СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


КАК ТУРЦИЯ ВСТРЕТИЛА СБОРНУЮ

Репортаж спецкора «Спорт-Экспресса» о первом дне сборной России в Турции. И не только о нем.

Юрий ГОЛЫШАК из Белека

Турция, Турция! Не думал, что окажусь здесь так скоро. Здесь пустовато — еду до Белека, где столько пройдено со всякими командами, и не узнаю эти улицы. Где толпы ходили туристов, нынче грустно. Есть туристы, есть. Но не то.

Еду и вспоминаю. Вот поворот на Лару. Здесь Петржела знакомил меня со словом «дураковина» — применительно к подвигам собственных работодателей. Мне это казалось милым, товарищам из Питера — не вполне.

Здесь оказался я с московским «Динамо» и чуть оттаявшим Олегом Романцевым. Говорили, говорили — вдруг Олег Иванович охнул, хлопнул себя ладонью по лбу:

— Господи! У меня же тренировка!

Примял сигарету и выскочил из собственного номера. Оставив меня, ошарашенного, напротив тлеющего бычка, толстенного блокнота со всеми секретами общества «Динамо» и мобильного телефона. Бог мой, неловкость-то какая.

Здесь бродил вдоль поля веселым барином Алексей Федорычев. Улыбался всем и каждому. Душа радовалась, что у нас такие миллиардеры.

— Милые вы мои… — говорили глаза Федорычева.

Сюда подъезжали один за одним португальцы. С характеристиками довольно интригующими: «А вот этот — брат Манише…»

Поблескивал очами юный Данни, не понимая, где он и зачем. Печальной тенью прохаживался, покашливая в платочек, будущая мировая звезда Тиагу Силва. В тот момент доктор Васильков еще не ужаснулся, обнаружив у парня чахотку. Глазам не верилось, что среди всего этого балагана присутствует легендарный Дерлей.

Как рыба в воде себя чувствовал только лучший пресс-атташе всех времен Александр Львов.

— Дерлей, рест! — выкрикивал он под вечер португальцу словно псу. И Дерлей плелся в свой номер. Старший приказал!

«СНЯЛ ПЛАКАТ? НАДО СРОЧНО ВЕРНУТЬ»

— Я хотел до посадки… — начал разговор коллега Рабинер и беспомощно оглянулся по сторонам.

— Книгу написать? — подсказал я.

— Да нет же. Пару строк про Стаса.

Пару строк про Стаса! Я б тоже написал пару строк про Стаса!

Каждый разговор с Черчесовым — событие, всякая пресс-конференция — концерт.

— Между прочим, когда-то ваш плакат висел у меня на стене, — сообщил я Черчесову однажды. Желая угодить.

Но не угодил, нет:

— Сейчас снял? — возмутился Черчесов. — Так нельзя. Надо срочно вернуть.

— Вы были вратарем… — завел при мне кто-то. До сути дойти не успел.

— И каким вратарем! — поднял тонкий палец Черчесов.

Как-то в Бельгии я восхищен был другим голкипером — Габуловым. О чем и сообщил главному тренеру Черчесову прямо на пресс-конференции.

— Игру Габулова можно назвать «восхитительной»? Или вы подобрали бы другое определение?

— Восхитительной?! — отстранился он. Оглядел с недоумением всех. Будто ища ответ в этих глазах. Девочка-переводчица прыснула в кулачок.

— Я таких слов не употребляю. «Восхитительная»… Достойно сыграл!

КАК МЕНЯЮТСЯ ЛЮДИ

В артистизме и искусстве паузы оказался Станислав Саламович вровень с Бышовцем. Время от времени вижу их на трибуне рядом.

Дорого б дал, чтоб оказаться в соседнем ряду, — и подслушивать, подслушивать. Кайфуя от этих пауз и фигур речи.

После Капелло, скрипевшего мостами от всякого смешка на тренировке, я рад любому тренеру с чувством юмора. Обещаю ходить на всякий матч сборной, как бы она ни играла. Ради пресс-конференций.

В зачитанной до дыр книжке «Невозможный Бесков» Черчесов, помнится, получил характеристику странную — «неазартный».

Как меняются люди, Господи.

ЗАПАХ ГРЕНОК

Ночной рейс «Турецких авиалиний» — это бесплатный концерт. Если вы запаслись терпением. Если у вас не хромает чувство юмора. Оказавшись в самолете, турок передо мной немедленно принялся скандалить по ничтожному поводу. Стюардесса с наслаждением ввязалась в игру — орала не громче, но противнее. Налегая на шипящие. Хотелось свернуть в трубочку взятую зачем-то газету Sabah, хлопнуть по затылку того и эту, как Николай Старостин по динамовской мухе.

Турецкий художественный фильм ловко вплетается в предыдущие диалоги. Всякое предложение завершается «у-ох!»

Но запах гренок мирит с происходящим.

СЛЕВА ГОРЫ, СПРАВА — МОРЕ

— Не был в Анталье шестнадцать лет! — у прозаика Рабинера свои взаимоотношения с прибрежной зоной. — 97-й год, ко мне на день рождения в Сан-Хосе пришел Андрей Назаров.

— Тафгай?

— Ну да. Чудесный человек! Произвел потрясающее впечатление на бабушку. А бабушка моя была строга. Подарил дорогущие часы. Так потом эти часы у меня в Анталье на пляже стащили. С тех пор сюда не ездил…

Мы мчимся по окраине Антальи, где лачуги жмутся к земле вопреки законам геометрии. Перекосило — но отчего-то не заваливаются. Зато удобно — снег сам сползает. Раз в пятьдесят лет.

— Братан! — кричит водитель автобуса № 600. Указывает на мачты стадиона.

Нам выходить — еще не знаем, что окна отеля нашего будут выходить на стены этого самого стадиона, где сыграет день спустя сборная России. А пока тренируется там старый друг Самюэль Это’О. Жара такая, что на улице ни души — только идет, пошатываясь, ополоумевший кот.

Слева горы, справа — море. В таких краях Это’О, полагаю, превратился в Гочу Гогричиани. Неторопливого любимца Сочи 90-х.

БЛОНДИН НОЙШТЕДТЕР

Отель сборная выбрала так выбрала! Тут консультировал знаток Турции. Дама в погончиках обходит такси, шаря под днищем палкой с зеркалом. Берет паспорта, сличает фамилии со списком, а фотографии — с выражением лица. Я принимаю вид самый любезный — только пустите.

Не зря старался — на входе встречают нас подносом с конфетами. Тут же подносят шампанское за счет заведения. Ох, как славно ждать сборную под брют! Да на морском берегу! Мы не отказываем — чем больше выпьет комсомолец, тем меньше выпьет хулиган.

Быть может, здесь так всегда. А может, в честь турецкого дня Победы — 30 августа отмечают разгром интервентов в сражениях 1922 года. Как вовремя мы подъехали.

— Это сколько ж стоит номер? — интересуюсь у портье.

— В среднем — 300 евро за ночь.

А вот и знакомые лица — что за блондин ходит по холлу? Кого ж мне напоминает?

Да никого не напоминает, это он есть — Роман Нойштедтер. Жара такая, что блондином быть практичнее. Задержись мы с Рабинером на пару недель — сами бы выкрасились.

До чемпионата Европы был Рома самым отзывчивым, самым гуманным человеком. Разговаривал со всеми репортерами, которые подходили. Каждому улыбался.

Сейчас сторонится — будто прочитал все то, что писалось о нем после чемпионата. А может, Турция вышколила.

Мы допиваем шампанское — и турки тотчас снова несут полные бокалы. Понимаем: следит за нами какой-то невидимый глаз. Быть может, видит кто-то наше отражение в кофейнике — как Шерлок Холмс.

От шампанского отказываемся — вот-вот подъедет Станислав Саламович. Корреспондентов с запахом не одобрит.

«ВАС ВЫГНАЛИ?»

А вот он сам — Станислав Саламович!

Думалось, лица у нас торжественные, будто услышали марш Преображенского полка. Оказалось — все иначе.

— Вас выгнали? — интересуется, оглядев нас с ног до головы, Черчесов. Вид наш после бессонной ночи наводит, видимо, на мысли.

Станислав Саламович улыбается, но как-то натужно. А чуть поодаль Сергей Прядкин рассказывает, что волноваться на тему безопасности нечего. Сотрудники РФС все держат под контролем. А турецкая сторона, как полагается, уверила в чем положено.

Сборная улыбчива — Шишкин, Жирков и многие-многие-многие протягивают руки первыми. Им шампанское не предлагают — только клубнику в шоколаде. Вот проходят Гинтарас Стауче и Мирослав Ромащенко. Не представить поименно ассистентов главного тренера — преступление перед футболом. Оба строги и собранны, на всякий случай отказываются даже от клубники.

Узнаю попутно массу интересного — во-первых, на матче ожидается старина Эрдоган. Не зря коллега Рабинер освоил функцию «фотография» в смартфоне — после Черчесова будет кого запечатлеть. Во-вторых, этот отель с коммунизмом и клубникой в холле для российской сборной не стоит ничего — такой вот жест доброй воли со стороны турок. Эрдоган проставляется!

И третье — Это’О в Анталье нет, можно не высматривать. Как пауза в чемпионате — сразу хоп, и упорхнул.

ДЗАГОЕВ НЕ СЫГРАЕТ

К вечеру Черчесов стал чуть сумрачнее — или вопросы корреспондентов так озадачили нашего главного тренера, или произнесенная вскользь на пресс-конференции фамилия «Денисов». Но не улыбнулся больше Черчесов ни разу. За те четверть часа, что корреспондентам позволено было наблюдать за тренировкой, рассмотрели мы главное — Дзагоев с Турцией не сыграет. Работал по индивидуальной программе. Никто Аланом рисковать не собирается, и правильно.

«Спорт-Экспресс», 30.08.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru