СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: «ПОЧЕМУ БЫ НЕ ДОВЕРИТЬ СБОРНУЮ БОРОДЮКУ, СЕМАКУ ИЛИ КАРПИНУ?»

Вячеслав КолосковГостем программы «Начистоту!» стал почетный президент РФС, почетный член ФИФА И УЕФА Вячеслав Колосков.

Еще до того, как режиссер программы дал команду к началу съемок, мы с Колосковым, под дымящийся капучино, пробежались памятью по своей студенческой молодости, вспомнили улицу архитектора Казакова, родной институт физкультуры имени Иосифа Виссарионовича, то, как поигрывали за его сборную… Эх, было же время! И потом наши пути-дороги частенько пересекались: то на зимней Олимпиаде, когда он руководил советским хоккеем, то на европейском или мировом футбольном первенстве, где Вячеслав Иванович опекал нашу сборную, представляя еще интересы УЕФА и ФИФА. А я передавал в Москву репортажи, с гордостью следя за тем, как уверенно чувствует себя мой институтский товарищ в высшем футбольно-хоккейном обществе. Таким Колосков остался по сей день — точным в формулировках, объективным в оценках, откровенным в суждениях. Эта встреча — лишнее тому подтверждение.

БЛАТТЕРУ ПРЕДЛАГАЛ УЙТИ ЕЩЕ В 2014-м

— Вы были во Франции в качестве почетного члена ФИФА и УЕФА?

— Да. У этих организаций есть традиция приглашать почетных членов на большие турниры. Причем в уважении со стороны ФИФА и УЕФА есть определенная разница. В первом случае отношение к нам более внимательное. Нас там всего трое, поэтому и билет бизнес-класса присылают, и у трапа машина встречает, и в вип-ложе сидим. УЕФА поскромнее, но обижаться не стоит, потому что, даже несмотря на смену руководителей, внимание тоже уделяется.

— С кем соседствовали на финале?

— С другими почетными членами — бывшими главами федераций, членами исполкома. За нами сидели выдающиеся тренеры. Например, Арсен Венгер.

— Не спрашивали у него, готов ли взяться за сборную России?

— Не в моей компетенции (улыбается). А вообще у него, насколько понимаю, есть предложение от Англии. Вот их сборную он может принять.

— А Платини на финале не было?

— Нет.

— Но его ведь приглашали. Что это — своеобразный протест на несправедливые обвинения?

— Мы с Мишелем много лет работали. Познакомились, когда Франция только подала заявку на проведение чемпионата мира, он был заместителем председателя заявочного комитета. Типичный француз. Он не слишком открытый человек, у него по жизни мало друзей. Немножко прижимистый, чуть-чуть завистливый. Может попасть под влияние человека, который выше по статусу. С годами Платини заматерел на посту президента УЕФА, пошли успехи — и финансовые, и организационные. К примеру, он поборол сепаратизм — G14, Балтийскую лигу. И стал менее доступным. Считаю, он поступил правильно, проигнорировав приглашение на матчи Euro. Конечно, Мишель обиделся. Ведь массовой поддержки исполком УЕФА ему не оказал. Лишь в кулуарах говорили, что с ним поступают несправедливо.

— Уход Платини станет потерей?

— Да. Он стал выдающимся руководителем. Я видел его становление на протяжении лет. Быстро научившись хорошему, Мишель превратился в матерого босса.

— У кого больше шансов стать новым президентом УЕФА?

— Пока кандидатов двое — голландец ван Праг и словенец Чеферин. Если бы выдвинулся испанец Вильяр Льона, ныне исполняющий обязанности президента, то у него были бы наилучшие шансы. Но он о выдвижении не объявлял.

— С Блаттером вы тоже друзья. В его случае обвинения обоснованны?

— К сожалению, да. При всем к нему расположении не могу сказать, что все высосано из пальца. Есть доказанные факты. Он допустил большую ошибку… Когда его переизбирали на конгрессе ФИФА, я был у него дома, мы общались. И он признал, что я был прав, когда советовал ему уйти еще раньше, в 2014-м. Тогда не было бы никаких скандалов. И Платини бы остался. Аресты людей в Латинской Америке, замешанных в коррупции были бы, но Блаттера с Платини никто бы не трогал.

РОНАЛДУ — ТЕНЬ САМОГО СЕБЯ

— За кого болели в финале?

— Особых предпочтений не было, но в разговорах с друзьями говорил, что хорошо, если бы выиграла Португалия. Футбол получился выдающийся: потрясающая тактическая выучка. Особенно у португальцев: как они закрывают зоны! У Франции было всего пару шансов. Хотя и она впечатлила. А какая силовая борьба! Ведь на Эдере, по сути, фолили, когда он забивал. Но парень выстоял и пробил. Выше меня сидел президент Франции, другие руководители, для них это был шок.

— Гризманна назвали лучшим игроком турнира. Справедливо?

— Абсолютно. Роналду по большому счету был тенью самого себя. А вот француз в каждом матче проделывал огромную работу, был лидером. Меня поразило его умение быть первым на мяче в жестких столкновениях, ведь он худенький, атлетизма особого нет. Но интуиция, скорость… Потрясающе!

— Какой это для вас по счету финал?

— Начиная с 80-го года. Больше запоминались турниры, в которых мы участвовали. Английский, например. Мы ведь там с финалистами немцами и чехами в группе оказались.

— Помимо российской сборной кто во Франции разочаровал?

— Украина. Мы дружим с Гришей Суркисом. Созванивались перед турниром. И я считал, что Украина не просто выйдет из группы, а даже до ? финала дойдет. И тут такой провал. После этого с Суркисом не виделись: он переживал страшно, где-то спрятался.

— Главное открытие — Исландия?

— Скорее Уэльс. Много хвалят Албанию, Венгрию, Исландию. Но тут секрет прост: уровень мастерства у этих команд отстает от остальных компонентов — атлетизма, физической подготовки, спортивной злости. Они в хорошем смысле как стая, у которой есть вожак и которая готова порвать соперника ради достижения цели. Однако мастерства там мало. Будущее не за таким футболом.

— К этому чемпионату относятся по-разному. Отмечают, что идея Платини увеличить число участников принесла УЕФА значительную прибыль, но при этом было много проходных матчей, и зрелищности турниру не хватало.

— Праздник — он и есть праздник. Особенно для тех болельщиков, чьи команды попали в финальную стадию. Если бы осталось 16 команд, условно та же Албания, Венгрия, Ирландия и, возможно, даже Исландия просто не попали бы туда. Для этих, получивших еще и серьезное финансовое вознаграждение сборных и для смотревших их матчи поклонников это настоящая радость.

С другой стороны, чего мы в большей степени хотим от финального турнира чемпионата Европы? Массовости или эталонного футбола высокого уровня? Вот его во Франции было мало. На примере упомянутых мною команд я говорил о страсти, атлетизме, самопожертвовании…

— …Это ведь тоже зрелище?

— Согласен. Но давайте учитывать, что для футболистов, сыгравших за сезон по 55–60 матчей, и особенно тех, кто выступал в полуфинале или даже финале Лиги чемпионов, еще один матч — колоссальная нагрузка. Из участников миланского поединка «Реал» — «Атлетико» по итогам турнира во Франции, кроме Гризманна, никого нельзя отметить. Все уже еле-еле ползали. Поэтому в расширении числа участников чемпионата Европы есть и признаки очень хорошей идеи, и, на мой взгляд, риск потерять качество игры больших футболистов.

«КОЛ» ОРГАНИЗАТОРАМ ТУРНИРА

— Опять же, подводя итоги Euro, было несколько странно слышать жалобы на не очень высокое качество полей. Один из директоров УЕФА Мартин Каллен начал объяснять это погодными условиями, но прежде ни на одном турнире высокого уровня ничего подобного слышать не приходилось. Газоны всегда и везде были классные.

— Это худшее, что было на моей памяти. На многих стадионах поля были не высокого качества. Потому в этом плане все было не идеально, подтвердить могу.

— Но скандалами это не обернулось. В отличие от того, что было в начале чемпионата, когда вы, возможно, в сердцах сказали, что за организацию можно ставить «единицу».

— Не в сердцах. На самом деле так и было.

— Между тем исполняющий обязанности главы УЕФА Анхель Мария Вильяр Льона уверял: все хорошо.

— А что он может сказать, занимая такую должность? Находясь в гостях, заявить, что все плохо? Мы, смотря за чемпионатом со стороны, можем констатировать: полиция оказалась не готова к проявлениям агрессии со стороны болельщиков ни за пределами стадионов, ни на самих аренах.

— Вильяр говорит, что происходящее за пределами арен вне зоны ответственности организаторов.

— Формально — да. Но должен быть постоянный контакт организаторов с правоохранительными органами. В структуре УЕФА есть офицер по безопасности, который должен реагировать на имевшиеся сигналы, чтобы предупредить возможные стычки. На них же никак не реагировали. Шла круглосуточная продажа спиртного в местах скопления болельщиков, не принимались превентивные меры для избежания схваток, отсутствовала быстрая реакция на происходящее. Я не представляю, что у нас в 2018 году случится нечто подобное. Первая попытка агрессии — тут же всех положат на асфальт, и все моментально закончится. В России повторение событий чемпионата Европы стопроцентно исключено.

— Вашими бы устами… А в истории с тремя фанатами, которых посадили во Франции в тюрьму, политикой не попахивает?

— Нет. Мы все время пытаемся привязать политику то к одному, то к другому. Нахулиганили люди, значит, должны сидеть. Особенно ведь никто по этому поводу не возражал. Единственное, вроде бы было обращение, чтобы болельщики остаток срока отсидели в России. Футбольные власти тут вмешаться никак не могут — это чисто юридический вопрос, которым занимаются соответствующие органы двух стран.

ПРОВАЛА ВО ФРАНЦИИ НЕ ОЖИДАЛ

— Теперь о самом грустном. Провал нашей сборной стал неожиданностью?

— Для меня — да. Был убежден, что из нашей группы мы выйдем. Основывался на матчах команды Слуцкого против той же Швеции или Черногории. Да, в каких-то моментах присутствовал элемент везения, но на поле был коллектив, объединенный одной идеей: всех обыграть и выйти в финальный турнир. При этом был достаточно высокий уровень исполнительского мастерства. Многие прошли большую школу в Лиге чемпионов, в сборной. Не скажу, что в ней какие-то вундеркинды, но игроки отвечали стандартам классного европейского футболиста.

— То есть выполнение задачи-минимум выйти из группы было реальным?

— Абсолютно! Говорил, что в зависимости от жеребьевки Россия может дойти до четвертьфинала. Не более. Жизнь же рассудила по-иному.

— Не сложилось впечатления, что дело не в отсутствии мастерства, которого не хватило для решения относительно простой задачи? Ходят разные разговоры. Может, дело в том, что в коллективе просто не складывались взаимоотношения между игроками? В матче с Уэльсом на поле была абсолютно «мертвая команда».

— Не берусь судить, не зная всех тонкостей этих отношений. Тем более, не будучи тренером, не буду касаться тактических построений. Был ли коллектив? Не знаю. Могу лишь сказать: команда была полностью разбалансирована. Мы проиграли тактически буквально во всем. По двум товарищеским матчам было не понятно, в какой футбол мы играем. За счет чего и как строим оборону, как выходим вперед? Как атакуем: через фланги, через розыгрыш мяча, через навесы на Дзюбу? Мы проиграли почти всем в физической подготовке. У соперников скорости были совсем другие. Я уже не говорю про волевые качества. Мало кто их проявил. Хотя тот же Акинфеев, Василий Березуцкий, до травмы Шатов сыграли на своем очень приличном уровне. А вот другие действовали ниже своих возможностей. Анализ, конечно, должны делать специалисты, но после 20-й минуты поединка с Уэльсом в глазах футболистов читалось желание как можно быстрее закончить матч и улететь отдыхать. У меня именно такое впечатление сложилось.

— Не считаете нынешнюю сборную печальным наследием, оставленным нам предыдущим тренером Фабио Капелло?

— Нет, конечно. У нас рассуждают так: Хиддинк оставил наследие, потом Адвокат, затем Капелло. При этом наследие одно и то же и те же самые футболисты. Другое дело, что один сумел с ними справиться, другой также что-то подкорректировал, третий загнал их в какой-то тупик. Слуцкий тоже что-то подправил, но, видимо, не до конца. Поэтому здесь нет никакого наследия, а есть футболисты, с которыми надо работать на современном уровне. Мы же не знаем, как они провели последние две-три недели подготовки к чемпионату Европы. Кто-то говорит, что по две тренировки было, кто-то про высокие нагрузки и занятия атлетизмом, но это дело тренерское.

— Леонид Слуцкий в своем нашумевшем интервью сказал, что многие футболисты оказались не готовы к предложенным нагрузкам.

— Тогда вопрос к Слуцкому: а нужны ли они были? Проблема в этом. Нагрузить проще всего. Но самое главное — найти баланс между нагрузками и периодом восстановления. Все определяется на основании объективных тренерских данных, которых у нас нет. Поэтому рассуждать на эту тему абсолютно некорректно.

КАПЕЛЛО? ТАК КОНТРАКТЫ НЕ ПРОДЛЕВАЮТ

— Мы упомянули Капелло, оставившего о себе память невообразимым контрактом. И по тому, как договор был составлен, и по истории его продления, и по феерическим гонорарам. Не выглядело это все странным?

— Выглядело. Обычно контракты подписывают или продлевают по достижении какого-либо результата. Это логично. Причем продление идет на половину цикла — от чемпионата мира до чемпионата Европы и так далее. Не было случая, когда договор оформлялся на столько лет вперед. Отсюда крупная сумма компенсации, которую до сих пор приходится выплачивать. Думаю, здесь был допущен просчет.

— Самое странное, что контракт продлили после выхода на чемпионат мира. Вспоминаю времена вашей работы в 2001-м, когда мы с Олегом Романцевым выходили на мировое первенство без духовых оркестров из очень приличной группы. Никто не приходил с идеей продления соглашения.

— Так было и с Анатолием Бышовцем. Закончился цикл — садимся за контракт. А тут даем карт-бланш, еще не ввязавшись в бой.

— Пусть одна из тайн нашего футбола дождется своего часа. А в вашу бытность главой РФС как назначался тренер сборной? Встречались с утра с Александром Тукмановым и говорили: «Так, кого назначим?»

— Такого никогда не было. Тренер выбирался по целому ряду критериев. Первый из них — профессиональное мастерство. Качества специалиста и его уровень. Не только с точки зрения мест, которые занимала руководимая им команда, но и по совокупности других факторов. Нам было важно понять, насколько человек способен развивать сильные стороны игроков, сможет ли он сплотить коллектив, вселить в него чувство патриотизма. То есть был многогранный комплекс вопросов, определявший уровень, который позволит быть выдвинутым в качестве кандидата на пост главного тренера.

— То есть это базовый принцип, когда тренер какого-то клуба, сумевший что-то создать, рассматривается кандидатом в сборную?

— Нет. Дело исключительно в личности тренера. Раньше у нас был тренерский совет, выполнявший уникальную функцию объективной оценки деятельности тренера. Одно время его возглавлял Андрей Петрович Старостин. И на совете сначала кулуарно обсуждалось несколько кандидатур. Исключение было лишь в случае назначения Эдуарда Малафеева. Тогда был, по сути, приказ руководства спорткомитета, поскольку минское «Динамо» выиграло чемпионат СССР. Обычно же на исполкоме все кандидаты представляли свою программу, она обсуждалась, и только потом принималось решение о назначении.

— Тренерский совет какую роль играл?

— Он рекомендовал: «Вот есть три человека».

— Тренер выбирался коллегиально?

— Коллегиально. Но окончательное слово все равно было за президентом. Исполком проголосовал — данные остаются у нас, их никто не разглашает. А потом на основании мнения тренерского совета и исполкома я принимал решение, поскольку ответственность за результат лежала на мне.

ПОЧЕМУ НА EURO НЕ ВЗЯЛИ МОЛОДЫХ?

— Кто сейчас должен возглавить сборную — иностранец или россиянин?

— Точно не иностранец. Для меня это однозначно.

— А кто-то из наших специалистов на примете есть?

— Есть несколько фамилий. Исхожу из того, что создается впечатление, будто после 2018 года футбол закончится и его просто не будет. А то, что дальше — Euro-2020, ЧМ-2022, Олимпиада-2020, — это никого не интересует. 2018 год — и все. Если это так, надо пригласить Моуринью, заплатить ему 20 миллионов, и он выведет сборную из группы. Но в итоге мы останемся на нуле. Значит, опять все надо начинать с чистого листа. Я еще в 2010-м сказал и много раз повторил: «Давайте наконец рискнем и поставим Бородюка главным тренером сборной»

— Хуже бы не было!

— Ни в коем случае — это выдающийся футболист, олимпийский чемпион, в свое время лучший бомбардир бундеслиги. Я видел его на футбольном поле. Он делал то, что нынешние футболисты делать не могут. Прошел школу Хиддинка и Адвоката. Что еще надо?! Но нет…

— А кто говорил «нет»?

— Тот, кто отвечал за федерацию… И сейчас такая же система. После 2018 года футбол будет продолжаться по-прежнему, если у нас опять будет тренер на два года, который возьмет в нее тех, кто был. Ему не нужны молодые ребята на перспективу. Почему у нас сейчас в сборной не было молодого вратаря, который может заменить Акинфеева в 2018 году? Почему семь человек на лавочке, которые не выходили на поле, по 27–28 лет каждому? Зачем они там? Что у нас, помимо Головина, нет мальчишек, которые могли понюхать пороху? Поэтому я и говорю, что тренер, который придет, должен получить доверие нашего технического комитета, доверие Объединения отечественных тренеров, которое возглавляет Гершкович, и, самое главное, доверие президента РФС. Нужно рискнуть и доверить кому-то. Тот же Семак — чем не тренер? Выдающийся футболист, прошел хорошую тренерскую школу, поработал в сборной — видит, что, где и как. Я называю те фамилии, которые имеют какой-то шанс. Карпин тот же… Где-то у него получилось, где-то нет, но как кандидат он вполне может рассматриваться. Вот из этой плеяды футболистов я бы и искал тренера сборной.

ТРЕНЕРЫ НЕ ХОТЯТ ОБУЧАТЬ ИГРОКОВ

— Слуцкий недавно заявил, что одна из наших бед — лимит на легионеров, поскольку он лишает российских футболистов конкуренции за место в составе.

— Это заблуждение, которое пытаются внедрить в сознание болельщиков. Я не верю, что тренер клуба не может заставить молодого футболиста работать. Просто никто не хочет заниматься воспитанием и обучением игроков. Как бы талантлив он ни был — его надо учить. Я был на тренировках Тарасова, Кулагина, Тихонова, Лобановского. Почему эти маститые тренеры могли заниматься с молодежью отдельно, прежде чем те попадали в основной состав. Сейчас этого практически нет. Привыкли — «квадрат», разминка, двусторонка и закончили на этом. А настоящий тренировочный процесс где? Его просто нет. Честно говоря, эти вещи мне режут ухо. Все наоборот поставлено — сначала надо создать конкурентную среду среди молодых футболистов, а потом отменять лимит. Если мы сейчас полностью его отменим, молодежь не сможет конкурировать с условным Чорлукой…

— Так стоит отменять лимит?

— Ни в коем случае!

— Еще Слуцкий предлагает установить потолок зарплат. Хочешь зарабатывать больше — езжай в Италию, Испанию, Англию…

— Это правильно. Я об этом говорил еще 15 лет назад на заседании совета ПФЛ. Уже было понятно: такая тенденция убьет наш футбол. Тогда президенты клубов возразили: «У нас конкуренция и свободный рынок. Это нарушает все законы». Но я-то видел, что это разврат, который приведет к тому, к чему мы пришли. Потолок нужно сделать обязательно. В КХЛ он уже есть, и это работает. У них есть какие-то нарушения — деталей я не изучал, видел в прессе. Но они сразу пресекаются. Конечно, потолок зарплат нужен. В союзные времена было несколько ставок: 180 рублей, 150 рублей и 90 рублей. Сборники получали дополнительно 300 рублей от спорткомитета. Я не призываю вернуться к этому, но сегодня РФС вместе с РФПЛ, ФНЛ, ПФЛ должны принять систему, сколько можно максимально платить профессиональному футболисту. Можно сделать исключение для игроков молодежной и национальной сборной. И, главное, сделать бонусы за достижение результата. Не так, что у тебя зарплата 5 миллионов — ты на лавочке сидишь, в носу ковыряешь и все равно их получишь. А не дадут — обратишься в Палату по разрешению споров. Надо по-другому: зарплата 200 тысяч евро в год, к примеру, а все остальное — большие бонусы. За достижение результата, за вклад в игру. Это стимул!

НЕ ВЕШАЙТЕ ВСЕХ СОБАК НА КОКОРИНА И МАМАЕВА!

— История с Кокориным и Мамаевым сильно удивила?

— Удивила реакция прессы. Не скажу, что это рядовой эпизод. Дело в том, что я прошел все. Еще хоккеистов Сологубова с Трегубовым застал. Застал и поколение других футболистов…

— Сологубов с Трегубовым в Монте-Карло бы не загуляли.

— Знаю, как раньше гуляли. Нашим молодым такое и не снилось. Кокорин и Мамаев стали заложниками ситуации. Конечно, на них можно повестить всех собак: «Гуляете, пьете, когда вся страна страдает. Девочки кругом, шампанское льется рекой». Я бы ответил так: не они постановщики всего происходившего. Во-первых, попали туда ребята спонтанно. Во-вторых, не они платили эти деньги. Нет у них такой широты души, чтобы вести себя, как Валерка Харламов после чемпионата мира в Чехословакии. Он тогда получил премию и тут же пропил ее с чехами — с Поспишилом, Махачем и прочими.

Нет у них такого характера… То, что засветились, — плохо. А реакция — в сборную не брать, в дубль сослать… Наказали рублем, приструнили через СМИ и правильно сделали. Но сейчас надо это забыть. Как теперь Кокорину выходить на футбольное поле? Его просто уничтожат. Как парню развиваться? У него теперь один выход — уехать за границу. Я их не поддерживаю. Конечно, надо осудить, но не вешать же всех собак!

— Не удивило то, что их сначала наказали, а потом заявили: «Мы проведем расследование»?

— Я предложил, чтобы расследование проводил какой-нибудь независимый журналист и поставить все точки над i. Если это не будет сделано — шлейф станет тянуться долго. Пока этого не сделаем — будем питаться слухами, которые, возможно, не имеют под собой никакого основания.

ПЕТИЦИЯ О СБОРНОЙ — ПРИЗЫВ СУМАСШЕДШИХ

— Как вы относитесь к натурализации?

— Нам нужны иностранцы, как штучный товар. Выдающегося уровня.

— Как Халк?

— В идеале. Если, конечно, он не заигран за другую сборную. Все остальное — бессмысленно. Иллюзии, которые никогда ни к чему не приводили и не приведут. Да, в сборной сейчас проблемы с правым и левым защитниками, другие проблемы. Вот натурализировали Мариу Фернандеса, могут кого-то еще, но у нас же 150 миллионов жителей. Десятка два футбольных академий… А каково качество работы этих академий, кого они воспитали за последние 5–7 лет, где эти игроки? Сейчас расходуются колоссальные деньги на подготовку молодежи, а отдачи пока нет. Проще всего, конечно, кого-то натурализовать. Но для чего это делается?

— У «Спартака» одна из самых сильных академий, а игроков не видно… В 1996 году Ярцев поставил 7–8 молодых безвестных ребят и выиграл чемпионат России, а мощной академии тогда не было. Неужели на тренеров так сильно давят владельцы клубов, чтобы они давали результат здесь и сейчас, а не наигрывали молодежь?

— Такая тенденция действительно есть. Яркий пример: Дмитрий Хохлов, который успешно работал в дубле «Динамо», выигрывал с ним молодежное первенство, но в главную команду из второй мало кого брали. При этом нельзя играть без результата. Даже перед юношами нужно всегда ставить задачу победить, иначе футболиста просто не воспитать. Но первоочередная задача — вырастить игрока для основной команды.

— Известный английский тренер Харри Реднапп сомневается, что за два года до чемпионата мира сборная России изменится. Согласны?

— Согласен с тем, что кардинально ее не изменить, как не изменить и систему подготовки. Но у меня нет сомнений, что мы можем успешно выступить на чемпионате мира. Можно взять за основу не менее семи игроков той команды, которая играла во Франции. Но важно, чтобы они не только показывали другой футбол, но и иначе относились к своим обязанностями. Криштиану Роналду после победы на Euro сказал: «Мы представляем свой народ». Французы, испанцы, валлийцы, исландцы тоже говорили о том, что защищают честь страны. Но ни один наш футболист об этом не сказал. Нужно добиться того, чтобы каждый из игроков понимал: он не сам по себе, у него есть родина. За два года это можно изменить.

— Есть Березуцкие, Игнашевич, Акинфеев. Но не у всех же такое отношение.

— Почему с другими футболистами никто не работает? Провел тренировку — ушел. А так нельзя.

— Что скажете о петиции с требованием расформировать сборную России?

— Понятно, что это призыв сумасшедших. Полнейший абсурд. В СССР в 1952 году уже расформировывали ЦДКА, а затем восстановили футболистов в звании, в должности… Что значит расформировать? Вычеркнуть и забыть 23 футболиста, а затем набрать новых? А где их взять? Кроме того, почему должны страдать те, кто работал с полной самоотдачей?

— Например, Смольников, о котором не скажешь, что он не боролся?

— Да его просто не научили играть в футбол как следует… И еще: семь человек вообще не выходили на поле во Франции — они тут при чем? Новый главный тренер, конечно, должен провести ревизию с РФС, с техническим комитетом, с ветеранами. И, кстати, это уже давно нужно было сделать, мы упускаем время.

— После возвращения в Москву многих футболистов в аэропорту спрашивали, не стыдно ли им. Как вы относитесь к такой постановке вопроса?

— Это провокация. Причем не от большого ума. Сегодня каждое выброшенное слово футболиста раздувается, после чего требуют его чуть ли не закопать. А в таких случаях реагировать вообще нельзя. Налицо попытка унизить человека, оскорбить его. И заметьте: вывести из себя пытались в том числе молодого Головина, который не был худшим на поле. Но он еще не знает, как себя вести в таких ситуациях. История с капитанской повязкой тоже некрасивая — Головина обвиняют, но ведь его подставили! Тренер должен был сказать: «Отдай Акинфееву», а мальчишка стал метаться между футболистами и влип в дурацкую историю. И его слова о том, что молодым нужно непременно уезжать за границу были вырваны из контекста.

СОВМЕЩЕНИЕ НЕПРИЕМЛЕМО — НИ В СБОРНОЙ, НИ В РФС

— Вы знакомы с новым президентом ФИФА Джанни Инфантино?

— Как минимум десять лет. Очень образованный, сильный юрист, в совершенстве владеет шестью языками, компанейский. Его заслуга — централизованный маркетинг. Это он решил отдавать 50% заработанных ФИФА денег национальным федерациям.

— Каково его отношение к России?

— Не знаю, но пока он говорит о нашей стране только хорошее. Говорит: «Я люблю Россию», причем по-русски. Впрочем, он обязан делать комплименты стране — хозяйке ближайшего чемпионата мира.

— Стоит опасаться, что турнир у России могут отобрать?

— Уже нет. РФС, оргкомитет чемпионата мира, руководство страны правильно реагировали на все нападки со стороны: отвечали на них своевременно и тактично, но вместе с тем жестко.

— Ждете неожиданностей на выборах президента РФС?

— Я об этом не думал, но если Виталий Леонтьевич решит сосредоточиться на футболе, то лучше кандидата не придумать. Но совмещение неприемлемо — ни в сборной, ни в РФС!

Александр ЛЬВОВ. «Спорт-Экспресс», 15.07.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru