СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СЕРГЕЙ АНДРЕЕВ: «С КОКОРИНЫМ КАШИ НЕ СВАРИМ»

Чтобы понять происходящее с атакой российской сборной, «Советский спорт» обратился за комментариями к известному форварду ростовского СКА, «Ростсельмаша» и сборной СССР Сергею Андрееву.

Сергей АндреевАндреев, Сергей Васильевич. Нападающий. Мастер спорта международного класса.
Родился 16 мая 1956 г. в г. Ворошиловграде (ныне – Луганск) (Украинская ССР). Воспитанник Луганского высшего училища физической культуры (ЛВУФК).
Играл в командах «Заря» Ворошиловград (ныне – Луганск), Украина (1974–1977), СКА Ростов-на-Дону (1978–1985), «Ростсельмаш» Ростов-на-Дону (1986–1988, 1993–1995), «Эстер» Векше, Швеция (1989–1990), «Мьэльбю» Хяллевик, Швеция (1991–1993), «Батайск» Батайск (2001, 2003–2004).
Обладатель Кубка СССР 1981 г.
За сборную СССР провел 26 матчей, забил 8 голов.
Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 г. Участник чемпионата мира 1982 г.

«ТЫ ЖЕ ЭГОИСТ!»

— Не люблю я плясать на костях… — первым делом предупредил Андреев.

— Насчет костей — в точку, но мы не на них, Сергей Васильевич. Давайте спляшем на конструктиве, которого так не хватает нашей атаке.

— Что ж, попробуем. Если начать издалека, был удивлен еще перед Евро, конечно. Никогда так не играли — с Дзюбой, Кокориным и Смоловым. С Сербией и Чехией попробовали — получилось не очень хорошо. Думал, Слуцкий отойдет от этой модели во Франции, — ну видно же было, что не получается! Хотя сама идея понятна: объединить на поле лучших нападающих, а Смолов, Кокорин и Дзюба лучшие, согласны? И все же эксперимент не удался. Ладно, ничья с Англией. Но после поражения от Словакии нужно было что-то менять. Мы провалились. И лишь потому, подозреваю, что Смолову — не место на фланге. Но если его — в центр, куда, в таком случае, Дзюбу? В общем, вопросов было много.

— После вчерашней игры стало меньше?

— Мягко говоря, нет. Укрепилось понимание: Кокорин нас однозначно не выручит. Ни справа, ни слева, ни в центре. Очень не хочется говорить в его адрес обидные слова, но свой потенциал Кокорин, мне кажется, пока реализует лишь на треть. Процентов на 30–35, мое мнение.

— Обоснуете?

— Разберем три момента. Нереализованный пенальти сразу выношу за скобки, убираю из разбора. Пенальти — отдельная песня. Но вот вам подача Кудряшова, сброс Газинского и снятый катарским вратарем с головы Кокорина мяч. Не слишком правильно вспоминать Андреева-игрока, но я бы этот мяч вместе с вратарем в сетку внес. А что делал Кокорин? Ждал, когда мяч прилетит ему в голову. Настоящий нападающий не ждет — он идет на мяч.

— Третий момент — когда Кокорин не пробил из ударной позиции?

— Совершенно верно. Там вообще все страшно. 12 метров до ворот — и пас в сторону.

— Кокорин сказал, что передачу попросил Самедов.

— Не верю! Раз пять момент показали: Самедов два метра проигрывал защитнику. Да даже если и попросил, — ты же форвард, ты эгоист! Я бы из тысячи раз тысячу не отдал бы. Пробил бы мимо, во вратаря, но пробил бы. 13 метров, все ворота перед тобой. Колоти! На тебе, Абдул-заде, или как там зовут катарского вратаря, влево, на тебе вправо! Так поступил бы нападающий. А я увидел это дело и понял: с таким нападающим сборная каши не сварит. Вот мое, бывшего нападающего, мнение.

МЯГКО И ЛЕОПАРДОВО

— Полоз — действующий нападающий. Но на поле в Дохе потерялся. Он — для открытых зон и пространств?

— Правильно. «Ростов» играет от обороны, там пятеро сзади, а если все плохо, то и шестеро, причем в линию. У Полоза очень приличная скорость, и для «Ростова» это счастье. Что такое скорость? Ты можешь быть хорошим футболистом, но суперклассным без скорости — нет. Когда ты быстрый, тебя поймать невозможно. Ударить — и то не всегда, только застрелить. А ведь в «Ростове» помимо Полоза есть еще Азмун, футболист невероятно скоростной. У меня был сильный старт в свое время, из-под копыт летело все. У иранца скорость мягкая, леопардовая, на длинном шаге. У Полоза — примерно такая же, он любит пространства. И не самый худший ударчик, да, но в плотной обороне Полозу не особо комфортно. В самом начале однажды сыграл полезно, потом растворился, что сделаешь? Может, сборная — это не его. Хотя рано выводы делать. У нас про многих футболистов можно сказать: «Сборная — не его».

— Может, Станислав Черчесов и схему с тремя защитниками делал под Полоза? Создавал ему ростовские условия?

— Страшно не люблю это слово — «жалко», но именно Стаса жалко больше всего во всей ситуации. А насчет Полоза не исключаю. Рядом Ерохин играл опять же. Центрфорварда не было, да, потому что Кокорин — это не то, Смолов и Дзюба больше подходят для данного амплуа. Но сама идея смоделировать привычную для Полоза схему возможна.

«ОБАЛДЕТЬ МОЖНО!»

— Что делать дальше? Искать исполнителей, зная, что их нет, или этих перестраивать, переделывать, притирать?

— Блестящий вопрос. А главное, подходит к любой ситуации. Что делать?! Как у Чернышевского. Вы мне скажите, а есть у нас футболисты высокого уровня? Нет. Болельщик, пресса, твердят: Леша, Вася, Сережа, спасибо, пора уступить дорогу молодым. Они, может, и уступили бы, но где эти молодые? Видели во четверг центр обороны? Пробовать надо, конечно. Стоит посмотреть как можно больше народа, разумеется. Но, будем откровенны, — нет у нас футболистов. Нет. Васе с Лешей и Сережей мы должны в ноги поклониться за то, что держались столько лет на своем, пусть не высшем, но высоком уровне. Теперь пусть молодые дерзают, если смогут. А мы поглядим.

— Значит, Черчесову придется что-то лепить из тех, кто играл в Катаре.

— Других вариантов нет. Возможно, появится кто-то вроде Головина из молодежи, но вряд ли эффект будет ощутимым, до чемпионата мира полтора года осталось. Вот история. Конец 2008-го, только что добыта триумфальная «бронза», едем с Сашкой Бородюком на машине, и он говорит: «Тяжело». «Что тяжело?». «А ты посмотри, Сереж: 62 россиянина в высшей лиге. Из них только 36 выходят на поле регулярно, в основе. В стране 150 миллионов, а сборную набираем из 36 футболистов!». Это ж обалдеть можно!

— При том, в своих клубах они подыгрывающие, а мы хотим, чтобы в сборной они были играющими.

— Снова верно! Что нам дает нынешняя формула пресловутого лимита?! Мне бы очень хотелось поговорить с людьми, которые ратуют за полную отмену ограничений, и мы знаем этих людей. Пусть убедят, пусть объяснят мне, бестолковому, в чем польза?! В том, что из 36 человек сборную набираем? Что в клубах по 7–8 иностранных звезд, а русские при них для мебели, и это потом подтверждается в национальной команде? Неубедительная формула. Я бы оставил для легионеров три места, не больше. Пусть они будут высочайшего класса, ради бога. Но остальные пусть будут русские и пусть играют постоянно! Ошибаюсь? Возможно. Но ничто пока не убеждает меня в обратном. Набирали бы мы сборную из 3600 человек — да пусть приезжают хоть все легионеры мира. Но у нас — 36! Спорим до хрипоты, элита мы или нет. Послушайте, элита — это четвертьфиналисты чемпионатов мира и Европы, 10–12 команд. Потому еще штук 30 — второй эшелон. А мы где? В шестом десятке. Пока. Рядом с Ираком, Зимбабве и Австралией. Как эти слои ни назови, они далеки от элиты. И почему в России принято считать, что проигрыш Катару — не наш уровень, в толк не возьму. А какой тогда наш? Кому мы еще не проигрывали, чтобы глаза у нас, наконец, прозрели?

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ. «Советский спорт», 12.11.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru