СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВАДИМ ВАСИЛЬЕВ: «ПОСЛЕ EURO-2016 ЖЕЛАНИЕ ВЗЯТЬ В «МОНАКО» РОССИЙСКОГО ИГРОКА ОСТЫЛО»


Вадим Васильев. Фото: rusfootball.info

Вице-президент клуба с Лазурного берега Вадим Васильев дал обстоятельное интервью обозревателю «Спорт-Экспресса».

Многие ключевые люди в «Монако», особенно в его управлении и финансировании, — россияне. Дмитрий Рыболовлев — владелец и президент. Вадим Васильев — вице-президент, который управляет всей операционной и спортивной деятельностью. Алексей Федорычев и его компания — титульный спонсор. Разве что главного тренера и футболиста пока не хватает. И чем больше мы проигрываем в Европе, тем меньше шансов, что этой мечте Васильева суждено когда-либо сбыться.

Но связей с российским футболом у монегасков хватает. Форвард Ласина Траоре, известный по выступлениям за «Кубань» и «Анжи», недавно отправился в аренду в ЦСКА. Его коллега по амплуа Вагнер Лав, легенда армейцев, восемь месяцев назад перебрался как раз-таки в «Монако» и успел забить победный гол «ПСЖ» на «Парк де Пренс». «Зенит» активно интересовался главным тренером Жардимом и полузащитником Жоау Моутинью. Хавбека Ндинга выкупил «Локомотив». Наконец, не так давно Васильев признался, что до поры его клуб интересовался Кокориным…

Словом, поводов для разговора с руководителем клуба, умеющего продавать футболистов едва ли не лучше всех в Европе, накопилось хоть отбавляй.

ЦСКА — ЛУЧШИЙ ВАРИАНТ ДЛЯ ТРАОРЕ

— Самая громкая недавняя трансферная сделка «Монако», связанная с Россией, — аренда форварда Ласина Траоре. Это было инициативой самого игрока, вашего клуба или московского? — спрашиваю Васильева.

— ЦСКА. В Европе было несколько команд, которые интересовались Траоре — остальные не из России. Мы между тем колебались, удерживать его у себя или отпустить. Но с учетом возвращения Фалькао и Жермена из аренд соответственно в «Челси» и «Ницце» (Валер Жермен, забивший за «Ниццу» в прошлом сезоне 14 мячей, в ответном матче с «Фенербахче» сделал дубль. — Прим. И.Р.) плюс наличия Вагнера Лав и Каррильо мы видели, что в атаке у нас слишком много игроков. Это и склонило в пользу аренды.

Думая о будущем Траоре, мы размышляли в первую очередь о том, чтобы найти для него правильный спортивный проект. Претендентов, повторяю, было несколько, но ЦСКА — чемпион России, клуб, который гарантированно будет выступать в групповом турнире Лиги чемпионов. Это оказалось очень важным фактором на чаше весов. И для нас, и для него самого.

Кроме того, это тот чемпионат, где Ласина и его возможности хорошо знают и который знает он. Там ему дадут ту возможность играть, которая, будем надеяться, в будущем принесет пользу и нам. Мы все решили, что ЦСКА — лучший для него вариант. Аренда — на целый сезон.

— У армейцев есть опция по выкупу Траоре?

— Нет. Но в случае интереса у ЦСКА, безусловно, будет преимущественное право на его приобретение.

— По его отношению к работе какие-то нарекания были? Почему у Траоре не получилось до конца реализовать себя в «Монако»?

— Вначале были травмы. А прошлый сезон получился несколько специфичным — в том смысле, что ни один из трех нападающих (а все они — Траоре, Каррильо и пришедший зимой Вагнер Лав — разноплановые) не смог стать безоговорочным первым номером и получить большой объем игрового времени. Весь сезон продолжался поиск манеры футбола, а это во многом зависело от того, на какого нападающего сделать ставку. А для форварда очень важны доверие и уверенность. Ситуация же, когда идет постоянная ротация, для некоторых форвардов психологически сложна. С Траоре так и получилось.

Что же касается его отношения к делу, то все было отлично. Главный тренер остался им в этом смысле доволен. Игрок очень хорошо работал, был мотивирован. Полностью восстановил после травмы физическую форму — с этой точки зрения проблем тоже не возникало; проблемы со здоровьем остались позади. Сезон-2014/15 стал для Ласина перезапуском с точки зрения выхода из травм, а по прошлому можно точно сказать, что самый сложный период пройден.

— Как вы рискнули позволить Траоре сыграть за ЦСКА товарищеский матч с «Уфой» еще до того, как заключили договор аренды?

— Необходимые формальности уже были улажены, и мы поступили так по просьбе наших коллег из ЦСКА.

— 8 июля информация об аренде была опубликована на официальном сайте «Монако», но через час с него исчезла. В итоге объявление о переходе последовало 11-го. Что там произошло?

— Должен признать, что мы с нашим пресс-департаментом сработали не совсем скоординированно. Поэтому и получилась небольшая накладка.

— Как прокомментируете слова Дмитрия Селюка, представителя нападающего: «ЦСКА для Траоре — возможность доказать свою состоятельность португальской диаспоре, оккупировавшей «Монако»?

— (Усмехается.) Господин Селюк известен своими громкими высказываниями. Но, наверное, он не очень следит за последними изменениями в нашем клубе и пропустил некоторые важные вещи.

— В ответном матче с «Фенербахче» я в вашем стартовом составе португальцев вообще не увидел.

— Об этом и говорю. Не всегда эпатажные высказывания господина Селюка отражают суть происходящего.

— Связи с суперагентом Жорже Мендешем ослабли?

— Нет. Просто мы постарались сделать состав команды и структуры клуба более сбалансированным.

— Чтобы в ней не было преобладания людей из какой-то страны, исключая французов?

— Совершенно верно.

ЗА ВАГНЕРА ЗАПЛАТИЛИ ОКОЛО МИЛЛИОНА ЕВРО

— Вагнер Лав тоже был переговорщиком, убедившим Траоре в необходимости перейти в ЦСКА?

— Вот этого не скажу. Но думаю, что они, безусловно, советовались.

— Кстати, самого Вагнера ЦСКА не хотел вернуть, учитывая, что он уже трижды оттуда уходил и дважды возвращался?

— (Смеется.) Целью номер один для ЦСКА был Траоре.

— А номер два — Вагнер? По нему к вам закидывались удочки?

— Нет, это не обсуждали.

— И все же исключаете вариант, при котором он еще раз вернется в ЦСКА?

— Исключать в футболе нельзя ничего. Контракт с «Монако» у Вагнера до конца нынешнего сезона, а там посмотрим. Уверен, пользу нам он еще принесет.

— О ЦСКА он вообще часто вспоминает? И в какой тональности?

— Все говорит за то, что у него остались очень светлые воспоминания и о России, и о ЦСКА. Правда, я стараюсь особо не сближаться с футболистами, так что на эти темы много с ним не разговаривал. В раздевалку после матчей захожу часто, но встречаюсь с ними в каких-то исключительных случаях — если надо разрешить какую-то сложную ситуацию, с которой по тем или иным причинам не удается разобраться тренерскому штабу и спортивной дирекции. И необязательно это должен быть игрок высокого уровня.

— Как вообще Вагнер у вас оказался? Ситуация выглядела так, что большая футбольная Европа для него — уже пройденный этап. Россия, Китай, Бразилия…

— На момент, когда мы подходили к зимнему трансферному окну, статистика наших нападающих была не очень внушительной. Очень переживали и пришли к выводу, что «Монако» нужно подкрепление впереди. Свою роль сыграло понимание, что Вагнер легко адаптировался к разноплановым чемпионатам, и статистика на этот счет говорила сама за себя.

Везде он стабильно забивал (в том числе и в последнее время в Бразилии, где на момент перехода к нам был вторым снайпером первенства. — Прим. И.Р.). Сказалось и то, что мы тогда не планировали тратить серьезные деньги на трансфер. И из тех, что могли приобрести за планируемые средства, сочли Вагнера наилучшим вариантом. Что он и доказал, забив, например, в прошлом сезоне на «Парк де Пренс» победный гол в ворота «ПСЖ». И ряд других важных мячей.

— Верна информация в прессе, что за бразильца вы выложили около миллиона евро?

— Да.

— Он играет на острие или, как в ЦСКА образца 2013 года, из глубины?

— В прошлом сезоне — больше из глубины. Но в этом сезоне тренер изменил схему, и сейчас мы используем расстановку 4-4-2. Одна пара уже определилась — Фалькао — Жермен. Результат ее взаимодействия вы видели в домашней встрече с «Фенербахче» (нападающие забили три мяча на двоих. — Прим. И.Р.). Но в этом матче Фалькао получил травму, к тому же с учетом схемы с двумя форвардами и игры в еврокубках на долю Вагнера игровой практики тоже придется достаточно. Он должен был выйти с первых минут на первый матч чемпионата Франции, но, к сожалению, на тренировке получил повреждение и выбыл на 2 — 3 недели. Невезение.

— У «Ниццы» была опция по выкупу контракта Жермена?

— Не было. Они хотели его приобрести, но мы игрока не отдали. К счастью.

— В ответном матче с «Фенербахче» Вагнера не было даже в заявке. Какая-то травма — или Жардим настолько им сейчас недоволен?

— Нет ни травмы, ни недовольства. Просто даже после ухода Ласина у нас достаточно много нападающих, и тренер балансирует ситуацию. Но у Вагнера, безусловно, будет возможность проявить себя — особенно теперь, когда мы уверены, что будем выступать в групповом раунде еврокубков.

— Но раз на такой важный матч его не поставили — выходит, сейчас он не в форме?

— Не думаю. Просто тренер должен соблюдать баланс игровой практики для всей группы футболистов, которая есть в его распоряжении. Полагаю, в скором времени мы вновь увидим его в стартовом составе, и уверен, что Вагнер принесет еще большую пользу команде.

— Как и в прошлом сезоне — без знаменитых косичек?

— Да, в этом смысле он изменился. И не только в этом — если исходить из многого того, что говорилось о нем. В том числе и того, что я слышал из уст его бывшего тренера в ЦСКА Валерия Газзаева. Теперь бразилец другой — остепенившийся, семьянин.

— Вы с Газзаевым советовались, прежде чем приобрести Вагнера из «Коринтианс»?

— Да. Звонил, спрашивал его совета — мнение тренера тоже было очень важным при принятии этого решения. Как о футболисте Газзаев отзывался о Вагнере очень высоко.

— Кстати, на днях Газзаев выдвинут на должность президента РФС. Как вы думаете, могут при нем с российским футболом произойти какие-то серьезные изменения к лучшему?

— Очень уважаю Валерия Георгиевича, но не знаком с его программой.

ИНТЕРЕС К МОУТИНЬЮ У «ЗЕНИТА» ПРОПАЛ ПОСЛЕ УЖЕСТОЧЕНИЯ ЛИМИТА

— «Локомотив» выкупил у вас Ндинга. В его договоре аренды была соответствующая опция?

— Да, и клуб ее реализовал. Мы с коллегами договорились о конфиденциальности финансовой стороны сделки, как и в случае с арендой Траоре в ЦСКА. Поэтому сумм озвучить не могу.

— «Монако» более не нуждалось в Ндинга или были сомнения?

— Нет, не нуждалось. Центр поля у нас достаточно укреплен.

— На двух ваших центральных полузащитников, Фабинью и Бакайоко, очень высок спрос в ведущих европейских чемпионатах. Можете расстаться с ними в нынешнее трансферное окно?

— Мы хотели бы сохранить ту команду, которую вы видели в матчах с «Фенербахче». Считаем, что она конкурентоспособна и может многого добиться. С финансовой точки зрения у нас нет никакой необходимости продавать — благодаря сделкам прошлого года бюджет сбалансирован. В футболе, конечно, исключать ничего нельзя, но в случае ухода одного или другого игрока это будет компенсировано приобретением как минимум не менее, а желательно — более качественного футболиста.

— Немало говорилось о том, что на Фабинью нацелен «МЮ».

— Интерес к нему проявил целый ряд серьезных клубов — тот же «МЮ», «Атлетико», «Наполи». Но пока — никакой конкретики. Плюс, повторяю, у нас есть желание сохранить игрока.

— Бразильская газета О Globo написала, что «Монако» хочет за Фабинью не менее 25 миллионов евро.

— По цифрам рассуждать не готов. Мы не предлагаем футболиста, потому что наш приоритет — его сохранить. Сегодня Фабинью — один из ключевых исполнителей в нашей команде.

— По Бакайоко говорилось об интересе «МЮ», «Саутгемптона», «Стоук Сити».

— Да, в первую очередь на него есть спрос в Англии. Помимо французского чемпионата этот футболист больше всего подходит под английский стиль игры.

— Правда ли, что владелец «Монако» Дмитрий Рыболовлев встречался с Марио Балотелли на предмет его возможного перехода в клуб?

— Нет.

— В прошлом году «Зенит» активно интересовался еще одним вашим центральным полузащитником — Жоау Моутинью. В какой момент этот интерес пропал?

— Как я понимаю, когда в России был ужесточен лимит на легионеров.

— Но ведь интерес питерского клуба сохранялся и зимой?

— Уже нет. Переговоры по нему шли летом. Тогда «Зенит» готов был заплатить достаточно серьезную сумму.

— Спрашиваю, поскольку многие в России связали потерю интереса к Жоау Моутинью с уходом Андре Виллаш-Боаша, креатурой которого и был португалец.

— Нет, на тот момент, когда «Зенит» прекратил переговоры, Виллаш-Боаш еще был на месте, и ничто не говорило о его предстоящем уходе. Причина только в изменении лимита.

— Как, кстати, поздравили Жоау Моутинью и Рикарду Карвалью с титулом чемпионов Европы? И не жалеете ли, что не переподписали защитника-ветерана на следующий сезон, и он стал свободным агентом?

— Мы очень счастливы за них. Встретили их в клубе, поздравили. Очень обидно, что еще один наш игрок, значительно более молодой Бернарду Силва, из-за травмы не смог поехать на Euro. Он должен был там играть, но и сейчас не может выходить на 90 минут, хотя уже и попадает в заявку. Что же касается Рикарду Карвалью, то вместе сели, обсудили и пришли к выводу, что настало время для нового этапа в его карьере и жизни. И он сам захотел уйти на высокой ноте.

— Решил закончить карьеру?

— Последний раз общались недели две назад. Он был в раздумьях. Желание играть у него еще есть, и еще недавно он не принял окончательного решения.

— Ваш добрый знакомый Криштиану Роналду, когда вы переболели лихорадкой денге, прислал в подарок подписанную футболку «Реала». А вы поздравили его с европейским чемпионством? И одновременно посочувствовали из-за травмы в финале?

— Да. И могу сказать, что счастье у него однозначно преобладало.

— Вы прекрасно знаете португальский футбол. Чем объясните его успех на Euro?

— Очень трудолюбивая и целеустремленная нация, о чем мы можем судить хотя бы по нашему главному тренеру. Работаю со многими португальцами — и глобально понимаю, в чем причина их победы.

— Что позволило вам выиграть спор с тем же «Зенитом», а также, говорят, «Спартаком» за центрального защитника «Торино» Глика?

— Конкуренция была. Но нам помогло то, что сам Глик определился: он хочет именно в «Монако», ему любопытен наш проект. И как только наши интересы совпали, все стало проще. Мешала скорее не конкуренция, а то, что сборная Польши выступала на чемпионате Европы, прошла в плей-офф — и переговоры из-за этого затягивались. Это помешало и тому, чтобы Глик был полностью готов сейчас, к первым матчам сезона.

— Поэтому поляк и вышел с «Фенером» лишь на замену?

— Безусловно. Ему надо было дать отдохнуть. Мы могли вызвать его и раньше, но присутствовал бы риск. Можно было получить игрока, который готов нам помочь уже в отборочном туре Лиги чемпионов, но он пришел бы к нам уставшим. Либо рискнуть: пусть он пропустит один тур еврокубков, но будет свежим дальше. Мы пошли на риск. Хорошо, что он оправдался.

— Ставки с «Фенербахче» для вас были очень высоки?

— Да. Возможность выступать в еврокубках как со спортивной, так и с финансовой точки зрения для нас была очень важна. Теперь у нас по крайней мере есть гарантия, что сыграем в группе Лиги Европы. Хотя, конечно же, хочется пройти «Вильярреал» и попасть в Лигу чемпионов, где два сезона назад мы с нынешним тренером дошли до четвертьфинала.

РАННЕЙ ВЕСНОЙ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ИНТЕРЕСОВАЛИСЬ ЖАРДИМОМ

— Весной пресса сообщала об интересе «Зенита» к вашему главному тренеру. Якобы Жардиму даже предлагали зарплату 5 миллионов евро в год. Что-то из этого соответствует истине?

— То, что интерес со стороны «Зенита» действительно был. Из клуба к нам обратились, если не ошибаюсь, ранней весной. Мы со своей стороны ответили, что не готовы расставаться со специалистом, с которым у нас заключен долгосрочный контракт.

Но еще до того к нам пришел сам Жардим, который тем самым показал себя очень порядочным человеком. Он узнал о предложении питерцев чуть раньше. Мы сели, поговорили и убедились в том, что свое будущее Жардим связывает именно с «Монако».

— А оно, это будущее, не зависело от исхода противостояния «Монако» с «Фенербахче»?

— Нет. Конечно, после плохой концовки сезона мы взяли некоторое время на размышление. Проанализировали случившееся — и утвердили Жардима, о чем и объявили. Поэтому — нет, результат с «Фенербахче» не мог сказаться на его дальнейшей работе у нас.

— Как и 1:6 в решающем матче за второе место чемпионата Франции от «Лиона»?

— Безусловно, это был сверхболезненный удар — ведь мы в итоге уступили «Лиону» в таблице по дополнительным показателям. Но судьба тренера не может решаться по одной встрече. Даже такой.

— Острослов-президент «Лиона» Олас говорил, что тот матч — решающий в борьбе за чемпионство, поскольку Катар не является частью Франции. Вы с ним согласны? Убивает ли лигу такое финансовое преимущество «ПСЖ»?

— Безусловно, не делает более привлекательной. С другой стороны, эта ситуация не уникальна — можно посмотреть на бундеслигу с доминирующим положением «Баварии». И то, что, с одной стороны, плохо для французского чемпионата, с другой — хорошо для представительства Франции в еврокубках и ее рейтинга УЕФА. Вопрос непростой, но, конечно, хотелось бы, чтобы за титул боролась не одна, а несколько команд.

— Вы ставите перед собой такую задачу — хотя бы в перспективе?

— Безусловно, такая мечта у нашего президента господина Рыболовлева есть. Но вместе с тем остаемся реалистами. Должно сложиться много разных условий, чтобы это стало возможным. Уверен, что однажды подобное произойдет. Примеры «Лестера», «Атлетико» это доказывают.

— Сейчас задача — второе место и попадание напрямую в Лигу чемпионов?

— Второе место — это тоже совсем непросто. «Лион» усиливается, у него новый стадион, резкий рост доходной части бюджета по итогам прошлого года. Но наша задача — занять максимально высокое место в таблице.

— Возвращения к суперамбициям и суперрасходам «Монако» трехлетней давности не планируете?

— Нет, бюджет сбалансирован, и мы действуем строго в его рамках.

— Продолжаете контактировать с вашими бывшими футболистами, уехавшими в другие чемпионаты? Вы были первым, кому Марсьяль прислал футболку «МЮ» с автографом…

— Не со всеми, но общаюсь. Кондогбья, Абденнур, Карраско — многие благодарны клубу за то, что в нем вышли на новый уровень.

КАПЕЛЛО ОЧЕНЬ ВЫСОКО ОТЗЫВАЛСЯ О КОКОРИНЕ. НО…

— Не так давно вы признались, что до перехода Александра Кокорина в «Зенит» интересовались возможностью его приобретения, но «не сложилось по ряду причин». Это — зарплата, которую он просил?

— Думаю, сейчас, после известных событий, эту тему даже не хочется обсуждать.

— Зато человек у всех в России уже твердо ассоциируется с Монако.

— Но точно не с футбольным клубом «Монако».

— Если бы в подобную историю попал ваш игрок, он был бы как-то наказан?

— Безусловно. И жестко. Такое недопустимо.

— А в период интереса к Кокорину вы успели с ним лично пообщаться?

— Нет. Фабио Капелло в бытность главным тренером сборной России очень высоко нам о нем отзывался. На одной конференции в Дубае итальянец обратил наше внимание на него, и потом мы отслеживали нападающего. Но до конкретных переговоров дело не дошло. У него была, на мой взгляд, завышенная зарплата, ну, а сейчас это вообще неактуально.

— По-вашему, в целом зарплаты у российских футболистов завышены?

— Думаю, да. Плюс в России у игроков, похоже, недостаточная конкуренция. Возможно, это связано с лимитом, а также с тем, что клубы не так смело призывают молодых исполнителей — так, как это делает тот же «Монако». Не сомневаюсь, что талантливой молодежи в России много, но ей требуется давать больше шансов.

— Вы не раз говорили о желании приобрести в «Монако» российского футболиста. После такого чемпионата Европы оно не улетучилось?

— Скажу так: подостыло.

— Такое выступление нашей сборной стало для вас неожиданностью?

— Не совсем. При этом считаю, что в России есть футболисты, которые тянут на клуб из топ-тройки Франции. Но фамилий называть не буду.

— Говорили вы в свое время и об интересе к Халку. Понятно, что «Монако» не может, как китайцы, заплатить за него 56 миллионов евро. А сколько вы были готовы за него выложить?

— Не столько, сколько китайцы (улыбается). Ну и плюс к тому у футболиста очень высокая зарплата.

ФАЛЬКАО В РОССИЮ НЕ ПОЕДЕТ

— Возвращение Фалькао в «Монако» откуда он дважды уходил в аренду стало для вас приятным сюрпризом или оно было давно запланировано?

— Первоначально оно планировалось уже зимой, но случилась небольшая травма, поэтому тогда он остался в «Челси». Мы очень рады, что Фалькао вернулся очень мотивированным, нацеленным на результат. Против «Фенербахче» колумбиец вышел с капитанской повязкой. И помимо того что он — великий игрок, Фалькао привнес очень важную динамику в жизнь раздевалки. Мы уверены, что ему предстоит очень хороший сезон.

Похоже, что два трудных года закалили его как человека, укрепили характер. Он вернулся в «Монако» немножко другим, очень сконцентрированным. Это видно и по определенным шагам, на которые нападающий пошел.

— Что за шаги?

— Об этом я не могу говорить. Но он пошел на них, чтобы доказать, что хочет проявить себя именно в «Монако».

— Его зарплата не стала огромным бременем для клуба, который серьезно изменил философию?

— Могу только сказать, что стороны нашли взаимоприемлемое решение.

— Кто-то хотел выкупить Фалькао?

— Нет, сейчас даже не рассматривали предложений по нему. И для футболиста, и для нас было очень четкое понимание, что нужно перевернуть страницу после неудачных аренд. Он очень нужен нам, и наши желания совпали.

— Капитаном его выбрала команда или назначил Жардим?

— Второе.

— К вам все приходят подстриженными — и Вагнер, и Фалькао…

— Точно. Наверное, к одному парикмахеру ходят (смеется).

— В свое время знаменитой стала фраза Валерия Карпина: «Фалькао в Россию не поедет». Сегодня это, по-вашему, тоже актуально? И вообще приезд топ-мастеров в нашу страну исключен?

— Ситуация изменилась. Если со спортивной точки зрения футболисты выбирают другие чемпионаты, то с финансовой — уже не Россию, а Китай. Пример — тот же Халк.

— Может, это приведет к очищению нашего футбола? Когда меньше денег, клубы начинают больше использовать внутренние резервы.

— Вполне возможно. В этом точно ничего плохого нет. Если, конечно, у нас в стране смогут давать дорогу молодым талантам. Это более правильный путь, и мы в «Монако» как раз его прошли.

— Кстати, один из пунктов в программе Газзаева — на поле должен быть один футболист в возрасте до 21 года. Такое, по-вашему, может помочь?

— Почему бы и нет? Ведь даже в еврокубках, когда формируется заявка, УЕФА требует наличия в ней определенного числа доморощенных игроков — выросших и в местном чемпионате, и непосредственно в клубе. Недавно, когда утверждали список на матчи с «Фенербахче», не могли не учитывать и этот момент.

— А как вам предложение Слуцкого установить потолок зарплат, а для молодых — еще более жесткий? Ведь и в НХЛ такое существует.

— Заокеанские лиги все-таки замкнутые, и они не имеют глобальной конкуренции со стороны других лиг. Организация мирового футбола — иная. Тут вопрос приоритетов — чего мы хотим. Но, безусловно, что-то делать надо.

— Вам лично было бы интересно когда-нибудь, получив такую мощную европейскую закалку, поработать в России, попытаться поднять какой-нибудь российский клуб?

— Столько еще предстоит сделать для строительства и развития нашего проекта здесь, что я об этом не задумывался.

ФЕДОРЫЧЕВ — ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СПОНСОР «МОНАКО» УЖЕ 20 ЛЕТ

— Полгода техническим директором у вас проработал Клод Макелеле, но затем вы с ним расстались. Почему?

— В прошлом сезоне у нас существовал определенный организационный вакуум. Должность технического директора была вакантной, и Макелеле ее занял. Задачей была связь между дирекцией клуба и командой, а также академией, непосредственная работа с первым составом и главным тренером в ежедневном ключе. Что-то получилось, что-то нет. По итогам сезона мы приняли обоюдное решение не продолжать сотрудничество.

— А почему в межсезонье решили взять бывшего спортивного директора «Вильярреала», вашего будущего соперника в Лиге чемпионов, Антонио Кордона?

— Мы очень рады тому, что удалось привлечь этого признанного специалиста, одного из лучших в Европе. 17 лет в «Вильярреале», в том числе последние восемь — спортивным директором, говорят сами за себя. Клуб с не самым большим бюджетом показывает постоянные и очень хорошие результаты — как спортивные, так и на трансферном рынке. Уверены, что Кордон многое привнесет, чтобы продвигать вперед проект «Монако».

— Остается ли Алексей Федорычев и его компания Fedcom генеральным спонсором «Монако»?

— Да, и в этом году исполняется 20 лет с момента начала его сотрудничества с «Монако». Свой день рождения он даже отмечал на стадионе на домашнем матче с «Фенербахче», и команде удалось его порадовать.

— Это уникальный случай такой стабильности титульного спонсора. Конкурентов нет?

— Конечно, есть. Но у Федорычева — давно им заслуженное приоритетное право. Он живет в Монако, его бизнес — здесь. Он любит футбол, и мы очень рады этому сотрудничеству. Информация о сумме спонсорского контракта — закрытая, но мы ею полностью довольны.

— Насколько вы довольны организацией во Франции чемпионата Европы? Не опасались ли того, что во время турнира произойдет нечто подобное тому, что сразу по его окончании случилось в Ницце?

— Думаю, что все было организовано на очень высоком уровне. В современном мире, к сожалению, не знаешь, что, где и когда может произойти. Задумываться об этом, наверное, непродуктивно.

— Ваш бывший тренер Клаудио Раньери выиграл с «Лестером» чемпионат Англии. Мир перевернулся? Что это означает?

— Это означает, что футбол — великая игра, и не все в нем решают деньги. И это дает основания мечтать тысячам других команд, тренеров, футболистов, мальчишек, что они могут взять любой титул и подняться на самый верх.

Игорь РАБИНЕР из Монако. «Спорт-Экспресс», 17.08.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru