстати, не знаю. Игроки в курсе, что при отъезде никого не ждем, и главного тренера тоже. Нет меня — уезжаем. Президент был на сборах, тоже не ждали бы в  случае опоздания.

— Насколько изменилось отношение игроков к футболу с первого дня вашего прихода до завоевания чемпионского титула?

— Такие вещи обсуждаем с Ромащенко. Мы вроде бы сыграли на 18 матчей больше, чем «Пяст», — за счет Кубка, еврокубков. Это много. Мы уступили в паре встреч, наблюдалась какая-то тенденция после тяжелых игр: в следующих, даже побеждая, неважно себя чувствовали. Вот такие вещи, которые на первый взгляд не видны, необходимо проанализировать. Нам нужна определенная стабильность. Значит, нужно разобраться с  Ромащенко в менталитете. Если качество игры может не улучшаться, то потерю очков надо минимизировать.

— Почувствовали изменение в отношении игроков к вам с течением времени?

— Оно настороженное было. Ваш брат журналист до моего приезда как только меня не характеризовал — с медведем, с дубиной, писали про сборы в Сибири. С одной стороны, хорошо. Футболисты внутренне собраны, а с другой — есть же телефоны. Ребята до моего приезда знали про меня больше, чем я про себя. Тем более многих польских футболистов тренировал. Они как минимум знали, чего нельзя делать, а это уже хорошо.

— Потом шутили, говорили, что у вас нет медведя?

— Не общался с ними на эту тему. Задача тренерского штаба — повысить интерес к работе. Страх и интерес движет человеком, но страхом долго не протянешь, а интерес — держит. Надо поменять стиль игры, процесс. Мы пропустили меньше всех, забили больше. Когда человек боится, то человек боится раскрыться.

— Ваша коронная фраза: «Я не жесткий тренер, я конкретный тренер». Эту конкретику приходилось принимать в каких-то ситуациях?

— Есть рабочий процесс. Я тоже играл в футбол, как Стауче и Ромащенко. Что мне надо было после выигранного или проигранного матча? Когда пропускал, знал, что ошибся, это скажет и любой парикмахер. Футболист ждет после игры от тренера спокойствия, на второй-третий день после матча — анализа и того, что ему делать. И он знает, за что с него спросят. Вот вы иногда ругаете после матча какого-то футболиста, а он, оказывается, сделал то, что ему сказал тренер.

— По тому, что вы рассказываете, есть предположение, что польский футбол более профессиональный, чем российский.

— Нет. Здесь то же самое надо говорить. Тому же Вальбуэна, Жиркову, Кураньи. Они сами по себе хорошие футболисты, но они не одни. Должны знать, как выйти на поле и обыграть команду соперника.

— Среди футболистов «Легии» были «трудные подростки»?

— Да не сказал бы.

— Но к кому-то требовался особый подход?

— Особый — неправильное слово. Разный подход. Кто-то, например, понимает по-польски, кто-то — нет.

— Приходилось повышать голос?

— Интонацию — да. Голос можно по-разному повышать. А так чтобы кричать… Разве только в экстремальной ситуации. Тогда игрок слышит то, чего раньше не было. И понимает, что он делает что-то не так.

— Первые слова, которые узнают иностранные футболисты в российских командах, — нецензурные. Вы знали подобную польскую лексику, когда только пришли в «Легию»?

— Знал. У меня же и раньше были поляки в команде. Так что никаких проблем не возникало. Кстати, эти слова как-то не воспринимаешь как ругательства. Они проходят мимо.

— Сами их использовали?

— Польские — нет. А наши — про себя говорил.

— В польском языке ведь не так много ругательств?

— Так мы этим от них и отличаемся (смеется).

— Польские фанаты особенные?

— С одной стороны, иногда резкие, с другой — преданные. Спокойно могу выйти на улицу. Попросят автограф — не вопрос. Никаких проблем.

— В Польше принято устраивать на трибунах пиротехнические шоу. Как вы к этому относитесь?

— Когда выигрываем — это хорошо. А вот в финале Кубка Польши мы  вели в счете, контролировали ход встречи. А потом наступила пауза в 12 минут… И вот тут игроки остыли, а соперники оклемались после нокдауна. Это насторожило. Хорошо, что довели дело до победы. Иногда из-за таких пауз все ломается.

— Когда в последний раз встречались с фанатами «Легии»?

— За два дня до последней игры. Инициатива исходила от меня. Появилось свободное время, решил, что фанаты имеют право задать все вопросы. Кстати, то же самое мы предлагали и журналистам на сборе команды на Мальте. Но они этой опцией не воспользовались. Мы встретились только через 2,5 месяца.

КОВАЛЕВСКИ — ЗОЛОТОЙ ПАРЕНЬ

— Хотя бы раз за время работы вы почувствовали какую-то враждебность к себе со стороны фанатов, болельщиков?

— Вроде бы нет.

— После трех побед над «Лехом» ваш авторитет среди фанатов точно вырос.

— Сначала мы «Леху», кстати, проиграли. И с «Пястом» тогда сыграли вничью. А потом кое-кто покинул команду. Кто-то пришел. Кстати, у нас основной вратарь и полузащитник уехали в Англию, другой хавбек  — в Италию, в «Верону». Два игрока отправились на Кипр. Мы потеряли человек семь. Встал вопрос с приобретением голкипера. Мы сделали ставку на своего игрока на этой позиции.

— У вас не было мысли зимой приобрести кого-то из России? Правда, что могли купить Езбилиса и Карлоса Эдуарду?

— Это соответствует действительности. С Эдуарду, правда, не общался. С Езбилисом дважды разговаривал, но он принял решение уехать в другой клуб. Кстати, еще приглашал Сашу Кержакова, когда он остался без игровой практики. Но он в итоге выбрал другой вариант. Что ж, никаких проблем. Давно его знаю. Мы в 2002 году ездили на чемпионат мира.

— Войцех Ковалевски недавно сказал, что очень хочет с вами встретиться. В итоге удалось увидеться?

— Да, конечно. Он был у нас на стажировке. Мы ему помогли. Он золотой парень. Войцех был и на нашей последней игре, потом присутствовал на ужине.

— В Польше есть налог на иностранных тренеров?

— Я не плачу. Может, за меня платят, не знаю, не слышал.

— Вы почувствовали, что российское тренерское сообщество за вас порадовалось?

— Михаил Данилович Гершкович, возглавляющий Объединение отечественных тренеров, мне звонил, поздравил. Мне этого достаточно. Вообще спокойно к этому отношусь.

— Для вас Кубок и чемпионат стали первыми титулами в тренерской карьере. Как к этому отнеслись?

— Тоже спокойно. В хорошем смысле.

— Чувствуете, что это серьезная веха?

— Этот успех не только мой, но и всего тренерского штаба, с которым работаем уже восемь лет. Мы растем вместе, ошибаемся тоже вместе. Кубок выиграли, а дальше следующая игра. Мы даже в трофей после победы в Кубке ничего не наливали, потому что еще оставалось три встречи до конца чемпионата. Поужинали тогда не в ресторане, а на  стадионе.

— А как вы относитесь к формуле проведения чемпионата Польши?

— Как к данности. Раз так, значит, надо ей следовать. Другое дело, что ситуация неоднозначная. Когда ты опережаешь всех на 10 очков, потом все баллы делятся, и ты уже впереди конкурентов всего на пять очков…

— В следующем сезоне схема не поменяется?

— Мне кажется, нет.

— В вашей тренерской карьере было две золотые гонки: сейчас с «Легией» и «Спартаком» в 2007 году. Со стороны кажется, что в «Спартаке» вы больше рассчитывали на титул. Ведь к моменту прихода в «Легию» команда сильно отставала от лидера, от вас, возможно, и не требовали чемпионства.

— Есть задачи, которые ставит клуб, а есть задачи, которые ты сам себе ставишь. А ощущения от побед одни и те же что в чемпионате России, что в Польше, что в региональной лиге. Уровень лиг разный, а отношение к работе всегда одно. Меня часто спрашивают, где выше давление — в России или Польше. На самом деле самое серьезное давление оказываешь сам на себя. В бытность футболистом «Спартака» привык к тому, что всегда надо выигрывать. И все члены нашего тренерского штаба испытывают такую же потребность в победах.

— Есть мнение, что в России нет квалифицированных тренеров по физподготовке, потому как нет своей школы. Пример Паникова, который работает в  вашем штабе, опровергает этот тезис?

— Не согласен с тем, что у нас нет хороших специалистов. Паников  же нашелся. Может, и в других клубах работают классные тренеры, но мы о них пока не знаем.

— С вами работали и несколько польских тренеров. Быстро нашли с  ними общий язык?

— Я сам попросил, чтобы они остались. Люди, которые давно в клубе, помогли быстро наладить коммуникацию с футболистами.

ПРОРЫВ «РОСТОВА» НЕ УДИВИЛ

— За российским футболом следили на протяжении этого сезона?

— Матчи редко смотрел. Российских каналов у меня не было, а в интернете только краткие обзоры видел.

— Какое событие в российском чемпионате вас удивило сильнее всего?

— Из недавнего — 11 футболистов «Ростова» на допинг-контроле. Раньше никогда с таким не сталкивался.

— А участие «Ростова» в борьбе за золото до последнего тура вас удивляет?

— Когда мы в прошлом году сыграли в Ростове — 2:2, уже тогда было видно, что команда хорошая. Пришел новый тренерский штаб и привел футболистов в порядок. Скрупулезная работа, которая дала результат. Не то чтобы прорыв «Ростова» стал для меня удивлением, но неожиданностью  — да.

— «Ростов» в России, «Лестер» в Англии, «Пяст» в Польше. Есть у  них что-то общее?

— Между прочим, половина состава «Пяста» играет в национальных сборных. Не может команда, в которой нет качественных исполнителей, идти на первом месте. В футбол играют не имена, а люди. У всех есть свои преимущества, и задача тренера — заметить их и раскрыть.

— В групповом турнире Лиги чемпионов польские клубы не выступали с тех времен, когда «Легия» играла в одной группе со «Спартаком» с вами в составе.

— Хорошо помню последний матч с «Легией». Мы выиграли 1:0, гол забил Мамедов. Играли на старом стадионе «Левски». Там шел ремонт, мы  переодевались в каком-то вагончике.

— Возможность закольцевать сюжет, пробившись в групповой турнир Лиги чемпионов, — дополнительная мотивация для вас?

— На одной мотивации далеко не уедешь. Чтобы добиться результата, надо подкреплять мотивацию реальными действиями. По усилению состава, например.

— Стратегические вопросы, которые вы собираетесь обсудить с руководством клуба, включают обсуждение трансферной политики?

— Конечно. Чтобы быть конкурентоспособными в Лиге чемпионов, нам нужно усиление. Важно, конечно, и сохранить лидеров. Того же Николича. В основном составе сборной Венгрии он играет редко, но надеюсь, что на Euro ему дадут реальный шанс. Думаю, он себя проявит. Джуджак ему пару голевых передач отдаст.

— Аренду Енджейчика «Легия» будет продлевать?

— Мне бы очень этого хотелось. Но вопрос пока не решен.

— «Легия» — это тот клуб, от предложения которого польские футболисты не отказываются?

— Почему же, несколько футболистов зимой нам отказали. Не знаю, по какой причине.

— Как вас футболисты называют? Коуч?

— Так меня зовут немецкоговорящие игроки. Николич называет Мистером.

— На каком этапе находятся переговоры о продлении вашего контракта?

— Диалог состоялся. Теперь надо дать людям подумать о том, что мы  обсуждали.

— Так совпало, что вы приняли команду в год ее столетия. Это оказывало дополнительное давление?

— Мне выпала большая честь. Здорово, что получилось стать чемпионом. А что касается давления, разве в сезоне, когда клубу исполнялось 99 или 98 лет, победа нужна была в меньшей степени?

ВСЕ ИГРОКИ «ЛЕГИИ» — ЛУЧШИЕ

— Ваша фамилия очень интересно пишется на польском языке — Czerczesow. Из-за сочетания согласных букв получается куда длиннее, чем на русском. Привыкли?

— Они, наверное, специально так делают, чтобы майки продавать дороже, потому что больше букв. Это как в Австрии и Германии — «Ч» писали не как «Ch», а как «Tsch». И самая дорогая футболка оказывалась у меня. Не потому, что был знаменитостью, там все-таки и нападающие в командах были хорошие. А потому, что каждая буква стоит денег.

— Какие-нибудь сувениры или атрибутику с вашим именем или изображением видели в клубном магазине «Легии»? К примеру, когда Юрген Клопп возглавил «Ливерпуль», там в этом отношении в хорошем смысле все стали помешаны.

— Открою секрет: ни одной ложки-кружки с моим именем или фотографией в нашем фан-шопе нет.

— Это ваша инициатива?

— Даже не знаю чья. Но это факт.

— В следующем сезоне после золотого дубля, может, появятся?

— Не знаю. Нет их сейчас — и нет. Мне так даже лучше. Меньше автографов раздавать, больше времени остается на команду.

— Кто, на ваш взгляд, лучший футболист чемпионата Польши?

— Николич. Лучший вратарь — Малаж. Защитник — Паздан. Или Йодловец. И вообще все наши — лучшие.

— А лучший тренер?

— А это не главное!

— Вопрос про тренерские амбиции. Какие они у вас на ближайший сезон и вообще в перспективе?

— Что вы хотите от меня услышать?

— Выразим одну из точек зрения. Хорошая работа в чемпионате Польши может стать трамплином в немецкую бундеслигу.

— Даже если мы будем устанавливать трамплины, надо от них еще отталкиваться, прыгать и знать, где приземлиться. Место приземления предполагать не могу. Хотя трамплин — да, построить можно. Это если отвечать образно. А вообще нужно заниматься своим делом, все остальное же само собой будет приходить. Или не приходить.

Мы обсуждали с нашим тренерским штабом дальнейшие планы после ухода из «Динамо». Размышляли, как быть: оставаться ли в России и, если да, что нам это может дать. Если есть большие амбиции, то после шести побед в группе Лиги Европы опускаться в середину или куда-то вниз не так-то и просто. Не потому, что ты кого-то не любишь, а  из-за внутреннего состояния. Ты привык бороться за высокие места что в качестве тренера, что в качестве футболиста. Для тебя это комфортно.

Вот «Легия» — клуб, который постоянно ведет борьбу за чемпионство и еврокубки. И поэтому у нас не было никакого внутреннего дискомфорта и борьбы с самим собой после переезда в Польшу. Тем более нужно понимать — в России мы поработали, может, стоит сделать паузу с  нашим футболом, чтобы посмотреть друг на друга издалека. Находясь длительное время в одном и том же кабинете, тяжело понять до конца, что вообще творится в мире.

— У вас позади более десяти лет клубной тренерской карьеры. В перспективе уже размышляете о сборной? Необязательно российской.

— У каждого свой характер. Начинаю задумываться лишь после того, как появится соответствующее предложение. Вот вчера мы пообщались с президентом «Легии», и думаю только об этом. Завтра, если вдруг случится звонок откуда-то, возможно, появятся другие мысли. Если у кого-то появится в день икс желание, то оно может развиться и  у меня после каких-то рассуждений. Не мог же знать давным-давно, что буду работать в «Легии», правильно? Но раздался звонок. Встретились, поговорили, посмотрели, узнали, чего хочет каждый. И вот теперь работаем, уже чего-то добились. Вы про какую сборную спрашиваете, кстати?

— Для начала — абстрактно. Просто некоторые тренеры любят именно ежедневную клубную работу, а в сборной при больших перерывах и не  стопроцентной загруженности им может быть не очень комфортно.

— Понимаю, что вы имеете в виду. Это все-таки чуть-чуть разные направления в профессии. Вроде один и тот же спорт, а смотреть на какие-то вещи надо по-другому.

— А мечта поработать со сборной России, как у отечественного специалиста, есть?

— Наверное, мой возраст 52 года и слово «мечта» как-то даже чуть-чуть не стыкуются. Желание, как уже сказал, может появиться только после желания тех, кто к тебе обратится. Оно должно возникать само собой. А на сегодняшний день об этом вообще не думаю. К счастью, у сборной России есть тренер. И дай бог, чтобы у нее все было хорошо.

НАДЕЮСЬ ПОБЫВАТЬ НА МАТЧЕ ЧЕХИЯ — РОССИЯ НА РОДНОМ «ТИВОЛИ»

— В ближайшее время объявят расширенный состав нашей национальной команды. Вы вообще следили за ее последними выступлениями?

— Не особо пристально. Но отрывки, чтобы понимать общую суть, посмотрел. Видел расширенные нарезки матча с Францией, Литвой. Сейчас, кстати, полечу в Инсбрук и, надеюсь, 1 июня приду на родной «Тиволи», где сыграют Чехия и Россия. Увижу воочию, и тогда будет легче рассуждать о нашей команде.

— Но сейчас есть общее понимание, на что вообще стоит рассчитывать на Euro? А то перед каждым крупным турниром начинается нагнетание, депутаты на центральных каналах телевидения требуют только победы, народ им верит. А потом вдруг не выходим из группы, и наступает всеобщее опустошение.

— Так все же в ваших руках. Если считаете, что это неправильно, то так и пишите в газете: «Депутаты, занимайтесь своим делом, оставьте сборную в покое». Нивелируете и уберете ненужный ажиотаж. Но понятно, что никто не станет требовать от команды, ждать и желать плохой игры и неудачи. Естественно, все хотят победу, говорят слова «надо, нужно». Вы считаете это нагнетанием, а я — поддержкой и направлением, куда следует двигаться.

— Всегда следует ставить максимальные задачи, невзирая ни на какие обстоятельства и расклады?

— Говорю за себя. Мне легче читать и слышать: «Надо, нужно, должен», нежели «Не будет, не ожидаю, и вообще ты никто». Но каждому свое. Англия — серьезный соперник, в ней есть талантливые игроки, и ее  тренера знаю не понаслышке. Понятно, что англичане давно не выигрывали ничего на международном уровне, но в этот раз, думаю, могут оказаться на высоте. Уэльс? На больших турнирах у команд должен быть лидер и реальная звезда. А у валлийцев это сами знаете кто. Словакия — достаточно неудобный соперник по многим причинам. Так что все не  так просто, как кажется на первый взгляд.

— А как вам команда Польши?

— В моем понимании — хорошая. Уже раз шесть-семь встречался с ее  главным тренером Адамом Навалкой, ведь в сборную вызываются пять футболистов «Легии». Обменивались мнениями. Прекрасно понимаю, чего он хочет от моих игроков, уже даже настраивал ребят на те или иные вещи, которые могут понадобиться во Франции. В Польше подобралась очень интересная плеяда на сегодняшний день. Почти все ключевые игроки выступают в сильных зарубежных чемпионатах: Левандовски, Блащиковски, Глик, Пищек, Крыховяк. Все голкиперы на хорошем счету. Есть футболисты с изюминкой. Думаю, поляки способны выстрелить.

— Как относитесь к увеличению участников группового турнира и возможности выхода в плей-офф с третьего места? Не убьет эта реформа общий уровень Euro?

— Мне как игроку хотелось бы в таком чемпионате поучаствовать. Потому что в наше время из четырех групп выходили по две команды. А на  сам турнир из отборочного этапа попадать напрямую вообще нужно было с первого места. Потом добавились и вторая команда с наибольшим количеством очков. Сейчас все стало как-то расплывчато. Проще. И  третьи места добавились. Скоро чуть ли не вся группа будет дальше проходить. Понятно, что каждый лишний матч на чемпионате Европы добавляет в копилку УЕФА по паре евро. Но все коммерциализировать  — это уже как-то…

— Убивает традиции футбола?

— Понятно, что и стран в УЕФА становится больше. Но возьмем чемпионат Европы 1996 года в Англии. В нашей группе — Италия, Чехия, Германия. В Швеции в 1992-м — голландцы, немцы и шотландцы. Вот попробуй оттуда выскочить!

В ФИНАЛЕ ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ И «РЕАЛ»

— Вопрос по финалу Лиги чемпионов. Как смотрите на «Атлетико» Диего Симеоне?

— Там есть что почерпнуть. Особенно вы правильно сказали слово «команда».

— Имеете в виду дух?

— Дух должен быть всегда. Но в «Атлетико» не только он. Одним духом ты в финал Лиги чемпионов два раза за три года не пробьешься, нужны еще и качества. В команде Симеоне есть еще и очень сильные футболисты  — Гризманн, Торрес и так далее.

— Когда мы делали спецвыпуск, посвященный финалу Лиги чемпионов, удивительным образом столкнулись с тем, что никто из экспертов не  верит в «Реал». Все ставят на победу «Атлетико». Вы бы кому отдали предпочтение?

— Могу вам сказать, что как раз перед полуфиналом у нас в «Легии» состоялось теоретическое занятие, и я своим футболистам сказал: «Атлетико» выйдет в финал. А вот кто победит в решающем матче, сказать не могу. Может выиграть и «Реал». Пусть даже, как вы говорите, в  «Атлетико» дух и так далее.

— «Легия» не смогла выйти из группы в Лиге Европы. Какие возникали мысли после решающего поражения в последнем туре от «Наполи» — 2:5?

— Кстати, это и была лакмусовая бумажка, и мы обсуждали это с президентом. Ведь «Наполи» — плюс-минус уровень Лиги чемпионов, от которого и  нужно исходить. Хотя следует еще и быть объективным. Играли бы с  итальянцами сегодня — возможно, счет оказался бы и тем же, но уровень сопротивления и качество нашего футбола были бы другими. Ведь тогда, поздней осенью, мы и «Лех» не обыграли, и «Пяст», потому что не  было необходимой готовности и выпало несколько важных игроков. А  потом уже прошли сборы, усилили пару позиций, и тот же «Лех» обыграли три раза «под ноль». Так что и с «Наполи» выглядели бы более конкурентоспособными. Вот об этих вещах мы и говорили три часа с руководством.

ЧУВСТВОВАЛ ПОДДЕРЖКУ ИЗ РОССИИ

— Резюмируя: прошедший год — самый успешный в вашей тренерской карьере?

— Ну, мы же в спорте. А в нем есть только цифры, награды и титулы, которыми все и определяется. Лирики места нет. У нас не фигурное катание, за артистизм ничего не дают.

— Удержать позиции, повторить золотой дубль будет сложнее?

— Тяжелее. Об этом мы и говорили только что. Для того чтобы оставаться на вершине, нужно как минимум держать свой уровень. А лучше развиваться, поскольку остальные команды не дремлют. Если останемся на своем месте, а остальные прибавят, нас догонят.

— Из России весь прошедший сезон чувствовали поддержку?

— Да.

— В чем она заключалась?

— Поддерживали знакомые, друзья, коллеги. И опять же — в российской прессе освещали наши результаты. В «СЭ» писали, что мы вышли на  первое место, следили за успехами. Значит, и интерес какой-то есть.

Отдел футбола. «Спорт-Экспресс», 19.05.2016

*  *  *

Черчесов, Станислав Саламович. Вратарь. Заслуженный мастер спорта.

Родился 2 сентября 1963 г. в г. Алагире (Северная Осетия). Воспитанник алагирской ФШ «Спартак».

Выступал за команды «Спартак» Орджоникидзе (1982–1983), «Спартак» Москва (1984–1987, 1989–1993, 1995, 2002), «Локомотив» Москва (1988), «Динамо» Дрезден, Германия (1993–1995), «Тироль» Инсбрук, Австрия (1996–2002).

Чемпион СССР / России 1987, 1989 / 1992, 1993 гг. Обладатель Кубка СССР 1991/92 г. Чемпион Австрии 1999/00, 2000/01, 2001/02 гг.

Лучший вратарь года (приз журнала «Огонек») 1989, 1990, 1992 гг.

Провел 49 матчей за сборные СССР (8) / СНГ (2) / России (39).

Участник чемпионата мира 1994 г. Участник чемпионата Европы 1996 г.

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru