СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


АНДРЕЙ КОБЕЛЕВ: «ИЗ-ЗА ВЫЛЕТА «ДИНАМО» НЕ УСПОКОЮСЬ ДО КОНЦА ЖИЗНИ»

Спустя три месяца после увольнения из «Динамо» экс-главный тренер бело-голубых Андрей Кобелев дал большое интервью Sovsport.ru.

В ТРЕНЕРЫ НЕ МЕТИЛ

— Традиционный вопрос человеку, пропавшему с футбольных радаров. Где вы сейчас?

— Дома в Москве, с семьей. Решаю накопившиеся вопросы. Смотрел Евро-2016, разумеется. Анализирую игры РФПЛ, смотрю и ФНЛ.

— Переосмыливаете творческий путь, как любят говорить временно безработные тренеры?

— От мыслей о случившемся никуда не деться. Но каждая ситуация в футболе уникальна, вряд ли можно будет проецировать ее на будущее.

— На работу звали после «Динамо»?

— Было три предложения. Два из них активны до сих пор, но решения по ним пока не принял.

— Как долго вы отходили после динамовской истории? Неделю? Месяц? Когда успокоились?

— После того, что случилось, вряд ли успокоюсь до конца жизни. Больше месяца, наверное, прошло, прежде чем начал объективно размышлять о произошедшем. Все-таки «Динамо» для меня — больше, чем просто клуб.

— Когда приходили работать туда, отдавали себе отчет в зыбкости и странности динамовской структуры? Это было, напомню, в период тренерства Станислава Черчесова. Вы стали спортивным директором… Приходилось, наверное, что-то объяснять людям. Хотя все и так понимали, зачем вы пришли.

— Когда приходил в «Динамо», настраивался исключительно на работу спортивным директором. Советовался с новыми коллегами, анализировал состав, искал решения. Назначение главным тренером стало для меня такой же неожиданностью, как и для всех. Это было решение высшего руководства клуба, связанное со сменой вектора развития и передачей акций.

— Были спортивным директором — стали главным тренером. А спортивного директора в «Динамо» не осталось. Для футбола такое — нормально?

— Молниеносность перемен не оставила времени для планомерной работы. Все шло в авральном режиме. Велись переговоры с потенциальными кандидатами на пост спортивного директора, но в итоге было решено оставить должность вакантной. По крайней мере до зимы. С другой стороны, все зависит от того, как клуб выстраивает отношения с тренером, игроками и агентами. Одно дело, когда клуб покупает футболистов и поручает тренеру с ними работать. Другое, когда клуб доверяет тренеру, а тот набирает игроков. Во втором случае роль спортивного директора нивелируется.

— Какая из двух моделей была в «Динамо»?

— Мы как были в самом начале между первой и второй моделью, так и остались. Большинство решений по игрокам принимал клуб. Я советовал, подсказывал.

КЕРЖАКОВА НЕ ОТПУСТИЛ «ЗЕНИТ»

— Сергей Кирьяков в майском интервью сказал: «Ключевой вопрос — кто приглашал новичков. Бечирай, Погребняк, Драгун, Хольмен… Кто не тех набрал, тот и виноват». И кто же?

— Говоря о трансферной политике, невозможно не затронуть предысторию. Смена вектора в клубе произошла по одной причине — больших долгов. Нужно было минимизировать расходы на команду, то есть расставаться с высокооплачиваемыми футболистами. Мы были вынуждены работать только на продажу. Избавляться от тех, кто востребован, а значит, необходим и самому «Динамо». А невостребованные остались. Не все, но в большинстве. Такая вот стояла задача. И мы ее выполнили процентов на 80. Представляете что такое — потерять 12 основных игроков, причем по ходу сезона? Разумеется, это повлияло и на оставшихся, на их уверенность и желание играть. Ушли лидеры, из команды вынули стержень. Из тех, с кем я работал в «Динамо» до этого, остался только Шунин.

— И все же вернемся к покупкам.

— Да не было у нас никаких покупок! Клуб изначально мог только брать в аренду или приглашать свободных агентов. Идея позвать Погребняка была моей. Когда возник вопрос о продлении контракта с Кокориным, стало ясно: он все равно уйдет. Причем это могло случиться за неделю до закрытия трансферного окна, и тогда бы мы остались вообще без нападающих. Но попробуйте найти форварда в конце июля — начале августа, когда чемпионаты уже почти начались.

— Из свободных был только Погребняк?

— Первый контакт у меня был, естественно, с Кержаковым. Хотел вернуть его в «Динамо», но «Зенит» не отпускал Сашу в московские клубы, он вынужден был уехать в Швейцарию. Оставались два варианта: Селезнев и Погребняк. Первый затем отпал.

— Из-за политической составляющей?

— Из-за массы проблем, которые возникли при переходе. Время показало, что мы оказались правы: с Селезневым вообще ситуация непонятная была. Вопросы без ответов. Решение требовалось максимально быстрое, остановились на Погребняке.

ЛАТАНИЕ ДЫР

— А Драгун, Бечирай, Хольмен?

— Это уже зимние трансферы. И тут необходимо затронуть сугубо футбольную тему. Основные моменты в построении игры — развитие, продолжение и завершение атаки. На этом строится футбол. Одним из ключевых игроков, отвечавших за завершающую фазу, был Вальбуэна. Он мог принять мяч перед штрафной, придержать, обыграть, отдать, забить. Плюс видение поля и все стандарты: хорошая подача — 60–70 процентов гола. Но с уходом француза из нашей игры просто выпали эти элементы, мы стали мало забивать, завершение атак развалилось. Понимали, что найти игрока плана Вальбуэна бесплатно невозможно, поэтому пришлось идти на перестроение игры. Я предлагал подписать свободных игроков хорошего уровня, способных усилить нас на разных позициях — Драгун, Игнатьев, Ткачев и голландский центральный защитник Ван Эйден. 27-летний капитан «НЕК» со школой, подсказом, началом атаки, тактически грамотный лидер. А потерю Вальбуэна и других ключевых игроков можно было попытаться компенсировать внутренними резервами. Хотелось сохранить подольше и Кокорина с Жирковым.

— Почему не вышло подписать всех?

— Мне сложно сказать, я не занимался трансферами напрямую. Драгуна подписали быстро. Универсал Ткачев, умеющий исполнять стандарты, выбрал ЦСКА, причем, как мне сказали, на худших личных условиях. Голландца привезли на две-три недели, прошел медобследование. В наших клиниках почему-то поставили диагноз: «Не годен». Я настоял на обследовании в Германии, где Ван Эйден получил карту с записью: «Годен для занятий футболом в бундеслиге». Результат: голландца так и не взяли. Почему — не знаю

— А Игнатьев?

— Он очень долго разрывал отношения с «Кубанью», потом перешел в «Локомотив». Вот такая трансферная компания. В ходе которой, повторяю, мы не имели права покупать. Когда слышу теперь от некоторых экспертов: «Кобелев провалил селекцию», хочется напомнить: взять тех, кто нужен, не было возможности. Свободные агенты — почти всегда скудный выбор. Поэтому пришлось в пожарном порядке искать вместо голландца другого центрального защитника. Им оказался Хольмен, молодой, с потенциалом, четвертый или пятый номер из нашего списка. Но неадаптированный. И времени на адаптацию уже не было.

— Так кто из пришедших — замена Вальбуэна?

— Повторюсь, такого игрока заменить очень сложно. Предполагалось, что его функции на себя возьмут Кокорин или Ткачев.

— В итоге обоих не оказалось в команде. Тогда и появился вариант с Бечираем?

— Когда ушел Кокорин — да. А Ещенко арендовали в связи с уходом Жиркова. Фактически, это была не трансферная политика, а латание огромных дыр.

КОКОРИНА И ЖИРКОВА «ЗЕНИТ» БРАЛ ТОЛЬКО ПАРОЙ

— Был ли шанс удержать Кокорина с Жирковым?

— Очень простая ситуация: Юра был нам нужен, но «Зенит» настоял на покупке сразу двух игроков. Парой. Купить только Жиркова или только Кокорина в Питере были не готовы. А поскольку Саша твердо решил уходить…

— Неотвратимо?

— На 120 процентов. Ему требовался новый вызов. Решили отпустить обоих. Тем более, что «Динамо» не могло предложить Жиркову те условия, что предложил «Зенит». Но если отдали ведущих — надо покупать других. А мы пригласили только Бечирая и Ещенко.

— Кокорина было бессмысленно пугать дублем в преддверии Евро-2016, чтобы он продлил контракт с «Динамо»?

— Никаких шансов. Из 18 игр первой части чемпионата он провел всего 7. Сначала травма, потом обидная дисквалификация. Никто не представлял, на каком уровне он начнет играть и когда. А выдвинуть ему ультиматум было бы неправильно. Игрок должен иметь возможность участвовать в крупных турнирах. Да и шум поднялся бы: маринуют на лавке футболиста сборной!

— Почему не заладилось у Погребняка? Ошибка приглашающих? Вина приглашенного?

— Раз я приглашал, значит, вина и на мне тоже. С другой стороны, у него был шанс, Павел постоянно играл. Возможно, он слишком долго выступал за границей и к возвращению оказался морально не готов. По работе, по отдаче и поведению к Погребняку не было ни малейших претензий. Но вот не забивал в стопроцентных ситуациях и все тут. Забей он не один, а пять мячей — все было бы по-другому. Это и обидно.

СИЛЬНЕЕ, ЧЕМ ШОК

— Вы извинились перед болельщиками, когда ушли из «Динамо». За какие конкретно ошибки, если не секрет?

— Когда нет результата, виноват тренер. Конечно, были ошибки. Важно их признать и проанализировать.

— Вас не удивило, что не от кого другого извинений по большому счету не прозвучало?

— Меня — нет.

— Вылет «Динамо» — неудача не только команды, но и клуба, разве не так?

— У меня есть ответ. Наверное, он не понравится кому-то. Часто говорилось и писалось: Кобелев все решает в «Динамо», разбирается с продажами, покупками, со всем на свете. На самом деле было по-другому. Я не вел трансферных переговоров, не обсуждал продление контрактов. Молодые — другое дело, со всеми ними беседовал я. Была разработана шкала выплат, позволявшая молодым прогрессировать. При мне дебютировали 10 вчерашних дублеров, это запредельный показатель. Результат на поле — тоже моя ответственность. Но обусловленная возможностями, их которых я честно пытался выжать максимум. Не исключено, польза проявилась бы позже. Все-таки мой контракт был рассчитан на три года. Мы планировали, что в первый сезон расчистим состав из-за проблем с финансовым фейр плей, во втором сформируем костяк команды, в третьем — будем решать турнирные задачи. В итоге не удалось доработать даже полного сезона. Очень сложного для клуба, переломного. Изначально было ясно, что после таких кадровых потрясений крайне сложно оклиматься — вспомните случай с «Анжи» несколько лет назад.

— Отставка за три тура до финиша, в которых требовалось набрать три очка, — что это было?

— Ситуация нелепая, но не неожиданная. После игры со «Спартаком» я поговорил с генеральным директором Сергеем Сысоевым и понял: в понедельник назревает решение. Испытал тогда даже не шок, а что-то более сильное. Как человек, находящийся в футболе более 40 лет, я не понимал смысла этой отставки. Был абсолютно уверен, что в трех играх наберем 3 очка, необходимых для спасения.

— Почему руководство решило, что тренер Чикишев сможет набрать три очка, а тренер Кобелев — нет?

— Сейчас прихожу к выводу, что сделано все было по принципу: «Вылететь все равно не вылетим, зато Кобелева уберем». Даже мыслей не возникало, что не сумеем остаться. Тому же «Спартаку» хоть и проиграли 0:3, была высочайшая отдача, легкость, движение, у команды глаза горели. Я поблагодарил ребят за тот матч. Реализации не хватило, верно. Пропустили два глупых мяча, но могли вернуться в игру. И тут Карасев не удаляет соперника, не дает пенальти в нашу пользу… Повесить же все на тренера — шаг хитрый. Остается «Динамо» в элите — значит, вовремя убрали. Вылетает — Кобелев во всем виноват. Хорошо, виноватого нашли. — но помогло ли это «Динамо»? Мне и в тот момент было ясно: замена тренера за три тура до финиша инициирована людьми, которые думают о чем угодно, только не о футболе.

«В ИНТЕРЕСАХ СБОРНОЙ»

— Кого из руководства клуба вы имеете в виду?

— Наверное, было бы правильно объяснить структуру управления в «Динамо». Абсолютно непонятно, почему решения, которые принимались на совещаниях с участием председателя совета директоров Владимира Проничева, при переходе в исполнительную плоскость либо видоизменялись, либо вообще не реализовывались.

— Кем?

— К сожалению, в клубе было много людей, не соответствовавших задачам этого сложного сезона.

— Сильно ли ударила по команде история с Игорем Денисовым? Его демарш, отправка в дубль, возвращение и т. д.

— Убежден, что сильно.

— В чем это проявилось?

— Во всем. Во внутрикомандной атмосфере, в результатах. Представьте: команда распродается. Кто-то уходит в новые клубы, на новые зарплаты. А кто-то нет — и чувствует себя обделенным. Такие люди вынужденно остаются в команде, за которую им больше не хочется играть. Начинается недовольство всем: тренером, клубом, тренировочным процессом, партнерами. Конечно, это негативно влияет на коллектив.

— Как быть?

— В ноябре встретился с Денисовым. Поговорили по-мужски, сказал ему откровенно: складывается ситуация, когда «Динамо» не входит в твои интересы, это видно. Обещаю: договорюсь с руководством, чтобы ты мог уйти бесплатно. Перед Евро-2016 тебе нужна игровая практика, ищи клуб, зимой отпустим.

— Что ответил Денисов?

— «Хорошо, буду искать». Времени было достаточно, но в январе стало ясно, что команду Денисов найти не захотел или не смог. А потом прозвучало: «Принято общее решение в интересах сборной вернуть Игоря из дубля в основу». Тут-то и случился первый надлом. Ситуация пошла во вред и Игорю, и «Динамо».

— Это самое возвращение «в интересах сборной» кем-то лоббировалось?

— (Смеется). Без комментариев. Но я, естественно, был против. Такие шаги невозможно предпринимать без увязки с остальными игроками, со всей командой. Иногда даже хорошего футболиста стоит продать или выгнать ради общей пользы. Да и состав на предсезонке мы наигрывали без Денисова, уступив, между прочим, единственный матч, — ЦСКА, и имея в нем подавляющее преимущество. А за неделю до старта сломались Соснин с Хольменом…

— И вернулся Денисов?

— Жизнь показала, что протекционистские меры, озаглавленные «в интересах сборной», чаще всего идут во вред. Кто-то перестраивает календарь, кто-то возвращает игроков из дубля, но пользы, как от всего искусственного, мало. Скорее, наоборот. Так же было и с Денисовым. Ситуация очень плохо отразилась на команде.

БЫЛА БЫ БУЧА

— У вас были беседы о Денисове с Виталием Мутко?

— Да, мы с ним общались. В том числе и по поводу Игоря. Давно знаем друг друга с Виталием Леонтьевичем, и я бы не сказал, что он вот прямо заставлял вернуть Денисова в основу. Решение было выработано в итоге какое-то ползучее и половинчатое. Но все могло решиться, повторяю, нормальным путем, если бы Денисов зимой нашел новый клуб. К сожалению, мне сказали не заниматься его трудоустройством, и Денисов остался. Он и по сей день в «Динамо».

— Могли не выполнить указание и не вернуть Денисова в основу?

— Мог. Но понимал: все полгода до Евро будет буча. «Где Денисов? Почему не играет, хотя это надо сборной?» Такое, несомненно, давило бы на команду извне. Надо было выбирать между внутренней ситуацией и внешним негативом, которого и так на «Динамо» валилось через край.

— Получается, прямого давления из-за Денисова на вас не было. Никто не говорил вам прямо: «Вернуть!».

— Прямо — нет. Но я понимал связанные с этим риски и выбрал внутренний конфликт. Которого не возникло бы, расстанься «Динамо» с Денисовым. При этом для меня не стало сюрпризом, например, то, что Денисов «сломался» накануне Евро. Нельзя работать в том рваном режиме, в котором Игорь работал последний год. Он человек, который стремится постоянно держать себя в высоком тонусе, максимально работать на тренировках. А тут то дубль, то основа, то трехмесячная пауза, то двухнедельный грипп. Проблемы после такого предполагались, честно говоря. Не травма, так сложности подхода к Евро в оптимальной форме.

— Для вас удивительно то, как играл Кокорин на Евро, случившееся с ним после Евро, и то, как он играет сейчас?

— Про сейчас говорить смысла нет, «Зенит» провел всего два матча. Во Франции мало кто из сборной сыграл на своем уровне, Кокорин — не исключение. Но в «Зените» он получил новую мотивацию, это видно даже по телекартинке. Хотя я ему говорил откровенно: надо уезжать за границу.

— Обязан спросить про эпизод в Монако. Это тоже — новая мотивация?

— Плохо, что все так произошло и стало достоянием общественности. При этом, зная Сашу с малых лет, убежден: он лишь пытался отвлечься от случившегося, и переживал, поверьте, сильно. Хотя ясно, что в его возрасте уже пора головой думать.

— Проблема в том, что выступление сборной получилось ужасным, а веселились Мамаев с Кокориным словно напоказ. Народ всколыхнулся.

— К игрокам сборной всегда повышенное внимание. Публичным людям, разумеется, стоит быть аккуратнее.

— Переход Зобнина в «Спартак» — правильный шаг?

— Про «Спартак» не мне судить, но для «Динамо» это потеря. Продажа таких, как Зобнин и Живоглядов, молодых, способных расти, важных для строительства команды, — больная для меня тема. Сейчас накупили тех, кому за 30. Ладно, вернутся в премьер-лигу, но что дальше? Опять покупать 10 новых игроков? А старых продавать? Так ведь снова, боюсь, накупят «выдающихся мастеров». А молодежь, на которой можно строить команду на долгие годы, разбежится.

— Сейчас некоторые безработные тренеры подались в телеэксперты. Увидим ли на ТВ эксперта Кобелева?

— Вряд ли. Что позволено журналистам и аналитикам в публичном пространстве, не всегда позволено тренерам. Для точных оценок нужно знать внутреннюю кухню любой команды. Без этого аналитика неполноценна и даже пуста.

— К тренерской карьере уже готовы вернуться?

— Конечно.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ. «Советский спорт», 04.08.2016

*  *  *

Кобелев, Андрей Николаевич. Полузащитник. Мастер спорта международного класса.
Родился 22 октября 1968 г. в г. Москве. Воспитанник московской СДЮШОР «Динамо». Первые тренеры — В. В. Ильин и А. С. Назаров.
Выступал за команды «Динамо» Москва (1983–1992, 1995–1998, 2002), «Реал–Бетис» Севилья, Испания (1992–1995), «Зенит» Санкт-Петербург (1999–2001).
Обладатель Кубка России 1995, 1999 гг.
За сборную России сыграл 1 матч.
Чемпион Европы среди юношей 1985 г. Чемпион Европы среди молодежных команд 1990 г.

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru