СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ЛЕОНИД СЛУЦКИЙ О СБОРНОЙ РОССИИ, ЦСКА, И ТРАНСФЕРАХ

Леонид Слуцкий появился на интервью точно к назначенному времени и уделил вопросам от «Большого спорта» куда больше обещанного часа. Разговор, переросший в дружескую беседу, грозил никогда не закончиться, но его прервал матч «Зенита». Впрочем, и до того как ретироваться на просмотр игры главного конкурента, Леонид успел много рассказать и о делах сборной, и о ситуации в ЦСКА.

СБОРНАЯ

— Есть две футбольные банальности. Считается, что вратари не становятся хорошими тренерами. Также говорят, что, за редким исключением, наставник без опыта игры в топ-клубе никогда сам не будет в топе. Вы же, несмотря на недолгое прошлое голкипера-любителя, на данный момент лучший тренер страны. Как так вышло?

— Наверное, минус на минус дал плюс. А если серьезно, то я не согласен с обеими «банальностями». Есть множество хороших вратарей-тренеров, просто голкиперов гораздо меньше, чем полевых игроков, — 1 к 10, вот и кажется, что вратари-тренеры редки. Также могу привести много примеров тренеров, достигших успехов и не имевших за плечами профессиональной карьеры. Так что статистические показатели нормальные.

— Когда уходил Фабио Капелло, всем как-то сразу стало понятно, что именно вам нужно занять пост главного по сборной. Как проходили первые переговоры с руководством ЦСКА?

— Все было очень просто. Когда меня пригласил Мутко и сообщил о намерениях предложить мне этот пост, я сразу ответил, что крайне заинтересован, но разговор нужно в первую очередь вести с Гинером, так как я работаю в клубе на контракте. Эту же позицию я изложил и Евгению Ленноровичу. «Если вы спросите мое мнение, то мне было бы очень интересно поработать со сборной и я был бы признателен, если бы получил разрешение на такое совмещение. Слово за вами, приму любое решение», — сказал я тогда.

— Огромная ответственность вас не останавливала?

— Сборная — большой вызов, поэтому было скорее интересно, чем страшно, даже перед матчем со Швецией. Ну и, не стану лукавить, риски оказывались не такие большие. Не получилось бы — все бы поняли, ведь я взял сборную в разгаре цикла и не в лучшем состоянии. А вот положительный результат восприняли на ура.

— Когда Гинер сказал «да», до матча со Швецией оставалось мало времени. Какими были ваши первые мысли, какие задачи ставили перед собой в первую очередь?

— Все получилось легко. Надо было сразу определиться со стартовым составом, чтобы не тратить на это время на сборе. За пять дней я бы ничего не успел. Итак, в день назначения представил в голове 11 первых номеров, и они в итоге и появились на поле. Дальше четко расписал план: что делаем, на что обращаем внимание, как работаем над тактикой.

— Представляли себя на месте тренера сборной до прихода в нее, прикидывая, как повели бы себя в той или иной ситуации?

— Никогда. А смысл? У меня слишком много своей ответственности и совсем некогда думать за других. Когда я работал в низших лигах, тоже никогда не представлял, что стану делать на посту тренера «Спартака» или ЦСКА. У меня имелась счастливая возможность заниматься 20 футболистами под своим началом, и мечтать о топ-клубе времени не оставалось. Также важно было понять текущие уровни мотивации коллектива и стресса у игроков. Для этого я пригласил психофизиолога, который провел тесты и сразу дал мне вводные данные для индивидуального общения. Это удобно. В клубе нет такой практики, я там работаю седьмой год и знаю все досконально. А в сборной психолог сэкономил время, и мне удалось выжать максимум.

— Вы стали первым с 2006 года россиянином, возглавившим сборную. Надо ли было тратить большие деньги на иностранцев, когда можно нанять своего специалиста?

— Первым иностранцем был Гус Хиддинк, и это оказалось прорывом, революцией для сборной. Оптимальный шаг, который просто необходимо было сделать. Появление топового иностранца сдвинуло работу команды на принципиально новый уровень. Сборной начали создавать лучшие условия — в плане отелей, перелетов, экипировки. То, что прокатывало с нашими, никак не могло быть принято Гусом. Когда двинулась вперед инфраструктура, то и футболисты стали ощущать себя по-другому. Гус поднял эту волну очень высоко. Адвокат также держал планку на приличном уровне. Сборная варианта ЧЕ?2012 была сильна, лишь по большому несчастью мы тогда не вышли из группы. Капелло — тоже топовый тренер. Эти специалисты много сделали за десять лет. Но сейчас ситуация изменилась как экономически, так и политически.

— Во времена СССР многое значила сыгранность игроков на уровне клубов. И сейчас в сборную вызывается много футболистов ­«Зенита» и ЦСКА.?При прочих равных отдаете предпочтение тем, кто понимает друг друга на поле?

— Нет. Понятно, что мне легче работать с игроками ЦСКА, так как они знают мои требования. Но полностью составить команду из армейцев я не могу. Это в советские времена можно было взять любого игрока из киевского «Динамо», а сейчас в клубах РФПЛ на поле выходят по пять иностранцев, какие уж тут связки. Сегодня это мировая тенденция.

— Судя по нежеланию экспериментировать, в заявке на Евро молодежи будет немного?

— Смотря кого считать молодежью. Но да, чемпионат Европы — не тот турнир, где нужно проводить эксперименты, во Францию должны поехать сильнейшие. Если в их числе окажутся, к примеру, Алексей Миранчук или тот же Саша Головин, то только благодаря хорошей игре в «Локомотиве» и ЦСКА соответственно. Давайте посмотрим правде в глаза: сегодня у нас нет достаточного количества молодых игроков, чтобы их массово вызывать на европейский чемпионат. Вот в мартовских матчах с Литвой и Францией играл лишь Головин. Если потом на Европу взять другого молодого, то ему придется выступать практически с листа, без опыта. Надо быть гением, чтобы за оставшихся два месяца так себя проявить и попасть в заявку. А после Евро тренер, который будет готовить команду к 2018 году, получит достаточно времени, чтобы спланировать процесс омоложения и провести частичную смену поколений.

— Еще один актуальный вопрос — натурализация, которую явно поддерживают не все игроки сборной.

— У каждого человека есть своя позиция, и она мне понятна. Если спросить футболиста, нужно ли команде усиление, он всегда ответит «да». А на вопрос, какие позиции этого требуют, назовет все, кроме собственной. Спортсмены субъективны и вряд ли хотят появления конкурентов. Я же считаю, что если натурализация разовая, если речь идет о футболистах, которые хотят играть и могут помочь сборной, — почему нет? Мир давно идет по пути глобализации. В составе сборной Германии выступают турки, поляки, играет Боатенг, когда-то был и бразилец Какау. Если одна из самых футбольных наций идет по такому пути, то почему не пойти и нам? Важно, чтобы игрок был достойный. Плюс приход иностранцев может усилить наш клубный футбол. Иностранные футболисты высокого уровня, но не попадающие, например, в сборную Бразилии, поймут, что, приехав в Россию, они смогут исполнить мечту и выступить на чемпионате мира.

— Вратарь номер один, несомненно, Игорь Акинфеев. Зачем вам тогда на скамейке Гилерме?

— Во?первых, на скамейке тоже нужны люди, ведь всякое может произойти. Что же касается конкретно Гилерме, то это один из лучших вратарей Европы по игре на выходах. Нам предстоят матчи с Англией и Уэльсом, которые активно играют верхом. Теоретически может сложиться такая ситуация, что именно уровень мастерства Гилерме пригодится нам в этих матчах. Однако еще совсем не факт, что он попадет в заявку на ЧЕ, — посмотрим. А может, попадет и будет конкурировать.

— Когда состоялась жеребьевка группового этапа, вы сразу начали следить за британцами и Словакией?

— Нет. Какой смысл? Начну пристально анализировать после чемпионата России. Времени мне хватит. Зачем мне, допустим, в марте смотреть матч сборной Англии, если потом я все равно буду пересматривать и анализировать? Понятно, что составлен список командировок и штаб поедет на товарищеские матчи соперников, которые играются в преддверии Евро.

— Анекдот. «Вы за кого будете болеть на чемпионате Европы? — За Россию, конечно! — Это ясно. А потом?» Кого бы вы хотели видеть в решающей встрече Евро?2016?

— У меня нет предпочтений. Когда я думаю о финале Лиги чемпионов, то могу пофантазировать. А финал Евро хочу посетить либо в качестве главного тренера, либо вообще туда не поехать. Кстати, в этом году в Милан, на финальный матч Лиги чемпионов 28 мая, не собираюсь — сборная уже начнет подготовку.

— Каким результатом во Франции будете удовлетворены?

— Когда играешь в группе, логично, что ты хочешь преодолеть этот барьер. Это реально. Ты же не можешь поставить себе задачу «достойно не выйти из группы». А что дальше — непонятно. Смотря с какого места выйдем. С первого — это один соперник. С третьего — совсем другой. Кто-то говорит, нужен минимум четвертьфинал. Ну, хорошо. Но за всю историю сборная России всего раз вышла из группы на ЧЕ! Поэтому я склонен ставить задачи по мере их поступления.

— Чем вы руководствовались при выборе базы сборной России во Франции в городе Рюэй-Мальмезоне?

— Я сам туда ездил, все осматривал и при выборе руководствовался многими факторами. Качество полей мы не учитывали, потому что на момент осмотра они все были в ужасном состоянии. Но нам обещали, что с 1 марта ими никто не будет пользоваться. Что касается базы, то, во?первых, там всего 105 номеров, так что сборная займет большинство из них и останется совсем мало мест для посторонних. В больших отелях на 300 номеров такое невозможно. Во?вторых, в эту гостиницу заезжает PSG перед матчами. Это значит, что персонал обучен работать с футболистами, знает все требования: как кормить, какие нужны тренажеры и средства для восстановления. В?третьих, база находится за городом, но с помощью специального коридора соединена с парком, в который можно попасть только по абонементу. Там скамейки, спа, теннисные корты, кафе. То есть игроки не будут все время находиться в четырех стенах, но и не станут выходить на улицу, чтобы попасть в этот парк. А фанаты не смогут туда зайти. В Рюэй-Мальмезон мы заедем 6 июня, за пять дней до матча с Англией.

Д- ва групповых матча пройдут на юге Франции — в Марселе и Тулузе. Может, имело смысл расположиться поближе к ним?

— Нет, мы это не учитывали. Все равно придется летать, а один раз или два — не имеет значения. Если бы все три матча играли на севере или юге — тогда да.

ЦСКА

— Расхожая фраза «Выигрывает команда — проигрывает тренер» не потеряла актуальности?

— Нет, даже наоборот. Раньше все было иначе, как в футболе, так и у вас, в гимнастике. Взять Аркаева. Сколько лет он работал в сборной? 30? Леонид Яковлевич был царь и бог, вел себя как хотел, всеми командовал, раздавал квартиры и машины. То же самое было и в футболе. А сейчас тренер — расстрельная должность почти в любом виде спорта. Если что-то не так — до свидания. Поменялся мир, и теперь мы просто не имеем права на ошибку.

— Многих тренеров подводит под монастырь неумение работать со звездами. Как вы справляетесь с такими футболистами, с теми же африканцами, у которых другой менталитет?

— Вообще самое сложное в работе с людьми — это правильно их оценить и затем расставить приоритеты, понять, что для того или иного игрока будет максимально полезным, какой подход окажется максимально эффективным. И неважно, русский это футболист или зарубежный. Считаю, что тренер — всего лишь обслуживающий персонал, просто высокого уровня. Исходя из этого постулата и четко понимая свою роль в футболе, я ставлю перед собой задачу максимально подстроиться под игроков и создать такие условия для тренировочного процесса, внутренних взаимоотношений, чтобы они смогли реализовать свои лучшие качества. Если с кем-то нужно говорить о собаках два часа, буду это делать. Если надо от кого-то дистанцироваться, так и поступлю, требуется хвалить — буду хвалить, ругать — значит, придется ругать. Главное — понять, что именно делать, найти точки, на которые воздействовать. Это легче осуществить, когда ты долго и давно работаешь с игроками, знаешь их жен, родителей, детей. Намного же сложнее, когда все требуется сделать быстро.

— ЦСКА всегда славился своей селекцией, тем не менее длины скамейки часто не хватало, чтобы ровно пройти весь сезон. Как намерены это исправлять?

— Не буду скрывать, что сейчас не лучшая пора для покупок игроков, и три последних года у нас не было значительных приобретений. Мы брали либо свободных агентов, таких как Еременко, Натхо, Широков, либо игроков за очень незначительные средства. И я не думаю, что ситуация изменится, скорее стоит ждать ухода ведущих футболистов, если им поступят выгодные финансовые предложения от именитых европейских команд. К примеру, Муса наверняка летом уйдет из клуба. Такие времена — я давно понимал, что будет тяжело.

— Зато вскоре откроется новый стадион, и одной статьей расходов станет меньше.

— Да, в следующем сезоне все наши болельщики смогут прийти на Песчанку. Это большое событие для любого клуба, и тем более для клуба с такими богатыми традициями, как ЦСКА.

— Не боитесь, что с уходом Мусы игра в атаке разладится?

— Понятно, что придется покупать нового нападающего вместо Мусы. Нельзя же остаться без форвардов! Но сколько я работаю в ЦСКА, столько и разговоров: «ага, сейчас уйдет Думбия, Красич, Хонда, и все, кранты, клуб развалится, до свидания». К счастью, такого ни разу не произошло, так что и из этой ситуации я планирую выйти с минимальными потерями.

— Нескольких форвардов вы брали на вырост. На них пока не рассчитываете?

— Витиньо хорошо играет в Бразилии, мы довольны его выступлениями и прогрессом. Он вполне может быть отозван из аренды. Что касается Алиева, то мы его изначально брали в дубль, и пока он не соответствует уровню первой команды. А что касается Карлоса Страндберга, ему тоже пока трудно себя проявить. Посмотрим, как в дальнейшем управлять его карьерой, — это может быть как аренда, так и работа с основным составом. В любом случае, когда берешь нераскрученного молодого футболиста, с полугодовым опытом игры в Швеции, вряд ли стоит ожидать, что он сразу начнет выступать в команде уровня ЦСКА.

— Готовы к тому, что лимит может измениться?

— Думаю, его ужесточат, если делать выводы из того, что декларируется в преддверии чемпионата мира — 2018. Но это лишнее, на мой взгляд. Для ведущих российских клубов, играющих в еврокубках, лимит и так тяжелый. Дальнейшие ужесточения создадут еще больше сложностей и на внутреннем рынке, и на международной арене. Я уже много раз говорил, что против лимита, так как в нем ничего хорошего нет. Если наши игроки хотят конкурировать с ведущими футболистами, обыгрывать топ-сборные на чемпионате Европы, то почему им нельзя создать такую конкурентную среду внутри чемпионата, а не искусственно предоставлять им место в составе? Если мы хотим обыграть Италию, то пусть Жирков завоевывает себе место в основе в честной борьбе с Кришито, а не благодаря лимиту. Думаю, он мог бы это сделать.

— Александр Головин, который выходит в основе ЦСКА, тоже дитя лимита?

— Нет. Когда он выходит в основе, это значит, что он лучше выглядит в тренировочном процессе. Мы и без него нормально попадаем в квоту. Если и есть скидка на его паспорт, то не более 3%. Да, при прочих равных я могу отдать предпочтение российскому молодому парню. Но надо иметь эти «прочие равные»!

— Когда Жирков и Кокорин перешли в «Зенит», какие эмоции вы испытали?

— Я уже пережил тот момент, когда падал в обморок от трансферов «Зенита» или впадал в ступор. При всем уважении к ребятам, их трансферы далеко не такие громкие, как переходы Халка, Вицеля, Бруну Алвеша, Гарая. Я понимаю, что футболисты сборной должны иметь хорошую практику на высоком уровне. Плюс налаживание связей, о котором мы говорили. Кокорин-Дзюба-Шатов — чем не атакующая тройка сборной? Или два основных крайних защитника: Смольников и Жирков. Это блоки, вокруг которых можно что-то выстраивать.

— Но эти трансферы внутренние, за границу играть так никто и не уехал.

— Было бы очень хорошо, даже великолепно, если бы сборники играли за границей, тот же Кокорин. Но сегодняшние реалии этому не способствуют. Все-таки в России русский футболист имеет больше возможностей для игры. И Кокорин, выходящий в основе «Зенита», меня устраивает больше, чем он же, сидящий на скамейке в Лондоне. Или Черышев, который играет в Valencia, — лучше, чем он, ничего не делающий в Real.

— Алан Дзагоев мог бы уехать в Европу или шансы уже упущены?

— Любой игрок сборной младше 27–28 лет может выступать в топ-чемпионатах. Лично я не помню конкретных предложений по Алану.
Экс-игроки ЦСКА, не закрепившиеся в Европе, с удовольствием возвращаются в Москву. Хонда — это единственный футболист, которого не примут назад?

— У меня нет к нему претензий, никакого осадка не осталось. Но у нас есть президент клуба, у которого, наверное, другое отношение, ведь в свое время уход Хонды не позволил ЦСКА заработать. Для меня это тоже важно, но я мыслю немного иначе. Помню, что он тренировался, играл и до последнего пытался быть полезным команде. К тому же он был ключевым игроком тогда, когда я в ЦСКА завоевывал первые трофеи. Не могу плохо относиться к футболисту, который мне принес эти награды.

— ЦСКА повадился отправлять игроков в аренду в чешские клубы. С чем это связано?

— Давайте будем объективны. Прежде чем отправить Караваева и Ефремова в Чехию, мы предлагали их клубам премьер-лиги, хотели, чтобы они были на виду. Но желающих не нашлось. Ну, а ФНЛ и Чехию сравнивать нельзя. В первой лиге средняя посещаемость 1500 зрителей, ужасные поля, длиннющие перелеты и утрата тренировочного процесса вследствие этого. В чемпионате Чехии ребята играют при полных трибунах, на отличных естественных полях, выступают в еврокубках. Поэтому выбор даже не стоял — если не РФПЛ, то Чехия, но никак не ФНЛ.

— Последние три групповых этапа Лиги чемпионов ЦСКА занимал последние места, хотя в квартетах точно были клубы, которым ЦСКА не уступал в классе. Признаете промашки в подготовке?

— Будем говорить так: для нашей команды выход из группы Лиги чемпионов — большое достижение. Мы ведь не самые лучшие в мире. В английской премьер-лиге любая команда, даже занявшая последнее место, только от телевидения получает денег больше, чем мы зарабатываем за год! Когда ты с 70?м бюджетом попадаешь в топ?16 — это удача. А мы дважды это делали. «Зениту» это удавалось четырежды, но он ни разу не делал шаг в четвертьфинал, а мы делали. Если хотите конкретики — пожалуйста. В компании с Bayern, Man City и Roma мы старались, бились, обыгрывали англичан, но не получилось. Бывает, такие соперники. Что касается поражения от Viktoria в 2013?м, то там случились глупейшее удаление Дзагоева и два гола в концовке, хотя сам матч складывался успешно. Ну, а в этом сезоне у нас была очень ровная группа. Хоть мы объективно и не сильнее ни одной из команд, все встречи, кроме матча в Вольфс­бурге, провели достойно. Просто не сложилось. Посмотрите, где сейчас немцы! Но давайте взглянем на ситуацию иначе. Мы в тяжелой борьбе прошли два раунда квалификации, одолели мощные Sparta и Sporting. Там нам везло больше.

— Чего не хватает российскому футболу, чтобы стать сильнее?

— У нас неплохой уровень футбола, сильная лига, которая объективно слабее только высших дивизионов Англии, Испании, Италии, Германии. Мы же идем на 5-7-м местах в таблице коэффициентов UEFA, да и Францию могли бы опережать, если бы не PSG. Но у нас хромает инфраструктура. Сейчас ее, конечно, строят к чемпи­онату мира, и меня очень волнует, что с ней станет после мундиаля. Не хотелось бы повторения сценария ЮАР, где разобрали стадионы и отправили деньги в трубу. Мое мнение, что после мундиаля в премьер-лиге должны играть только клубы, имеющие соответствующую инфраструктуру. Если таковой нет, при всем уважении, будь любезен сначала привести ее в порядок, а потом играй в РФПЛ.?Это неестественно, когда простаивает стадион в Калининграде или Волгограде за 450 миллионов евро, в городе нет команды, при этом в каком-то другом регионе за государственные деньги спонсируется другой клуб. Где логика? Мне ближе американский вариант. Построена арена — появилась команда. Что-то пошло не так — переехали в другой город. Если вы уже потратили бюджетные деньги на строительство арены, то и вкладывайте их дальше в этот регион, а не предлагайте играть в премьер-лиге на огородах. Я насчитал примерно 24 клуба с достойной инфраструктурой. Вот они и должны быть в поле — 16 играть в РФПЛ, остальные — бороться за выход в нее. Построят в каком-то другом месте стадион — добро пожаловать.

— Если бы вы могли изменить только одну вещь в российском футболе, что бы это было?

— Лимит, я думаю. А если бы была волшебная палочка, то изменил бы инфраструктуру. Ведь одно дело — выходить играть на заполненную 40?тысячную «Открытие Арену», и совсем другое, при всем уважении, в Уфе на искусственное поле при полутора тысячах. Разница чувствуется мгновенно.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

— Лобановский за день до матча старался сходить на рыбалку. А вы как настраиваетесь перед играми?

— Я тренер, который очень боится игр. У меня каждый матч вызывает сжирающее все внутри чувство страха перед поражением. Это чувство, с одной стороны, угнетает, ведь я на самом деле боюсь, что-то пойдет не так, но с другой — оно двигает меня вперед, ведь приходится делать все, для того чтобы поражения не случилось. Знаете, как страх перед смертью может спровоцировать человека на невероятные вещи, так и здесь страх заряжает на активные действия, которые выражаются в тренировках, теоретических занятиях, индивидуальных беседах. Единственное, что я погружаюсь во все это настолько сильно, что отрешаюсь от внешнего мира, ни на что не могу отвлекаться. Совсем не обращаю внимания на то, кто рядом со мной — друзья, жена, мама, ребенок. И, как вы знаете, всегда в день игры отключаю телефон.

— А если поражения все-таки случаются, кто помогает вам отвлечься?

— Я справляюсь с этим сам. Пробовал разные вещи: с кем-то общаться, разговаривать, ходить на концерты. Но помогало слабо. Нужно просто пережить все трагические моменты, осмыслить их. Так что спасает только работа — клин клином вышибаю. Поэтому самый трудный день — выходной после проигрыша, когда некуда деть свои мысли. А когда приходишь в клуб, видишь ребят, заново включаешься в процесс, то становится легче.

— Какая у Леонида Слуцкого карьерная мечта?

— Да вроде нет такой. Я привык жить одним днем. Цель — победить в ближайшем матче, не более того. Когда начинаешь витать в облаках, это плохо сказывается на концентрации.

— Вы славитесь тем, что смотрите много футбола. Какой процент из него иностранный?

— 20%. Смотрю почти все еврокубки.

— За «Лестером» ? В чем феномен этой команды?

— Все звезды сошлись. Игроки проводят лучший сезон в карьере. У них идеальные отношения как друг с другом, так и с тренером. Есть такая поговорка: «Хороший футболист в плохой команде — это плохой футболист, а посредственный футболист, органично себя чувствующий в хорошей команде, — вот хороший футболист». Игроки, которые до этого себя никак не реализовали, но нашли прекрасную командную химию, стали играть на высоком уровне. Если их поместить в другие клубы, даже выше классом, такого эффекта не случится. Нельзя не отметить и тренера, и соперников. Далеко не лучший сезон Manchester City, традиционно нестабильный Arsenal, Manchester United, который лихорадит, провал Chelsea. Нет клуба, который победным маршем накрыл бы Leister.

— Сейду Думбия в Roma тоже не нашел химию с партнерами?

— Не совсем. Думбия требует сверхиндивидуального подхода. В какой-то команде это понимают, а в такой, как Roma, решили не заморачиваться и не лезть из кожи вон. Будь любезен, соответствуй сам. Нет — до свидания, нам есть кем тебя заменить.

— Сколько процентов занимает футбол в вашей жизни?

— Почти 100. Моя семья занимает мое время только в момент отпуска.

— Как вы его проводите?

— Мы обязательно куда-нибудь летим, у нас познавательно-образовательные путешествия, никакого лежания у моря. Обязательно большое количество экскурсий. Последние два года мы посвятили США: один раз восточному побережью, другой — западному. Брали машину, посещали города, национальные парки, музеи, концерты. Ну, а на Новый год традиционно ездим кататься на горных лыжах.

— По телевизору смотрите выступления горнолыжников?

— Я вообще смотрю много спорта. Люблю те, где наши «в порядосе», где можно поболеть: биатлон, фигурное катание, волейбол на Олимпиадах, потому что наши там хороши. Знаком со многими тренерами по олимпийским видам, мы с ними в ЦСКА живем как в пионерском спортивном лагере, они же постоянно ходят на тренировки. Хоркину ту же вижу постоянно.

— Вы появляетесь на телевидении не только в спортивных передачах, но и в КВН.?Как так сложилось?

— В КВН играл в юности, мне интересен этот формат. И когда позвали сыграть «стэм со звездой», сразу согласился. Сначала был дебют в премьер-лиге, небольшой эпизод в команде МФЮА, а потом уже в «вышке» получил роль посерьезнее. В полуфинале выступал за команду физтеха, играл роль тренера. Репетировал всего два часа, но получилось неплохо. А уже потом меня позвали в жюри. Видимо, примелькался, да и Масляков?младший ходит на матчи ЦСКА. Ну ничего, я всем пятерки поднял. Пусть остальные заморачиваются.

Интервью наоборот: вопросы Слуцкого — Алексею Немову

— Я подробно изучил вашу спортивную историю перед интервью: зашел в Википедию, посмотрел видео, причем не только то, знаменитое, с афинской Олимпиады. Это супер, когда такие топ-спортсмены, как вы, после завершения карьеры занимаются чем-то столь интересным, как журналистика или тренерство.

— А я посмотрел фильм о вас на «Матч ТВ». Тоже хорошо получилось. А что касается тренерства, то это не мое, не тянет. Я вспоминаю своего тренера и удивляюсь, сколько у него было терпения. У меня такого нет.

— Я вообще ужасаюсь, как маленьких детей тренируют. Это же жуть как травмоопасно, все эти сальто.
Да бросьте. Там же начинают с бега, прыжков, кувырков, потом прыгают в поролоновую яму. Вначале заигрываешься с детьми, а потом уже нагружаешь.

— Слышал о фильме «Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее». Странно, что в нем нет вашей истории, она же идеально подходила.
Мне предлагали, но я отказался, как-то не готов пока к этому.

— Мне всегда было интересно: вы тренируетесь после окончания карьеры? Футболисты, например, постоянно гоняют мяч, но гимнастика все же совсем другое, там сальто сложные.

— Да, для таких элементов надо тренироваться каждый день, а здоровье уже не то, все хрустит. Но я занимаюсь для себя, солнышко кручу, стойки на руках, отжимания, сальто назад.

— Вам в мае 40 лет. По традиции не будете отмечать?

— Нет, нет. Вот есть другой повод. 20 лет с момента выигрыша олимпийского золота в командном первенстве в Атланте. Хочу сделать гимнастическое шоу. Приглашаю вас обязательно.

Алексей НЕМОВ, Андрей СУПРАНОВИЧ. Журнал «Большой спорт» №5, 2016

*  *  *

ДОСЬЕ

Слуцкий, Леонид Викторович

— Родился 4 мая 1971 года в Волгограде

— Карьеру игрока закончил в 19 лет из-за серьезной бытовой травмы

— Возглавлял волгоградскую «Олимпию», «Уралан», «Москву», «Крылья Советов»

— Заслуженный тренер России

— Чемпион России (2012/2013, 2013/2014)

— Обладатель Кубка России (2011, 2013)

— Обладатель Суперкубка России (2013, 2014)

— Серебряный призер чемпионата России (2010, 2014/2015)

— Бронзовый призер чемпионата России (2011/2012)

— Лучший тренер года по версии РФС (2012/2013, 2013/2014)

Подробнее »

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru