СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ИГОРЬ СЕМШОВ: «ЗНАЯ ЧЕРЧЕСОВА, ПРЕДПОЛОЖУ — СБОРНАЯ МОЖЕТ ПРЕПОДНЕСТИ СЮРПРИЗ НА ЧМ-2018»

Во вторник гостем «Спорт-Экспресса» стал экс-полузащитник сборной России по футболу Игорь Семшов.

Игорь СемшовСемшов, Игорь Петрович. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта.
Родился 6 апреля 1978 г. в г. Москве. Воспитанник московской СДЮШОР ЦСКА.
Клубная карьера: ЦСКА (1996–1997), «Торпедо» Москва (1998–2005), «Динамо» Москва (2006–2008, 2010–2013), «Зенит» Санкт-Петербург (2009), «Крылья Советов» Самара (2013–2014).
За сборную России сыграл 57 матчей, забил 3 гола.
Участник чемпионата мира 2002 г. Участник чемпионата Европы 2004 г. Бронзовый призер чемпионата Европы 2008 г.

КОМУ НУЖЕН КОРЕННОЙ ДИНАМОВЕЦ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ КАРЬЕРЫ?

— Положение дел в «Динамо» аховое — у клуба долги, все может закончиться банкротством. Обращаете внимание на эту историю?

— Скажу честно — не очень. Когда играл — переживал за клуб душой и сердцем. Сейчас же там сменилось руководство, состав… У меня другая жизнь, которая с бело-голубыми не связана. Всегда повторяю — будь я коренным динамовцем или торпедовцем, наверное, пригодился бы там или там в каком-то качестве. Но получилось, что после окончания карьеры оказался никому не нужен, тяжело в такой ситуации называть себя коренным.

Обиды нет, есть понимание ситуации. Когда переходишь из одной команды в другую, болельщики в спину кричат: «Предатель!» Но уходишь из спорта — и о тебе забывают. И есть ведь примеры и похлеще моего: Егор Титов до недавнего времени не был востребован «Спартаком». Дима Лоськов попал в «Локо» благодаря Юрию Семину. Но мне, конечно, обидно — и не только за «Динамо», но и за «Торпедо». Клубы с великой историей — и не в премьер-лиге!

— То есть на вас с предложениями не выходили ни из «Торпедо», ни из «Динамо»?

— (Усмехается.) Конечно, нет. Кому я нужен? Два звонка было — от Гурама Аджоева с вариантом развивать Народную футбольную лигу и от «Матч ТВ».

— И все же — какие последствия может иметь банкротство «Динамо»?

— Болельщики этого точно не заслуживают. В «Динамо» в последние годы неровная финансовая ситуация, и непонятно, откуда взялись долги. Мы уже потеряли «Торпедо» в РФПЛ, и больно лишаться бело-голубых.

— Игорь Денисов намекал, что команду не просто так опустили в ФНЛ. Видите ли вы в этом какой-то заговор?

— Если ты показываешь хороший футбол, не рухнешь в первый дивизион. Команда играла невыразительно и набирала мало очков. Это главная причина.

— Удивитесь, если «Динамо» исчезнет с футбольной карты России?

— Удивятся, думаю, все. Для кого тогда строится стадион? Думаю, исчезновение клуба невозможно.

— А насколько пристально следите за «Торпедо»?

— Сейчас уже не особо внимательно. Потому что команда кочует — даже не знаю, на каком стадионе играет. К сожалению, даже после выхода в премьер-лигу не нашлось спонсоров, хотя я надеялся на иное. Коллектив с традициями, с фишкой — клуб рабочего класса. Нельзя такой потерять.

— Где тот баннер, который вам подарили на память болельщики «Торпедо», когда покидали команду?

— Он отличный — большой, качественный. Лежит у меня дома. Храню как память.

— А кем вы вообще себя чувствуете — армейцем, торпедовцем, динамовцем, зенитовцем?

— Никогда не буду выделять. Каждый из клубов дал что-то хорошее. ЦСКА — футбольное образование, «Торпедо» — шанс на уровне РФПЛ, «Динамо» — годы на более высоком уровне, а «Зенит» — возможность окунуться в атмосферу одной из лучших команд Европы.

КОГДА ИГРАЛ В «ЗЕНИТЕ», ГОВОРИЛИ, ЧТО ВОТ-ВОТ ОТКРОЮТ НОВУЮ АРЕНУ

— Синтетику «Лужников», где принимало соперников «Торпедо», постоянно критиковали. А вам нравилось на нее выходить?

— Конечно. Я всю юность занимался в школе ЦСКА, и зиму мы проводили в манеже. Лучше уж на синтетике, чем на кочкодроме или в траве по пояс.

— О чем думаете, когда слышите про стоимость новой арены в Петербурге?

— Меня больше не это удивляет, а сроки строительства. Столько времени! Я в 2006-м участвовал в матче-закрытии прежнего стадиона, еще имени Кирова. Когда в 2009-м перешел в «Зенит», футболистам говорили — в следующем сезоне сыграете уже на новой арене. После этого вернулся в «Динамо», потом перешел в «Крылья», закончил карьеру, получил тренерскую лицензию, а ее не достроили! 10 лет прошло!

— Лучший стадион, на котором выступали?

— Понравилась арена в Дании, когда встречались со сборной этой страны. На улице довольно холодно, но на время матча закрывают крышу — и внутри комфортно даже в летнем костюмчике.

— Вы вспомнили о «Крыльях», в которых завершили карьеру. Не считаете год в Самаре потерянным временем?

— Нет, хотя мы и вылетели. Шел в команду конкретно к Гаджиеву. Но провел под его руководством лишь одну тренировку, а потом Гаджи Муслимович уехал в Махачкалу. Меня же к тому времени несколько лет мучила травма, не давала играть в полную силу, но хотелось посмотреть на методику Гаджиева, уже готовил себя к клубной работе. Знал бы, что тренер уходит, возможно, и не поехал бы. Но коллектив в Самаре сложился хороший, с некоторыми ребятами до сих пор поддерживаю отношения. В общем, не жалею ни о чем.

— «Динамо» лишилось места в элите, когда главным тренером был Андрей Кобелев. Какого мнения о нем?

— Отношения сложились рабочие, тренировочный процесс Андрея Николаевича мне нравился — физически после предсезонки чувствовал себя великолепно.

— Так почему же вылетели?

— Наверное, есть вопросы к футболистам.

— Но разве величие Денисова — не гарантия результата?

— А в чем величие? Хороший, добротный футболист, не более того. В 2006 — 2008 годах «Динамо» по подбору исполнителей было сильнее.

— Значит, не считаете Денисова великим по нашим меркам игроком?

— Не считаю, что в российском футболе есть великие. Великие собраны в топ-клубах Европы. У нас есть сильные, добротные исполнители.

— О чем думаете, когда речь заходит о зарплате Денисова — 5 миллионов евро в год?

— Никогда чужими контрактами не интересовался. Каждый подписывает тот договор, который его устраивает. Меня интересовал свой, а о чужих карманах пусть думают другие. Самое главное, что во всех моих командах были одинаковые премиальные.

АДЖОЕВ ВЕЛИКОЛЕПНО ВЕЛ ТРАНСФЕРНЫЕ КАМПАНИИ БЕЛО-ГОЛУБЫХ

— Хотели бы вести трансферные кампании так, как Гурам Аджоев в «Динамо»?

— Он их вел великолепно.

— Вот как?

— Посмотрите на посещаемость матчей в период работы Бориса Ротенберга, Гурама Аджоева и Станислава Черчесова, а потом сравните с нынешней.

— Только это привело к тому, что клуб исключили из еврокубков за несоблюдение правил финансового fair play, и сейчас он едва ли не банкрот.

— Надо разбираться. Легко повесить все на тех, кто пытался сделать «Динамо» сильным.

— И при ком оно влезло в долги…

— Начнем с того, что мы все считаем, сколько клуб должен Ротенбергу, а не наоборот. Может, чего-то о «Динамо» не знаем? Руководство сменилось за год до вылета, но вопросы почему-то к прежним менеджерам.

— Но ведь санкции от УЕФА последовали именно при тех, кого вы защищаете.

— Да, но разберитесь — при ком конкретно накоплены долги? Хорошо, санкции от УЕФА были. Но состав-то оставался сильным — Денисов, Ионов, Габулов… Кого надо купить, чтобы не вылететь, — Месси и Роналду?

— Вы работаете с Аджоевым в Народной футбольной лиге, потому его и защищаете.

— Да, работаю — и проект, кстати, неплохо развивается. Все больше команд играют в футбол. А возвращаясь к «Динамо», смотрю на результат. Сейчас туда пришли другие люди — что, команда поперла, полный стадион людей собрался? Когда на бело-голубых в последние годы ходили зрители? Когда играла четверка Кураньи — Воронин — Семшов — Самедов и при Черчесове.

— Но это привело к колоссальным долгам.

— Но Ротенберг-то сколько вкладывал в «Динамо». Мы оцениваем не всю информацию. Вопрос в том, что правды никто не говорит. Проблема одна — команда вылетела, и очень легко повесить всех собак на Ротенберга и Аджоева.

— Считаете, что контракт Денисова на 5 миллионов евро в год и покупка ряда игроков из «Анжи» — это разумно?

— Сужу по тем задачам, которые ставились, — хорошо выступить в чемпионате и еврокубках. Вот под это и привезли сильных футболистов.

— Вы же отец двоих детей. Можете представить, что вы кормите их только шоколадками?

— Нет.

— Не считаете, что клубу стало дурно от многочисленных шоколадок?

— Считаю, что у «Динамо» нет одного хозяина — это проблема. Отсюда и перепады в результатах. Думаю, если бы Ротенберг, Аджоев и Черчесов остались в клубе, то сейчас команда стала бы чемпионом. И что-то я не вижу, что бело-голубые удачно играют без них.

— Вам хотя бы раз в карьере клали зарплату около 5 миллионов евро?

— Нет, и близко такого не было.

— В «Динамо» близкие к этой сумме контракты были у нескольких футболистов. Цена чемпионства, о котором вы говорите, стала бы колоссальной.

— Поработай прежнее руководство несколько лет, все затраты удалось бы окупить. На рекламе, на результате в еврокубках, на призовых…

НЕМНОГО ЖАЛЬ, ЧТО НЕ ПОИГРАЛ В «СПАРТАКЕ»

— Поговорим о нынешнем чемпионате. Победит «Спартак»?

— Он идет очень ровно, набрал ход. Даже на поле в Томске москвичи старались играть в пас, комбинировали. Но главный фактор — подготовка на зимних сборах, после которых смогу ответить на ваш вопрос. Мы не знаем, каким «Спартак» войдет в весну.

— Не жалеете, что по ходу карьеры ни разу не приняли предложение красно-белых?

— Есть немного. Команда популярная, народная. Демонстрирует комбинационный футбол — как раз мой стиль. С другой стороны, поиграл в такой футбол в «Торпедо» в 2004-м, в «Динамо» в 2008-м.

— Какого вы мнения о матче «Урал» — «Терек»?

— Моменты из него видел. Но, чтобы давать оценку, нужны факты. А говорить, что вратарь «Урала» как-то не так действовал, не стану — может, парню просто не хватило опыта?

— Вы сами участвовали в договорных матчах?

— Ко мне никогда не обращались.

— Вы выступали в одной команде с Кокориным и Смоловым. Какой бы совет дали, позови парней в средний европейский клуб?

— Уезжать, чтобы прогрессировать. Европейский футбол — это же праздник в плане атмосферы, высочайший уровень конкуренции. В оценке таких трансферов специалисты говорят о финансах, но наш вид спорта — это не только деньги. В Россию всегда можно вернуться — в хороший клуб, на высокую зарплату.

— Кокорина звал «Арсенал», но он не поехал.

— Уверен, будь такой вариант, Сашка улетел бы. Наверное, что-то не срослось. Он не тот парень, который из-за денег откажет «Арсеналу». Всем кажется, что они гламурные. Но Кокорин и Смолов простые ребята, компанейские. А то, что иногда что-то выставляют в инстаграме, — ребячество, а не понт. У них нет понтов. Оба выступают на хорошем уровне, и если поступит предложение, могут уехать — и там все получится. Задатки-то есть: скорость и сила, техника, легкость футбольная.

— Историю в Монако с Кокориным и Мамаевым рассматриваете как ребячество?

— Как подставу со стороны тех, кто снял это видео. Не защищаю ребят, но по себе знаю, что после вылета с большого турнира хочется, чтобы о тебе на месяц забыли. И в такой ситуации лучше улетать куда-то далеко. А здесь получилось, что оказались в людном месте и это засняли. Шумиха оказалась не к месту, «доброжелателей» у нас много.

— Как отнеслись к интервью Слуцкого после Euro, в котором он рассказал, как к нему в номер пришли несколько игроков и сказали, что они «г…о»?

— Лучшая оценка — это результат. Тренер и сам все знает, без слов футболистов. А приходить и говорить такое, наверное, неправильно. Я бы не стал этого делать. Самокритика хороша, но здесь какая-то истерика случилась.

— Понимаете, во что играла команда на Euro?

— Нет. Как мне показалось, надеялись на то, что Дзюба станет цепляться за мячи, сбрасывать их Кокорину и Смолову. Но мы противостояли Англии, когда Артемке все бока отбили, потом неуступчивым словакам и валлийцам, где все из английской премьер-лиги. И когда стали что-то менять, время кончилось.

ПЕРЕХОД НА «ОСЕНЬ — ВЕСНУ» — СТАДНЫЙ ИНСТИНКТ

— Кто лучший игрок России XXI века?

— Те, кто был на Euro-2008, а потом оказался востребован сильными европейскими клубами: Аршавин, Жирков, Павлюченко, Билялетдинов.

— Аршавин — Пеле нашего футбола?

— Пеле один такой, как и Роналду, и Месси. Аршавин в 2008-м раскрылся замечательно. Он хотел уехать — и для этого сделал все. Сейчас, к сожалению, не вижу такого желания у футболистов. А оно, уверен, помогло бы успешно выступить во Франции на чемпионате Европы. И еще, конечно, мешает уровень нашего чемпионата — мало напряженных матчей, тренировок. Специально интересовался: ребята рассказывали, что в Европе каждое занятие как последнее. Отсюда и игры такие, нам этого на больших турнирах не хватает. Соперник привык все делать на максимуме ежедневно! Ты растешь как футболист, когда находишься в стрессовом состоянии.

— Может, лимит отменить? Хотя вот недавно форвард Салугин сказал, что надо, наоборот, ужесточить — до 10 россиян в составе.

— Если так поступить, уровень еще больше упадет. Ужесточать ограничения на иностранцев можно, если бы к нам постоянно приезжали звезды.

— Вы говорите, что в России нет великих футболистов. А как же Халк?

— Халк хорош для нашего чемпионата. Но в сборной его иногда меняют, а когда-то и вовсе не вызывают.

— Почему считаете, что уровень РФПЛ падает?

— Посмотрите на матчи. Иногда темп пешеходный, трибуны часто пустые… Насколько тяжело нашим командам в еврокубках — раньше было полегче.

— Помимо лимита год за годом обсуждается система проведения чемпионата. Сначала перешли на осень — весну, теперь думаем о возвращении обратно. Ваша позиция?

— Я за прежний вариант. Ничего ведь не изменилось. Просто чемпион теперь определяется не в ноябре, а в мае. Кроме того, от перехода наши клубы не стали лучше смотреться в Лиге чемпионов.

— Зачем тогда переходили?

— Стадный инстинкт. Все перешли — и мы давайте. Обвинять никого нельзя, но и плюсов не получили. Лучше точно не стало.

НА ТЕЛЕВИДЕНИИ УСВОИЛ, ЧТО ГЛАВНОЕ — НЕ МОЛЧАТЬ

— Вы нечасто ходите на российский футбол. Почему?

— Во-первых, нужно смотреть много встреч для экспертизы на телевидении. Во-вторых, не очень комфортна логистика — пока зайдешь, пока выйдешь… Все очень долго. В принципе стараюсь по телевизору посмотреть как можно больше матчей. Не скажу, что все восемь в туре, но большинство.

— Какие выводы сделали из работы на ТВ?

— Усвоил главное — нельзя молчать.

— Но получается бла-бла-бла. Разговор ради разговора.

— Нет. Важно говорить по делу, не запинаясь — а для этого следует готовиться заранее. Это как со «стандартами»: удаются они тем лучше, чем качественнее ты их отработал на тренировках.

— Есть ли комментатор, величие которого вы сомнению не подвергаете?

— Есть, но фамилию называть не стану.

— Константин Генич?

— Он не велик, но великолепен.

— Как провести градацию?

— Никудышных не встречал. Все готовятся к репортажам, многое анализируют. Все хороши.

— И все же о великих.

— Таких немного, но они от своего величия сходят с ума.

— Почему?

— Потому что считают — без их участия матч не состоится. Но Генич не такой. Он прекрасно разбирается в футболе, сам играл.

— Нет ли страха критиковать ваших бывших коллег?

— Стараюсь высказываться аккуратно. Мне говорят, что это большой минус, но мы ели с ребятами один хлеб, и не хочу кого-то словом уничтожить. Да, могу сказать, что сыграли менее удачно, чем могут, указать на ошибки.

— На этом рейтинг не заработать.

— А самое простое — размазать всех и вся. Когда бывшие футболисты громят игроков, у меня это вызывает удивление.

ИНОГДА ЛЮДИ ДРУЖАТ, КОГДА ИМ НУЖНО. А КАК ВОЗВРАЩАТЬ ДЕНЬГИ — ПЕРЕСТАЮТ

— Сами играете в футбол?

— Скажем так, немного двигаюсь с друзьями.

— Немного двигаетесь?

— Ну да. Не так уж я сейчас быстр и резок, просто нельзя себя запускать.

— У вас на ноябрь была запланирована операция — замена тазобедренного сустава. В 40 лет — не рановато?

— Если есть проблема, лучше поменять — некоторые, знаю, дважды это делают, как запчасть. Прежний сустав стерся, и с футболом это связано только отчасти. Врачи сказали, что заняться можно в любой момент, в зависимости от занятости. Планировал в ноябре, но появились дела, не смог лечь на операцию.

— Вы около месяца назад сдали экзамены в ВШТ на категорию Б. Сами платили за обучение?

— Да.

— Дорого это?

— 80 тысяч рублей за год, четыре сессии. И хотел бы поблагодарить преподавателей, в частности — Андрея Лексакова.

— Какова тема дипломной работы?

— Недельный цикл в подготовительном и соревновательном периодах. Исходил из игроцкого опыта работы с теми тренерами, у которых в таком режиме лучше всего себя чувствовал.

— Вы не раз говорили, что тренерская работа — не совсем то, к чему стремитесь. Поменяли точку зрения?

— Интересно проверить на практике свои знания. Хочется получить опыт, поработать вторым и все понять изнутри. Но, конечно, больше тянет к деятельности на посту спортивного директора.

— Что стоит за слухами о том, что вы войдете в штаб тульского «Арсенала»?

— Не скрою, предметный разговор об этом был, но пока я сижу в редакции «СЭ», а не в офисе клуба.

— Многие футболисты сталкиваются с проблемой невозврата долгов. «Друзья» берут и не отдают. У вас как?

— Да, тоже такое случалось и не раз. Иногда люди дружат, когда им нужно. А когда возвращать надо — уже не друзья. Полиция? Все на человеческих отношениях. Жизнь длинная, и второй раз человек уже не придет.

— Самая большая сумма долга, которую вам не вернули?

— Хорошая сумма. Намного больше миллиона рублей. На ошибках учатся.

ЗНАЯ ЧЕРЧЕСОВА, ПРЕДПОЛОЖУ — СБОРНАЯ МОЖЕТ ПРЕПОДНЕСТИ СЮРПРИЗ НА ЧМ-2018

— 8 ноября Гусу Хиддинку исполнилось 70 лет. Что для вас главное из наследия голландца?

— Гус привил нам не только европейский стиль, но, главное, переменил быт, отношение тренеров к футболистам. С появлением Гуса все стало кардинально меняться. И сейчас такое доверие к игрокам — уже норма.

— Хиддинк — лучший тренер из числа тех, с кем вы работали?

— В сборной — безусловно, при нем провел больше всего матчей в национальной команде. Голландец мне доверял.

— Говорите так, даже несмотря на замену на 30-й минуте в одной встрече?

— Даже так — то была игра с Англией в гостях. Думал, что надолго сел в запас, но спустя месяц состоялся ответный матч, и я вышел в стартовом составе!

— Гус что-то потом объяснял?

— Да, зимой на сборе в Турции. Он сказал, что при схеме в три защитника и при моей позиции, опорного хава, я должен был занимать свою зону. «А ты бегал подчищать то направо, то налево, — сказал Хиддинк. — А тебя кто-то подстраховал в тех ситуациях, когда у наших ворот создавали моменты? Нет? Тогда занимайся в следующий раз своим делом, а не оголяй зону».

— Какой момент спустя годы вспоминается больше всего?

— Много памятного — и об игровых эпизодах, и о психологии. Первая встреча отбора к ЧМ-2010 — с Уэльсом, когда Бэйл не забил пенальти. На предматчевой тренировке мы отрабатывали модель игры с валлийцами — на случай форс-мажора, вдруг пригодится. И при счете 1:1 мы ее применили, забив гол. За два дня до матча со Швецией на Euro-2008, после утренней тренировки, Гус сказал, чтобы никого после обеда на базе не видел: «Можете делать все, что угодно. Езжайте на рыбалку, встретьтесь с родными, погуляйте в городе». Мы поехали со Славой Малафеевым в город. Болельщики и ветераны, встречая нас, были в ужасе: «Почему не готовитесь? Ваш тренер сошел с ума!» Встреча со шведами была ключевой, и Гус сделал так, чтобы снять напряжение.

— Какие шансы у сборной на ЧМ-2018?

— После неудач на ЧМ-2010 и на Euro-2016 нужно исходить из малого — выхода из группы. Сейчас главный тренер, на мой взгляд, проверяет возможности ряда футболистов, определяется с костяком. Отсутствие отборочного турнира — большой минус, потому что в подсознании все равно сидит мысль, что игра товарищеская, хотя ее и называют контрольной. Впрочем, зная Черчесова, уверен, что мы можем преподнести сюрприз и на Кубке конфедераций, и на чемпионате мира.

— Кто может стать лидером команды?

— Пока не вижу его, если честно. Потому что состав несбалансирован, много новичков.

БЛИЦ ОТ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ СТРАНИЦЫ «СЭ» В «ОДНОКЛАССНИКАХ»

— Есть ли в России топ-голкипер?

— Акинфеев. Столько лет выступает на высоком уровне, входит, на мой взгляд, в топ-10 Европы. Удивительная стабильность.

— А как смотрите на его серию в Лиге чемпионов?

— Мне смешно, когда говорят лишь об одном Игоре. Это серия всей команды, а не одного вратаря. Вопрос ко всем футболистам, и желаю ЦСКА прервать эту недобрую традицию.

— Кто топ-защитник в нашем чемпионате?

— Ломбертс и Гранквист мне нравятся.

— А Игнашевич?

— Беру из числа тех, кто помоложе.

— Есть ли в России топ-форварды?

— На мой взгляд, нет.

— Смолов?

— К Феде хорошо отношусь. Но настоящая проверка — чемпионат Европы, который показал, что нашим лучшим нападающим еще расти и расти. Забивать в российском чемпионате не так уж легко, но приставку «топ» можно заработать только на европейском уровне.

— Самый страшный матч, в котором принимали участие?

— Игра «Зенита» с «Насионалом» в Лиге Европы. В гостях мы уступили — 3:4, а дома все кончилось ничьей, решающий гол пропустили в самом конце. Лично я не реализовал восемь моментов, три из которых — стопроцентные. Матч ужасный: мы вылетели, а после финального свистка Дик Адвокат, который уже ушел и приехал прощаться с болельщиками, совершал круг почета под проливным дождем.

— Какая самая памятная встреча в вашей карьере?

— Игра, в которой забил сотый гол и попал в «Клуб 100». Попросил у арбитра Безбородова мяч на память, кинул массажисту. Но он так растерялся, что в запаре вернул его мне обратно! И, конечно, памятен матч, в котором в составе сборной забил Аргентине на глазах Марадоны и Месси. Жаль, Лео тогда из-за травмы игру пропускал.

— Кто из футболистов, против которых доводилось выходить на поле, вас поразил больше всего?

— Зеедорф. Это просто удивительно. Техника, мощь, видение поля!

Сергей ЕГОРОВ. «Спорт-Экспресс», 11.11.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru